Хоккей

26 апреля 2013, 00:29

Петерис Скудра: "Не хочу побеждать лет через десять. Хочу - завтра"

Недавно главным тренером "Торпедо" был назначен Петерис Скудра. 40-летний воспитанник латвийского хоккея, экс-вратарь, имеющий опыт выступления в НХЛ (провел 150 матчей), после окончания игровой карьеры трудился помощником Дмитрия Квартальнова сначала в "Северстали", а затем в "Сибири". И вот теперь он сам стал главным. Со Скудрой побеседовал корреспондент "СЭ".

ВРАТАРИ ЛУЧШЕ ВСЕХ ПОНИМАЮТ ХОККЕЙ

– Петерис, какие ощущения после назначения?

– Самые приятные. Практически любой специалист, работающий вторым или третьим тренером, стремится стать главным. И я рад, что мне поступило столь заманчивое предложение. К испытанию готов. Контракт вступает в силу 1 мая.

– Навскидку и не вспомнишь, становился ли кто-нибудь из бывших вратарей наставником клуба в российском хоккее…

– Мне уже задавали этот вопрос. Знаете, когда я попал в НХЛ, мне на многое открыли глаза. Голкипер – единственный игрок, который во время матча находится лицом ко всей площадке и видит, как рождаются моменты, забиваются голы. Мне сказали, что ловить шайбы недостаточно, нужно еще руководить партнерами, подсказывать им. А чем больше анализируешь, чем больше подсказываешь, тем легче команде играть.

Мой хороший товарищ Том Барассо, двукратный обладатель Кубка Стэнли в составе "Питтсбурга", в минувшем сезоне был помощником главного тренера в магнитогорском "Металлурге". И он при встрече сказал, что нам пора уже становиться главными тренерами. Мол, следует ломать традицию, ведь мы, вратари, понимаем хоккей лучше всех.

По большому счету голкипер поневоле становится тренером в то время, когда сам играет. Чем больше руководишь, тем меньше бросают по твоим воротам. Когда я приехал в Россию, подсказывал партнерам, даже орал. Нередко помогало. Так что в подсознании уже давно был тренером.

– С помощниками определились?

– Да, но называть их, извините, не стану. Просто они еще должны подписать контракты.

– Интересно, а кого пригласите на роль тренера вратарей? Или сами станете выполнять его функции?

– Такой специалист обязательно появится. Каждый в нашем штабе будет отвечать за определенный участок работы. Я многое прошел с Дмитрием Квартальновым, в "Сибири" отвечал за оборону, вратарей. А он осуществлял общий контроль. Мои помощники – не статисты, они не будут стоять у бортика и ковырять в носу. Их задача – требовать с подопечных по максимуму.

– Хоккеисты вас нормально восприняли?

– У них нет выбора (смеется). Меня представили – я работаю. Сразу сказал, что тренировочный процесс будет максимально приближен к игре. Все, кто со мной раньше сталкивался, это знают. Чуть что не так, потеряли ребята, к примеру, концентрацию на занятии, сразу его останавливаю, объясняю. Возможно, где-то проявляю жесткость, но иначе нельзя. В быту я люблю общаться, шутить. Однако во время работы халатности не позволяю.

– Методику тренировочного процесса сами разрабатывали?

– Да. Уже есть программа физической подготовки для ребят на лето. Каждый из хоккеистов ее получит. На подготовительный период тоже все готово.

– У кого-то что-то переняли?

– Нет. Все – по своему опыту, ничего не копировал. Понимаю, что работает, что нет. У меня как у тренера есть свое видение.

– Считаете, ваша программа подготовки команды к сезону сработает на все сто?

– Не сомневаюсь в этом.

РОЛЬ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА – ХОРОШИЙ ВЫЗОВ

– Чем вас прельстило "Торпедо"?

