Новости
Меню
Олимпиада

22 февраля, 00:00

«Дело Валиевой не помешает нам вернуть в декабре гимн и флаг». Интервью Олега Матыцина

Министр спорта Олег Матыцин заявил, что дело Валиевой не помешает России вернуть в декабре гимн и флаг
Обозреватель
Министр спорта Российской Федерации — об Играх в Пекине, Александре Большунове, Елене Вяльбе и Камиле Валиевой.

Перекос

— У нашей сборной в Пекине 32 медали. Успех?

— Безусловно. В истории российского спорта это лучший результат на зимней Олимпиаде. Нашу страну представляли 213 атлетов в 13 видах спорта. Награды получили 68 человек, причем 15 — золотые медалисты. По количеству медалей, завоеванных в Пекине, мы уступили лишь Норвегии.

— Зато в неофициальном командном зачете на девятом месте.

— На то он и неофициальный. Подсчет только золотых обесценивает остальные награды, благодаря которым Россия обновила рекорд по общему количеству завоеванных медалей на зимних Играх. Еще важный момент — если анализировать выступления наших ребят и уровень конкуренции, положительная динамика налицо. Были и исторические достижения. В прыжках на лыжах с трамплина мы взяли медаль впервые за 54 года. Золотые медали в лыжных эстафетах завоеваны в мужской команде впервые за 42 года, а в женской — за 16 лет. В женском могуле бронза — спустя 28 лет. Конечно, не во всех видах спорта ожидания оправдались. Но ресурсы у нас есть, будем работать.

— Как объяснить резкий перекос в сторону серебряных и бронзовых медалей третью Олимпиаду подряд?

— Да, в Пхенчхане, Токио и Пекине вторых и третьих мест у России гораздо больше, чем первых. Но не стоит зацикливаться на голых цифрах. Важно, что предшествовало этому результату. Конкуренция в мировом спорте с каждым годом растет, и теперь некоторые страны делают упор на конкретные дисциплины. Допустим, у Китая сейчас девять золотых медалей — в основном за счет фристайла и шорт-трека. Мы же стараемся охватить практически все виды спорта, постоянно развиваем их. И медали, завоеванные в 9 видах спорта из 13, это подтверждают. Правда, в медалеемких мы пока не вполне успешны.

— Это в каких?

— Коньки, фристайл... Разумеется, все надеялись, что золотых медалей у нас будет больше. Кому-то откровенно не повезло. Кого-то подвели проблемы со здоровьем, последствия ковида. А где-то сказалась психологическая неуверенность. Как в случае с Эдуардом Латыповым на четвертом этапе биатлонной эстафеты. С тренерами и руководителями федераций после их возвращения из Пекина проведем детальный анализ. Разберем причины неудач, поймем, где допустили ошибки. В свою очередь, Министерство спорта уже предложило комплекс мер по совершенствованию подготовки сборных команд.

— Что за меры?

— Наша цель — формирование стабильной централизованной системы управления и развития спорта в России, где основными компонентами являются инфраструктура, современное законодательное регулирование, научно-методическое и медицинское обеспечение с учетом мировых тенденций, подготовка высокопрофессиональных тренеров. При этом главную роль должно играть государство.

— А что с инфраструктурой?

— К сожалению, на территории России пока недостаточно федеральных и региональных спортивных баз, которые могли бы полностью обеспечить подготовку сборных, особенно в медалеемких видах. Как летних, так и зимних — речь о гребле, велоспорте, коньках, легкой атлетике, плавании... Наша задача — в ближайшие полтора олимпийских цикла создать инфраструктуру, чтобы спортсмены тренировались преимущественно в России. Тогда за подготовкой будет более эффективный медицинский и научный контроль.

Иван Якимушкин, Александр Большунов, Симен Крюгер. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Иван Якимушкин, Александр Большунов, Симен Крюгер.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Большунов

— Сегодня любая олимпийская медаль воспринимается как крутое достижение. Хотя раньше никто не говорил: «Выиграл бронзу». Победой считалось только золото.

— Мы не перестали быть максималистами. Просто надо понимать, что сейчас на Олимпийских играх завоевать серебро и бронзу в разы сложнее, чем сорок лет назад. Порой судьбу медалей решают десятые, сотые, тысячные доли секунд. Конкуренция выросла — и значительно! Раньше за награды высшей пробы боролись около десятка стран. А теперь 50 в летних видах и 20 с лишним — в зимних. Глобального преимущества уже нет ни у кого.

— Это правда.

— Сам спорт стал более жестким, технологичным, индустриальным. Нет барьерной среды, тренеры спокойно кочуют по разным странам. Возьмем тот же Китай. Я давно говорил, что он на домашних Играх в командном зачете будет в тройке. Так и получилось. Хотя в зимних видах китайцы прежде не блистали. Думаю, их опыт и нам надо взять на вооружение.

— То есть?

