Олимпиада

21 февраля 2022, 00:00

Почему мы были обязаны выиграть Олимпиаду? У финнов тренер работает четыре года, у нас — меняется каждый сезон

Игорь Рабинер анализирует поражение сборной России от Финляндии в финале Олимпиады
Игорь Рабинер
Обозреватель
Рабинер — о сборных России, Финляндии и неутешительных тенденциях международного хоккея.

Всё по делу

К сожалению, всё по делу. И по финальному матчу, и по турниру в целом. Финны в Пекине предстали более сбалансированной командой, и она доказала верность своего статуса фаворита во всех матчах. Еще и с волей — выиграли и после 0:3 со шведами, и после 0:1 с нашими. И серьезных шансов отыграться при 1:2 не было. В такие минуты кажется, что финны с закрытыми глазами знают, что делать.

В группе Финляндия победила во всех матчах, а Россия уступила в овертайме чехам. В четвертьфинале Суоми разорвали Швейцарию, в то время как мы с трудом прошли Данию. В полуфинале наш соперник забросил две безответные шайбы словакам, а нам со шведами потребовалась серия буллитов. На каждом этапе Олимпиады финны были хоть чуть-чуть, но сильнее нас! И фаворитами до Игр их называли не зря.

Пришло их время, и отличную команду можно только поздравить с победой, что первыми же словами на пресс-конференции и сделал Алексей Жамнов. Наши соседи ни разу в истории не выигрывали олимпийских турниров и первым случаем, когда их шансы рассматривались как самые высокие, воспользовались на все сто.

Мне очень смешно слышать мнения, что, дескать, без игроков НХЛ Россия ОБЯЗАНА выигрывать Олимпиаду. Людей, которые так считают, почему-то очень много. Но что за миф, что за дикое заблуждение заставляет их так думать? И дело тут не в количестве крытых катков в Финляндии, на которое традиционно ссылается Владислав Третьяк. То же самое мы не раз слышали и про Торонто, «где катков больше, чем во всей России», и т. д.

Катки катками, но президенту ФХР (реальным руководителем называть великого вратаря не стану, поскольку он там, как всем известно, давно уже другой — Роман Ротенберг) стоило бы порассуждать о более «земных» материях.

Например, о том, что Финляндию тренирует Юкка Ялонен, лучший, пожалуй, на сегодня европейский специалист, и делает он это с 2018 года. То есть уже четвертый сезон. Классному тренеру этого времени более чем достаточно, чтобы внедрить свою систему и чтобы игроки выучили ее назубок.

В 2019-м с ужасным на бумаге составом Ялонен выиграл чемпионат мира. Обыграл и нашу дрим-тим, причем всухую, и шведов, и канадцев с кучей энхаэловцев. Сейчас он оказался в совсем другой ситуации, из темной лошадки превратившись в фаворита, — но совладал и с ней. Всё по той же причине — он в сборной Суоми давно, и все четко знают, чего от него ждать.

Пять тренеров за четыре года

У нас как раз с момента прихода Ялонена в сборную Финляндии тренеры меняются каждый год. Олега Знарка после выигрыша Пхенчхана и конфликта с Ротенбергом сменил Илья Воробьев, того — Алексей Кудашов, того — Валерий Брагин, того — Алексей Жамнов. О какой системности работы при таких шатаниях со стороны как раз таки руководства ФХР можно говорить? И какое отношение к стабильности у одних и этой чудовищной круговерти тренеров у других имеет количество катков в Финляндии? Может, надо просто работать по уму и не менять тренеров после первого поражения на турнире, а иной раз даже и без него?

И это уже не говоря о гораздо большем опыте Ялонена в сравнении с Жамновым, да и всем его штабом, кроме Алексея Кудашова. Опыт — дело наживное, любой тренер с чего-то начинал. И начать с финала Олимпийских игр — более чем достойно. Но мы же знаем, что причины кадровых решений в нашем хоккее очень часто лежат не в спортивной плоскости. Поэтому и сейчас хотелось бы рассчитывать, что штаб пришел надолго и будет расти вместе с командой, но реалии нашего хоккея заставляют в этом сомневаться.

— Не люблю серебро, но это начало чего-то большого, — сказал после финала генеральный менеджер Илья Ковальчук.

