Новости
Меню
Футбол

5 июня 2021, 16:00

«Ввалить Спахичу мечтал каждый из «Шинника». Первым не выдержал Бикей — ка-а-ак дал с головы...»

Обозреватель
Интервью Рената Дубинского, входившего в тот самый «список 59» Валерия Газзаева.

Приехав по весне в Ярославль писать о тонущем «Шиннике», встретился я с одним из самых известных футболистов этой команды.

Даже у «Шинника» случались звездные времена, когда добиралась эта команда до еврокубков. А футболисты играли в ней замечательные. Спахич, Юрич, Ширко, Погребняк...

Или вот защитник Ренат Дубинский. Это его только-только принявший сборную Валерий Газзаев включил в «список 59». Всем нам памятный.

Кто-то из того списка стал звездой и миллионером. У кого-то — успехи впереди. Ренат приехал ко мне в гостиницу, сели в холле. Так мило поговорили, что выкраивать куски для репортажа смешно и нелепо. Стоит печатать целиком.

Юрий Газзаев — тренер «Шинника». Фото Александр Федоров, "СЭ"
Юрий Газзаев — тренер «Шинника». Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Зачем я все это вижу?!»

— Болельщики клеймили Юрия Газзаева, с которым «Шинник» впервые в истории вылетел во второй дивизион. Он виноват?

— Человек пришел и работал с тем материалом, который есть! Что он мог сделать? Времени ни подготовиться, ни перестроить команду у Газзаева не было. Как у Олича в ЦСКА. Так что дело не в Газзаеве. Если б он провел предсезонку — дело другое.

— Вы из тех футболистов, которые заканчивают — и на стадион ни ногой?

— Крайне редко хожу. У «Шинника» в этом сезоне каждый матч такой, что придешь и думаешь: «Елки-палки, зачем я все это вижу?» Просто беда. 40-летний Низамутдинов что-то пытается впереди сделать — но что он может один?

— В какой момент «Шинник» начал разваливаться?

— С приходом людей, которые сейчас управляют клубом. Как это правильно называется — попечительский совет? Бывший генеральный директор Горин, насколько знаю, никаких полномочий не имел. Нынешний тоже.

— О чем речь?

— Я говорю о комплектовании команды и тренерского штаба. Все делается только с согласия попечительского совета. Были разногласия у тренерского штаба и генерального директора.

— В чем?

— Генеральный директор привел своего человека в тренерский штаб, Анатолия Николаева. Сделал спортивным директором — и доверил ему комплектование. Горин говорил про Побегалова: «Михалыч хочет своих взять — а Толик предлагает своих...»

— Понятно, куда вел этот путь — «Шинник» во второй дивизион, Побегалова на пенсию, а пришедшего все это разгребать Газзаева в виноватые.

— О чем и речь.

— Народ-то ходит на футбол?

— Если «Крылья» приезжают, фактически команда премьер-лиги, — еще могут прийти. А так — пустые трибуны. На «Алании» было человек триста. При прекрасной погоде. Вообще нет фанатов! Если раньше южная трибуна была битком — сейчас человек 15-20.

— У фанатов была версия, мне озвучивали: команду хотят выпроводить вниз, снести стадион и застроить особняками. А «Шинник» пускай играет в какой-то яме за «Ареной-2000». Ворота есть, разметку нарисуют.

— Судя по тому, что происходило последнее время, к тому и идет. Чтоб вернуться, нужен такой же бюджет, какой был. Чтоб команду сформировать, кого-то докупить. А подпишут такой бюджет едва ли. Ну кто клубу второй лиги даст 200-300 миллионов?

— Думаете?

— Говорят, что бюджет будет сохранен. Но эти же люди говорили, что «Шинник» из ФНЛ не вылетит! Вам рассказывали, что эти же люди развалили костромской «Спартак», лишили профессионального статуса?

— Еще бы. Это тема горячая.

— Вот вам и ответ на все вопросы. Уж не знаю, снесут или нет стадион, но что он никому в Ярославле не нужен — это факт. Хотели отдать «Шиннику», потом раздумали. Городу он не нужен, клуб тоже не потянет. Потихоньку разваливается.

