Бокс/ММА

19 января, 15:30

Муки Дэна Хендерсона из-за перелома челюсти: три неудачные операции, гной, тугие мышцы не давали кости срастись

Бывший боец UFC Хендерсон рассказал о проблемах с челюстью
Никита Горшенин
Корреспондент отдела единоборств
В итоге послал врачей.

15 мая 1998 года Дэн Хендерсон дебютировал в UFС. Он провел сразу два боя за вечер: против Аллана Гоуса и будущего чемпиона организации Карлоса Ньютона — и одержал две победы решением.

Дались они ему с огромным трудом: Хендо трижды побывал в нокдауне и получил тяжелый перелом челюсти после удара Ньютона. Последствия перелома привели к адской многомесячной эпопее: Дэн несколько раз неудачно оперировался, инфицировался, потерял килограммы мышечной массы и пережил жуткий стресс. В итоге он отказался от лечения и решил дать челюсти заживляться самой. Эту невероятную историю Хендерсон описал в своей книге Hendo: The American Athlete.

Дэн Хендерсон
Дэн Хендерсон.
Фото Getty Images

***

«Мне сломал челюсть Карлос Ньютон правым прямым. Сначала врачи в Мобайле (город в Алабаме, где проходил бой. - Прим. «СЭ») не могли понять, сломана она вообще или нет. Они сделали мне рентген больше 10 раз, но так и не определили, есть ли перелом. Эти ребята были *** какими некомпетентными. Напоследок они сказали: «Когда вернетесь в Калифорнию, сходите к своему врачу, чтобы было второе мнение».

Когда я вернулся в Золотой Штат, я сразу же направился к врачу, чтобы понять, почему моя челюсть стала ощущаться как желе. Из-за безграмотных врачей в Алабаме я уже был настроен скептически по поводу доктора в Калифорнии. Я не хотел, чтобы мне опять 100 раз сделали рентген и ничего не поняли.

«У вас, определенно, перелом и дислокация челюсти. Нужна операция. Необходимо зашить челюсть, чтобы началось заживление», — сказал врач. На следующий день он провел операцию, встроив металлическую пластину и зашив мне челюсть проволокой, как будто я Робокоп. Я никогда много не говорил, но теперь у меня не было другого выбора, кроме как совсем заткнуться. Доктор сказал, чтобы я вернулся через два дня и следил за тем, чтобы не шевелить сильно ртом. Два дня я питался через соломинку. Иногда челюсть чесалась в местах, где мне вшили проволоку, но почесаться я не мог. Это сводило с ума.

Когда я вернулся к врачу, он сказал: «Я посмотрел рентгены — по какой-то причине челюстная кость снова вышла из сустава». — «Что за ***?», — промямлил я. «Нам придется снова перешить челюсть, а потом опять сделать операцию. Но операцию будем делать через 10 дней, сначала походите с проволокой». ***, опять есть через соломинку. За последующие 10 дней я потерял 10 фунтов мышечной массы. Они провели новую операцию, соединив челюстную кость с костной лункой.

Я думал, на этом, наконец, всё, но оказалось, что не всё. В рот попала инфекция, начало нагнаивать, и в итоге я выплевал полстакана гноя. Это было омерзительно. Доктора посадили меня на новую порцию антибиотиков. Но когда я вернулся в больницу, меня ждали еще более дерьмовые новости. «Дэн, мне неприятно это говорить, но челюсть снова разошлась. Дело в том, что твои мышца рта выталкивают челюстную кость из сустава. Честно, я никогда такого раньше не видел. У тебя настолько плотные и напряженные мышцы, что нам придется опять делать операцию, чтобы поставить челюсть на место».

Три операции за месяц. Надеюсь, в этот раз эта херня сработает. Но прошло 30 дней после новой операции, и все повторилось. Мышцы опять вытолкнули кость. Врач сказал, что нужно делать четвертую операцию. «Я пас, док. Оставляем все как есть». Доктор удивился. «Что? Твоя челюсть не на месте. Чтобы она зажила, нужно вернуть ее на место».

Я ответил: «Все нормально, док. Я справлюсь. Спасибо». И я вышел из его кабинета. Я был сыт по горло операциями. Мне все равно, что челюсть у меня выглядела как у Франкенштейна. Я решил, что челюсть сама живет, и она зажила. Мышцы возле рта, щеки и вокруг челюсти начали образовывать рубцовую ткань, которая создала собственную лунку для челюстной кости.

Челюсть не зажила должным образом, но мне это не слишком мешало. Мне было главное, чтобы появилась какая-то стабильность в челюсти. Бывали случаи, когда мне потом попадали апперкотом в челюсть, и тогда я чувствовал, что она немного ходит туда-сюда в новой лунке. Такое случалось несколько раз в карьере, но не особо часто. Даже сегодня, когда я спаррингую, я не обращаю на это внимания».