Кубок СССР. Продолжение

Футбол 
16
3
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Аксель Вартанян
Аксель Вартанян
Историк/статистик
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Нодар Ахалкаци бьет без промаха»
№ 8284, от 18.09.2020
Летопись Акселя Вартаняна. 1979 год. Часть восьмая.

Нодар Ахалкаци бьет без промаха

Беглый отчет о зональном этапе Кубка я представил вам в прошлый раз. Сработали организаторы быстро, за 13 мартовских дней. Спустя неделю, не дав перевести дыхание, продолжили уже по олимпийской системе, экстремальной.

Столь раннее начало четвертьфианалов объяснить сложно. Команды сырые, как и поля, к сезону не готовые, неустойчивая, непредсказуемая погода, гораздая на сюрпризы, подвергает неокрепшие площадки и футболистов, нещадно их «утюживших», жестким испытаниям. Почему бы не сыграть эти четыре матча летом, межу турами или кругами, когда тренеры определились с составами, футболисты обрели необходимые кондиции, стабилизировалась игра, привели в надлежащий вид (насколько это возможно) поля, устаканилась, включив мягкий, толерантный режим, погода. Художественная ценность, помноженная на спортивную составляющую, повысила бы остроту восприятия непредсказуемых, бескомпромиссных поединков до «первой крови» многократно.

А так пришлось играть с учетом ранней весенней поры в южных регионах. В самом из них северном, в Мукачево, схлестнулись киевское

«Динамо» и ЦСКА

Киевляне в этом закарпатском городе, находящемся в границах Украины, выступали в роли хозяев. Соперники — самые на предварительном этапе (наряду с московским «Динамо») непробиваемые. И в очном их поединке щит оказался крепче меча, коим не очень-то интенсивно размахивали. Посему игра выдалась не шибко «смотрибельной», из разряда истинно кубковых, квалифицированных в отчетах как «боевые, упорные и напряженные».

Боязнь ошибки, которая может оказаться решающей, чувствовалась в действиях обеих команд и снижало впечатление от встречи, да и качество поля тому способствовало: накануне в Мукачево лил дождь, обильно его оросивший. С утра на протяжении нескольких часов сушил газон вертолет, уступив место каткам, старательно его утрамбовавшим. Но довести поляну до нужных кондиций не удалось, слишком мягкой оставалась. «Впечатление порой складывалось такое, будто под ногами у футболистов тонкий лед — одно неверное движение, и можно провалиться в прорубь», — сообщал из Мукачева очевидец, корреспондент спортивной газеты Геннадий Ларчиков.

События на этом поле разворачивались неторопливо, оборона, как было сказано, доминировала над атакой. Фортуна, долго взиравшая на унылое зрелище, выдавила из себя обращенную к гостям улыбку. Расценив ее как сигнал к активным действиям, армейцы мигом развернули массированную атаку, завершенную точным ударом Колповского — 1:0. Тренер гостей Сергей Шапошников ожидал после перерыва повышенной активности киевлян. Как реагировать: переключиться в попытке удержать победный счет на оборону или играть, как прежде? Коуч не ошибся, натиск последовал, но не больно настойчивый. Увидев, что бойцы уверенно с ним справляются, менять ничего не стал.

Все же киевляне были близки к успеху. После того, как полузащитник ЦСКА Тарханов не использовал «буллит» (выйдя один на свидание с Роменским, бесхитростно пробил во вратаря), могли, вернее, обязаны были забивать Бессонов, Лозинский и Блохин. Судьба армию хранила: по голевым моментам — 3:1 в пользу Киева, по факту победа ЦСКА — 1:0.

В том же регионе, во Львове, состоялась единственная на этой стадии встреча «первоклашек»

«Карпаты» — «Памир»

Футболистов теплолюбивого Душанбе Львов встретил очаровательным зимним пейзажем: все вокруг — улицы, тротуары, крыши домов, стадион «Дружба» с вместительными трибунами и стандартных размеров полем, — нежилось под ровным слоем свежевыпавшего снега. Однако днем белое покрывало под воздействием выглянувшего солнышка подтаяло, а вечером природа, вспомнив в связи со сменой времен года об изменившихся обязанностях, разразилась настоящей весенней грозой со всеми вытекающими последствиями — громом, молнией и обильным дождем.

