Статьи

Газета № 7693, 28.07.2018
Совет международной федерации (ИААФ) в Буэнос-Айресе оставил в силе временное отстранение Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), что позволит нашим спортсменам выступить на чемпионате Европы только в нейтральном статусе.

Глава рабочей группы ИААФ по "российскому" вопросу Руне Андерсен внешне напоминает университетского профессора. Седовласый, респектабельный, с поставленным голосом со стальными интонациями. Тональность его выступлений тоже похожа на обращение к нерадивым студентам. Представьте, что речь идет не о карьерах сотен российских легкоатлетов, а о подготовке к сессии. Все стандартно: "профессор" ругался и угрожал, "студенты" испугались, и вот он – желаемый результат.

– В прошлый раз я говорил, что российская сторона добилась недостаточного прогресса и, если так пойдет и дальше, возможны дальнейшие санкции вплоть до полного отстранения и запрета для спортсменов выступать даже в нейтральном статусе, – заявил Андерсен в Буэнос-Айресе. – Рад констатировать, что то послание произвело эффект. Был достигнут заметный прогресс в выполнении наших требований, и в некоторых аспектах было сделано даже больше, чем требовалось. Мы благодарим президента ВФЛА Дмитрия Шляхтина.

ТРИ УСЛОВИЯ ТАК И ОСТАЛИСЬ НЕВЫПОЛНЕННЫМИ

Андерсен манипулирует фактами и документами с ловкостью не профессора даже, а настоящего фокусника. Как ни старайся, но принципиальной разницы в работе ВФЛА в преддверии мартовского выступления, когда прозвучала страшная угроза, и сейчас – не обнаружить. Наша федерация тщательно и муторно отвечает на все многочисленные запросы, строчит сотни страниц объяснений, проводит антидопинговые семинары и тому подобное.

Но три главных условия ИААФ не были выполнены ни тогда, ни сейчас. Это, как отметил Андерсен:

– финансовая компенсация ИААФ за все затраты, понесенные в связи с расследованием обвинений Григория Родченкова, деятельностью комиссии по допуску наших атлетов в нейтральном статусе и рабочей группы;

– официальное признание докладов Макларена и Шмида, конкретно в части того, что преступный сговор и манипуляции с допинг-пробами производились при участии руководителей министерства спорта;

– выдача проб из Московской лаборатории, которые были опечатаны Следственным комитетом в рамках расследования уголовного дела против Родченкова.

С первой частью все более или менее понятно. Точной суммы компенсации пока не готова назвать сама ИААФ, а наша федерация взяла на себя обязательства все заплатить, когда восстановление, наконец, произойдет. Но как оно может случиться, если Андерсен по-прежнему настаивает на признании Макларена и выдаче проб, с трудом можно себе представить.

ПРЕЖДЕВРЕМЕННАЯ ЭЙФОРИЯ

Выступление Андерсена стало одним из первых по-настоящему жестких и ультимативных в отношении России за последнее время. После того как Международный олимпийский комитет (МОК) восстановил нас в правах и вернул возможность участия в Играх под флагом страны, многим показалось, что самое страшное позади.

Действительно, Олимпийский комитет России спокойно выбрал нового президента – Станислава Позднякова, и выстраивает дружеские отношения с МОК. Министр спорта Павел Колобков после смены правительства сохранил свой пост и вроде бы тоже пребывает в позитиве. Страна с грандиозным успехом приняла чемпионат мира по футболу, воспоминания о котором до сих пор греют душу. Какие тут опечатанные пробы, какое признание доклада Макларена? Ощущение, будто нас пытаются вернуть на годы назад, в точку, из которой мы давно уехали.

Между тем на признании Макларена и выдаче проб настаивает не только Андерсен, но – что гораздо важнее – Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА).

– ВАДА согласно с нами, что признание крайне важно, – заявил Андерсен. – Иначе как мы можем быть уверены, что преступный сговор не повторится в будущем и допуск российских спортсменов не повлияет на целостность соревнований?

