/ Россия
Газета № 7700, 06.08.2018
В гостях у "СЭ" побывала легендарная волейболистка, а ныне куратор молодежных сборных России.

НАДЕЮСЬ, НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРЕ БУДЕМ В ПРИЗАХ

– Какое впечатление произвело на вас выступление женской сборной России в Лиге наций? Абстрагируясь от результата, который, понятное дело, неудачный – в "Финал шести" команда не попала.

– Это был промежуточный вариант. Ряду ведущих игроков дали отдых и время на восстановление. Кому-то, наоборот, впервые дали попробовать свои силы в сборной. Главный тренер Вадим Панков хотел посмотреть новых игроков в деле, у него еще есть возможность подготовить команду, которую он повезет на чемпионат мира.

– Насколько вообще такие коммерческие турниры могут говорить о состоянии команды?

– Это двойственный вопрос. Часто команда, которая выигрывает Лигу наций или, как раньше ее называли раньше, Мировую лигу, на следующих соревнованиях, будь то чемпионат мира или Европы, не показывала столь высокий результат, а бывало, что и подтверждала свой статус. Лично я всегда рассматривала такие турниры как подготовку к основным стартам сезона.

– А для молодых волейболисток такие турниры насколько важны? Нет ли такого, что в глубине души они понимают, что это – не самый значимый старт?

– Сам вызов молодого игрока в сборную – это для него уже достижение. Я думаю, они отдают себе в этом отчет и не разделяют турниры на более или менее важные.

– На этом турнире приходилось много летать между Европой и Азией. Насколько это могло сказаться на качестве игры и состоянии тех девочек, которые только недавно в сборной?

– Это достаточно сложно. Смена часовых поясов, времени на адаптацию почти нет, но нужно выходить и показывать результат. Но все команды находятся в равных условиях.

– Недавно было встреча мужской команды с вице-премьером по спорту Ольгой Голодец, там речь шла о возможном выделении специального самолета, чтобы было легче с перелетами. Это помогло бы снизить нагрузку?

– У некоторых команд в мужском чемпионате России была возможность летать своими бортами. Это, конечно же, упрощает ситуацию. Ты не зависишь от расписания, не сидишь не ждешь в аэропорту, спокойно подгоняешь самолет под свой график и летаешь. Это намного легче с точки зрения адаптации и тренировочного процесса.

– В том составе, в котором сборная провела Лигу наций, каковы наши шансы на чемпионате мира?

– В этом составе – сложно сказать. Но сейчас добавились игроки основного состава: Наталья Гончарова, Евгения Старцева, ряд других. Это существенно усилит команду, изменит рисунок игры. Я надеюсь, мы будем в призах. Как минимум, в четверке.

– Быть в тройке – реальная задача?

– Я думаю, ее поставят перед сборной или уже поставили. Перед сборными по волейболу всегда ставят самые высокие задачи – только первые места.

– В последние несколько сезонов наблюдался некоторый спад результатов, если оставить за скобками победу на ЧЕ-2015.

– Я понимаю, о чем вы говорите, в последние годы действительно нет больших побед. Я считаю, что не совсем правильно выбрали тренеров в 2017 году (команду возглавляли Владимир Кузюткин, которого сменил Константин Ушаков. – Прим. "СЭ"). Сейчас снова поменяли тренера, пришел Вадим Панков, но такие моменты не дают сформировать команду. Как по мне, 2017-й год – упущенный для сборной. Нужно начинать с нуля, а это сложно.

НЕ ПРИЕМЛЮ СЛОВА "ЛИДЕР"

– Есть ли в сборной сейчас лидер по игре и по духу, каким была Екатерина Гамова?

– Я вообще слово "лидер" не приемлю. Бывает такое, что игрок может весь турнир тянуть команду на себе, а последний мяч забьет другой. И кто тогда лидер?

– Но все же, есть ли в команде человек, на которого можно положиться как на лидера?

– Думаю, это будет Наталья Гончарова. К сожалению, сейчас нет Татьяны Кошелевой, которая залечивает травму.

– Насколько важно возвращение Кошелевой?