Работники стадиона с ног сбились, старались всеми доступными подручными средствами спасти игру. И это, так посчитал арбитр из Калуги Юрий Игнатов, им удалось. Поле признал приемлемым для игры, а после ее завершения подтвердил письменно: «Состояние газона на ход матча и его исход существенного влияния не оказало».

Шансом выйти в полуфинал хозяева воспользовались сполна: воодушевленные поддержкой до предела заполненных 40-тысячных трибун, обрушили на ворота гостей стихию, по разрушительным последствиям похлеще природной. Свирепствовал «громовержец» Степан Юрчишин: в течение получаса (с 14-й по 44-ю минуты) он трижды поразил ворота голкипера Карасева. Все три раза — головой. Голы на любой вкус: в прыжке, в падении через себя... Ни разу не повторился.

Игра потеряла смысл, вопрос о полуфиналисте решился досрочно. Матч все же доиграли, так в футболе положено. И секунд за десять до конца гости забили (употреблю расхожее выражение, с коим категорически не согласен) гол престижа — 3:1.

Все бы ничего, да испортила впечатление от убедительной победы прикарпатских футболистов группа горлопанов. Корреспондент львовской газеты «Ленинська молодь» М.Тороповский описал художества хулиганов, бросавших на поле предметы, классифицированные судьями как «посторонние»: «Гремели петарды, что-то искрилось, горело...». Журналист поименно назвал задержанных и осужденных народным судом Ленинского района. Наказали не как сегодня. Ныне суд вершит КДК, ограничиваясь символическими штрафами из кассы клубов, а так называемая группа фанатов, изображающая из себя горячих поклонников команды, вне пределов ее компетенции. Тогда же реальные сроки получили более десяти человек. Среди них представители рабочего класса, учащийся техникума, лаборант пединститута...

В центре Закавказья, в Тбилиси, хозяева принимали вернувшиеся после годичного перерыва в элиту куйбышевские «Крылышки».

«Динамо» — «Крылья Советов»

Встреча, исход которой был предрешен, собрала 50 тысяч зрителей. Протекала она спокойно. Обе стороны исполняли заранее распределенные неведомым режиссером роли. Обреченные гости вели себя подобающе, на непререкаемый авторитет чемпиона не покушались. А тот держался уверенно, с чувством собственного достоинства, самолюбие волжской команды щадил, в каждом тайме забил по голу и, приняв безоговорочную капитуляцию, покинул поле. Чуть было не сказал «боя». Борьбы как таковой не было.

Вас, нисколько в том не сомневаюсь, интересует исход самого громкого во все времена московского дерби, правда, с годами в силу ряда причин несколько потерявшего изначальную прелесть, но все еще с притягательной вывеской

«Динамо» — «Спартак»

Далеко от Москвы придется путь держать — в Среднюю Азию. Волею судьбы, оказавшейся под сильным влиянием чиновников, этот матч на столь высокой кубковой стадии состоялся в далеком от родных мест казахском Чимкенте, обжитом на предварительном этапе динамовцами, формальными хозяевами поля и стадиона с идейно выдержанным названием — «Имени 50-летия Октября». Осенний месяц, сыгравший в судьбе России трагическую роль (отголоски и в наши дни ощущаются), писали с прописной буквы. По собственной инициативе я бы, уважая правила русского языка, этого делать не стал, но нарушать бытовавшие в то время понятия не волен.

А погодка-то выдалась прелестная: солнечно, 20 градусов тепла, люди пришли на стадион, одетые по-весеннему — в рубашках, платьях. Много народу собралось — 30 тысяч. Не всегда такая благодать была. На зональном этапе всяко случалось, снег валил, морозило... А тут, готовясь к встрече уважаемых московских гостей, небесное светило в лучших традициях обитавших под его ласковыми лучами гостеприимных жителей, вышло из-за туч и мигом испарило влагу, высушило все вокруг. Переусердствовало, однако. Поле, само по себе кочковатое, стало чрезмерно жестким, травмоопасным, да и работать на такой поверхности, мяч укрощать, пасы точные отдавать, по воротам прицельно бить — проблематично. В общем, все не свое, не московское. Кроме судейской бригады, возглавляемой Валерием Баскаковым.