Мне тоже очень хочется в это верить, но вопрос в том, сколько времени новому интересному штабу дадут. Хорошо и правильно, что сейчас этот штаб оставили и к ЧМ-2022 в Финляндии сборную будут готовить Жамнов и Ко. Но ведь даже сейчас Третьяк жестко заявляет:

— К работе тренерского штаба есть вопросы. Были безусловные ошибки и недочеты. Поэтому и результат только серебряный, хотя потенциал российского хоккея всегда чемпионский, золотой.

С чего вдруг он «чемпионский, золотой», президент ФХР не объяснил. Наверное, потому что в России мантра такая — в хоккей мы должны всегда выигрывать. Но мы уже не в Советском Союзе живем, пора очнуться от этих снов тридцатилетней давности о «Красной машине».

Сколько лет эта машина наигрывала каждое топ-звено? Пятерка Ларионова впервые сыграла вместе на Кубке Канады 1981 года, а разъехалась по клубам НХЛ только в 1989-м. Восемь лет в одном сочетании! В том же поколении Хомутов, Быков и Каменский тоже провели несколько сезонов вместе. А Михайлов — Петров — Харламов сколько играли? Если сейчас такое невозможно, как и 11 месяцев в году на сборах, какой еще «Красной машиной» мы себя обманываем?

Вот у финнов заглавную роль на Олимпиаде сыграло готовое звено из «Салавата Юлаева» — Гранлунд — Маннинен — Хартикайнен. В финале его, правда, закрыла тройка Григоренко — Андронов — Плотников, постоянно против финских уфимцев выходившая, и выстрелило другое сочетание — с регулярным убийцей сборной России, 36-летним сутулым героем ЧМ-2019 из «Йокерита» Марко Анттилой.

Но суть в другом — у финнов в КХЛ была готовая, играющая вместе уже второй сезон тройка, которая понимает друг друга с полуслова, а у нас — нет! Покойный Виктор Тихонов даже после развала Союза и отъезда десятков игроков в НХЛ взял на Игры в Альбервиль звенья по клубному принципу — и спартаковская тройка Борщевский — Болдин — Прохоров сыграла там одну из ведущих ролей. Не говоря уже о связке Быков — Хомутов, к которому добавили Хмылева.

42 игрока из КХЛ в финале Олимпиады говорят в пользу лиги

Сейчас топ-роли в первую очередь в созидании в ведущих наших клубах играют легионеры. Из 30 самых результативных хоккеистов лиги 19 — иностранцы. И даже из оставшихся 11 до Пекина доехало четверо — остальных, видимо, для такого хоккея посчитали слишком односторонними. У нас есть отдельно взятые звезды, которые редко задерживаются в России надолго, уезжают в НХЛ (и правильно делают), а «конвейерного» процесса подготовки мастеров — нет.

Кивать из-за результата финала на слабость КХЛ — полнейшая глупость хотя бы потому, что у чемпионов финнов 17 (!) игроков в этой самой лиге и выступают. И у шведов, вышедших в полуфинал, в КХЛ 10 человек.

Я не большой поклонник этого странного образования, зачем-то прервавшего чемпионат и оставившего клубы, которые не попали в Кубок Гагарина, равно как и их болельщиков, без хоккея на восемь месяцев. Но сколько мы слышим о силе других лиг вроде швейцарской — а подавляющее большинство составов команд топ-4 Пекина-2022 (кроме Словакии) играют в КХЛ.

Все четыре основных вратаря — полуфиналиста Олимпиады — оттуда! Словак Рыбар из минского «Динамо» получил приз лучшему голкиперу, финн Сятери из «Сибири» (и команды-то вроде далеко не топовые, зато вратари — в полном порядке) стал чемпионом, пропустив в трех матчах плей-офф две шайбы. Юханссону что ЦСКА, что СКА — всё одно, везде он в порядке. Так что Федотов выгрызает свое место в армейской основе в условиях жесточайшей вратарской конкуренции в лиге.

Просто в КХЛ привыкли к другим площадкам и другому темпоритму хоккея. Это в Пекине и привело к предельному упрощению игры. То есть представительством лига доказала, что остается ведущей в Европе, а вот качеством игры на турнире — лишь то, что отставание от НХЛ у нее гигантское.

