Виктор Рашников: "Лемье звал акционером в "Питтсбург". Но для меня есть только "Магнитка"!

Хоккей   /  КХЛ 
0
7
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Игорь Рабинер
Игорь Рабинер
Обозреватель
Президент магнитогорского "Металлурга" – клуба-обладателя двух Кубков Гагарина за последние три года, председатель совета директоров ММК – Магнитогорского металлургического комбината, 23-й номер в свежем российском списке "Форбс" дал обстоятельное интервью обозревателю "СЭ"

Игорь РАБИНЕР
из Москвы

Невозможно поверить, что ему 67. Фигура – как у атлета. Движение, энергетика – как у молодого. Человек с киношной судьбой, прошедший на ММК весь путь от простого рабочего до хозяина и миллиардера, жить прошлым не собирается, в том числе и в хоккее. Каждый новый триумф его клуба, которым Виктор Рашников руководит уже без малого 25 лет, – не хеппи-энд, а лишь радость на пути к следующим победам.

Если кого в "Магнитке" накроет эйфорией – босс тут же вернет на землю. Он не из "президентов по выходным", а каждый день держит руку на пульсе. И у него, рассказывают, не забалуешь. А по эмоциональной вовлеченности в свой клуб – точно как Сергей Галицкий в своем футбольном "Краснодаре". Разве что по отдельности с игроками общается поменьше.

А мы ровно два часа беседовали с Рашниковым в изящном особнячке – московском офисе ММК на Якиманке. И был это настоящий моноспектакль.

КОГДА-ТО ПРОПУСКАЛ ЛЕКЦИИ ИЗ-ЗА СУПЕРСЕРИЙ.
А ТЕПЕРЬ ДРУЖУ С МИХАЙЛОВЫМ И ПЕТРОВЫМ!

– Илья Воробьев после победы в Кубке Гагарина на спор побрился наполовину. Вы ни с кем подобных пари не заключали? – спрашиваю Рашникова.

– На меня это не похоже (смеется). Бороду-то последний раз отращивал, когда студентом ездил на шабашку: там просто бриться было некогда. А теперь такими вещами пусть хоккеисты и тренеры занимаются. Я даже в отпуске каждый день бреюсь. Так что просто порадовался нашему пятому чемпионскому титулу в российской истории.

– Вас не было на седьмом матче финальной серии с ЦСКА. Правда заболели? Или это что-то, связанное с удачей?

– После шестой игры простудился, но на седьмой матч собирался. За два часа до матча, когда приехал из офиса домой, мне все-таки насильно притащили градусник, померил температуру – за 38. Два года назад я впервые в жизни "поймал" пневмонию, причем сразу двойную, поэтому врачи категорически запретили мне рисковать.

Досадно было – не передать. Но пришлось оставаться дома и смотреть игру по телевизору. После игры поздравлял по телефону Величкина, Воробьева, Мозякина. Геннадий Иванович (Величкин – Прим. И.Р.) ничего лучше не придумал, как сказать на всю страну, что я слег с высокой температурой (смеется)… А все предыдущие разы я из чемпионских Кубков шампанское в раздевалке пил.

– Когда вы только начинали на ММК рабочим, могли представить, что команда вашего завода однажды станет лучшей в стране?

– Конечно, нет! Уровень был совершенно другой, даже и в голову это не приходило.

– Сами хоккеем в ту пору увлекались?

– Как и все мальчишки – зимой играл в хоккей, летом в футбол. Еще у нас лапта была популярна. Потом несколько раз был на "Малютке" (открытая домашняя арена "Магнитки" с 1962 по 1990 годы, – Прим. И.Р.). А так – как и вся страна, болел за наших на чемпионатах мира и Олимпиадах.

Помню, как в институте пропускали первую пару, потому что смотрели трансляции Суперсерий с канадцами. Любимыми хоккеистами были Михайлов, Петров и Харламов. Сегодня дружу с Михайловым и Петровым – и очень этим горжусь. Лет десять назад звонил Михайлову, когда в нашей команде не все было нормально, просил высказать свое мнение. Более того, приглашал его с той же целью в Магнитогорск, ужинали.

Даже удивительно, что могу так близко общаться с кумирами юности. А фильм "Легенда №17" считаю хорошим и правильным, он и моим внукам понравился.

Геннадий ВЕЛИЧКИН и Виктор РАШНИКОВ.
Геннадий ВЕЛИЧКИН и Виктор РАШНИКОВ.

ПО ВЕЛИЧКИНУ МХАТ ПЛАЧЕТ!

– Когда вы вплотную начали заниматься "Металлургом"?

– В конце 1993 года тогдашний генеральный директор комбината официально назначил меня президентом клуба. А на неофициальной основе начал помогать команде еще раньше – уже более 25 лет назад. Помню, пришел ко мне Валерий Постников, а я тогда работал начальником производственного отдела ММК, был третьим лицом комбината. Он просил помощь в элементарных бытовых вещах – вплоть до покупки кроссовок для хоккеистов.

Наш город тогда уже увлекался хоккеем, но в те времена существовала иерархия, которая меня возмущала. Согласно ей, крытые катки могли строить либо столицы республик, либо областные центры. Из-за этого Магнитогорск так долго не мог построить дворец. И Леонид Радюкевич в свое время принял решение строить его под видом ФОКа – физкультурно-оздоровительного комплекса. Без крыши. Продолжил стройку Иван Ромазан. А достраивали дворец и крышу уже после того, как в 91-м Иван Харитонович ушел из жизни. Пришлось подхватить знамя – так и вошел в тему. А в 92-м ко мне пришли Постников с Геннадием Величкиным, ставшим начальником команды. И попросили заняться ее делами.