Динамовцы, подзарядившись в ненавистных нам американских штатах, вернулись на родину посвежевшие, в себе уверенные, непробиваемые: в пяти кубковых матчах «сухими» ворота держали. Но это «Спартак», любящий и умеющий забивать. Однако и ему бело-голубая защита не по зубам оказалась, как, впрочем, и атака. Начисто переиграла «Динамо"-машина» своего «заклятого друга», безжалостно переехала — 3:0. Никто такой прыти от нее не ожидал. Еще до перерыва три гола положить могли, но удовлетворились одним. А на последней минуте тайма, когда Баскаков на точку, что в динамовской штрафной, показал, «Спартак» и отыграться мог. Долго совещались, решали, кому бить. Когда определились, время истекло. Правилам разрешали произвести только один удар. Исполнил защитник Букиевский. Надо сказать, неудачно. Гонтарь среагировал, мяч отбил. Первым к нему успел Шавло и добил в сетку. Но Баскаков время уже остановил и гол отменил. Все верно, по закону, вопросов не возникло.

Во втором тайме ничего не изменилось, динамовцы продолжали давить и довели счет до крупного. По тому, как игра складывалась, результат закономерен. Еще раз о кочках. Не знаю, как «Спартак», но динамовцы не жаловались. Скорее наоборот. Привыкли к ним, во время зонального турнира полюбили даже. Любовь оказалась взаимной: бугристое, ущербное поле им и подыграло. В чем новобранец команды Николай Латыш признался после игры: «Видели, как мы использовали кочки на поле? Мяч подпрыгивает, мы бьем, и голы красивые получаются». Сущая правда.

Тридцать третья минута. Гершкович прорвался по флангу и выдал миллиметровой точности пас на набегавшего Латыша. Мяч ударился о бугор и подскочил. Латыш, привыкший к подобным каверзам, приноровился и с полулета вогнал его в верхний угол. Эффектно получилось. Ситуация, уже с другими исполнителями, повторилась на 57-й минуте. Газзаев, терроризировавший спартаковскую оборону, прострелил: кочка, отскок, и Петрушин, ловко сложившись, пробил безупречно. Закрыл счет через шесть минут Максименков сильным ударом метров с двадцати.

«Спартак» мнения динамовцев о прелестях чимкентского поля не разделил. Одни от него неприятности. Вот и Хидиятуллин из-за злополучной кочки травмировался и оставил товарищей в меньшинстве: Бесков две замены уже произвел.

Нагрузка на кубковый турнир и его участников выпала громадная: пять туров зонального этапа и четвертьфиналы пролетели за двадцать мартовских дней. Вконец измотанный Кубок (на нем «лица» не было), серебристо-хрустальный красавец о четырех ногах, попросил тайм-аут. Уважили, дали — не простой, долгоиграющий, трехмесячный. Оба полуфинала состоялись в Москве в первой декаде июня. Девятого — армейцы своем стадиончике принимали грузин.

ЦСКА — «Динамо» (Тбилиси)

Всего четыре дня тому назад эта пара выясняла отношения на том же поле, в матче чемпионата. Тогда гости потерпели первое поражение. Теперь турнир другой и отношение к нему иное. В первенстве потеря двух очков поправима, Кубок, вступив в смертельно опасную стадию, непримирим, ошибок не прощает. Тренер ЦСКА Сергей Шапошников следовал негласной в футболе истине — состав победителей не меняют. Его коллега, Нодар Ахалкаци, произвел всего две замены, но они существенно изменили схему расстановки игроков, как следствие, и тактику.

Опустив форварда Шенгелию в среднюю линию, он преобразовал привычные 4-3-3 в 4-4-2. Ту же предпочел соперник. Схемы вроде схожие, а трактовка разная. Если основную нагрузку вынесли на себе защита и хавбеки армейцев, то у гостей, намного чаще владевших мячом, в постоянном движении форварды и активно помогавшие им хавбеки. С большим давлением внимательно и осмотрительно игравшие хозяева не без труда, но все же справлялись. Динамовцы, безраздельно владея территорией, остроты создавали мало, а дальние удары цели не достигали.

Возможно, армейцы попытались бы как-то изменить ход игры, что-то дельное создать в контратаках. Но нежданно-негаданно Фортуна, видимо, в награду за стойкость и терпение сделала им подарок, которого не заслуживали. Всегда рассудительный Александр Чивадзе почему-то нервно среагировал на шальной навес в тбилисскую штрафную и решил мирно летевший мяч сбросить грудью вратарю Гогия, который уже вышел из ворот, чтобы прервать его полет. В итоге — автогол.