Если же возвращаться к другим, малознакомым нам европейским лигам, то очень хотел бы создания в хоккее настоящей Лиги чемпионов с участием всей Европы. Если бы пара наших сильнейших клубов, допустим, раз в две недели играла бы в солидно спонсируемом континентальном (без заглавной буквы «К») соревновании, это развивало бы всех игроков и давало бы ощущение единства хоккейной Европе.

Новому президенту ИИХФ Люку Тардифу, начавшему работу с серии скандалов (попытка убрать Китай с его домашней Олимпиады, срыв бездарно организованного МЧМ), нужно сделать что-то хорошее, а лучше прорывное. Мне кажется, что найди он спонсоров на Лигу чемпионов (что не удалось Рене Фазелю), это был бы лучший ход для развития хоккея, который только можно придумать. Тогда, может, и на Олимпиаде был бы не только «бой быков», а демонстрация мастерства, не только работа, но и игра.

Вся Олимпиада была как «Нью-Джерси» середины 1990-х

В финале одно только соотношение бросков говорит обо всем лучше любых слов — 31-17. При таких обстоятельствах команда с семнадцатью может, конечно, выиграть, но для этого вратарь должен сыграть матч жизни.

Мы обязаны поаплодировать Ивану Федотову за этот турнир. Человек до него провел даже в Кубке Гагарина всего два матча, а тут взвалил на себя такую ношу и в целом справился с ней очень достойно. После первого периода организаторы собирали у нас списки игроков для символической сборной турнира, и мы с несколькими коллегами включили туда нашего 202-сантиметрового голкипера.

Даже если сегодня он сыграл не идеально (в частности, с перехвата его паса за воротами началась вторая голевая атака финнов), то, во-первых, всё равно много раз выручил, в том числе и при бросках в упор, во-вторых, пропустил всего две шайбы при 31 броске. А в-третьих и в-главных, нельзя валить вину за поражение на вратаря, если забиваешь один гол и наносишь 17 бросков.

— Нам не хватило злости в атаке, — формулирует Жамнов. Я бы добавил, что крайне не хватило и выдумки тоже. Впрочем, весь этот турнир был не про выдумку, не про творчество. Шло суровое мужское рубилово сугубо за результат. Слово «зрелище» оказалось в запретном списке хоккейного турнира китайской Олимпиады.

Игорь Ларионов сказал после финала в эфире Первого канала абсолютно точную вещь: «Ребята не отыграли турнир, а отработали». И это не упрек, а констатация.

Еще до матча мы общались с Профессором, и он рассказывал, что парой часов ранее созванивался с великим Скотти Боумэном, собиравшимся во Флориде смотреть финал, несмотря на позднее время начала (23.10) и собственный 88-летний возраст. Речь в их разговоре как раз и зашла о том, что собственно игры в международном — не энхаэловском, где ее как раз хватает — хоккее стало совсем мало. Таков тренд.

В нашем разговоре Ларионов выразился колоритно: мол, весь олимпийский турнир — это был сплошной «Нью-Джерси» 1990-х годов. Знаменитый, как известно, своими капканами и прочими оборонительными построениями. А на мои восторги по поводу эмоций от серии буллитов со шведами отреагировал сдержанно: плохо, мол, что мы обсуждаем только буллиты, как будто самой игры-то и нет.

Жамнов, говоря на тему работы, а не игры, акцентирует (как и Кудашов в интервью «СЭ») внимание на канадских площадках, принимавших турнир в Пекине, — в том числе и в объяснении огромной разницы стиля игры сборной России здесь и на Кубке Первого канала. Мол, они не позволяют творить, идет очень контактная игра, где нужно действовать плотно и в первую очередь отрабатывать в обоих конца льда. И никуда от этого не деться. Заметьте: это говорит ледовый творец, каким был экс-капитан «Чикаго» и участник Матча звезд от «Виннипега». А уж каким творцом был его помощник Федоров, да и Гончар, пусть и защитник, тоже...

И тут возникает большой парадокс.

Мучения Шипачева

Прекрасно помню, как после унылого хоккея на Олимпиаде в Сочи — с участием сильнейших — все обсуждали, что как раз большие площадки убивают зрелищность хоккея. На том турнире средняя результативность составляла 3,87 шайбы за игру. То есть даже чуть меньше счета 2:2 или 3:1.

