Новости Статьи Матч-центр

Бородатый хоккей

Спартак Знарка

Итоги года

Лучшее-2018. "Вынесли тарелку со стеклянным колпаком. На ней лежало сердце Александра Белова"

Итоги года
2
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
В новогодние праздники "СЭ" предлагает перечитать материалы "Разговора по пятницам" за 2018-й. Авторы Юрий Голышак и Александр Кружков выбрали лучшие интервью рубрики за год, завершаем – беседой с вдовой великого тренера Владимира Кондрашина Евгенией Вячеславовной и сыном легенды Юрием. Материал вышел 30 ноября.

– Как развивалась болезнь Александра Белова?

Евгения Вячеславовна: – Началось все на сборе у Гомельского. Тот еще высказался: "Это тебя Кондрашин подучил, филонишь…" Да никогда бы Саша такого не позволил себе! Ему плохо стало! А Гомельский думал, что "косит".

– Отцепил со сборов?

– Да. Вернулся в Ленинград, поехали на дачу к Сашке Свиридову. Шашлык пожарили – Белова стошнило. Решили, отравился. Отвезли в Боткинские бараки, это инфекционная больница…

– Мама была в городе?

– Нет. Мы не стали ее волновать. Ну, подумаешь – отравление… А в больнице Саша пожелтел. Перевели в кардиологию. Обнаружили, что сердце сильно увеличено. Здесь уж мы напугались, позвонили маме. Она работала в бухгалтерии ГИДУВа. Знала всех профессоров, подняла на ноги. Сашку тут же туда перевезли, лично занимался профессор Воронов!

– Догадывались, насколько плохо дело?

– Петровичу сказали: "Тяжелейший случай". Сразу из Америки начали лекарства присылать. Саша не хотел, чтоб в больницу к нему кто-то приходил. Шура, его жена, была в это время в сборной. Мне сказал: "Ни в коем случае ей не говорите, чтоб не срывалась…" Я взглянула на его ноги – они, как бревна. Ужасно отекшие.

– Кажется, уже после смерти Белова вы видели его сердце?

– Это был кошмар!

– Четыре килограмма?

– Поменьше, но громадное. Есть у нас медицинский музей при госпитале ветеранов войны, там и хранится. Моя сестра приехала на курсы усовершенствования врачей, вечером возвращается домой: "Ой, Женя, что я сегодня пережила! Нам показывали сердце Саши…"

– Туда отправились?

– Нет-нет. Вскоре после похорон была конференция в мединституте, пригласили и нас. Хорошо, мы маму Саши не зазвали с собой! Она, наверное, там и умерла бы. Ничего об этом не знала, ее разрешения никто не спрашивал. Выступает профессор. Вдруг выносят на сцену тарелочку, на ней стеклянный колпак. Я чуть в обморок не грохнулась, как узнала, чье это.

– Последний разговор с Александром?

Юрий: – Позвонил мне 20 сентября. Он уже задыхался. Говорю: "Ты же спортсмен, держись". Саша горько усмехнулся… Через две недели его не стало.

Евгения Вячеславовна: – Нам сообщили рано утром. Петровичу профессор сказал еще накануне: "Все безнадежно, готовьтесь". Домой приехал черный от горя!

Юрий: – Я впервые увидел, как папа рыдает. Это так страшно! Сейчас рассказываю – и вздрагиваю.

Евгения Вячеславовна: – Сборная СССР была на Филиппинах, там чемпионат мира проходил. Но ребятам ничего не сказали. Узнали от югославов, те с траурными повязками вышли на ближайший матч.

Юрий: – О смерти Саши в наших газетах написали с опозданием. Зато "Голос Америки" в тот же день посвятил ему получасовую передачу. Папа сидел у приемника и плакал. Рассказывал потом: "Ты не представляешь, с какой теплотой о Сашке говорили! Поразительно!" А я еще сильнее Валерия Харламова зауважал.

– При чем здесь Харламов?

– Как раз в день похорон Саши, 5 октября, ЦСКА проводил в Ленинграде матч против СКА. Когда в гостинице хоккеисты обедали, Валерий поднялся: "Давайте помянем великого баскетболиста Александра Белова". Вся команда встала.

Полностью разговор – здесь

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
2
Офсайд
Загрузка...
Новостная рассылка «Вечерний Спорт-Экспресс»
Только на самые главные новости и важные материалы из мира спорта