Теннис

29 мая 2016, 19:30

Екатерина Макарова: "Узнала о мельдонии, только когда разразился скандал"

Владимир РАУШ
Обозреватель

ROLAND GARROS

Одна из лидеров российской сборной рассказала "СЭ", как жить, когда решается твое олимпийское будущее

Владимир РАУШ
из Парижа

Екатерина Макарова сейчас выступает в Париже, а в мыслях у нее нет-нет да и проскочит олимпийский Рио. В ближайшие дни должно решиться, сможет ли она помимо парного турнира выступить на Играх и в одиночном. Это произойдет в том случае, если Международная теннисная федерация (ITF) наложит длительную дисквалификацию на Марию Шарапову за употребление мельдония.

НА ОЛИМПИАДЕ СТАРАЮСЬ НЕ ЗАЦИКЛИВАТЬСЯ

- Ждете решения вопроса с напряжением? – вопрос Кате.

- По итогам нынешнего Roland Garros Даша Касаткина должна обойти меня в национальном рейтинге и отодвинуть на 5-е место. Таким образом я стану запасной и буду целиком зависеть от того, какое решение примут по Маше Шараповой. Пока у меня нет абсолютно никакой информации на этот счет. И напряжение, конечно, присутствует.

- Как оно реализуется на практике? Вы с утра бросаетесь к компьютеру, чтобы посмотреть свежую сводку новостей?

- Как раз наоборот: я стараюсь жить обычной жизнью и не зацикливаться на этом вопросе. Иначе ажиотаж может просто захлестнуть. Думаю, если новость появится, меня быстро поставят в известность. Найдутся люди, которые тут же пошлют мне весточку.

- По неофициальной информации, решение вопроса откладывается до 9 июня.

- Оно каждый раз отодвигается и отодвигается. Это все как-то очень странно... Удивительно, чего оно так тянется? Решение по другим спортсменам обычно выносится гораздо быстрее. Ну что делать, как будет, так и будет. Если мне суждено выступить на Олимпиаде еще и в одиночке, эта возможность от меня не уйдет.

- Вы сейчас находитесь в двусмысленной ситуации: чтобы самой поехать в Рио, нужно желать длительной дисквалификации для Шараповой.

- Положение действительно щекотливое. Ситуация складывается так, что я получаюсь крайней. Мельдоний принимала Маша, а вопрос ребром стоит для меня. Мне очень сложно говорить на эту тему, правда. Я никому не желаю зла, но... Пусть как будет, так и будет.

- Белоруска Вика Азаренко в недавнем интервью "СЭ" заявила, что не принимает даже витаминов. По ее словам, все необходимые вещества содержатся в еде.

- Лично я витамины принимаю, но самые обычные – мультикомплексы, Омегу-3. Больше ничего. О мельдонии, например, я узнала, только когда разразился весь этот скандал. Раньше про него я даже не слышала и уж тем более не принимала.

РАКЕТКИ ЛОМАЛА ТОЛЬКО НА ТРЕНИРОВКАХ

- Многие зарубежные теннисисты достаточно спокойно относятся к олимпийским выступлениям, ставя их значительно ниже турниров "Большого шлема".

- Для меня участие в Олимпиаде очень важно. Хочется выступить там не только в одиночке, но и в паре. Я была на Играх в Лондоне четыре года назад и почувствовала, насколько та атмосфера отличалась от обычных теннисных соревнований. Если бы мне предложили, спокойно променяла бы "Большой шлем" на олимпийскую медаль. Наверное, это заложено в нас с советских времен. Участие в Олимпийских играх для наших спортсменов всегда было вершиной карьеры и выиграть их для страны считалось очень почетно.

- Весной по состоянию здоровья вы пропустили несколько турниров, которые Веснина провела вместе с Касаткиной. Вернувшись в строй, быстро наладили старые связи с партнершей?

- Мы так давно играем вместе, что никаких проблем не возникло. В Мадриде снова встали в пару – и перерыва как будто не было. Вышли в полуфинал, по пути одолев сильных соперниц. Чувство локтя у нас налажено, оно уже сидит в крови.

- На днях был свидетелем, как Алла Кудрявцева, играющая в паре с американкой Кинг, с досады буквально расколошматила ракетку о корт. У вас такие приступы ярости бывают?

- Такие – только на тренировках. В самом деле, у меня была пара случаев, когда во время спарринга я ломала ракетку о корт. В официальных матчах я стараюсь сдерживаться. Тут моя злость обычно выражается в каких-то странных телодвижениях. Или раздраженных разговорах самой с собой и с тренером.

- Как Евгения Манюкова реагирует в таких случаях?

- Чаще всего молчит. Но даже по ее мимике все становится понятно. Она сидит с таким недовольным видом, который буквально вопиет: "Как можно было сыграть так глупо?!" (Смеется.) В принципе, тренерам с трибуны давать подсказки не разрешается. Мой спарринг-партнер Антон Зайцев иногда даже спрашивает: "Зачем ты смотришь на нас? Мы же тебе не помощники".

- И зачем смотрите?

- Это просто рефлекс. Хочется чувствовать, что за тебя кто-то переживает. Когда знаешь, что вон там располагается твоя группа поддержки, сражаться на корте становится проще. Бросишь взгляд на своих и вспоминаешь тактическую установку на матч: куда надо бежать, как бить. Да и физических сил словно бы прибавляется.