Сейчас — еще меньше. 3,37 за игру. Это уже ближе к 2:1 или 3:0. А коробки меж тем — канадские. Что же происходит?

На мой взгляд, то, что на узких площадках игра может быть зрелищной только у больших мастеров, принимающих моментальные решения, быстрых и ногами, и головой, а также шикарно оснащенных технически. Где все или почти все такие играют? Правильно, в НХЛ.

Те же, кто считается технарями в России, на гораздо более ограниченном пространстве теряются. Достаточно посмотреть на Вадима Шипачева, лучшего бомбардира КХЛ. Со времен его поездки в «Вегас» и в Пхенчхан, оказывается, мало что изменилось. Его гол Дании ничего для капитана на турнире, увы, не перевернул. Он старался, но не получалось. По каждому его слову видно, что он это прекрасно осознает и готов к критике.

Правда, тут надо заметить, что последние матчи Шипачев проводил в звене с двумя силовыми форвардами — Чибисовым и Семеновым. А, как когда-то сказал мне тот же Ларионов по другому поводу, «художник не должен играть с двумя сантехниками, ему рядом нужен другой творец». Опять же — абсолютно не в обиду честным рабочим хоккеистам да будет это сказано.

Но что было делать Жамнову, если он сначала попробовал скрестить в одной тройке Шипачева с Гусевым и Григоренко, но это техничное на бумаге звено не набрало в двух первых матчах ни очка, да и признаков особого взаимопонимания не подавало? Штаб их развел по трем разным звеньям.

Гусев попал в достаточно техничную и думающую тройку с Ткачевым и Грицюком, в результате отдав шесть голевых передач и став лучшим ассистентом всего турнира (и на очко отстав от лидеров).

Универсальный Григоренко комфортно почувствовал себя в сочетании с Андроновым и Плотниковым, а в финале — правда, в большинстве — с кистей забил наш единственный гол (Карнаухов отлично закрыл видимость Сятери).

Шипачеву тоже дали еще один шанс на комфортное партнерство — с товарищем по динамовскому звену Галиевым, которого, как я понимаю, не в последнюю очередь из-за этого в сборную и взяли. Но Станислав находился настолько не в своей тарелке, что из теоретически первого звена в третьем периоде четвертьфинала сел на лавку, а на два следующих и вовсе не был заявлен.

Так Шипачев и оказался в совсем другом хоккее не только по размеру площадок, но и по стилистике партнеров по тройке. Но ведь хоккеист, претендующий на звание большого мастера, должен и партнеров прокачивать. Вспомните, как рядом с тем же Малкиным лучших времен на ЧМ-2012 раззабивались Попов и Пережогин, а в «Питтсбурге» сверкал условный Раст. Шипачеву подобное волшебство в Пекине не удалось не только с Чибисовым и Семеновым, но даже с Галиевым.

Требования этого хоккея настолько специфичны, здесь так нужны скорость и дисциплина, что в овертайме три на три со Швецией Жамнов даже ни разу не выпустил Гусева! Меня это, признаюсь, сильно удивило, а вот Ларионова, с которым я общался, — нет. И не могу сказать, что он тренеров за это осудил. Профессор произнес занятную фразу: «К голове Гусева бы ноги Слепышева...»

Тем не менее Никита — единственный наш представитель в списке 20 лучших бомбардиров (его тезка Нестеров делит 20-23-е места с 4 очками), а по голевым передачам кроме него, выигравшего эту гонку, в топ-30 наших больше нет. По голам же лучшие из россиян (Нестеров, Семенов и Слепышев, забившие по два) делят 25-е место. Отсюда вывод: это была команда, в которой некому оказалось забивать.

Триумф Слафковски абсолютно не означает, что так же получилось бы и у Мичкова

Вернемся к цифрам результативности. Эти 3,37 за игру намекают, что международный хоккей идет каким-то не тем путем. Или он просто оступился?

Например, в последнем Кубке Стэнли, где рубка еще более лютая, в 39 играх забили 204 шайбы. То есть в среднем — 5,23. Почти на два гола больше! На Олимпиаде-2010 в Ванкувере, последней, где все сильнейшие играли на льду привычного размера, в плей-офф было вообще 5,75.