Теперь хозяевам было что защищать, и они с еще большим рвением продолжали вести оборонительную окопную войну. Да и приметы им благоприятствовали. До игры статистик Константин Есенин напомнил: из пяти предыдущих меж ними кубковых встреч судьбу четырех решал единственный гол. Вроде бы все в порядке, гол забит, норма выполнена. Грузины так не считали. Им бы к добротной технике еще и задора добавить, темперамента, коими природа одарила. Добавили. После перерыва.

У ворот Астаповского стало жарко. Дважды судьба его хранила, пару раз и сам с блеском парировал смертельные угрозы. А когда защитник, не справившись с Кипиани, сбил его с ног в пределах штрафной, бакинский арбитр Азим-заде уверенно показал на точку. Экзекуторов у динамовцев хватало. В последнее время не знал промахов Гуцаев, выбил шесть из шести. Ему и мяч в руки. А тут угодил в перекладину. Спустя время спросил у соседа (уже на новой его квартире) — что ж такое, как же так? «Вдруг стало страшно, — честно ответил. — Раньше такого не было. Смотрю — ворота маленькие, а огромный Астаповский, расставив руки, закрыл их, только две «девятки» не охватил. Целил в левую от него. Не получилось, попал в крестовину».

Зато партнер, Виталий Дараселия, попал, куда надо. Минуты не прошло, как пробил в тот же левый от вратаря угол, только в нижний — 1:1. Это был первый пропущенный армейцами кубковый гол. Второй последовал минут через двадцать, в самом начале дополнительного времени. Как говорится, пришла беда — открывай ворота.

Уверенно игравший Астаповский их и открыл. На банальный фланговый навес поспел первым, но мокрый после недавно прошедшего дождя мяч выскользнул из его цепких рук и оказался у ног Кипиани. Легкий пинок — 2:1. Подвели армейцев прорицатели-звезды. Когда это поняли, помчались отыгрываться. И тут же момент возник: с ударом Дубинина Гогия справился, а Чесноков, он первым рванул к мячу, летевшему метрах в трех от ворот, с ним разминулся.

Чемпион — в финале. С кем дело иметь придется? Ответ получат на следующий день, десятого июня после игры

«Динамо» (Москва) — «Карпаты»

Фаворит — «Динамо». Не обсуждается: имя звучное, статус высокий, награды многочисленные, регалии, к тому же поле свое, что немаловажно. Но это Кубок, излишне напоминать о его коварном, непредсказуемом нраве. На пакости всякие горазд, сюрпризы. Что в этот раз выкинет? Ровно десять лет тому назад, в 69-м, вывел эти самые «Карпаты» (он тогда классом ниже, как, впрочем, и сейчас, обучался) в финал. И с ним же после игры во Львов, город-красавец, прокатился. Там ему без протекции, без блата, минуя чиновничьи препоны, с превеликим удовольствием годовую прописку обеспечили. Почему бы десятилетний юбилей в том же Львове не отпраздновать с Кубком, с наполненным в его хрустальном чреве шампанским (не уверен, что ничего больше туда не добавляли).

От досужих, для кого-то приятных воспоминаний вернемся в реальность. Конкретно — на стадион, «Торпедо», где все и решится. Почему зову вас на Восточную улицу, повторять не буду, свой стадион, динамовский, все еще к предстоящей в 80-м московской Олимпиаде готовился, перед встречей с гостями забугровыми прихорашивался. Результата, как и во вчерашней игре, пришлось ожидать два часа — в отпущенные полтора не управились. И счет первого полуфинала повторился.

По футбольному образованию — «физике», технике, тактическим познаниям — мало в чем гости динамовцам уступали. Что игра и подтвердила. Хозяева начали активно, но, получив материальный перевес (гол на 17-й минуте забил Газзаев), умиротворились. Однако и львовяне, овладев территорией, ключик к воротам Гонтаря не скоро подобрали. Одну из причин объяснил на страницах «Советского спорта» (от 13 июня) Леонид Пахомов: «Не могу не отметить, что в выборе средств многие динамовцы не стеснялись прибегать к откровенной грубости, что, разумеется, не делает им чести. Пожалуй, больше всех синяков и шишек достались лучшему бомбардиру «Карпат» Юрчишину, которого опекал Никулин. Я, например, пытался сосчитать число штрафных ударов за нарушения Никулина, но сбился со счета уже в первом тайме». В таком же ключе действовал и напарник его, «доблестный защитник отечества» Новиков.

