Баскетбол

6 января, 15:00

«Сдача экзамена по сопромату — самое сложное испытание в жизни, финал с «Самарой» рядом не стоит»

Милош Павичевич высказался о своем увольнении из «Уралмаша»
Тимур Ганеев
Заместитель шефа отдела спорта
Путь Милоша Павичевича от инженера до рекордсмена российского баскетбола.

Первая тренерская отставка сезона-2023/24 в Единой лиге ВТБ произошла крайне неожиданно. «Уралмаш» решил отказаться от услуг Милоша Павичевича, при котором новичок турнира шел в зоне плей-офф (обыграв «Зенит» и «Локомотив-Кубань»). Впрочем, неожиданный отъезд из Екатеринбурга не единственная тема, которую хотелось обсудить с российско-черногорским тренером. Учеба в Казани, работа инженером, служба в сербской армии, старт карьеры в «Црвене Звезде», тренировки Андреа Тринкьери и наставления Станислава Еремина, понимание системы Владимира Родионова... В интервью «СЭ» 45-летний специалист подробно рассказал о своей необычной биографии.

В Сербии так принято, все мужчины служат в армии

— В 11 лет вы переехали в Казань из Черногории. Знали русский язык?

— Нет, ни одного слова. Но пошел в школу и через полгода уже свободного заговорил. Маленьким детям проще даются новые языки, чем взрослым.

— Милош Теодосич, много лет поигравший в ЦСКА, так и не освоил русский.

— У него было много партнеров американцев, сербов... В команде все говорили на английском. Девушка тоже была из Сербии. Получается, он использовал русский крайне редко: в магазине или ресторане. Так тяжело выучить любой язык. Надо, чтобы твои друзья или супруга говорили на русском. Тогда реально легко.

— В Казани вы пошли учиться в английскую школу.

— Да, она считалась элитной. Но довольно скоро мне посоветовали перейти в математический лицей, — самая сильная школа в Казани. Делал большие успехи в этом направлении. Затем я поступил в строительный университет, на факультет ПГС. Параллельно играл в баскетбол, но карьера не складывалась. Не получилось пробиться в УНИКС-2. Казанский клуб тогда начал подниматься на высокий уровень. Помню, в команду приехал Руслан Авлеев, президентом стал Евгений Богачев и результаты команды пошли вверх.

— Вы окончили институт и пошли работать по специальности?

— Нет, поехал служить в сербскую армию. Играл в баскетбол за свою часть, и возникло большое желание начать там игровую карьеру. Навел справки, можно было подписать контракт с одним из клубов второго дивизиона. К тому моменту мои физические кондиции стали заметно лучше. Я поздно вырос. Только в 19 лет мой рост достиг 186 см. Так происходит у многих игроков. Кто пораньше вырос, у того больше шансов стать профи. У поздних, кто должен терпеть и ждать, редко получается закрепиться в профессиональных командах.

— А вы добровольно поехали служить? Могли же остаться в России?

— У нас так принято, все мужчины служат. Честно, среди моих знакомых из Сербии/Черногории нет ребят, кто не служил. Поэтому после института у меня даже не было сомнений: идти или нет. К тому же после окончания вуза я сразу пошел в офицерскую школу.

— Сербия и Черногория для вас по-прежнему одна страна?

— Да, 100%. Мои сестры живут в Белграде, у них сербские паспорта. На лето мы всегда ездим в Черногорию. Для меня это по-прежнему один народ. Особенно четко это понимаю после стольких лет жизни в России — многонациональной стране. У меня давно российский паспорт. Моя жена татарка, дети ходят в русскую школу, так что чувствую себя россиянином.

— В итоге у вас получилось поиграть в чемпионате Сербии?

— Нет. Получил серьезную травму и в 22 года мечта стать баскетболистом рухнула. Я пошел работать по специальности.

— Поворот.