2002 год. Ренат Дубинский в игре против "Спартака". Фото Александр Федоров, "СЭ"
2002 год. Ренат Дубинский (слева) в игре против «Спартака». Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Криштиану прыжком не запомнился. Штанюк — другое дело»

— Бог с ним, с нынешним «Шинником». Вы же играли против выдающихся футболистов.

— Аршавин, Кержаков, Олич... Да что говорить, самый мой первый матч — в 2001 году против «Спартака». На Кубок. Персонально играл с Егором Титовым. Туго пришлось! До тошноты!

— Это Егор Ильич так мог умотать?

— Да вы не представляете, какой он объем работы выполнял. Просто колоссальный! От бровки до бровки, в защиту опускался! А мне 22 года, только приехал из Калининграда. Настоящих скоростей не видел. «Спартак» мы обыграли — а этот матч так и остался для меня самым памятным. Потом с Кержаковым нахлебался. Мощный, быстрый. Против Харистеаса было не проще.

— Это где ж вы встретились?

— Так я выбрал сборную Казахстана. В отборе попали на греков, чемпионов Европы. Против таких людей поиграл — Хакан Шукюр, Андрей Шевченко, Фигу! Совсем молодой Криштиану Роналду вышел на 75-й минуте, помню. Самый первый его матч за сборную. За «Манчестер» — то он уже играл. За двадцать минут успел потрепать бровку. Знать бы, в кого вырастет, — с ним бы майками махнулся.

— А так?

— Так — с Деку. Висит у родителей. Рад бы сказать, что со следами травы, но...

— Но?

— Чистенькая. Будто из магазина. Погода в Португалии была прекрасная, а Деку в подкаты особо не шел.

— Кто-то высчитал — Криштиану зависает в прыжке феноменально. Высоко и надолго.

— Мне Криштиану прыжком вообще не запомнился. В этом плане меня только Штанюк удивлял. Рослый, три года отыграл в Англии. Попробуй перепрыгни его!

— Сравнение на пятерочку — Штанюк и Криштиану. Весь Ярославль влюблен в Побегалова. Действительно силен?

— Михалыч разбирал соперника феноменально. «Играешь с этим футболистом. Слабая нога у него левая, запомни...» О каждой мелочи расскажет! Но самая памятная его установка — на полуфинал Кубка с «Тереком». Одна фраза: «Ребята, это ваш единственный шанс сыграть в финале». Все! Еще селекция была поставлена фантастически.

— В «Шиннике»?

— А что «Шинник»? Очень неплохая была команда! Как пауза на сборные — от нас по 15-17 человек уезжало. Побегалов выведывал все о характере игрока. Единственный промах — Спахич. Но чтоб оставили в команде бестолкового футболиста и ребята переглядывались: «Б..., кто это?!» — даже одного случая не помню. Вообще, в любой средней команде есть футболист, который может заиграть где угодно. Но его почему-то не замечают.

— Кто был таким в «Шиннике»?

— Андрюха Рубин из Латвии. Но вот его как раз заметили, в «Спартак» ездил.

— Экстремальные перерывы случались — чтоб в раздевалке крик стоял?

— 2005 год. Поехал я играть за «Урал». Вот там каждая игра была «экстремальная» — Григорий Иванов заходил, все разносил... Никто слова не мог вставить — ни тренер, ни капитан. Просто монстр. Там и бутсы летали, и бутылки. А после матча приходил извинялся.

Ренат Дубинский (второй слева в верхнем ряду) в сборной Казахстана.
Ренат Дубинский (второй слева в верхнем ряду) в сборной Казахстана.

«Сдача игры — предлог, чтоб отчислить»

— Готовился к встрече с вами, искал заметки — сразу наткнулся на одну. С заголовком «Муханов обвинил нас с Ясковичем в сдаче матча». Неплохо сформулировано.

— Это в Казахстане было, играли с «Атырау». Сдача — только предлог.

— Ничего себе предлог.

— Просто не хотел нас с Ясковичем видеть в команде. У меня вообще смешно получалось: за клуб сижу в запасе, а за сборную играю каждый матч. Ну как отчислять? Все потому, что в команде два тренера.

— Это как?