– Она всех заряжает энергией, борется до конца в любых ситуациях. Иногда я даже тормозила ее, потому что эмоций ну очень много. Наверное, иногда из-за этого Татьяна не может остановиться и начинаются проблемы со здоровьем. Она будет терпеть, умирать на площадке, но не остановится.

– Как относятся игроки к ситуации, кода все уже на своих местах, но потом возвращается звезда и приходится перестраиваться?

– Совершенно нормально. Люди играют не первый год вместе, не только в сборной, но и в клубах. Все друг друга знают и понимают, что если Татьяна вернется, это будет совершенно другая команда.

– Четыре года – не слишком большой срок, чтобы готовить команду к конкретному старту? Ясно же, что игроки за это время будут уходить, будут появляться новые.

– Обычно смена поколений происходит после Олимпийских игр. Ряд игроков уходит, приходят новые тренеры и сейчас мы это видим в мужской сборной. У них идет плановая работа, которая дает свои результаты.

– Возвращаясь к фигуре Вадима Панкова. Каковы его самые сильные качества как тренера?

– Юмор. Вадим Анатольевич – очень хороший человек. Безумно его уважаю. Тот результат, который он показывал последние годы в "Заречье-Одинцово", где играли в основном девочки в возрасте около 20 лет, заслуживает уважения.

СИМУЛЯЦИИ – ЭТО ЧАСТЬ ИГРЫ. НЕЙМАРА НЕ ОСУЖДАЮ

– Вы внимательно следите за чемпионатом России?

– Очень внимательно – нет. Смотрю в основном только знаковые матчи.

– Вам не кажется скучным, что два "Динамо" – казанское и московское – из года в год сражаются между собой, а рядом с ними никого нет? Это же не очень хорошо для чемпионата в целом.

– Так сложилось, к сожалению. Конечно же, хочется, чтобы конкуренция была выше. У этих клубов есть финансовые возможности, чтобы покупать хороших игроков. Хотя это не так просто – мол, есть деньги, ты купил игроков и машешь шашкой. Проводится еще и большая работа. В последние годы было все непросто в женском чемпионате, было всего 10 команд. Начиная со следующего сезона будет 12 – это уже шаг вперед.

– А должен, на ваш взгляд, быть некий финансовый fair play, чтобы у клубов были равные возможности?

– А как это сделать?

– Пойти по пути Северной Америки, как сделали в НХЛ или НБА. С системой потолка зарплат, драфта игроков.

– Не знаю. Об этом лучше спрашивать у федерации.

– За каким спортом помимо волейбола еще следите?

– За самым разным. Мой супруг любит "Формулу-1". И я, безусловно, смотрю ее вместе с ним.

– За кого болеете в "Формуле-1"?

– За Кими Райкконена. Еще следим за MotoGP.

– А там за кого болеете?

– За Валентино Росси.

– Игровые виды спорта? Хоккей?

– Конечно.

– Футбол?

– В меньшей степени, если это только не Лига чемпионов.

 

Вперёд Россия!!!💪🏼💪🏼💪🏼🇷🇺🇷🇺🇷🇺

Публикация от Ekaterina Gamova (@ekaterinagamova11) 1 Июл 2018 в 6:56 PDT

– А за чемпионатом мира следили?

– Конечно.

– Ходили на матчи?

– Нет. Прийти на стадион – это получить заряд эмоций, а я знаю, что это такое. Смотреть по телевизору мне интереснее. Потому что есть возможность посмотреть повтор, увидеть эмоции, увидеть, где игрок обманул всех и катается по полю.

– У вас же даже кокошник свой был.

– Был. Мы собирались с друзьями, смотрели, у нас все девочки были в кокошниках.

– Какое в целом впечатление оставил чемпионат мира?

– Положительное, как всегда. Если наша страна берется проведить какие-то крупные соревнования, это всегда будет "вау!" Также как было с Олимпийскими играми в Сочи, с Универсиадой в Казани.

– Вы сказали про симуляции. Как вы к этому относитесь?

– Это часть игры. Вы знаете, что в волейболе происходит то же самое. Ну, сейчас это стало сложнее, потому что появились видеоповторы. Но ты будешь стоять до конца и говорить, что ошибки не было, и даже если есть повтор, скажешь, что это камера неправильно показывает.

– У вас такое было?

– Конечно. Главное – сохранять лицо при этом.