Мы тогда только в высшую лигу вышли. И начали обсуждать – чего можем добиться, если в нашей области есть хоккейный флагман, "Трактор". Геннадий Иванович по жизни оптимист. Он сказал: почему бы и не подняться до определенных вершин? Но не помню, чтобы звучало слово "чемпионство". Слишком уж это казалось далеко и недостижимо.

– А возможности у комбината высоким целям соответствовали?

– Деньжат всегда не хватало, особенно в то время. Помогло то, что привлекли целую группу игроков из соседнего Казахстана, где распадалось усть-каменогорское "Торпедо". Я стал вникать, в том числе в вопросы детского хоккея.

У нас хоккейной школы не было, и родилась идея ее создать. В 96-м построили детский дворец, причем за счет спонсоров – от комбината, кроме земли и металла, ничего не взяли. И через какое-то время это начало приносить плоды – Малкин, Кулемин…

– За счет Малкина Магнитогорск пропиарил себя на весь мир.

– Да. Благодаря тому, что в 90-е построили тот детский дворец. И много внимания уделили подбору хороших детских тренеров – в том числе с Украины. Это – самое беспроигрышное направление. В нынешнем, чемпионском сезоне мы задействовали 16 своих воспитанников. А в линии защиты, кроме двоих, вообще все свои. Сейчас у нас правильная команда, где есть приезжие звезды, но базируется она в последние 4-5 лет на своих воспитанниках.

– В чем секрет вашего уже четвертьвекового сотрудничества с Величкиным? И что между вами произошло в 2009 году, когда он на два года уходил в КХЛ?

– Ему нелегко. Но он – очень работоспособный и преданный. Следит за всеми игроками в лиге и не только в ней, у него хороший контакт с агентами. То же чешское направление – Марек (на могилу которого ребята ездили во время финала со "Львом"), Коварж, Филиппи...

А еще, если бы Геннадий Иваныч не был руководителем хоккейного клуба, то стал бы актером. По нему МХАТ плачет. Такие спектакли тут иногда разыгрывает! И внешнюю, публичную сторону деятельности он ведет изумительно. У него нормальный контакт со всеми руководителями КХЛ, любой вопрос там может поставить. Принципиальный парень, никогда ни под кого не прогибается. Комбинатская закалка.

Да, был период, когда мы немножко "поплыли", началась тренерская чехарда. И тогда я поставил ему задачу вникнуть с другой стороны в нашу КХЛовскую кухню. Жесткого конфликта не было, но нужна была передышка. Превратили ее в повышение квалификации. Через два года Величкин вернулся, и я дал ему еще большие полномочия. Соскучился по нему, понял, что Гены не хватает. Без него пробоин было больше, чем с ним. Состав он подбирает более сбалансированно и продуманно, чем другие.

Илья ВОРОБЬЕВ и Виктор РАШНИКОВ.
Илья ВОРОБЬЕВ и Виктор РАШНИКОВ.

ПО БЮДЖЕТУ НЕ МОЖЕМ ТЯГАТЬСЯ
СО СКА, ЦСКА, "АК БАРСОМ" И "САЛАВАТОМ"

– В чем состоит на сегодня ваша главная мотивация в финансировании "Магнитки"? Зачем вам это нужно?

– В 92-м мы начали свой путь, в 95-м уже взяли медали. Как у любого нормального руководителя и мужчины, у тебя просыпается спортивный интерес, задор. Стремление доказать, что город, в котором родился ты и твоя мать, где появились на свет и выросли твои дети, – не второсортный. Память о том отношении, из-за которого нам не давали построить дворец. Как это: Челябинску – можно, Магнитогорску – нельзя?!

Люди-то и у нас живут. И они, металлурги, тяжело работают и больше кого-либо заслуживают смотреть своими глазами классный хоккей. Раньше я вообще 90 процентов времени в Магнитогорске проводил, в последние годы приходится побольше в Москве бывать. Но отношение к малой родине не изменилось ни на йоту.

В свое время мы конкурировали, но и дружили с московским "Динамо", его руководителями и кураторами – Александром Стеблиным, Валерием Шанцевым. Нам намекали – куда вы лезете, ноги бы вам, ребята, прежде помыть. Это, конечно, задевало. И очень хотелось доказать, что мы можем сделать невозможное. А когда уже почувствовал вкус золота, затягивает настолько, что по доброй воле отказаться от этого невозможно. В городе никто тебя не поймет. И прежде всего сам себя не пойму.

Может, кому-то не повезло, но я по жизни – максималист. Это проявляется и в хоккее, и на самом комбинате. Конечно, нам сложнее со средствами, чем СКА, ЦСКА, "Ак Барсу", "Салавату". У нас за спиной нет таких структур, как "Газпром" или "Роснефть", мы не представляем такие мощные республики, как клубы из Казани или Уфы.

– По бюджету вы какие в КХЛ?

– Где-то в нижней половине первой десятки.

– Чем объясняете, что при этом выиграли два Кубка Гагарина из последних трех?