Невозможно себе представить, чтобы министерство под руководством Колобкова признало участие в сговоре своих бывших начальников. Этого точно не произойдет никогда. Максимум, на что мы способны – это признание докладов Шмида и Макларена в некоторых их частях, без упоминаний участия государства. Такое признание в обтекаемых формулировках уже было сделано, но к сожалению, ВАДА и вместе с ним Андерсена оно не удовлетворило.

Так что положение ВФЛА по-прежнему остается очень шатким. Например, в прошлый раз Андерсена и рабочую группу возмутило появление дисквалифицированного тренера Виктора Чегина на сборах ходоков. За последний период таких "косяков" больше не было, и Андерсен с удовлетворением констатировал: "Мы уверены, что проблема соблюдения условий дисквалификации и отстранения решена. ВФЛА очень много работает для того, чтобы преодолеть допинговую культуру, особенно в отношении молодых спортсменов. Мы ценим эту работу и надеемся, что она будет продолжена".

Не хочется каркать, но в реальности появление какого-нибудь нового Чегина на очередных сборах – дело случая. Как бы тяжело и много ни трудились в ВФЛА над формированием антидопинговой культуры, застраховаться от единичных дураков невозможно. А их, на самом деле, пруд пруди, стоит посмотреть хотя бы список последних дисквалификаций. Спортсмены, которым нет еще и 20 лет, попадаются на анаболиках из прошлого века. И это отнюдь не вина ВФЛА, а беда.

Уже очевидно, что Андерсен – фигура скорее политическая. Не случайно он также является советником норвежского министра и вице-президента ВАДА Линды Хеллеланд. Норвежка уже заявила о своем желании баллотироваться на пост президента ВАДА в ноябре следующего года. По отношению к России она высказывалась крайне негативно.

Так что оценки Андерсена будут полностью зависеть от того, как сложится ситуация в целом. Удастся нам все-таки найти компромисс с ВАДА – и даже появление Чегина собственной персоной на сборе будет расценено только как единичный прокол, а не система. Если же нет, не исключено, что Андерсен вскоре опять перейдет на путь угроз. И выступление наших спортсменов так и будет до последнего висеть на волоске перед любым крупным турниром.

БЕЛОРУССИЯ И УКРАИНА В ЧИСЛЕ ДОПИНГОВЫХ СТРАН

Президент ИААФ Себастьян Коэ также рассказал о принципиально новой системе борьбы с допингом, которая была разработана организацией. В ее основе лежит действительно инновационная идея, аналогов которой пока нет среди олимпийских видов спорта.

Итак, теперь ИААФ разделит все признанные национальные федерации (то есть отстраненная Россия в их число не войдет) на три категории. В категорию А, где риск употребления спортсменами допинга наиболее высок, попали четыре страны – Кения, Эфиопия, Белоруссия и Украина. Спортсмены из этих стран смогут выступать на международных соревнованиях только при условии, если сдадут как минимум три внесоревновательных допинг-теста в течение предшествовавших десяти месяцев.

На практике эти условия идентичны тем, при которых соревнуются россияне. Только у наших спортсменов права на собственный флаг пока нет, а у африканцев, белорусов и украинцев – будет. Но будут и наши же проблемы: скажем, сборная страны на чемпионате мира – это более полусотни атлетов. Далеко не все они входят в международный пул тестирования ИААФ, и соответственно, брать внесоревновательные пробы у этих спортсменов должно национальное антидопинговое агентство соответствующей страны.

А вот с этим все будет непросто. Например, согласно отчету ВАДА, за весь 2017-й год в легкой атлетике антидопинговое агентство Украины взяло 202 внесоревновательные пробы, Белоруссии – 216. Нетрудно подсчитать, что если взять только 10 месяцев и по три пробы на человека, то количество спортсменов выйдет крайне ограниченным.

Газета № 7693, 28.07.2018
Перейти к комментариям
5
Загрузка...
Новости по теме