Новости

/ Пхенчхан-2018 / Керлинг

Российский керлингист Александр Крушельницкий, вместе с женой Анастасией Брызгаловой лишенный бронзы Олимпиады-2018 из-за положительной допинг-пробы на мельдоний, в интервью "СЭ"  отметил, что приходилось следить за каждой бутылкой.

– Паранойя не разовьется у спортсменов после вашего случая?

– А у нас два года и было что-то на нее похожее. Следили за каждой бутылкой.

Анастасия: – Вспоминаю, Саша чуть отойдет от своей бутылки с водой, я в крик: "Где твоя бутылка?!" – "Да вон она" – "Что ты ее оставил?!"

Александр: – Честно говоря, я в этом плане был даже внимательнее, чем Настя. У нас были особые бутылки – назвали "соской". Металлические. Как покупаем воду – туда переливаем. Удобные и большие. На всех турнирах с нами.

– Говорят, МОК знал о положительной пробе еще до матча за бронзу. Но позволил вам сыграть. Это правда?

– Да. Нам казалось – странно. Уже 12 февраля стало известно, что проба Насти отрицательная. С моей же тянули и тянули. Потом нам объяснили, как собирают пробы, прогоняют через машину. Проверяют по всем запрещенным группам. Если одна вызывает подозрения, достают и проверяют тщательнее. Слишком ответственное дело – объявлять о проваленном допинг-тесте. Думаем, тут злого умысла не было. Сутки на пробу "А", двое – на пробу "Б". Затем CAS. Ну как не дать сыграть? Всё же взвешивают…

– Узнав про допинг, заснуть ночью смогли?

– Только под утро. Плохо было, что и говорить… Даже с трудом вспоминаю, все как во сне. (Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ)

Полная версия интервью Александра Крушельницкого

Перейти к комментариям
3
Загрузка...
Новости по теме