– То есть вы не осуждаете Неймара?

– Неймар за это и нравится зрителям. Почему нет?

– Кто из футболистов больше всего запомнился на чемпионате мира?

Сборная России – команда, которая показала то, чего от нее не ждали.

– А вы страстный болельщик, когда речь идет о сборной России?

– Вы знаете, да. Тебя захватывает и ты начинаешь болеть и кричать. Меня так захватил керлинг на Олимпиаде. Мы сидели с супругом возле телевизора и кричали, переживали дико. Никогда бы не подумала, что такое может быть.

– Сами не пробовали поиграть?

– Мы с супругом хотим, может быть, у нас получится. Нужно собрать команду хотя бы из восьми человек. Как соберем – обязательно сходим, попробуем.

ВСТАЛА НА ГОРНЫЕ ЛЫЖИ – НЕ ЗАХВАТИЛО

– Сейчас вы куратор молодежных сборных России. Какие функции вы выполняете? Как строится ваш рабочий день?

– У меня достаточно свободный график, этим мне и нравится моя работа. Мне не нужно приходить в офис и сидеть там с девяти утра до шести вечера. Я решаю какие-то вопросы, связанные с молодежной сборной, выношу их в федерацию на рассмотрение. Нахожусь со сборными командами, когда они проходят сборы, выезжаю с ними на все соревнования, помогаю словом, делом.

– Какими глазами смотрят молодые девочки на Екатерину Гамову?

– Мне сложно оценить это. Но я вижу, что они воспринимают мои слова и меня это радует.

– Просят сфотографироваться?

– Да. Когда я приходила первый раз в команду, кто-то фотографировался.

– А есть ли среди этих молодых девочек, условно говоря, новая Гамова?

– Не будет новых Екатерин Гамовых, не будет новых Наталий Гончаровых – не будет никого нового. Будут самостоятельные личности. Потому что не бывает одинаковых игроков, то мое твердое убеждение.

– В мужской волейбольной сборной ведется широкая селекция – за нашу команду играют ребята, которые родились и играли в других странах. Те же Дмитрий Мусэрский, Егор Клюка. Ведется ли подобный поиск в женской команде?

– Тех игроков, о которых вы говорите, забрали в достаточно юном возрасте. По-моему, они начали играть за Россию еще с молодежного возраста, а некоторые и раньше. Поэтому сложно говорить о том, что их привезли их других стран и они сразу стали основными игроками сборной России. В женской сборной играет Наталья Гончарова, которая переехала в свое время с Украины. Думаю, если сейчас появится такой игрок, который сможет составить конкуренцию нынешним девочкам в сборной, можно рассмотреть вариант натурализации. Почему нет? Такая практика есть, но и случаев натурализации уже готовых, сформировавшихся волейболисток крайне мало. В основном игроки приезжают сюда детьми и на серьезный уровень выходят в России.

– Вы радуетесь тому, что вам не приходится с девяти утра до шести вечера сидеть в офисе. А не было ли желания вернуться в волейбол? Не скучаете ли по тренировкам?

– Нет. За два года такого не было ни разу. Мне все говорили, что ты первый год отдохнешь, а потом вновь захочешь играть. Два года прошла – у меня ни на йоту не было желания вернуться. Я ни разу по своему желанию не брала мяч в руки. Только если дети на тренировке просят помочь – покидать, побить, постоять. Дома у меня есть мяч, супруг иногда мне его кидает, а я этот мяч ногой отпихиваю и говорю: "Убери, пожалуйста, это не очень смешно".

– Профессиональный спортсмен постоянно вовлечен в тренировки, сборы, соревнования. Многие после завершения карьеры испытывают сложности с тем, чтобы найти себя вне спорта, не знают, куда себя деть, чем занять. У вас нет такой проблемы?

– Нет, я не хожу по дому и не задаю себе вопрос, чем заняться. У меня постоянно какие-то дела: будь то связанные с работой, жизнью, или это путешествие или еще что-то. Не могу назвать свою жизнь серой и однообразной – у меня все хорошо.

– Какое самое крутое путешествие было за эти два года и запомнилось больше всего?

– Нет такого, что запомнилось какое-то одно. Я люблю все путешествия, которые мы планируем со своим супругом. Или со своими подругами, с которыми я совсем недавно в Европу выезжала. Но больше всего мне нравится делиться с другими теми местами, которые для меня открыл и показал супруг.

– Была ли у вас за время спортивной карьеры мечта, про которую обычно говорят – вот, закончу играть и точно это сделаю?

– Да, была – встать на горные лыжи. Я встала. Не могу сказать, что меня это так захватило, что теперь без этого жить не могу. Я попробовала себя в этом виде спорта, у меня получилось достаточно неплохо, не меня это не завлекло и не увлекло. А вот моя подруга, заслуженный мастер спорта по волейболу Елена Година очень увлекается сноубордом и пытается меня постоянно вытащить покататься.

– Вы не пробовали комментировать волейбол?

– Я комментировала матчи женской сборной России на Играх в Рио. Как раз и тот трагический матч в четвертьфинале, когда мы проиграли Сербии в трех сетах. Могу сказать, что это очень сложно. Тут должен быть определенный опыт, и этому нужно учиться. Хотя от игры к игре я чувствовала себя все более раскованно.

 

На пикник!!!🤦🏻‍♀️🤦🏻‍♀️🤦🏻‍♀️

Публикация от Ekaterina Gamova (@ekaterinagamova11) 24 Мар 2018 в 6:38 PDT

ОБСУЖДАЛИ ВОПРОС О СПОРТСМЕНАХ-ТРАНСГЕНДЕРАХ

– Вы состоите в нескольких комиссиях спортсменов. В чем заключается ваша работа?

– Мы обсуждаем разные вопросы, которые ставит перед нами Олимпийский комитет России, ФИВБ или ЕКВ. В частности, спрашивали наше мнение по поводу участия российских спортсменов в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Обсуждение этого вопроса было очень активным. Мы собирались комиссией, связывались со спортсменами по скайпу, а потом выражали свое мнение. Понятно, что оно могло не учитываться. По запросу ФИВБ весной обсуждали вопрос о спортсменах-трансгендерах и возможности их участия в соревнованиях. На голосование этот вопрос не выносился, но комиссия спортсменов отрицательно отнеслась к такой инициативе. Если женщина, которая станет мужчиной, придет в мужской волейбол, она будет неконкурентоспособна. А мужчина, который станет женщиной и придется в женской волейбол, будет иметь колоссальное преимущество, это будет нечестно.

– В российском волейболе есть представители сексуальных меньшинств?

– У нас нормальный вид спорта, и это как-то не развито. Я с этим вообще не сталкивалась.

– Поскольку вы так или иначе вовлечены в российский волейбол, можете назвать его главную проблему?

– Мне, конечно, хотелось бы большего развития волейбола в стране. Это касается не только детских школ, но и трансляций нашего вида спорта по телевидению. Люди мне часто пишут и жалуются, что нет возможности посмотреть турниры.

– А с чем связан недостаток внимания к волейболу в России? Только с отсутствием его на телевидении? Или, может быть, с отсутствием результатов и ярких личностей?

– Это очень сложный вопрос, на который у меня нет однозначного ответа. Но результаты, как показывает практика, у нас есть. Конечно, легко сказать – дайте нам денег, а мы уже будет запихивать себя в любые спортивные масс-медиа. Но это лишь один из возможных шагов.

– Скажите, а высокие цены на волейбольные матчи в Москве – от 450 рублей – тоже можно отнести к проблемам?

– Честно говоря, для меня неожиданно услышать о таких высоких ценах на билеты на волейбол. Я слышала про другие цены в Казани. Москва, наверное, идет по другому пути. За 500 рублей за билет довольно проблематично привести семью на волейбол.

– А тренеров хороших у нас хватает?

– Мы отбираем детей и видим, что их уровень в общей массе серьезно вырос. И дети, которые сейчас находятся в юношеских сборных, уже сейчас показывают такой волейбол, который я в их возрасте не показывала. Получается, что тренеры работают хорошо. Конечно, всегда хочется, чтобы специалисты развивались и учились чему-то новому. И у нынешних тренеров есть такая возможность даже без посещения каких-то курсов. Есть же интернет, где можно найти что угодно – от тренировочных методик до видеоматериалов лучших тренеров мира. Я всегда говорю – если вы не понимаете, как учить ребенка, посмотрите, как играют профессионалы. Посмотрите за их техникой, за тем, что они делают.

– Вам какие специалисты ближе: жесткие, типа Николая Карполя или Евгения Трефилова или более демократичные?

– В каждом возрасте должен быть свой тренер. В молодом и среднем – достаточно жесткий. А когда игроки вырастают, понимают что к чему, то нужно общаться уже спокойно. В Казани, где я играла, у нас был совершенно нормальный диалог с тренером: на нас не нужно было орать, мы понимали для чего стоим на площадке.

– А вы сами смогли бы тренировать?

– Нет, я не хочу. Это адская работа, неблагодарный труд и нужно погрузиться обратно в ту жизнь, из которой я только что вышла. Это постоянные тренировки, постоянные разъезды, отсутствие дома – я не готова на это.

– А о карьере спортивного чиновника не думали?

– Нет, не рассматриваю для себя это направление. Я очень рада, что нахожусь там, где я есть, и меня на сегодняшний момент это полностью устраивает.

В ВОЛЕЙБОЛ НЕ ПРИХОДЯТ, ЧТОБЫ ЗАРАБОТАТЬ

– Существует мнение, что футбол и хоккей являются популярными, потому что в этих видах спорта есть деньги, в том числе у самих игроков. А у волейболистов таких финансовых возможностей нет, и из-за этого они становятся менее интересными. Вы разделяете такую точку зрения?

– Не думала, что интерес людей зависит от твоего кошелька. Хотя вполне возможно, что современный мир именно такой.

– А вам молодые девочки задают вопрос: "Екатерина, а какая у меня будет зарплата, когда я стану игроком сборной России?"

– Нет, никогда. Ни разу не поднималась такая тема.

– В хоккей дети приходят в основном из обеспеченных семей, это достаточно дорогой вид спорта. А каково соотношение в волейболе?

– Дети со скромными возможностями у нас составляют основную часть.

– В денежные виды спорта – футбол, теннис – дети приходят с мыслью в том числе и о том, чтобы стать богатыми. В волейбол идут только из-за любви к игре?

– Сейчас у нас много детей, чьи родители так или иначе связаны со спортом. И сейчас волейбол находится на таком уровне, что ты можешь зарабатывать там приличные деньги. Может, не такие большие, но в любом случае это возможность заработать больше, чем в обычной жизни, даже если это будет маленький контракт. Поэтому, наверное, финансовая подоплека есть, но все-таки любовь к спорту стоит на первом месте, ведь без этого ничего не получится.

– На что ориентирована современная волейбольная молодежь? Ведь сейчас многие говорят, что, мол, дети сидят в гаджетах, их сложно мотивировать.

– С гаджетами у нас все просто – мы их собираем и раздаем дозировано, особенно на соревнованиях. Правда, чем дети становятся старше, тем сложнее: они становятся хитрее, появляется второй гаджет. А самая большая мотивация – это победа. Особенно когда дети начинают чувствовать ее вкус, когда впервые побеждают на крупных соревнованиях.

– А как сильно, на ваш взгляд, эти гаджеты влияют на команду? Мешают ли они созданию единой атмосферы?

– Гаджеты никак не мешают. Все зависит от тренера, сможет ли он создать коллектив, объединив всех одной целью, а также вложить в головы нужные ценности.

– А какая причина, что не все становятся звездами?

– Причины абсолютно разные: кто-то останавливается в физическом развитии, кто-то в ментальном, у кого-то на первый план выходят деньги, что тоже иногда становится проблемой. Например, молодому игроку предлагают большие деньги и он, не думая, идет за ними, а потом сидит на скамейке запасных. Из-за этого он теряет целый год игрового времени, а это огромный минус. Волейболист, у которого есть перспектива, должен играть всегда. Может показаться, что год на скамейке в юном возрасте ничего не изменит. Но это может отбросить тебя далеко назад.

ГОД В ТУРЦИИ ПРОДЛИЛ МНЕ КАРЬЕРУ

– Имеет ли смысл уезжать играть за границу?

– Смотря в какой чемпионат ты едешь. Раньше был очень сильный чемпионат Италии. Сейчас, например, в женском волейболе очень приличный чемпионат в Турции. Но сейчас большинство предпочитает играть в России.

– А почему?

– У нас и тут хорошие условия.

– Не жалеете, что не так много поиграли в Европе?

– Я вообще ни о чем не жалею. Считаю, у меня сложилась очень удачная карьера и мне грех на что-то жаловаться.

– А в чем основная разница между российской и турецкой лигами?

– В возможности тренироваться. У нас огромные расстояния, из-за чего мы тратим огромное количество времени на дорогу. У нас нет чартерных рейсов – мы летаем с пересадками, что доставляет массу неудобств. В Турции, когда я там играла, семь команд выступали в одном зале в Стамбуле. У нас были только выезды на Лигу чемпионов. Внутри чемпионата – съездить пару раз на автобусе и один раз пролететь на самолете. И ты полноценно тренируешься. А не так, как у нас, когда тренеры пытаются твою физическую форму удержать на имеющимся уровне. И я считаю, что тот опыт игры заграницей мне очень сильно помог – благодаря ему я смогла играть еще долгие годы.

– А в плане отношения к волейболистам? Там лучше, чем в России?

– Там потрясающее отношение. Все потому, что там есть категория болельщиков, которые болеют за клуб. Я играла в "Фенербахче" и болели за нас люди, которые любят "Фенербахче". Они ходят на все виды спорта. Они приходят семьями, очень активные, открытые, любят своих спортсменов.

– В Казани во Дворце спорта стоит ваша статуя. Как вы к этому относитесь и чья это вообще была идея?

– Это был проект международной федерации. Таких статуй изготовили несколько штук и привозили их на разные соревнования. Мою привезли в Казань в 2013 году к Универсиаде. Но когда я там играла, то не обращала на нее внимания. А недавно узнала, что из всех статуй осталась только моя – международная федерация решила свернуть проект, так как было слишком много проблем с хранением и транспортировкой.

– Вы добились в спорте всего, чего хотели? Или что-то осталось нереализованным?

– Осталось, конечно – победа на Олимпиаде. Но если раньше я была все свои награды променять на это, то сейчас уже так не думаю. Пусть остается все как есть.

– А где храните награды? Не было желания отдать их, например, в музей?

– Я бы не стала их никуда отдавать. Это память, это частичка моего труда. Но над наградами я не чахну. Только недавно дошли руки расставить мои индивидуальные призы, а медали так и лежат в рюкзаке.

ПРЕДЛАГАЛИ СТЕРЕТЬ ТУ ЗАПИСЬ О ЗМС

– На ваш взгляд, чем измеряется успешность спортсмена – наградами, которые он завоевал, популярностью, какими-то коммерческими факторами?

– Наверное, всем вместе. Ты не можешь быть популярным, если ты не успешен. Хотя, нет, наверное, все же можно.

– У нас сейчас закончился один крупный турнир, где сборная России снискала большую популярность, но при этом не завоевала медалей.

– Видите, бывает и так.

– Нет желания пойти в Министерство спорта, получить там какую-то должность и поменять правила? Чтобы все было справедливо.

– Нет, совсем. У каждого своя справедливость. У меня одна точка зрения, кто-то может считать по-другому.

– Вам, кстати, потом из Минспорта не звонили?

– Нет. А должны были?

– История получила очень широкий резонанс.

– Этот раздули журналисты. У меня не так много подписчиков в инстаграме, многие из них вообще иностранцы, которые не понимали сути происходящего. Мне даже звонила моя подруга, которая в прошлом была моим агентом, говорила, что писали даже из Турции – там только поняли, что случилось что-то громкое и связанное с Гамовой, и все. Так что если бы не журналисты, которые сопроводили всю эту историю громкими заголовками, никто бы ничего и не заметил.

– Не пожалели, что сделали эту запись?

– Нет, ни разу. А почему я должна жалеть? Я же никого не оскорбила. Я вообще была удивлена, когда пошла эта волна. Но остаюсь при своем мнении.

– Поддержка Дмитрия Мусэрского сильно вам помогла? Он не звонил вам?

– Нет, он мне не звонил. Мы переписывались с ним в инстаграме. Поддержка была не только от него, но и от других спортсменов. Как написал Илья Власов: "Мы своих не бросаем".

– А из футболистов сборной России вы лично ни с кем не знакомы? Никто вам не звонил или не писал?

– Нет, я ни с кем не знакома. Может, кто-то и писал, но у меня от потока комментариев инстаграм просто "взорвался". Если вначале я пыталась нормально общаться, донести свою точку зрения, ответить на какие-то выпады, то потом просто прекратила это делать. Даже просто читать комментарии перестала. Мне кажется, что большинство было согласно со мной. Но, повторю, каждый имеет право на свою точку зрения. Но почему-то те, кто был против, сразу скатывались к оскорблениям. Это печально. А потом вообще началась какая-то ругань между двумя лагерями. Так что в какой-то момент я сделала еще одну запись и просто закрыла все комментарии.

– Какой был самый неожиданный звонок после этой записи?

– Звонки были в основном от близких людей. Но позвонил один человек, который работает, скажем так, в силовой структуре и у которого нет аккаунтов в соцсетях и сказал, что согласен со мной на 100 процентов. Как мне сказала одна подруга: "Все спортсмены со значками ЗМС на твоей стороне". А вот этот звонок был неожиданным.

– Вы не похожи на человека, который может поменять свое мнение даже под давлением.

– Мне предлагали стереть эту запись, даже от журналистов были такие предложения. А почему я должна это делать? У меня есть свое мнение и я от него не откажусь. Никто ведь не посмотрел мои более ранние посты в инстаграме, где я поддерживала футбольную сборную, поддерживала ребят. Все зациклились только на этой записи.

ХОРОШО ПОНИМАЮ СМОЛОВА

Федор Смолов – разочарование турнира?

– Нет. А почему? Как спортсмен я его очень хорошо понимаю. В этой ситуации мог оказаться любой. Я не очень хорошо понимаю, когда вчера кого-то носили на руках, а сегодня готовы смешать с грязью. Речь не только про Федора, но и про других спортсменов. Никто же не знает, что на самом деле происходит с человеком – у него может быть травма, заболела мама, еще что-то. Я понимаю, что это не оправдание, но в жизни действительно может быть всякое.

– Это характерно только для России, или в других странах все точно так же? Например, в Турции, где вы играли.

– В Турции у меня был очень хороший сезон. В наш адрес не было замечаний, на руках готовы были носить даже когда мы проиграли в финале Лиги чемпионов. Для меня это было удивительно, потому что, например, в московском "Динамо" это считалось бы провалом. Мы прилетели в Стамбул и нас встречали в аэропорту, ехали за нашим автобусом, размахивая флагами и дудя. Потом привезли на футбольный стадион, мы со всеми нашими трофеями делали круг почета, а 60 тысяч зрителей вставали и аплодировали. Если честно, я была шокирована.

– Не жалеете, что таких эмоций больше не будет?

– Наоборот, я счастлива, что они у меня были.

Екатерина ГАМОВА в редакции "СЭ". Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Екатерина ГАМОВА в редакции "СЭ". Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

Екатерина ГАМОВА
Родилась 17 октября 1980 года в Челябинске.
Выступала за "Метар" (1996 – 1998), "Уралтрансбанк" (1998 – 2000), "Уралочку-НТМК" (2000 – 2003), "Динамо" МО (2003 – 2004), "Динамо" М (2004 – 2009), "Фенербахче" (2009 – 2010), "Динамо-Казань" (2010 – 2016).
С 1999 по 2014 год выступала за сборную России.
Двукратный серебряный призер Олимпиады (2000, 2004), двукратная чемпионка мира (2006, 2010), двукратная чемпионка Европы (1999, 2001), победительница "Гран-при" (2002). 11-кратная чемпионка России. 4-кратная обладательница Кубка России.
Победительница Лиги чемпионов.

Видеоверсия разговора - здесь

Газета № 7700, 06.08.2018

результаты опроса 60878 чел.

Гамова критикует Минспорта за звания ЗМС для футбольной сборной. Она права?
84.7% Да, нужны четкие критерии вручения
15.3% Нет, потому что футбол в России самый популярный вид спорта
Обсудить
Перейти к комментариям
213
Загрузка...
Новости по теме