– Дело не только в двух этих Кубках – так можно было бы рассуждать об отдельной вспышке, а у нас все намного продолжительнее и серьезнее. Мы неоднократно говорили об этом с Величкиным. Он тоже родом с комбината, работал в доменном цехе.

И я всегда ему говорил – вот было у нас при СССР плановое хозяйство. С хоккейным клубом должно быть то же самое! Геннадий Иваныч на это всегда возмущался (сейчас уже перестал): "Это же игра!" Я отвечал: если мы будем смотреть только на то, залетела сегодня шайба от штанги или нет, то ничего не выйдет. Почему сегодня мы уже пятикратные – потому что правильно подходим к делу. И когда ко всему этому еще и звезды на небе совпадают – получается чемпионство. Без удачи выиграть невозможно, но и одного расположения звезд точно не хватило бы.

Величкину здорово достается, когда мы упускаем своих игроков. Вот Егор Яковлев – наш же! Почему он не в Магнитке? Или Даниил Апальков. Где-то с 2009 года у нас случился провал, тренерская чехарда. Тогда мною и была поставлена жесткая задача: ни единого своего способного игрока никуда не отдавать! Так и живем. Абсолютно уверен, что свои – более преданные и голодные. Еще один принцип – в межсезонье менять не больше 3-4 игроков. Пять – максимум. Как только начинали масштабные пертурбации, полкоманды меняли – никогда успеха не добивались!

Борис МАЙОРОВ, Сергей МОЗЯКИН, Виктор РАШНИКОВ и владислав ТРЕТЬЯК.
Борис МАЙОРОВ, Сергей МОЗЯКИН, Виктор РАШНИКОВ и владислав ТРЕТЬЯК.

ЗА КУБОК ГАГАРИНА ВОРОБЬЕВ ПОЛУЧИТ БОНУС –
ПОЛОВИНУ ГОДОВОГО ОКЛАДА

– Просматривается у вас стратегия и в тренерском вопросе.

– Мы свой подход никогда вслух не озвучивали, но сейчас сделаю это. Когда был Валерий Постников, мы под него планомерно подвели Валерия Белоусова. Пригласили из "Трактора", понимая: этот человек станет следующим главным тренером. Это как на комбинате, где у нас жесткая кадровая дисциплина: чтобы стать заместителем генерального директора, ты обязан прежде быть начальником цеха, и т.д.

Такой же подход часто применяется и в хоккее: вместе с главным тренером должен работать его будущий сменщик, пусть и через несколько лет. Белоусов после этого отработал у нас восемь лет и взял два золота. Вот там мы упустили момент с ассистентами, и пришлось брать людей со стороны, в чем не преуспели. Кстати, в отставку Валерий Константинович подал сам.

Но извлекли уроки, и, когда у нас пошла цепочка североамериканских тренеров, с Дэйвом Кингом работал Федор Канарейкин, который его сменил и выиграл Суперлигу. И та же модель сработала с Майком Кинэном, который выиграл Кубок Гагарина сам и помог воспитать Илью Воробьева. Это было сделано клубом абсолютно сознательно.

– Как вы пришли к решению сделать ставку на североамериканских тренеров, и когда в поле вашего зрения попал Илья Воробьев?

– Когда на стыке 2000-х и 2010-х у нас пошла тренерская чехарда, мы с Геннадием Величкиным долго думали и не увидели российского тренера, которого нам хотелось бы заполучить. И пришли к тому, что НХЛ есть НХЛ. И до того сколько раз заставлял наших руководителей и тренеров – везите из-за океана литературу, видео, все, что может пригодиться! Что там скрывать – школа у них мощнее, люди больше ста лет этим занимаются и постоянно развиваются.

А Воробьев, во-первых, у нас играл при Кинге. С детства видел, как тренерская жизнь протекает. К Петру Ильичу – очень хорошее отношение; какие чудеса он делает с пацанами, пусть даже за счет обороны! И в "Локомотиве" Илья поработал вместе с отцом, перенял хороший опыт. Прошел европейскую школу...

Пригласили его помогать Полу Морису. Тот по семейным обстоятельствам спустя сезон не смог продолжить работу в Магнитогорске, хотя мы очень хотели его оставить. Потом пришел Майк Кинэн, и Воробьев прошел работу с обоими именитыми канадскими тренерами.

– И вы сразу увидели в нем будущего главного?

– Говорили ему, что будем к этому готовить. Смотрели также на Дмитрия Юшкевича, то есть искали молодого российского тренера, способного перенять опыт канадцев и потом возглавить команду. Остановились на Воробьеве. С каждым годом было видно, как парень крепчает. Мы планировали провести два года с Майком, но когда он выстрелил и сразу завоевал Кубок, с ним продлили контракт. Тут Геннадий Иванович чуть-чуть подсуетился лишнего...

– Зато недавно Величкин заявил, что в Кубке Гагарина при Кинэне 70% – заслуга Воробьева, а 30% – Майка Пелино.

– Такое вообще нельзя говорить. Работает весь штаб, а руководит им главный тренер. Не будь штаб во главе с Кинэном на сто процентов сплочен, не было бы и победы. А то, что Пелино остался – очень хорошо, потому что сохранилась преемственность по определенным североамериканским моментам.

Уже при Воробьеве к ним присоединился Виктор Козлов, который вчера еще выходил на лед. Это тоже огромный плюс – у него огромный авторитет среди игроков, 15 лет отработал в НХЛ, играл и в Уфе, и в СКА. Если надо – возьмет клюшку и покажет. Взять Козлова было предложением Воробьева, и в результате получился прекрасный штаб.