— Муханова поставили вместо Рамазанова — но того оставили советником. Половина команды за одного, половина — за другого. Между собой эти двое конфликтуют. Мы за прежнего тренера. Нужен был предлог, чтобы отчислить. Вот и обвинили.

— Как сыграли-то?

— Проиграли 0:3. Пересмотреть запись — мы с Ясковичем не участвовали в эпизодах с голами вообще! Время спустя в какой-то соцсети задаю вопрос Муханову: «До сих пор думаете, что мы ту игру сдавали?» Отвечает: «Да ладно, Ренат, все забылось, пройдено...» Думаю, он сразу понимал, что ничего мы не сдавали.

— Впервые в жизни столкнулись с такими обвинениями?

— Впервые.

— Притом что играли у Долматова. Рассказывают, тот после каждого поражения искал сдавшего.

— Я у Долматова не считался ведущим игроком. Был Кульчий, Спахич... Пришел Долматов в 2004-м — как раз после кубкового поражения от «Терека». Побегалова сняли. Сразу все перевернул!

— Это как?

— Понял: игроки в «Шиннике» индивидуально сильные. Просто надо перестроить систему игры. Перешли на игру в зону, часами по полю ходили с веревками. Отрабатывали «линию». Одиннадцать матчей без поражений!

Конфликт Данни и Эмира Спахича. Фото Алексей Иванов, -
Конфликт Данни и Эмира Спахича. Фото Алексей Иванов, —

«Даже я дрался со Спахичем»

— Состав был будь здоров.

— Было у нас два африканца — Бикей и Серж Бранко. Еще два боснийца — Спахич с Юричем. Сразу друг друга невзлюбили!

— Группа на группу?

— Если можно так сказать. Однажды должно было полыхнуть.

— Ну и полыхнуло?

— Еще как!

— Расскажите же скорее.

— Один под другого подкатился на тренировке. Ну и началось. Бикей как дал Спахичу с головы! Долматов на бровке охнул: «Да что ж вы делаете?!» Драка идет — а мы, славяне, стоим и смотрим.

— Юрич-то был приятный парень. Чего о Спахиче не скажешь. Кто-то из «Локомотива» говорил: «Е...ть ему хотелось каждый день».

— Это правда. Даже я с ним подрался. Спахич в самом деле е...тый. Сидим в раздевалке, вот-вот на матч выходить. У всех форма с длинным рукавом. Вдруг Спахич голос подает: «Я не выйду на матч». — «Что случилось?!» — «Не хочу играть в майке с длинным рукавом...»

— Красавец.

— Администратор команды, Смирнов, его чуть не удавил. Так этот придурошный Спахич что сделал?

— Что?

— Схватил ножницы — и рукава у майки криво обрезал. Запорол комплект. Это сейчас куча маек, а тогда надо было дополнительно заказывать. Спахич постоянно конфликтовал. То с одним, то с другим. С кем только не дрался. Вот Радосавлевич — совсем другое дело. Интеллигентный, воспитанный. Просто красавец.

— Вы-то из-за чего со Спахичем дрались?

— Та же история, что и с Бикеем. Приезжаем в Новороссийск, играем в «квадрат». Я забрал мяч, ну и... Не помню, что случилось, но мяч был метрах в трех от меня. Вдруг Спахич ка-а-ак даст этим мячом по мне! Что-то его взбесило — ну и понеслось: «Пичку матери» и так далее. Долго я слушать не стал.

— Как команда отреагировала?

— Все потом в раздевалке благодарили — вплоть до администраторов и врачей!

— Это ж надо было так достать.

— О чем и речь. У каждого в том «Шиннике» чесались руки навернуть Спахичу. Но как футболист он прекрасен, что и говорить.

— В самом деле? Или раздули?

— Классный. Он только пришел в команду, Михалыч (Побегалов. — Прим. «СЭ») отправил его сыграть за дубль против «Торпедо». Я тоже играл в том матче. Был поражен с первый минуты: цепкий, быстрый, высоко выпрыгивает, головой играет отлично, поле тоже видит... Не-е-ет, это не дутый футболист! Ни в «Локомотив», ни в «Байер» пустого не возьмут.