– Мне понравились амбиции руководства. Не хочу побеждать лет через десять, хочу завтра. И я почувствовал, что буду иметь поддержку со стороны первых лиц клуба. Не понимаю руководителей, которые говорят, что наша задача – попасть в восьмерку сильнейших, выйти в плей-офф. Что значит просто выйти? Разве это задача? Для меня подобное звучит дико. Здесь, к счастью, все иначе. И у "Торпедо" отличные возможности заявить о себе в полный голос. Здесь можно добиваться серьезных результатов. Мы обговаривали стиль игры, мое видение хоккея. Все это я подробно изложил, и, судя по всему, моя программа понравилась. В Нижнем хотят побед. И это только подстегивает.

– Согласны, что делаете довольно рискованный шаг? Все-таки должного опыта у вас нет.

– Не согласен. В хоккей приходят молодые специалисты. Я работаю тщательно, все анализирую. Давайте вернемся к этому разговору через какое-то время. Никто же не знает, как я работаю, вот и посмотрите. Вообще опытные тренеры – еще не гарантия достижения максимального результата. По большому счету опыт ничего не дает. Я все компенсирую своим трудом. И чувствую себя уверенно.

– Помимо "Торпедо" другие варианты у вас были?

– Нет, я не искал работу. Меня все устраивало в Новосибирске, где были отличные условия. Работать в тандеме с Дмитрием Квартальновым – одно удовольствие. Хочу поблагодарить генерального менеджера "Сибири" Кирилла Фастовского, всех сотрудников клуба. Я не рассылал свое резюме по клубам. И предложение от "Торпедо" было неожиданным.

– Как прошла встреча с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым?

– Отлично. Я изложил свое видение, план работы, рассказал про тот хоккей, в который будем играть. В свою очередь, господин Шанцев объяснил, чего хочет руководство области. Амбиции клуба и мои совпали.

– Говорят, вы в присутствии губернатора даже какие-то игровые схемы на доске рисовали…

– Я не рисовал. Просто заметил, что мы собираемся показывать агрессивный, жесткий хоккей, противнику будет неприятно играть в нашей зоне, возможно, где-то даже больно. Одна из главных черт команды – классное катание. Защитники должны подключаться к атакам, активно действовать в чужой зоне. Против пятерых соперников нельзя играть только трем нападающим, это вчерашний день. В то же время при потере шайбы будем использовать наработанные оборонительные схемы. Импровизировать не планируем.

– Убедили Шанцева в том, что ваша кандидатура – наиболее подходящая для "Торпедо"?

– Думаю, ему понравился мой азарт. Я люблю рано приходить на каток, а дома анализирую, изучаю видео, думаю. Хоккеисту куда легче, чем тренеру. Многие из нас, даже когда засыпают, мысленно продолжают работать. Только так можно достичь успеха. Считаю, у меня достаточно сил и желания, чтобы вместе с нижегородской командой решить те задачи, которые перед нами поставлены.

– Вы входили в тренерский штаб Дмитрия Квартальнова в "Северстали", в "Сибири". Он имеет какое-то отношение к вашему приходу в "Торпедо"?

– Нет, Дмитрий просто меня отпустил. Он понял, что это хороший шанс для меня, пожелал удачи. Он видел, как я трудился, насколько мне это интересно, насколько я требователен и к себе, и к игрокам. Я ему благодарен. У нас похожие взгляды на хоккей. Мы – близкие друзья, будем болеть друг за друга.

– А почему Квартальнов сам не возглавил "Торпедо"? Ведь он вроде бы даже подписал предварительное соглашение…

– Ничего Дмитрий не подписывал. У него действующий контракт с "Сибирью". И он никуда не мог уйти.

– Насколько знаю, у вас был действующий контракт с новосибирским клубом на следующий сезон…

– Когда вы работаете вторым тренером, а вас приглашают на роль главного, это хороший вызов. Учитывая обстоятельства, руководство "Сибири" пошло мне навстречу. Все ведь понимают, что такая возможность предоставляется далеко не каждый день.

ИРБЕ – ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ

– В свое время вы немало поиграли в НХЛ. Что особенно запомнилось вам в этот период?