– Воробьеву здорово подняли зарплату после победы в Кубке Гагарина? Ведь он спустя неделю после сезона перезаключил контракт на два года.

– Нет, такой же остался. Мы с ним перезаключили контракт, когда он стал главным тренером – конечно, он зарабатывает не как помощник. У него в соглашении есть такое условие: выигрывает Кубок – получает еще половину годового оклада. Поэтому Илье Петровичу есть к чему стремиться (улыбается)

– А у игроков насколько большие бонусы?

– Персональный был прописан только у Семина. А всей команде – за прохождение каждого этапа Кубка, причем по мере достаточно серьезного увеличения. Но это не такие сумасшедшие деньги, как у некоторых соперников. Хотя в этом году заплатили ребятам побольше, чем в 2014-м.

Виктор РАШНИКОВ.
Виктор РАШНИКОВ.

ВЕЛИЧКИН ТРИ ДНЯ УГОВАРИВАЛ МЕНЯ НЕ УВОЛЬНЯТЬ КИНЭНА

– В итоге третий сезон Кинэн недоработал. Хотя планировалось, что он уступит место Воробьеву лишь нынешним летом.

– Считаю, что были допущены ошибки во вратарской линии. Васю Кошечкина, извините, излохматили постоянной нагрузкой. Моя позиция была в том, чтобы ему давали паузу. Но этого не происходило, и в результате сезон-2014/15 не удался. Как и из-за того, что нашу ставку на лишь одно атакующее звено изучили и нашли противоядие. Тогда я сказал Величкину: "Срочно формируем второе…"

Начался новый сезон, и последней каплей стало то, что мы проигрывали Уфе – то ли 1:5, то ли 1:6, и Майк не менял вратаря. Стараюсь во всех командировках наши игры смотреть, даже находясь за границей. И вот это меня возмутило, я Геннадию Ивановичу позвонил: "Гена, почему мы мучаем Васю? Почему не поменяли?" – "Это решение тренера". И потом вторая игра с тем же исходом.

Тут уже я сказал: "Всё". Величкин был в шоке, дня три уговаривал меня не делать этого. Но я был непреклонен: "Опять Васю мочалит, пацану (Самсонову – Прим. И.Р.) играть не дает!" Затем переговорил с Ильей Петровичем. Он сказал, что для него это предложение в тот момент было неожиданным, но коленки не дрожат. Единственное условие, которое я ему поставил, как раз и было: "Самсонову будешь давать играть".

В предыдущем плей-офф Вася играл больной, у него были проблемы. И с нового сезона все продолжилось. Пришлось принимать жесткое решение. В итоге Самсонов при Воробьеве играл, хотя и маловато. В следующем сезоне будет играть еще больше, поскольку, считаю, он способен выйти на уровень Сорокина. Кошечкин к плей-офф должен быть свежим и подготовленным, а молодой в первом раунде с "Автомобилистом" показал, что способен подхватить знамя. Общаемся с Игорем Ларионовым, агентом Самсонова, и два года он у нас еще точно отыграет. А потом, может, уедет в "Вашингтон".

– Случившееся как-то повлияло на ваше отношение к Кинэну?

– Нет. У меня к нему очень большое уважение. Он чрезвычайно много для клуба сделал. Но бывают такие моменты, когда приходится принимать неординарные, резкие решения. Так же, помню, трудно было когда-то Постникову сказать, что решил поменять его на Белоусова. И на комбинате такие моменты бывают, когда вижу, что начальник цеха не тянет.

Попрощались мы с Майком очень хорошо, у нас остались нормальные отношения. Он задал единственный вопрос: "Кто будет?" – "Воробьев". Его реакция: "Правильное решение. Я все понимаю". Он профессионал. Никаких претензий у него не было, только благодарность за годы работы.

– Он же вашим советником до конца сезона оставался?

– Какое-то время присутствовал, находился в ложе, что-то подсказывал. И Илья об этом знал. Но потом, видимо, Майк убедился, что Воробьев и его помощники работают хорошо – и где-то в декабре уехал. Больше не приезжал. А когда выиграли – поздравил. На чествование мы Кинэна позвали, в списках гостей он есть. Когда все увидели, что с его сменщиком мы попали в "десятку", теперь уже, по-моему, никем не обсуждается – правильно ли мы сделали. Хоть Илья Петрович и молод, в 41 год стал самым молодым победителем Кубка Гагарина.

В последние пару лет в КХЛ стал модным абсолютно заокеанский стиль, которого раньше в нашем хоккее не было – мощный, агрессивный, в давление. Так играют ЦСКА, "Сибирь", "Локомотив". Под эти изменения надо было как-то подстраиваться, но в какой-то момент стало очевидно, что Кинэн, тренер немолодой, мой ровесник, стиль не поменяет. Считаю, что Илья Петрович с этой задачей справился.

– Это чутье?

– Чутье, наверное, тоже есть. Результат многолетнего опыта. Порой срываюсь на Геннадия: человек я не очень спокойный. Жизнь помотала. Если разгон даю, то с творческим подходом. Иной раз после игры такое устрою... Но за 20 с лишним лет постоянного просмотра хоккея все-таки кое-что понял. И тренеры, и игроки видят, что я при первой возможности стараюсь присутствовать на матчах. Я не номинальный президент, а активный. Иногда даже чересчур.