— Сфокусироваться на конкретных направлениях — в данном случае на медалеемких видах спорта. Между прочим, для подготовки сборной России к Олимпиаде в Пекине правительство выделило около семи миллиардов рублей. Плюс деньги спортивных федераций, спонсоров, партнеров. Цена медали становится все более высокой, и это нельзя не учитывать.

— Для кого-то главный герой Игр-2022 — Александр Большунов, для кого-то — Анна Щербакова. А для вас — кто?

— Всех, кто увозит из Пекина медаль, можно считать героями. Сразу вспоминаются золотые лыжные эстафеты у мужчин и женщин. Серебряная медаль Ивана Якимушкина в марафоне. Биатлонистка Ирина Казакевич, которая бежала эстафету в день похорон отца и завоевала серебро. А тот же Латыпов? Из-за ковида был на карантине, столкнулся с колоссальными трудностями при подготовке. Потом маленькая трагедия на четвертом этапе эстафеты. Но не опустил рук и все-таки сумел добыть бронзу... Если брать общее количество наград, то здесь, конечно, вне конкуренции Сан Саныч Большунов. Пять медалей, из них три — золотые! Вот уж действительно — король лыж!

— В чем секрет его успеха?

— Тут много факторов. Мотивация. Психология. Мощный внутренний стержень. Мудрый тренер. Юрий Бородавко умеет правильно спланировать подготовку, чтобы в нужный момент вывести спортсмена на пик формы, и грамотно выстраивает тактику в гонках. Ты можешь быть сильным, выносливым, но без четкой стратегии ничего не добьешься. Кроме того, на лыжников положительно влияет хорошая атмосфера, которую создали в сборной Елена Вяльбе и тренерский штаб. Ребята все амбициозные, при этом сплоченные, помогают друг другу, поддерживают. Что очень важно на больших турнирах.

Елена Вяльбе. Фото Наталья Пахаленко/ОКР
Елена Вяльбе.
Наталья Пахаленко/ОКР

Вяльбе

— Вторую Олимпиаду подряд мы восхищаемся не только нашими лыжниками, но и Вяльбе. Чему у нее стоит поучиться другим руководителям федераций?

— О, про Елену Валерьевну могу долго рассказывать. Мы добрые товарищи, во время Игр созванивались почти каждый день. А в субботу вечером уже в третий раз пересматривал «Белый снег», хотя был и на премьерном показе... Вяльбе — максималистка. Профессионал. Сама прошла в спорте тяжелейший путь. Рядом с ней всю карьеру был прекрасный тренер — Виктор Максимович Ткаченко. На принципах, заложенных им, Вяльбе и выстраивает работу. И в федерации, и в сборной.

— Что за принципы?

— Открытость, доступность, доверие. Огромное уважение к тренеру и спортсмену. Когда видишь, что руководитель переживает не просто за результат, а за твою жизнь, это рождает взаимную ответственность. Хочется горы свернуть. Но с Еленой Валерьевной нелегко. Она не из тех, кто скрывает собственное мнение. Наоборот, все говорит в глаза. Может жестко высказаться про кого угодно. В этом плане у нее нет никаких ограничений.

— Так зачем вы «Белый снег» пересматривали?

— Показывали в субботу по Первому каналу. Включили с женой — и затянуло. На фоне пекинских побед решили вспомнить славные страницы нашей истории.

— Хорошее кино?

— Очень! Один из лучших спортивных фильмов. Нравятся мне и «Движение вверх», «Легенда № 17», «Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее». Но в «Белом снеге» тема раскрыта глубже. Картина не только о спорте.

— Еще о чем?

— О жизненных ценностях. О роли тренера в судьбе спортсмена. Правильно расставлены акценты. Первый тренер Лене вообще щелбаны давал! А потом появился Максимыч, который убедил ее родных, чтобы она занималась спортом. И в дальнейшем всегда был рядом, помогал.

— Была бы своя Вяльбе у биатлонистов — в Пекине результаты оказались бы не хуже, чем у лыжников?

— Начнем с того, что успех лыжной сборной неслучаен. Там выстроена система. Отсюда 11 медалей на Олимпиаде, ярчайшие победы в эстафетах у мужчин и женщин. Но если человек с чем-то великолепно справляется, это не значит, что его нужно перекидывать на другой участок. Лучше проанализировать, за счет чего удается добиться эффективности, и перенять опыт. Причем касается всех — руководителей, тренеров, научно-методического персонала. Ведь в спортивных дисциплинах много общего. Например, недавно Шамиль Тарпищев на сбор юниорской команды пригласил гандбольного тренера. Я поразился — зачем?!

— Действительно.

— Оказывается, в гандболе структура движения броска схожа с подачей в теннисе. Из таких мелочей все и складывается. Я уж не говорю о психологической подготовке. Сегодня в большом спорте это играет ключевую роль. Возвращаясь к биатлону — вот почему наши часто промахиваются в решающий момент?

— Почему?

— Не потому, что стрелять не умеют или не улавливают направление ветра. На мой взгляд, дело исключительно в психологии! Кто-то в нужное время в нужном месте справляется с волнением, а кто-то — нет.

— Еще биатлонную сборную постоянно разъедают скандалы. Напрягает?