Ренат Дубинский в единоборстве с Игорем Семшовым. Фото Алексей Иванов, -
Ренат Дубинский в единоборстве с Игорем Семшовым. Фото Алексей Иванов, —

Закончил из-за «Алании»

— Кто-то из больших защитников мне говорил: «Мы получаем по ногам побольше нападающих».

— Вот я добрый был защитник — никого не сломал. А сам как только не получал!

— Особенно сильно?

— Это от своего. Сергей Гришин на тренировке приложился. Я прокидываю мяч — а он в подкате даже не по ногам двинул, а засадил в бедро. Разорвал мне большеберцовую мышцу. С «Аланией» челюсть мне сломали. На левой бровке у них играл маленький, юркий... На ответную игру приехал — извинился.

— Нарочно бил?

— Не думаю. Все внимание на мяче — не замечаешь, как локоть идет в лицо. Из-за этой же «Алании» я закончил с футболом в 28!

— Что случилось?

— В Калининграде шел на опережение, с кем-то столкнулся — и резкая боль. Порвал крестообразную. Полгода восстанавливался, контракт заканчивается. Куда меня после такой травмы возьмут? В тот момент уже футбол приелся, разъезды эти. Чтоб восстановиться после «крестов», надо целенаправленно работать по пять часов в день. А я до конца не пришел в себя. Приехал в московское «Торпедо» к Славе Даеву, врач взглянул: «Ренат, колено у тебя вылетит. Надо еще и еще закачивать». Вот тогда и решил — нет смысла.

— Трагедия?

— Верите — даже сожаления не было! Никакой грусти!

«Потерял 150-200 тысяч долларов»

— Деньги — не стимул стирать колени в пыль?

— Казалось — деньги были. С ребятами из футбола как общался, так и общаюсь. Но проходит время — тянет на сборы. Начинаешь скучать по этой атмосфере. Не сразу это приходит!

— Накоплений хватило на пару лет?

— Хватило лет на пять. Но ты начинаешь себя искать, тут же рядом оказывается куча советников. Каждый футболист через это проходит. Там вложился в авантюру, здесь пролетел.

— Вас во что втянули?

— Сервисный центр с автомойками. Все это вроде принадлежало РЖД — а в итоге выяснилось, что там была компания с большими долгами. Которая никак не проявлялась во время проверок. Запутанная история. Пришлось платить!

— Сколько потеряли?

— На этой истории — не так много. Тысяч 150-200 долларов. Хотя для человека, игравшего за «Шинник», а не за «Спартак», это сумма.

— Что сейчас?

— Сдаю квартиры, которые еще остались. Тренирую детей. Хочется чем-то еще заниматься. Пытался войти в «Шинник», общался с Гориным. А тут вдруг пригласили руководителем спорткомитета в Ставропольский край. Год там отработал. Потом вернулся в Ярославль — и выяснилось, что никому ты на фиг не нужен. Всюду «свои люди». Слава богу, образование есть, детишек тренирую, с голоду не умираю...

— Вы чуть ли не единственный футболист «Шинника» славных времен, кто приезжал в Ярославль — и здесь же остался жить.

— Вы правы — где бы футболист ни играл, квартиру покупает в Москве. А мы переехали из Калининграда сюда, да так и осели. Старший окончил школу здесь, сейчас в Москве учится. Младший учиться только пошел. Думаем: раз прожили в Ярославле 20 лет — что ж не остаться? Нам же хорошо!

— В Москве ничего нет?

— Хотели купить жилье. Но раздумали. Этот город всегда для меня был чужим.

— Шамиль Лахиялов говорил: лучший бизнес для футболиста — покупка квартир. У него чуть ли не десяток по всему миру — и кормят.

— Спасибо супруге — она это понимала лучше меня. Такое вложение никогда не подведет. В цене не потеряет.

— Сколько их у вас?

— Три. По ярославским меркам — хороший доход. В самом центре города, можно сдавать. Хоть что-то осталось.

Ренат Дубинский выбивает мяч ударом через себя. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Ренат Дубинский выбивает мяч ударом через себя. Фото Александр Федоров, «СЭ»

«ЦСКА привез деньги. Пришлось играть честно»

— Самые памятные премиальные в жизни?

— Не знаю, стоит ли рассказывать... Ладно, столько лет прошло. Кто догадается — тот догадается. Город называть не стану. Должны были мы там отдавать игру.

— Как интересно.

— Наши лидеры получили по четвертой карточке, чтоб этот матч пропустить. Поехали смешанным составом, взяли ребят из дубля.

— Команда там была хорошая?

— Шла на третьем месте. Но ЦСКА был рядом — тоже боролся за тройку. Всякие тотализаторы только начинались. Сам я в том матче не играл — но всем друзьям, родственникам рассказал: мы проиграем. Ставьте смело.

— Знаю я эти фокусы. Сам однажды погорел.

— А на предыгровой то ли президент клуба, то ли главный тренер вдруг произносит — ЦСКА привез деньги. Будем играть всерьез.

— Предупредить родню не успевали?

— Успевал! Но что-то подумал — играем с третьим местом. Такой состав. Все равно нас вынесут. Так что вы думаете? Бестолковый Ширко — это я любя! — головой забивает два гола. Выигрываем 2:1.

— Вот неприятность.

— Ничего, что я такую историю рассказываю?

— Сыграли-то честно! С родней с тех пор не знаетесь?

— Получили мы за ту победу по семь с половиной тысяч долларов. Пришлось все эти деньги отдать родне. Вот это — самые памятные премиальные. А крупных в моей жизни не было. Обычно за первую платили три или четыре тысячи долларов. За следующую повышается на 500. Как-то выдали хорошую серию — дошли до восьми с половиной тысяч. Но обычно выше четырех не поднимались. После той истории слово «тотализатор» забыл.

— Я после своего прокола — тоже.

— Если б даже играл — что я мог сделать? 23 года! А вообще старался в таких матчах не участвовать. Хотя потом узнавал — некоторые у нас сдавали.

«В «Шиннике» платили 150 тысяч долларов в год»

— Если уж заговорили про деньги — самый крутой контракт, до которого доигрались?

— Самый большой, наверное, был в Актюбинске. Пришел туда свободным агентом. Выходило что-то около 200 тысяч долларов в год.

— Я думал, в Казахстане игрокам сборной платили намного больше.

— Так это 2006-й год!

— Ну и что?

— Самая большая зарплата была у двух ребят из «Кайрата» — 300 тысяч. Кажется, Андрюха Карпович и Самат Смаков, капитан сборной, столько получали. В Актюбинске больше 200 никому не давали. А в Ярославле у меня было около 150 тысяч.

— Этот контракт считался хорошим?

— Выше среднего. Лидеры получали 200-250. Кульчий, Хомуха, Гришин, Дима Васильев...

— А Спахич?

— Он пришел в 2004-м. Думаю, на небольшие деньги.

— Кстати! Дмитрия Васильева вызвали в сборную, чуть не перешел в «Спартак». Где он сейчас?

— Во Вьетнаме.

— Господи.

— Он же хорошо владеет английским. Пригласили развивать какую-то академию. Я по его Instagram и Facebook слежу. Хотя у Димы были большие перспективы в Питере, работал в академии. Он даже Михалычу отказал.

— Михалычу?

— Ну, Побегалову. Тот звал ассистентом. Но у Васильева в академии было три должности — старший тренер, переводчик и еще кто-то. Роскошные перспективы. Как-то встретил его в Крымске, Васильев привез свою команду на чемпионат России. Был счастлив. Так что я удивился этому виражу в судьбе.

— Вот зря он «Спартаку» отказал.

— Так он в «Рубин» уехал — и пошли травмы. Даже звание чемпиона России ему не положено, не наиграл нужное количество матчей.

Ренат Дубинский. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Ренат Дубинский. Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Возвращаюсь в шесть утра с дискотеки — а тренировка в девять...»

— Самые яркие премиальные вспомнили — так давайте вспомним и штраф.

— Это я в первой лиге играл за «Балтику». В Турции пошли на дискотеку. Тренировка начиналась в девять утра — а вернулись часов в шесть. А что такое дискотека? Пиво, девушки...

— Это вы мне рассказываете?

— А, хорошо, если знаете. Короче, возвращаемся — а тут Игнатенко, главный тренер, вышел на балкон продышаться. Видит нас. Сигарета выпадает из рук. Через три часа вместо восстановительной тренировки получили с Максом Бондаренко полноценную. Плюс штраф 500 долларов.

— От такого поворота и у вас могла сигарета из рук выпасть.

— Вот за сигареты нас вообще не штрафовали. Все тренеры знали, кто в команде курит.

— Много в «Шиннике» было курящих?

— Процентов сорок. Кульчий вообще не скрывал, что курит. Я курил, Димка Васильев тоже. Но большинство — только после игры. Где-то в баре.

— Не чувствовали, что мешает?

— Мне вообще не мешало. Я не задыхался, был отлично подготовлен. Съездил на два месяца в донецкий «Шахтер» к Виктору Прокопенко. Меня так натаскали — да я после летал!

— Это «Шахтер» так гоняли?

— Ничего тяжелее в моей жизни не было. После «Шахтера» мне вообще ничего страшно не было. Сигареты, не сигареты... То же и с алкоголем. В семь утра возвращаешься с застолья, в девять уже тренировка — а ты летаешь! Не чувствуешь нагрузку!

— Курить-то бросили?

— Нет. Бросал на время сборов, как-то месяца три продержался. Потом остановился у друзей в Москве. Снег за окном, чужой город... Поехал в аэропорт, на МКАДе лютая пробка. Самолет улетел — а на другой билетов нет! Вместо того чтоб Новый год встречать с семьей в Ставрополе, вернулся к тем же друзьям. Ну и закурил с расстройства. Так и жил у них дней пять, до следующих сборов. Как-то пытался одну сигарету в день курить. Потом все возвращается. Если не мешает — почему нет?

— Как футболисты начинают курить? Они ж круглые сутки под присмотром.

— А я в 96 году приехал в дубль «Балтики». В ларьках сигареты продавали поштучно. Выходили с пацанами, покупали одну на двоих. Голова шла кругом. Но втянулся. Потом две сигареты, три, пачка...

«Терпи, Ренат, на «шестисотом» ездить будешь...»

— Это что ж с вами делали в «Шахтере», что хватило на годы?

— В Германии Виктор Евгеньевич загнал нас на лыжную трассу. Отмерил 800-метровый круг. Осмотрел критически весь строй: «Так... десять кругов? Или пятнадцать? Давайте пятнадцать!»

— Смертельная доза. Это что ж надо себе говорить, чтоб не сойти с дистанции?

— Я очень хорошо помню, что себе говорил: «Терпи, Ренат, на «шестисотом» ездить будешь...»

— Это стимул.

— Главное, осязаемый — приехал на базу «Шахтера», а там только «пятисотые» и «шестисотые» «Мерседесы» в ряд. Все до единого черные. У меня чуть глаза не выпали на асфальт. Вот это, думаю, попал я в команду. А как базу начал рассматривать, это вообще. Шок.

— Уже новая была база? С прудиком и лебедями?

— Да-да, новая. Видимо, даже круче резиденции Ахметова. Потому что послов и президентов Ахметов встречал на базе «Шахтера». Как ребята шептались, все вопросы тогда решались не с президентом Украины, а с Ринатом Леонидовичем. Самые важные люди ехали к нему.

— Видели его регулярно?

— Нет, пару раз. В окружении охраны. Таким плотным кольцом шли. Ресторан был на втором этаже, так на каждом пролете стоял охранник. Даже футболистов отсекал: «Подождите, пройдет президент, потом вы...»

— На чем же вы ездили, если поразились автопарку футболистов «Шахтера»?

— У меня тоже «Мерседес» в Калининграде стоял.

— Ну вот. А вы говорите.

— За 600 долларов.

— Уф-ф.

— Я только-только на права сдал. Опытные ребята научили: «Ренат, ты еще через сто дурных ситуаций пройдешь на дороге. Хорошую машину не бери». Это в Ярославле я разгулялся — BMW купил, только вышедшую Toyota Avensis, сейчас Audi...

— Это что ж за «Мерседес» можно было купить за 600 долларов?

— Купил-то я его за тысячу двести. Продал через три месяца за 600. Не тащить же за собой в Ярославль, людей пугать. Да и не доехал бы. Ребята взяли на разбор. Брезгливо осматривали: «Что такой ржавый-то?» Длиннющий, его в Калининграде «крокодилом» звали. 123-й кузов. Привет из 80-х годов. Пробег пошел на второй миллион.

— Это счастье, что вы живы, что мы разговариваем.

— Вы, кстати, правы!

— «Крокодил» подарил приключения?

— Я выворачивал руль — колесо начинало заваливаться. Чтоб не завалилось совсем, надо было потихонечку выезжать.

Ренат Дубинский с сыном на отдыхе.
Ренат Дубинский с сыном на отдыхе.

«В «Шахтере» я понравился. Но все решали агенты»

— В «Шахтере» уже были великие игроки?

— Да потрясающие. Орбу, Зубов, Шевчук, Толик Тимощук... Вся сборная Украины!

— Кто особенно удивил?

— Тимощук. Все выжигал в подкате. Шевчук поразил — я прежде не видел человека с такой скоростью. Мощный, цепкий. Потом в «Шиннике» встретились. Парнишка играл в центре, из Тольятти. Как же его...

— Бахарев?

— Бахарев! В большом порядке был!

— Такой шанс был. Как же вы не зацепились в «Шахтере»?

— Я даже Прокопенко понравился. Действительно шанс. Это 2000-й год. Виктор Евгеньевич два месяца на меня смотрел, потом решил: «Ренат, не знаю, какие у тебя отношения с агентами, но мы взять готовы. Пока только в дубль. Не за те деньги, которые за тебя просят, а чуть дешевле. Сможешь договориться — оставайся!» А я в этих вещах ничего не понимал. Даже не знал, кто у меня «агент».

— Такое бывает?

— Еще как бывает! Президент клуба Чепель говорит: «Едешь туда», — я и еду. Вернулся в Калининград. Полгода отыграл за «Балтику» — и уехал в Ярославль. Точно знаю, что «Шинник» отдал за меня 200 тысяч долларов. Год был удачный — взяли без всякого просмотра.

— Бывший тренер «Балтики» Корней Шперлинг превратился в бомжа. А тогдашний президент клуба Чепель жив?

— Да, живой. Время от времени мелькает в соцсетях. Возглавляет то ли городскую, то ли областную федерацию футбола. А настоящий агент у меня появился только в «Шиннике». Подписал договор с Павлом Андреевым. Но через два года продлевать не стал.

— Почему?

— Остался в клубе, контракт долгосрочный. Вроде идет и идет. Потом помогал мне Андрей Новгородов, отправлял в Казахстан. Мы с ним еще играли вместе. Но здесь все на словах, никаких договоров.

— Как объявлять агенту, что расстаетесь?

— Очень спокойно — старый договор закончился. Позвонил: «Нет смысла подписывать новый». — «Нет так нет, никаких претензий». Мы и сейчас общаемся. Два моих воспитанника, Шитовы, сейчас в «Спартаке». Геннадий Голубин, который работает с Андреевым, этими ребятами заинтересовался, просили меня переговорить с родителями.

— Ну и как?

— Приехал в Москву, встретились в Москва-Сити. Нормально поговорили — они подписали договор.

«Я с Газзаевым общался, на тебя в сборной России не рассчитывают...»

— Агент вас так легко отпустил? Странно.

— Понимаю, к чему вы клоните... Но я не того уровня игрок, чтоб за меня цепляться. Перспективы были, тот же Побегалов большего от меня ждал. Даже знаю, когда все сломалось.

— Когда?

— Газзаев составил список из 59 кандидатов в сборную. Мы с Димкой Васильевым туда вошли. А параллельно звал Казахстан. Тренер Пахомов звонил, убеждал: «Я с Газзаевым общался, на тебя в сборной России не рассчитывают, давай к нам...» Ну и дал я слабину. Вместо того чтоб стремиться в сборную России, стал играть за Казахстан. С этого и не заладилось.

— Хоть легионером не считались?

— Нет-нет. У меня российский паспорт. Хотя и в Казахстане тоже паспорт сделали. Смешно было: из Москвы вылетаю по российскому, из Алма-Аты в Японию по казахскому. Удивляюсь: неужели нет единой базы? Летаю по всему миру с разными паспортами...