– Когда узнали, что Вячеслав Быков ушел из СКА и учитывая сомнения, которые у вас к тому моменту были в Кинэне, – не было желания заарканить самого титулованного тренера России?

– Мы с Вячеславом Аркадьевичем вели переговоры перед тем, как пригласить Кинэна. И даже получили его предварительное добро. Но когда появилась возможность взять Майка, предпочли все-таки его. Теперь же мы уже сделали ставку на Воробьева, потому что определились: именно для нас лучше, когда второй тренер, уже обкатанный в "Магнитке", становится главным.

– А кто вариант с Кинэном придумал? Смелая была идея. Три года к тому моменту человек не работал.

– Это работа Геннадия. Сколько, помню, он мне материалов на Майка передал! Кинэн с желанием сюда приехал, причем даже не настаивал на больших деньгах. Он обеспеченный человек – и просто хотел себя тут реализовать. У него зарплата была меньше, чем у Мориса. Помню нашу первую встречу. Я увидел в нем заряженность, чтобы всем все доказать. И все сомнения отпали.

– Ясно, что назначить тренера в "Металлург" без вашего одобрения невозможно. А в выборе игроков вы участвуете?

– Мне приносят досье на каждого возможного новичка. И я интересуюсь, в каком звене и на какую роль он планируется.

Илья ВОРОБЬЕВ и Данис ЗАРИПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Илья ВОРОБЬЕВ и Данис ЗАРИПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПЕРЕД ФИНАЛОМ ШАНЦЕВ ГОВОРИЛ:
"ФИЛИППЫЧ, Я-ТО У ЦСКА ХОТЬ ОДИН МАТЧ ВЫИГРАЛ!"

– Воробьев в какой-то момент регулярки говорил, что Магнитка играла в "слишком бразильский хоккей".

– На мой вопрос, сможем ли мы изменить эту ситуацию, Илья сразу не ответил. И лишь спустя месяц самостоятельной работы сказал: "Да, справимся". Что мы затем и увидели. Правда, задачу на регулярку мы немножко не выполнили – я всегда хочу занять первое место в конференции. Такая же задача и на плей-офф – выигрыш Востока и выход в финал Кубка Гагарина. Об этом знают все игроки, им даже специально говорить об этом не нужно. О финале никогда не говорю: как получится, так и получится. Слава богу, все время выигрываем.

Очень трудной была серия с "Автомобилистом". Я очень нервничал, разок даже сорвался – к счастью, только на Величкина, до тренеров не дошло. Геннадию Ивановичу всегда достается – он рядом сидит. Так у нас заведено, что если не могу присутствовать на матче, он после каждой игры звонит. И после поражений у нас с ним мнения всегда расходятся.

Но "Сибирь" прошли уже легче, хоть она и слабее прошлогодней. И очень порадовало, как прошли Уфу. Очень сильная команда! В тот момент и появилась уверенность, что в финале навяжем борьбу. Как бы перед той серией вокруг все ни говорили, что у нас нет никаких шансов. Тем более – после 1:5 в первом матче.

– Вы на нем были?

– Да. Еще до игры встретил Шанцева. Он говорит: "Ну что, Филиппыч, я-то хоть один матч выиграл. А вот ты … Не знаю". – "Посмотрим, Павлиныч, посмотрим…" Но после 1:5 стало очень тревожно. Давления мы тогда не выдержали.

– Не хотелось после той игры в раздевалочку зайти?

– А я и зашел. Чтобы поддержать ребят. Ни о каком разносе не было и речи – захожу в раздевалку только чтобы либо поблагодарить, либо поддержать. В плей-офф никогда не трогаю ни тренеров, ни игроков. Перед серией с ЦСКА встретился с ребятами, сказал пару слов напутствия. Приехал и на тренировку перед вторым матчем, и на саму игру, которая получилась уже совсем другой. Начиная со второй встречи, ни разу мы по игре не уступили. Несмотря на то, что ЦСКА – это лавина. Смотришь на нее иногда – и не понимаешь, как против такой можно выстоять. А мы и выстояли, и выиграли. Была сплоченность, характер, без которых с нашими возможностями – никуда.

Мы же поэтому, для формирования командного характера, и посещения цехов для игроков делаем. Раз в год перед началом сезона они видят домны, рабочих – чтобы понимали, что такое быть металлургом и для кого они играют. Каким трудом люди зарабатывают комбинату ту прибыль, которая идет на их зарплаты. Вот и выигрываем седьмые матчи финалов – и у "Льва", и у ЦСКА. Вот и забиваем второй гол армейцам в момент, когда армейцы только сравняли счет – и, как многие думали, теперь-то нас дожмут.

– На ваш взгляд, финансирование клубов КХЛ госкорпорациями – это правильно?

– По-моему, было бы правильнее, если бы они финансировали саму КХЛ, а та уже перераспределяла средства между клубами в равных долях. Когда такие монстры "садятся" на СКА, ЦСКА – тяжело им противостоять. Хотя, как видите, порой удается.

Евгений МАЛКИН - пожалуй, самый знаменитый воспитанник "Магнитки". Фото REUTERS
Евгений МАЛКИН - пожалуй, самый знаменитый воспитанник "Магнитки". Фото REUTERS

ЖАЛОБЫ БАБУШЕК И УЖИН С ЛЕМЬЕ

– А рабочие никогда не выражали недовольство, на что идет результат их непосильного труда?