— Я вам так скажу: ситуация стабилизировалась. Два года назад, когда меня только назначили министром спорта, сложностей было намного больше — и внутри СБР, и во взаимодействиях с IBU. Мгновенно восстановить былую славу отечественного биатлона непросто, но сейчас все приходит в норму. Уверен, тренерский штаб и руководство СБР на правильном пути.

Камила Валиева. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Камила Валиева.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Камила

— Общались с Камилой Валиевой после ее прилета в Москву?

— Разумеется. Мы и до этого были на связи. На Камилу выпало тяжелейшее испытание, но вижу, что она не сломалась. Уже приступила к тренировкам. Теперь самое главное — разобраться в причинах инцидента. Понять, что на самом деле произошло.

— Министерство спорта будет проводить расследование?

— У нас нет для этого полномочий. В отличие от РУСАДА. Ну а мы со своей стороны готовы оказать всяческое содействие.

— Президент МОК Томас Бах в Пекине заявил: «У меня нет уверенности, что ближайшее окружение Камилы заслуживает доверия». А у вас — есть?

— Конечно! Полное доверие! И к тренерскому штабу, и к медицинскому персоналу. Давайте не забывать о презумпции невиновности. До завершения расследования нельзя никого обвинять в каких-то нарушениях.

— Слова Баха удивили?

— Мягко говоря.

— Как полагаете, сохраним мы золото командника?

— Надеюсь.

— Аргументы?

— Микроскопические следы запрещенного препарата никак не повлияли на выступление Валиевой в командном турнире. Фигуристку неоднократно тестировали и на Играх, и до их начала — все пробы чистые. Кроме той, что взяли в декабре 2021 года.

— После Игр в Токио вы сказали: «На Олимпиаде-2024 у нас уже будет и гимн, и флаг». Дело Валиевой может этому помешать?

— Думаю, нет. Это разовый случай, а не системная проблема. К нам регулярно приезжают мониторинговые группы Совета Европы, изучают ситуацию с допингом. Все в один голос говорят, что на сегодняшний день Россия — один из лидеров по созданию честного спорта. Не сомневаюсь, к 17 декабря 2022 года дорожная карта для восстановления членства РУСАДА будет выполнена. И уже в 2023-м на спортивных аренах снова зазвучит российский гимн.

Олег Матыцин. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Олег Матыцин.
Федор Успенский, Фото «СЭ»

Лимит

— Хоккейный финал смотрели в прямом эфире — в семь утра по московскому времени?

— А как же!

— Легендарный Борис Майоров назвал игру нашей сборной примитивной. Какое слово подберете вы?

— От громких эпитетов воздержусь. Конечно, хотелось, чтобы сборная России играла в яркий атакующий хоккей. Но финал не назову скучным. Напряжение зашкаливало, парни сражались до последних секунд. Когда драматично, по буллитам, вырвали победу у шведов, мелькнула надежда, что и финскую стену взломаем. Увы... То ли сыгранности не хватило, то ли мастерства. Соперник был объективно сильнее.

— Как для себя объясняете провал в бобслее и скелетоне?

— Для нас это неожиданность. По ходу сезона казалось, что на Играх без медалей не останемся. Но что-то пошло не так. Впереди разговор с тренерским штабом, заседание экспертного совета. Надо все проанализировать и сделать выводы. Чтобы максимально эффективно подготовиться к Олимпиаде-2026.

— А крик души скелетонистки Елены Никитиной? Уверяет, что ее морально уничтожили еще в середине сезона и внутри сборной — война.

— Пока без комментариев. Я разговаривал по телефону с Еленой Аникиной, президентом федерации бобслея и скелетона. Сошлись на том, что она вернется в Москву, мы сразу встретимся и все обсудим. В любой команде должна быть атмосфера доверия. Иначе результата не будет.

— Ну и напоследок о футболе. На днях прошла информация, что Министерство спорта и РФС согласовали новый лимит на легионеров в РПЛ.

— Не совсем так. Российский футбольный союз представил нам свои предложения по поводу возможного изменения лимита на следующий сезон. В ближайшее время еще раз встретимся с Александром Дюковым, президентом РФС, и примем окончательное решение.

— Вы-то новую модель лимита одобряете? Восемь иностранцев в поле, тринадцать — в заявке на чемпионат. Плюс специальный налог: клубы платят за каждую минуту, проведенную легионером на поле, взамен последуют соразмерные выплаты за участие в матче российских игроков до 23 лет.

— Жизнь покажет, пойдут ли эти изменения на пользу нашему футболу. Главное — выстроить приоритеты и понять, на что ориентируемся. На развитие клубов, сборной, детско-юношеских школ... Если учтем все факторы — это будет работающий вариант. Очень важно, чтобы новый лимит одобрила вся лига, не только топ-клубы. В целом должна быть конкурентная среда. Чтобы именно российские игроки росли, развивались. А мы почему-то постоянно делаем акцент на легионерах, забывая о том, что приоритет для нас — национальная система футбола.