– НХЛ – лучшая лига в мире. Там я получил бесценный опыт. Увидел, как тренер должен общаться с хоккеистами. На скамейке буду весь в игре. Когда команда чувствует исходящую от тренера энергию, она ею заряжается. Не люблю безразличных игроков, ребята должны выражать эмоции. Скамейке необходимо "звенеть", чтобы каждый был натянут, как струна. В НХЛ, когда играл в воротах, тренеры требовали, чтобы они меня на скамейке слышали.

– Наверное, наиболее приятные воспоминания у вас остались от "Питтсбурга", где вы провели немало матчей.

– Конечно, эта команда навсегда в моей памяти. Но самые позитивные для меня – два года в Ванкувере. В этом городе хоккей очень популярен. Выходишь на улицу – тебя узнают. Ты постоянно на виду – ни с чем не сравнимые ощущения. Думаю, в Нижнем будет то же самое. Надеемся на поддержку болельщиков. Мы же играем для них.

– В 2001 году вы подписали контракт с "Ванкувером", несмотря на то, что вам предложили роль второго голкипера…

– Полагал, что именно это моя роль. Никогда не боялся трудностей. Приехал за океан из рижского "Динамо" на свой страх и риск. Пробивался через низшие лиги за счет характера. И через год уже был в НХЛ. Я всего добился сам. Было непросто, меня подвергали критике, но я не сломался. У каждого игрока есть определенное место в команде. В то время я тянул на роль только второго вратаря. Но понимал, что в моих силах ситуацию изменить.

– В итоге вы довольно неплохо играли за "Кэнакс". Однако решили перебраться в Европу – и заключили контракт с "Ак Барсом".

– Я был уже в солидном возрасте. Хотел большего. Роль второго вратаря – лимитированное время на льду, а я хотел играть. Мне предложили продлить контракт с "Ванкувером", но в Казани сказали, что предоставят шанс стать первым. И после шести лет пребывания в НХЛ я выбрал Россию.

Да, в "Кэнакс" я так и не стал основным голкипером, тяжело это было сделать. Но я все равно доволен заокеанской карьерой. Вспоминаю одну историю. Тренер Марк Кроуфорд как-то раз подозвал перед матчем. Спросил, готова ли команда к игре. Я удивился вопросу. А он уточняет: "Когда я тебя выпускаю на площадку, у нас скамейка "мертвая", а когда ты на лавке – все в игре". Поэтому, мол, частенько и не хочет меня в ворота ставить.

– Из "Ак Барса" вас довольно быстро обменяли в "Химик"…

– Я ушел вместе с Андреем Яковенко, который после Казани стал генеральным менеджером воскресенского клуба. "Химику", который находился в зоне вылета, приехали помогать Валера Каменский, Герман Титов. Остаток сезона провели здорово, вернули народ на трибуны. В итоге не то что не вылетели из суперлиги, а почти вышли в плей-офф. Болельщики нас здорово поддерживали.

– Когда вы стали выступать за ЦСКА, поклонники армейцев вас, можно сказать, на руках носили. Вы дважды получали приз "Золотая подкова".

– Да, так болельщики оценили мои заслуги. У нас была интересная команда. Удалось поработать вместе с Вячеславом Быковым. Вообще не каждому дано поиграть в таком великом клубе.

– Вы завершили игровую карьеру в 33 года. Не рановато ли для вратаря?

– Наверное, действительно рановато. Но у меня была травма колена, которая давала о себе знать. К тому же в то время существовал большой налог на иностранных вратарей. И я принял решение повесить коньки на гвоздь.

– Кого вы считаете лучшим вратарем Латвии за всю ее хоккейную историю?

– Ирбе, это бесспорно. Человек достойно играл в НХЛ. Он – один из сильнейших голкиперов в истории.

– А почему не Скудра? Из скромности себя не назвали?

– Оцениваю все объективно. У меня достойная карьера. Но Ирбе – вне конкуренции.

– Супруга сейчас с вами в Нижнем Новгороде?

– Нет, Юля пока дома, в Таллине. Но она была со мной в Новосибирске, будет и здесь.

– Где обосновались?

– Пока в гостинице. С жильем еще не определился, но время есть.