– Да когда в прошлый раз чествование было, и доменщики с Кубком Гагарина фотографировались, они просили: "Давайте еще!" Никогда такого недовольства не слышал. Но, может, кто-то и бурчит – у нас в коллективе 60 тысяч человек работают. Зарплаты мы нормальные держим, и инвестиции делаем очень большие – оборудование, технологии. Как раньше работали и как сейчас – небо и земля. Так что жаловаться людям не на что. Хоккей – это, наоборот, их гордость. Говорят: вот мы, металлурги, надрали сам ЦСКА!

Всю ночь город гуляет. Бабушки некоторые жалуются – мол, им спать не дают. Как в Европе – на машинах с флагами ездят, гудят... Просто здорово! До утра. А утром едут в аэропорт, чтобы команду встретить. И нас от такого зрелища распирает. Хоккей же у нас не все могут смотреть, цикл идет 24 часа. Так с диспетчерской рабочим передают счет! Если есть возможность – украдкой настраивают технику, смотрят.

– Верна ли легенда, что на чествование после победы при Кинэне хотели пригласить Дженнифер Лопес, но она затребовала гонорар в миллион долларов? Вы подумали – и позвали Ларису Долину.

– Идея с Лопес как-то звучала из моих уст. Но плотно мы ее реализацией не занимались. Меньше чем за миллион она точно не приедет. Сейчас сказал хоккеистам, когда выиграли: "Называйте любого артиста". Они посоветовались и выбрали Григория Лепса. И он оказался свободен!

– В народе бытует мнение, что в силу высокой политизированности российского хоккея чемпион чуть ли не назначается заранее и сверху. В предыдущем сезоне – СКА, в этом – ЦСКА. Коли так, с вами не договорились, что ли?

– А может, передумали и "Магнитку" назначили? (смеется) Конечно, все это не имеет под собой никаких оснований. Мой уровень позволил бы такие вещи знать. И мы доказали, что все возможно. Хоть и ставили все на ЦСКА. Даже уважаемый мною Сергей Гимаев. Вот, думаю, даже он, который к "Магнитке" всегда хорошо относился! А потом – раз, два, и люди по-другому на ситуацию взглянули.

– По-вашему, возможно ли превращение хоккея в России в полноценный бизнес, как в НХЛ?

– Хотелось бы. В 2005-м, когда я еще не совсем владел энхаэловской темой, как-то был в Огайо и встречался там с Марио Лемье. Были на ужине дома у тамошнего губернатора, а Лемье очень просил отпустить Малкина.

Лемье на том ужине нарисовал мне всю картину, как существует энхаэловский бизнес. Только тогда я впервые услышал, что у них нет никаких дотаций. И, кстати, он тогда пытался привлечь меня акционером в клуб. Просил, чтобы я помог с некоторыми стройками – в частности, дворца. Но какие громадные деньги, например, НХЛ приносит телевидение! У нас это не работает...

– Так не рассматривали всерьез покупку акций "Питтсбурга"?

– Нет. Может, и идея не совсем серьезная была. За рюмкой чая рождаются разные мысли (улыбается). Когда Марио попросил отпустить Малкина, эта тема и возникла. А почему в Огайо встретились – мы собирались там завод построить, так у губернатора и оказались. Но не срослось. Хотя с Лемье общий язык нашли легко. Он оказался очень общительным, и о своих знакомых россиянах-игроках говорил хорошо. Большущая фигура!

– Не обиделись на него и на "Пингвинз", когда год спустя Малкин при действующем контракте туда сбежал?

– Что на них обижаться? А с Женей мы беседовали, очень хотели, чтобы он еще год на нас поработал. Объясняли, что это нужно не только команде, но и ему самому – чтобы заматереть. Но агенты все-таки его переубедили. Получилось так, что он сразу заиграл. Никаких обид нет, мы нормально общаемся, и в локаут Малкин за нас отлично играл. Приезжает в Магнитогорск почти каждый год, всегда встречаемся. У ребят, в молодом возрасте уезжающих в НХЛ, складывается по-разному. Вот у еще одного нашего воспитанника Каменева пока не очень идет. Мы ему тоже говорили еще на годок в "Магнитке" остаться...

– Возвращаясь к теме рентабельности клубов НХЛ – вы же не будете готовы радикально повышать цены на билеты.

– Это зависит от благосостояния людей. Сейчас у нас почти восьмитысячник. На плей-офф заполняется полностью (и желающих гораздо больше), а вот в регулярке не всегда бывает заполнен. Людям в нашем городе элементарно не хватает финансов, чтобы ходить на каждый матч. Поэтому нет и речи о расширении дворца. Он очень функциональный, хороший по качеству, согласованный с игроками и оптимальный по вместимости. Нас он вполне устраивает.

– Матч звезд КХЛ в нем провести не хотели бы?

– После Челябинска вначале было такое желание, даже договаривались с Александром Медведевым. Но в лигу все время входят новые команды – они и рвутся проводить Матчи звезд. Нам особо популяризировать хоккей и клуб не надо, "Металлург" в городе и так все отлично знают. Дойдет очередь – конечно, не откажемся. Но и настаивать не будем.

Сергей МОЗЯКИН и Данис ЗАРИПОВ. Фото photo.khl.ru
Сергей МОЗЯКИН и Данис ЗАРИПОВ. Фото photo.khl.ru

ХОЧУ, ЧТОБЫ МОЗЯКИН СЫГРАЛ ЗА "МАГНИТКУ" С СЫНОМ

– Не обидно, что двух таких мастеров, как Зарипов и Кошечкин, прокатили мимо домашнего чемпионата мира?

– Зарипов устал, и в серии с ЦСКА это уже сказалось. И даже если бы его позвали, думаю, честно сказал бы, что в таком состоянии помочь сборной не сможет – так же, как в 2014 году Мозякин. Кошечкина, наверное, можно было бы пригласить, и не думаю, что он стоял бы хуже Бобровского. Но Сергей и Илья Сорокин моложе, и думаю, что штаб сборной все-таки принял правильное решение.

– Зариповым же якобы китайцы интересуются, сулят немыслимые деньги?

– Мне он по крайней мере ничего не говорил. Данис – серьезный парень, и зачем бежать оттуда, где у него получается? Ведь его когда-то из "Ак Барса" списали – одновременно с Морозовым. Мы это услышали, сделали предложение – бились за него с "Авангардом" и особенно с "Трактором". Но тут помогло то, что они очень близки с Мозякиным. И получилась просто фантастическая спайка. Не думаю, что в другом коллективе он так сыграл бы. Причем столь продолжительное время. А тут еще как раз Коварж подвернулся – и получилась фантастическая тройка. Те два авторитета, их особо не трогают, лупят чеха. А ему все нипочем.

У нас какая-то такая атмосфера, что игроки раскрываются. Мозякину остается четыре шайбы до вечного рекорда Михайлова! А ведь когда-то в ЦСКА далеко не все у него ладилось. В "Атланте" – да, и когда команда начала распадаться, мы сделали ему предложение, и он почти сразу согласился. С ним Постников разговаривал – Величкина мы тогда отправили на пару лет в КХЛ на повышение квалификации (улыбается).

В общем, думаю, что Зарипов уйдет, только если ему раз в десять больше предложат. И то придет, извинится, процентов 50 клубу заплатит, и лишь половину себе заберет (смеется). Тем более у Даниса уже четыре Кубка, а где он получит шанс выиграть пятый, если не здесь?

– Вообще, по-вашему, китайцы нужны КХЛ?

– На мой взгляд, лучше сделать ставку на Европу – Швецию, Чехию. Хоккеисты и так устают, а тут еще такие перелеты добавятся. Хотя, может, с геополитической точки зрения Китай и нужен. Тем более что там зимняя Олимпиада 2022 года пройдет.

– У Мозякина контракт до 2018 года, два сезона осталось. Уже разговариваете о продлении?

– Пока нет. Через годик поговорим. Он очень хорошо у нас вжился, семья довольна. В городе его обожают. Сын-подросток занимается хоккеем, и почему бы ему через несколько лет у нас с сыном вместе не сыграть? Есть ведь такие традиции – взять Горди Хоу и его сыновей. Сергей и сам говорил, что мечтает сыграть с сыном.

– Правильные ли цифры его контракта называются в кулуарах: миллиард рублей за пять лет?

– Нет, меньше. У него не такой контракт, как в ЦСКА у Радулова. Который в начале финальной серии совсем распоясался, нельзя так себя вести. Мало того, как к судьями разговаривал, два раза так долбанул Мозякина! Что это такое?

– Когда Мозякин обгонит рекорд Михайлова, дополнительный бонус ему за это полагается?

– Пока не задумывались – и он не спрашивал. Наверное, надо как-то отметить (улыбается).

– Нужен ли, кстати, КХЛ более жесткий и низкий потолок зарплат? Вы ведь в свое время выражали недовольство гонкой бюджетов.

– Тут надо учесть, что курс рубля упал в два с лишним раза, а потолок остался прежним. Поэтому понижать его не надо. А вот выводить кого-либо за этот потолок нельзя, в этом убежден. Никаких штрафных санкций за выход из бюджета, никаких 20 процентов – просто полный запрет! Мы должны сесть и договориться об этом. Может, даже чуть поднять потолок – но вообще никакого превышения. А то читаю программку к матчу – у ЦСКА 35 человек в заявке! Тогда как у нас – 24.

– Готовы открыть нынешний бюджет "Металлурга"?

– Когда КХЛ примет решение открыть бюджеты – мы тут же его выполним.

– Что-то изменилось после смены президента КХЛ с Александра Медведева на Дмитрия Чернышенко?

– Доходы за эти два года стали побольше. В остальном от комментариев пока воздержусь. Рано.

– Во времена кризисов в стране никогда не возникало желание резко сократить финансирование клуба?

– Этим я все время только Геннадия Ивановича (Величкина – Прим. И.Р.) пугаю. Говорю ему: "Как я рабочим буду в глаза смотреть – какая у хоккеистов зарплата, а они не тянут!" Но на самом деле все сохраняем. И прекратить это невозможно, потому что "Металлург" – это один из наших цехов. Люди не поймут. Он уже в технологической цепочке стоит.

Евгений МАЛКИН в "Магнитке" в локаутный сезон. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Евгений МАЛКИН в "Магнитке" в локаутный сезон. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ВО ВРЕМЯ ЛОКАУТА ПРЕДЛАГАЛ МАЛКИНУ
5-ЛЕТНИЙ КОНТРАКТ НА БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ,
ЧЕМ ОН СЕЙЧАС ПОЛУЧАЕТ В "ПИТТСБУРГЕ"

– Не пытаетесь убедить Малкина и Кулемина вернуться домой?