Во втором тайме мало что изменилось в характере игры, в действиях пары динамовских защитников и в поведении наделенного природой редкой терпимостью калужского арбитра Юрия Игнатова (за какие заслуги так часто его на ближних подступах к финалу привлекали?). За 120 минут он показал добрым молодцам по одной желтой карточке и больше к ней не прикасался, даже на 88-й минуте, когда Юрчишин пытался, но так и не смог вырваться из цепких объятий Никулина. Правда, пенальти (дело происходило в динамовской штрафной) арбитр все же назначил. И на том спасибо. Полузащитник гостей Бондаренко, добротно сделав свою работу, продлил матч на полчаса.

Это был второй 11-метровый. Первый тринадцатью минутами ранее поставил Игнатов в львовские ворота. Александр Максименков мог снять напряжение, прекратить страдания клубного руководства, динамовских поклонников и товарищей по команде, однако тезку своего, голкипера Швойницкого, переиграть не сумел.

Александр динамовский очень старался снять с души тяжелый грех. Это ему удалось на 108-й минуте: с его выверенной передачи победный гол забил опять-таки тезка, уже московский, — Александр Минаев. В финале — одноклубники.

Москва — Тбилиси

Состоялся через два месяца, 11 августа, спустя шесть дней после заключительного матча футбольного турнира Спартакиады народов СССР: Москва — Грузия. Сейчас они вновь будут оспаривать престижный приз, уже другой и в другом турнире. Грузины в том же составе, москвичи в видоизмененном.

Накануне встречи вновь феерил Константин Есенин, обрушив на болельщиков ворох цифр, касаемых взаимоотношений одноклубников в кубковых игрищах с вытекающими выводами и, естественно, прогнозами. Константин Сергеевич умел подавать разнообразнейшую цифирь с особым смаком — красиво, убедительно. «Звезды» благоволили москвичам. Довольно часто его прогнозы сбывались. Как-то на сей раз получится? Скоро узнаем. Что же до содержания игры, зрелищности, скажу прямо — не удалась.

Очень уж измотаны были ребята только что отгремевшими спартакиадными боями, особенно тбилисцы (у москвичей полную нагрузку испытали несколько футболистов). Грузины же с 16 июля по 5 августа в чемпионате, особенно на Спартакиаде, молотили через каждые два дня и в течение неполных трех недель сыграли восемь матчей. Спустя еще шесть возник финал Кубка. Итог — десять матчей за 26 дней. Не до жиру — быть бы живу.

Эстетам игра удовольствия не доставила, зато ценящие в футболе внутреннее напряжение остались довольны — было его в избытке. Результат — нулевой, что и табло электронное подтвердило. Самое захватывающее случилось по истечении двухчасового игрового времени — в послематчевой 11-метровой нервотрепке. Вместо обычных десяти палили в общей сложности 14 раз. Начали за упокой, с трех холостых выстрелов Кипиани, Маховикова и Гуцаева. После двух удачных попыток вновь осечка — у Петрушина. Серия завершена — 3:3. Теперь — до первого промаха. Капитан тбилисский, Манучар Мачаидзе, и недавний глава РФС Николай Толстых (тогда, вы правы, он еще в футбол играл) точны — 4:4. Как и Сулаквелидзе. Москва горит — 4:5. Спасать столицу, гасить пожар поручено Валерию Газзаеву.

Через шесть лет, весной 85-го, московские динамовцы готовились на базе тбилисцев в Дигоми к еврокубковому матчу с греческой «Лариссой». В свободное от преподавательской работы время я посещал тренировки «Динамо», беседовал с Александром Севидовым, игроками и, пользуясь случаем, спросил у Валерия Георгиевича о том, оказавшемся последним, пенальти. Суть услышанного: когда подходил к мячу, почувствовал — ноги ватными стали и страх: вдруг не забью. Не забил. Отар Габелия, отразивший до этого два пеналя, сделал вратарский хет-трик и стал героем матча. 5:4 — победа!

