Самый грязный забег в олимпийской истории. Такого на Играх не было никогда

Олимпиада   /  Токио-2020   /  Легкая атлетика  Допинг
93
32
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Наталья Марьянчик
Наталья Марьянчик
Обозреватель
Как у канадского спринтера Бена Джонсона забрали мировой рекорд, а шестерых из восьми финалистов поймали на допинге.

Финал мужской стометровки на Олимпийских играх-1988 в Сеуле вошел в историю как «самый грязный забег». Помимо шокирующего известия о допинге у чемпиона и рекордсмена мира канадца Бена Джонсона впоследствии в той или иной мере причастны к допинговым делам оказались практически все участники забега.

Мир впервые содрогнулся от допингового скандала

Об этих 9,79 секунды потом напишут книгу и снимут документальный фильм. Хотя в современной истории у Бена Джонсона и компании, пожалуй, появился конкурент. Речь о женском финале в беге на 1500 м на Олимпийских играх 2012 года в Лондоне. Из 13 участниц того старта только семи на протяжении карьеры удалось остаться в стороне от обвинений в допинге.

Двух турчанок, которые финишировали первыми, дисквалифицировали почти сразу. Из россиянок там бежали Татьяна Томашова и Екатерина Костецкая: одна к тому моменту уже отбыла наказание за допинг, другая — свое еще получит спустя несколько лет. Из первой шестерки «чистыми» остались только двое — Мариам Юсуф Джамаль из Бахрейна, которая была третьей, и американка Шэннон Роберри на шестом месте.

Но все-таки это несравнимо по масштабу со случившимся в 1988-м. Тогда спортивный мир впервые содрогнулся от грандиозного допингового скандала. Современная борьба с допингом, какой мы ее увидим в том числе и на Играх в Токио, зарождалась именно в Сеуле.

Джонсон приносил МОК миллионные контракты

Бен Джонсон подошел к Играм 1988 года на пике славы, формы и спонсорских контрактов. На тот момент он был без преувеличения самым известным спортсменом в мире. Их противостояние с Карлом Льюисом за звание самого быстрого человека планеты было главным событием Олимпиады. Не было ни одного человека во всей Канаде, кто не следил бы в этот вечер за мужской стометровкой.

И Бен Джонсон оправдал все ожидания! Его время 9,79 — новый мировой рекорд, фантастические секунды даже сейчас. С таким результатом Джонсон выиграл бы Олимпийские игры в Рио, опередив самого Усэйна Болта. Публика ликовала: простоватого Бена почти все предпочитали надменному Льюису. Джонсона в тот же вечер позвали на прием к президенту Международного олимпийского комитета Хуану Антонио Самаранчу.

Тоже немыслимая вещь по нынешним временам: так выделять кого-то из олимпийских чемпионов. Но тогда Самаранчу нужно было показать Бена спонсорам. Джонсоном торговали как самым лакомым олимпийским куском, его бег приносил МОК миллионные контракты.

Обманщик и предатель

На следующий день на пресс-конференции Джонсон заявил, что теперь его мировой рекорд простоит лет 50, не меньше. Но на деле он продержался меньше суток, пока не пришла новость, что в пробе канадца обнаружен станозолол. Это было шоком: на тот момент еще никого не лишали олимпийского золота. За десять с небольшим лет до создания ВАДА дело Джонсона стало первым допинговым скандалом современности.

Всемирная любовь моментально превратилась в ненависть. Разочарованные болельщики клеймили Джонсона как обманщика и предателя. Ему устроили слушания в канадском суде, которые по пять часов ежедневно транслировались на всю страну в прямом эфире. Там Бен впервые заявил, что вообще-то допинг принимают все. И он не делал ничего такого, к чему не прибегали бы и его конкуренты. Бен говорил абсолютную правду. Но почему-то изгоем стал только он сам. А все остальные участники того забега почти вышли сухими из воды.

Нечистый «чистый чемпион»

Сразу после дисквалификации Джонсона золотую медаль вручили Карлу Льюису, который финишировал вторым. Льюис с гордостью говорил, какой он молодец, что «чистым» совсем немного уступил нашпигованному допингом канадцу. Но спустя много лет выяснилось, что не все так просто.

Сам Льюис сдал аж три положительные пробы на тот же самый анаболик на отборочном чемпионате США, который предшествовал Олимпиаде. По правилам его должны были дисквалифицировать. Вместо этого Олимпийский комитет США сослался на невысокую концентрацию препарата и поверил объяснениям спортсмена, якобы анаболик попал к нему из биодобавок. Так что Льюис бежал в Сеуле, прекрасно понимая, что сам был на волоске от дисквалификации. И хотя формально он до сих пор остается олимпийским чемпионом, его репутация похоронена навсегда.

Бронзовый призер Линфорд Кристи тоже попался в Сеуле — у него нашли псевдоэфедрин. Но медицинская комиссия МОК на фоне скандала с Джонсоном была либеральна и не стала дисквалифицировать. Впрочем, как и Джонсон, раз подсев на допинговую иглу, остановиться британец уже не смог. И в 1999-м все-таки попался на нандролоне.

Если по-честному, то олимпийским чемпионом 1988-го должен был быть объявлен американец Келвин Смит. Но фамилию этого спортсмена не знает никто, кроме специалистов. В Сеуле он прибежал четвертым и не шел ни в какое сравнение по харизме с Джонсоном, Льюисом или даже Кристи. Помимо Смита, «чистым» еще, судя по всему, был представитель Бразилии Робсон Коэтано на последнем, восьмом месте. На этом все.

Впрочем, даже в отношении этих спортсменов спустя столько лет нельзя быть ни в чем уверенными. Им могло просто повезти не получить направление на допинг-контроль после финиша.

Наталья Марьянчик

vs
93
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...