– Если честно, во время локаута говорил. Тогда у нас еще Сергей Гончар был, так что говорил со всеми тремя. Малкину назвал такие же цифры, какие он получает в "Питтсбурге" сегодня. Гарантировал, что подпишу контракт сразу на пять лет. Причем он получал бы больше, поскольку там платит налоги 40%, а здесь платил бы 13%.

Вначале эта мысль его захватила, но потом локаут закончился, он уехал – и через какое-то время позвонил и сказал, что все-таки хотел бы остаться в Питтсбурге. Шанс был, и я думал, что он сработает. Гончар тоже сначала дал добро, но после возвращения получил в НХЛ предложение, на которое не рассчитывал. У Кулемина же семья хотела быть за океаном.

По-прежнему очень хотели бы видеть Малкина дома. Ему скоро 30, и я не понимаю, зачем он в 2013 году подписал такой длинный контракт с "Пингвинз" – аж на восемь лет. В конце концов, Женя мог "выкрутить" на пару миллионов в год больше, поскольку у него был вариант здесь! Позже он объяснил, что ему было неудобно, поскольку ему дали такие же деньги, как Кросби.

– Зато к вам приехал Семин. Считаете, он отработал свои деньги?

– Думаю, да. О нем говорили как о непростом по характеру парне, но у нас все было очень хорошо. Очень хорошо играл весь плей-офф, только в финале был не так заметен. Сейчас ведем переговоры о новом контракте, желание его оставить в "Магнитке" у нас есть. Но больших денег мы не даем. У Семина очень хорошие отношения с Виктором Козловым, и он сам сказал нам, что если останется в КХЛ, то хотел бы играть именно за "Металлург".

Кстати, на днях переподписали контракт с Осалой, которого начали тащить в НХЛ. По КХЛ он сразу сказал: только у нас. В итоге – остался. На один год. Мы предлагали два, но Осала ограничился одним. Ничего страшного.

– Считаете ли возможной организацию ежегодной суперсерии или хотя бы пары встреч обладателей Кубка Гагарина и Кубка Стэнли?

– Да, это мечта. В 2008 году встретились с "Нью-Йорк Рейнджерс" – до сих пор забыть не могу, как 3:0 вели, но удержать победу не сумели. Идея очень хорошая, надо к этому идти. Лучше даже, чтобы была серия.

– Кинэн выигрывал главные клубные трофеи и в НХЛ, и в России, а также дважды побеждал на Кубке Канады. Вы бы поддержали идею его вхождения в штаб сборной России на Кубке мира?

– Все-таки считаю, что своих качественных тренеров у нас достаточно. Чемпионаты мира мы выигрываем, причем с разными тренерами. К сожалению, никак не можем победить на Олимпиаде. Так обидно, что в Сочи проиграли! Но тут вопросы к ФХР.

– А скоро, по-вашему, Воробьев-младший дорастет до поста главного тренера первой сборной?

– Ему еще надо заматереть. Сейчас ему надо показать, что победа получилась не случайной. Иначе все начнут говорить, что это Кинэн оставил ему команду, а он этим здорово воспользовался. Илья – парень амбициозный, и в следующем сезоне у него будет в связи с этим особая мотивация: первый полностью самостоятельный сезон.

Если докажет – в следующем сезоне или через год – тогда уже и о сборной можно будет говорить. У него должно получиться. Костяк остался, отношения с командой у Воробьева хорошие. И никакого намека на звездную болезнь. Роль тренера для команды очень важна. Остальные игры после 1:5 в первом матче финала и победа в серии – это что? Во многом – тренерская работа.

– Какая задача на следующий сезон будет стоять? Ведь выигрыш двух подряд титулов случается крайне редко.

– Все та же – выигрыш конференции и выход в финал.

– А какое у вас самое невероятное воспоминание, касающееся "Магнитки"?

– Конец 90-х, финал Евролиги против "Динамо" в Москве. Самый конец игры, мы ведем. За секунды до сирены спускаемся уже с Юрием Лужковым вниз, и тут вдруг – рев, ликование. Андрей Марков от своих ворот нам забил! Как мне потом объяснял наш вратарь Борис Тортунов, у него ловушка дырявая была. Как же они все ликовали – Шанцев, Кобзон! А потом овертайм, и бах – мы забиваем. Всем руки спокойно пожал и пошел.

– Многие считают, что без вас "Магнитка" тут же слетела бы в середину таблицы. Согласны ли с этим и сколько лет еще планируете возглавлять клуб?

– Общение со спортсменами заставляет и себя держать в хорошей спортивной форме. Они же не хотят видеть перед собой какую-то бесформенную развалину! Когда-то не так много спортом занимался, а теперь уделяю этому гораздо больше внимания. Хотя сам в хоккей уже лет 20 как не играю. Предпочитаю горные и беговые лыжи, велосипед, плавание, спортивную ходьбу...

– О чем мечтаете теперь как президент клуба? Чего еще можно добиться?

– Двигаться дальше и завоевывать следующие Кубки. Не стоять на месте. Хоккейная, да и не только, жизнь – она как велосипед. Перестанешь крутить педали – полетишь вниз.

vs
0
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...
Материалы на тему

Только главные и важные новости из мира спорта