Послушаем измотанных, еле на ногах державшихся, но безмерно счастливых победителей. Тема одна — пенальти забитые и незабитые.

Только Хинчагашвили к беседе не расположен, едва выдавил из себя: «Интервью? Обратитесь к Габелия».

Обратились. Отвечал охотно. Еще бы. Перевозбужден, счастлив, душа поет, на коне, герой, Кубок — дело его рук. Готов поделиться переполнявшими все его существо чувствами. И на фоне осунувшихся товарищей свеж. Оно понятно, носиться по полю из конца в конец не его забота, да и соперник в игре не очень напрягал. Говорил темпераментно. И о том, о чем не спрашивали: «Никогда не думал, что семь пенальти за несколько минут доставят удовольствие. Во время игры волновался, а перед одиннадцатиметровыми не очень, заставил себя быть хладнокровным. Я почему-то решил, что если не забьет Газзаев, мы победим. А три отраженных пенальти для меня не рекорд. Во второй лиге, когда играл за сухумское «Динамо», в такой же серии четыре взял».

Вице-герой — Сулаквелидзе, его точный удар стал победным: «До этого случая я вообще ни разу в жизни пенальти не бил. Но почему-то уверен был, что забью. Даже хотел, чтобы Манучар выбрал меня, но подсказывать капитану в такой момент постеснялся».

Защитник не решился, чего не скажешь о журналисте: «Почему же выбрали Сулаквелидзе?» — обратился к Манучару. «Потому что у брата судорогой мышцы свело. На Тенгиза я глянул, а он взгляд не отвел. У нас к концу игры чуть ли не полкоманды были с травмами. Как еще только доиграли...»

И Чивадзе получил повреждение, но от предложения пробить не отказался: «Бил больной ногой, но вспомнил о ней, когда мяч был уже в сетке».

Дараселия: «Был момент в игре, когда я пожалел, что меня не заменили. Но замены уже сделали, надо играть. А пенальти бить совсем не боялся, уверен был, что забью». «А я наоборот, — это Шенгелия, — нервничал ужасно, думал, что не забью. Но что делать? Струсить? Это еще хуже, чем не забить».

К неудачникам подходить неудобно. Да какие они неудачники. Не смогли Гонтаря переиграть, но Кубок ведь взяли! Настроение отличное, спрашивайте, ответим.

Гуцаев: «Я подошел к мячу с уверенностью, что забью. И вдруг в последний момент решил бить в другой угол. А зря».

С Кипиани случилось то, что произойдет в конце перестрелки с Газзаевым: «Но ведь и я был уверен, что забью, говорил Давид журналисту, — потому и пошел первым. А тут ноги словно ватные стали...».

В пяти за четыре года чемпионатах под руководством нового тренера Нодара Ахалкаци тбилисцы дважды выиграли Кубок и положили в него три комплекта наград разного достоинства: две бронзы, серебро и золото. Ни одного промаха, все выстрелы ложились в цель. Не поскупимся на аплодисменты. И еще не вечер, чемпионат продолжается.

«Динамо» (Москва) — «Динамо» (Тбилиси) — 0:0 (4:5 — по пенальти).

Голы: Кипиани — 0:0 (вратарь). Маховиков — 0:0 (вратарь). Гуцаев — 0:0 (вратарь). Максименков — 1:0. Чивадзе — 1:1. Петрушин — 1:1 (вратарь). Дараселия — 1:2. Павленко — 2:2. Шенгелия — 2:3. Бубнов — 3:3. М.Мачаидзе — 3:4. Толстых — 4:4. Сулаквелидзе — 4:5. Газзаев — 4:5 (вратарь).

«Динамо» (М): Гонтарь, Ловчев, Никулин, Бубнов, Маховиков (к), Петрушин, Толстых, Максименков, Минаев, Колесов (Павленко, 75), Газзаев.

«Динамо» (Тб): Габелия, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хинчагашвили, Муджири (Какилашвили, 60), Г.Мачаидзе, Коридзе (Кипиани, 46), М.Мачаидзе (к), Дараселия, Гуцаев, Шенгелия.

Предупрежден Толстых.

Судьи: Ступар (Ивано-Франковск). Вихров (Киев), Сергиенко (Харьков).

11 августа. Москва. Центральный стадион им. В.И.Ленина. 65 000 зрителей.

Аксель Вартанян

vs
16
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта