Новости
Меню
Футбол

20 апреля 2018, 09:15

Адилсон: "Дзюба даже руку мне не пожал. Это неуважение"

Корреспондент
Экс-полузащитник "Ахмата" Адилсон рассказал, почему ему нравилось работать со Станиславом Черчесовым, как сломал нос Артему Дзюбе и какие подарки дарили в Грозном.

"В РОССИИ ПРОЗВАЛИ ТАНКОМ"

– Почему вы ушли из "Терека" (теперь клуб называется "Ахмат". – Прим. "СЭ"), за который выступали пять лет?

– У моего отца были серьезные проблемы со здоровьем. Решил, что лучше быть с ним, с семьей, вернуться в Бразилию. Так что моя карьера в тот момент ушла на второй план.

– Вам устроили проводы, как-то по особенному попрощались?

– На торжественные проводы времени не было. Вся эта ситуация с отцом произошла очень неожиданно. Так что я приехал в Россию, чтобы расторгнуть контракт, и быстро вернулся в Бразилию. Но успел попрощаться с игроками и тренерами.

– В Бразилии вас прозвали "немец". Как называли в России?

– В команде никакого особенного прозвища не придумали. Звали Ади – так проще для русских. Адилсон – слишком сложно для произношения. А болельщики в социальных сетях иногда звали тигром или танком.

– Почему танком?

– Думаю, из-за силовой манеры игры, я всегда действовал жестко, не позволял соперникам чувствовать себя свободно.

– В московский клуб за те пять лет вас ни разу не звали?

– Нет, ходили только разговоры, ничего официального. Да и в "Тереке" моей игрой были очень довольны. Так что и не думал о переезде в Москву. Скорее, я бы в Европу уехал, чем в какой-то из российских клубов.

– В "Ахмате" всегда много бразильцев. Как думаете, с чем это связано?

– Думаю, Кадыров тепло относится к бразильцам, причем не только к футболистам, но и тем, кто занимается боевыми искусствами. К тому же поведение бразильцев в команде никогда не вызывало вопросов.

– Вы долго привыкали к местным традициям? Лео Жаба рассказывал, что был удивлен запретом на шорты.

– Поначалу я три года жил в Кисловодске, и только потом мы все перебрались в Грозный. А в Кисловодске проще, там жизнь больше похожа на ту, что в Бразилии. Но в Грозном тоже было хорошо, не видел большой разницы.

– Когда вы получили предложение из России, долго думали и не очень хотели ехать. В чем были сомнения?

– То решение было очень важным для меня. Россия казалась такой далекой и совершенной другой страной. В тот момент мне помог Родолфу. Он посоветовал соглашаться, сказал, что в "Тереке" будет возможность показать хороший футбол, прогрессировать. После разговора с ним я уже не сомневался и решил переехать в Россию.

– Что больше всего удивило в России?

– Русский язык! Он меня немного пугал, думал, что я его никогда не выучу. Но потом оказалось, что не все так сложно.

– Быстро выучили?

– Не могу сказать, что идеально выучил. Знал русский на базовом уровне, знал алфавит, мог читать. Потом в команде были бразильцы, которые уже говорили по-русски: Маурисиу, Антониу Феррейра. Вот они-то и помогли освоиться.

АДИЛСОН (на газоне) и Денис ГЛУШАКОВ (справа). Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
АДИЛСОН (на газоне) и Денис ГЛУШАКОВ (справа). Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

"САМЫЙ КРУТОЙ РОССИЙСКИЙ ФУТБОЛИСТ? ГЛУШАКОВ"

– В "Тереке" вы работали с тремя тренерами. Расскажите обо всех. У кого какие сильные стороны?

– Сначала я работал с Черчесовым. Он, наверное, был самым важным для меня в российской карьере. Черчесов поддерживал меня в первое время, показал новый взгляд на футбол. Благодарен ему за то, что верил в меня. Ведь уже в первый год меня выбрали лучшим игроком "Терека".

– Дальше в команду пришел Красножан.

– Но надолго не задержался. В то время "Терек" не очень удачно выступал, хотя у тренера были интересные задумки. Красножан очень подробно разбирал игру, давал нам много информации. К сожалению, все пошло не так, как он хотел. Хотелось бы поработать с ним чуть дольше.

– Наконец, Рашид Рахимов.

– Мы были хорошими приятелями. Рашид очень хорошо говорит по-испански. Так что мы много общались, и что важно, без переводчика. Я понял, как важен для команды и как тренер верит в меня. Рахимов здорово поработал в клубе. Мы были близки к выходу в Лигу Европы и провели один из лучших сезонов в истории команды.

– Черчесов говорил, что вы спокойный в жизни и жесткий на поле.

– Да, точно такое же мнение обо мне и в Бразилии. Можете спросить кого угодно (смеется).

– Как думаете, у Черчесова со сборной получится?

– Надеюсь, что да. На чемпионате мира и узнаем. Но Черчесов отличный тренер, у него молодая команда. Возможно, играя на домашнем турнире и при поддержке болельщиков, Россия сможет хотя бы выйти в плей-офф.

– Не у всех российских игроков хорошие отношения с главным тренером сборной. Каким он был в "Тереке"?

– Черчесов очень уверен в той работе, которую делает. Он может быть жестким, когда нужно. Но это все ради дела, не скажу, что претензии он высказывает несправедливо. Меня Черчесов всегда ценил. Я был важным игроком команды, но тем не менее, тренер часто говорил жестко, не давал расслабиться. И всегда требовал, чтобы я показывал максимум. Если игроки сборной приспособятся к его манере работы, то команду ждет успех.

– Самый крутой бразилец, против которого вы играли в России?

– Наверное, Халк. Он больше других выделялся в то время. Говорю не потому, что против него было трудно играть. Халк добился больших успехов в России.

– А самый крутой русский?

– Сейчас трудно выбрать, очень много хороших молодых парней появилось. Назову Глушакова – он играет на той же позиции, что и я. И его игра мне всегда нравилась.

– Видели ли вы его игру в товарищеском матче Россия – Бразилия?

– Не очень хорошо вышло. Но тогда вся команда показала не выдающийся футбол. По-моему, сборная России с большим уважением отнеслась к бразильцам, играла слишком близко к своей штрафной. Хотя у нее было несколько неплохих моментов в контратаках. Лично я ожидал, что Россия будет чуть больше играть в атаку, создавать больше опасных моментов. Но получилось, что вся команда сыграла плохо.

"В ГРОЗНОМ ПОЛУЧИЛ ДВЕ МАШИНЫ В ПОДАРОК"

– Вы прослыли жестким полузащитником. Помните, как в матче с "Зенитом" сломали нос Дзюбе?

– Помню, что после матча такие новости появились. А во время игры не понял, что сломал ему нос. Даже немного расстроился, когда Дзюба начал говорить гадости в прессе. Я всегда был жестким игроком, но не подлым. Всегда старался играть чисто. Потом уже в Грозном на матче с "Зенитом" Дзюба даже не пожал мне руку, не поздоровался. С его стороны это неуважение.

– Потом в матче с "Динамо" на вас набросился Кокорин и заработал удаление. Похоже, нападающие не очень любят играть против вас.

– В том моменте Кокорину просто не хватило опыта. Матч был тяжелым для обеих команд, "Динамо" вело в счете. Мы пытались вывести соперника из равновесия. Так как Кокорин один из лучших, такие ситуации с ним будут часто случаться. Его будут выводить на эмоции. В тот раз так и получилось. Он потерял контроль и в итоге получил красную карточку.

– Какой матч за "Терек" вам особенно запомнился?

– Это игра с "Зенитом", мы выиграли 4:1. А ведь питерцы были очень сильны, побеждали во всех матчах подряд. "Зенит" считался фаворитом. Любой бы поставил на питерцев не глядя. А мы их разгромили, были лучше на протяжении всего матча. Тот, кто видел игру, не мог бы представить, что "Зенит" так хорош в чемпионате и Лиге чемпионов. Подумали бы, что это наша команда – лидер.

– После победы над "Спартаком" в Грозном (2:1) вам подарили машину.

– Да, мы сначала проигрывали, потом мне удалось сравнять счет, а Мбенг забил ударом через себя. И вот тогда Кадыров подарил нам по машине.

– Что с ней сделали?

– На тот момент у меня уже была машина в Грозном. Ее подарили, когда только приехал в Россию. Так что новую я продал, вторая машина была ни к чему.

– Кадыров часто вам подарки дарил?

– Не очень. Наверное, самым необычным подарком стала как раз машина. А так меня просто поздравляли по различным случаям. Это даже важнее, значит, твою работу высоко ценят. Плюс Кадыров время от времени устраивал большие ужины с командой. И всегда хвалил бразильцев, других иностранцев, был внимателен к игрокам.

– Как вам его поддержка в микрофон прямо во время матча? Еще где-то такое видели?

– Нигде! Такое слышал только в Грозном. Но это работало. Необычная поддержка Кадырова воодушевляла не только зрителей, но и футболистов.

"ЧАСТО КРИТИКУЮ ПОВЕДЕНИЕ БРАЗИЛЬЦЕВ В ЕВРОПЕ"

– Вы как-то раскритиковали Витинью, когда он уехал из ЦСКА обратно в Бразилию. Помните?

– На самом деле я часто критикую то, как ведут себя бразильские футболисты в Европе. Как только возникают сложности, о бразильцах сразу говорят, что они работают непрофессионально, появляются предубеждения. Тогда я говорил не только о Витинью. Но почему-то ту цитату связали с ним. В любом случае сейчас Витинью повзрослел, стал профессионалом. Так что желаю ему удачи в ЦСКА.

– О чемпионате Бразилии. Кажется, в этом году его уровень будет ничуть не хуже российского. Что скажете?

– Да, сейчас чемпионат Бразилии довольно сильный. Нужно, чтобы у команды были два равноценных состава, одними и теми же 11 игроками ничего не выиграть. Плюс каждый год появляются новые талантливые футболисты. Легких матчей уже нет. Например, мой уровень довольно высокий, но даже мне было трудно с точки зрения физических кондиций. Я сыграл почти в два раза больше матчей за сезон, чем в России. Думаю, в этом году выступлю лучше.

– Какая у вас ситуация в "Атлетико Минейро"?

– Не играл в последнем матче из-за травмы. А так все идет хорошо. Я даже получил премию лучшему полузащитнику чемпионата штата Минас-Жерайс.

– Вы приехали, чтобы заменить Рафаэла Кариоку?

– Нет, мы играли вместе в прошлом сезоне. И хорошо друг друга дополняли.

– Чемпионат мира в России будет лучше, чем в Бразилии?

– Надеюсь, что это будет очень успешный чемпионат мира, и что в Россию приедут много болельщиков. Меня часто спрашивают о России, всегда стараюсь отвечать в позитивном ключе, говорю, что люди должны посетить страну, посмотреть матчи вживую.