И на Олимпиаде в Пхенчхане, где, как и в Пекине, не было энхаэловцев, зато площадки были другими, с голами было намного веселее. В плей-офф — 5,87! Даже на полгола больше, чем в последнем Кубке Стэнли, почти на 2,5 больше, чем в Пекине.

То есть ответственность задавливает бомбардиров далеко не хронически. Просто в Сочи на непривычно большом катке забуксовали люди из НХЛ, а в Пекине на канадской площадке — люди с недостаточным для нее уровнем мастерства из Европы. Вот такую я вывел формулу.

Жамнов говорит, что это был первый турнир на узкой коробке для хоккеистов, играющих в Европе, и эта непривычность наряду с отсутствием контрольных матчей и игровой практики до начала Игр ударила по творчеству всех команд. В том числе и финнов, которые тоже заботились в первую очередь о тылах.

По мнению главного тренера сборной России, по мере привыкания к узким площадкам творчество и у игроков из Европы на них обязательно появится. Но пока это бои гладиаторов.

Ровно в одном сборная России мне показалась симпатичнее финнов — в активном использовании молодежи. Младшему из игроков Суоми — 26 лет! Кстати, именно его, Бьорнинена, удаление реализовал Григоренко. Правда, он в ответ выдал в наши ворота пас и гол...

Раз чемпионы — значит, правы. Но как же классно наблюдать за 17-летним словаком Слафковски! Какой, например, победный гол в «девятку» он засадил шведам в матче за третье место! С семью голами он стал лучшим снайпером и бомбардиром турнира — и заслуженно получил еще и приз MVP. Только не надо сейчас про его ровесника Матвея Мичкова. Да, я и сам был сторонником его приглашения — но увидел, в какой хоккей здесь играли, и понял, что для хрупкого юноши это было бы реально опасно. А Слафковски — шкаф за 190 и под 100 кг. «Играющий!» — добавляет Ларионов. Такими в его возрасте были Ковальчук и Овечкин.

Зато у нас сейчас были 20-летние Грицюк и Никишин. Автор победного буллита в ворота шведов и защитник первой пары. Оба играли на турнире, понятно, не без ошибок, но по его ходу показали выдающийся прогресс, матерея буквально на ходу. Тренеры это видели и доверяли им по полной программе. Мальчишки и в финале были одними из лучших у наших. А еще ведь есть 21-летний Воронков, к которому просто уже привыкли.

Грицюк не был очевидным кандидатом на поездку в Пекин, но бурно прогрессировал у Боба Хартли (которому в интервью говорит за этот прогресс большое спасибо) — и ему дали шанс, которым парень блестяще воспользовался. Буду теперь внимательно за ним следить, а через год, когда закончится его контракт с «Авангардом», — ждать в «Нью-Джерси», который его задрафтовал. А Федотова в «Филадельфии» — уже ближайшим летом. Оба клуба сейчас таковы, что пробиться в них можно.

Спасибо парням за мужество, характер и выход в финал. Они сделали всё, что могли. Сначала во время церемонии награждения, кстати, не надевали медали, переданные им в руки, — но потом Карнаухов первым надел, и это стало сигналом для других. И правильно сделали. Им нечего стыдиться — хоккеисты выжали из себя максимум и были настоящим сплоченным коллективом. Это уже — безусловная заслуга штаба Жамнова, потому что само собой такое не происходит. И не зря Ковальчук (которого главный тренер публично пожелал и дальше видеть генеральным менеджером, хоть контракт у него и закончился) сказал: «За Алексеем Юрьевичем пойду куда угодно. Он показал себя настоящим мужиком и лидером».

Жамнов начал с того, что в короткие сроки построил честную рабочую команду, которая добилась на этой Олимпиаде многого, но не всего. Дальше ждем, что он захочет и сможет надстроить над этими единством и рабочей этикой игру в хоккей.

А пока всё закончилось так, как, увы, и должно было. Поэтому и горечи особой нет, несмотря на разрыв в одну шайбу. Я был на финале Нагано-1998 с чехами — и вот там было, поверьте, в разы тяжелее.