— Надо было зарабатывать на жизнь. У меня были хорошие проекты в строительстве, неплохо получалось их реализовывать, но мне всегда нравился баскетбол, и я решил начать все с нуля. В 26 лет начал тренировать студентов в Казани. Меня приметил бывший руководитель УНИКСа Александр Щербаков, который был директором женского клуба «Энже», сейчас он называется «Казаночка». Он пригласил в тренерский штаб команды. И сразу со студентов я попал в Премьер-лигу. Да, в роли ассистента, но все-таки скачок очень резкий. Мы отработали сезон, и я понял, что знаний катастрофически не хватает. И поехал в Белград учиться на тренера. Оглядываясь назад, могу сказать, что без этого образования мне бы не удалось достигнуть высокого уровня.

Уже в 14 лет Мицич играл за старший возраст

— По ходу учебы вы получили приглашение в «Црвену Звезду». Кого вы тренировали?

— Начинал с маленьких детей, но на четвертый год работы мне доверили ДЮБЛ, команду U-16. С этого началась моя серьезная карьера. После «Црвены Звезды» по приглашению Владимир Евстафьевича Родионова я поехал в Саратов, также возглавив молодежную команду.

— Насколько тяжело было учиться на тренерскую лицензию в Сербии?

— У нас есть специализированный институт спорта с кафедрой баскетбола. С одной стороны, это было серьезное обучение, которое завершилось получением лицензии ФИБА. Без нее я бы не мог тренировать даже кадетов в Сербии. Было много практики и теории, но не могу сказать, что было архисложно. Все-таки, как я говорил выше, мне удалось окончить ПГС. Вот это была учеба на полную катушку.

— Сопромат, строймех, высшая математика...

— Да, сдача экзамена по сопромату — самое сложное испытание в моей жизни. Решающая игра финальной серии «Самарой» по уровню накала и рядом не стоит (смеется). После сдачи экзамена он еще снился мне лет пять... В кошмарах.

— Сейчас как-то применяете те знания в жизни?

— Баскетбол настолько занимательный и увлекательный, что я уже забыл, что когда-то был инженером. Тренерская работа у меня получается.

— В Белграде вам преподавал кто-то из элитных тренеров?

— Нет. Но были тренеры, которые поработали в высшей лиге чемпионата Сербии. Например, Дробняк. Но тут важно понимать, что профессия тренера, — довольно специфическая. Не все могут работать за границей, а до команд уровня Еврокубка/Евролиги доходят единицы. Необходимо совпадение многих факторов. В Сербии хватает сильных тренеров, которые так и не получили шансов попробовать себя в другой стране.

— Ваши однокурсники пробились на какой-то уровень?

— Один тренирует в первом дивизионе чемпионата Черногории. Еще один работал во второй лиги Сербии. Больше с потока выделить особо никого не могу.

— За четыре года в «Црвене» через вас прошли парни, которые потом заиграли на серьезном уровне.

— Их много. Например, Раде Загорац, Никола Ребич, Лука Митрович, Стефан Лазаревич, Никола Йованович. Последние двое были непосредственно в той команде, где я был главным тренером. Рад, что оба добрались до уровня Евролиги. Видел и становление Василие Мицича. Был ассистентом тренера в его команде. Он, наверное, самый известный баскетболист из тех, с кем мне приходилось поработать.

— Он выделялся?

— Очень сильно. В 14 лет Василие играл уже за старший возраст, хотя был довольно маленький — 170 см. Он резко вымахал в 17 лет. Он и с небольшим ростом показывал фантастическую игру, а когда еще пошел рост, то стало понятно, что он станет серьезным игроком. Хотя конкуренция в детском сербском баскетболе очень и очень высокая.

Василие Мицич.
Фото USA Today Sports

— Слышал, что только в одном Белграде более 100 баскетбольных школ.

— Да, они называются клубами. И у каждого такого клуба есть команды всех возрастных категорий. Начиная с U-13 и заканчивая U-16. И между ними сумасшедшая конкуренция, игры каждую неделю. Чемпионат города, плей-офф... Это дает возможность для роста и обретения уверенности.

— В России такого, конечно, не хватает.

— Я бы сказал, что в последние годы детско-юношескому баскетболу в России стали уделять гораздо больше внимания. Но такой массовости, как в Сербии, конечно, нет.

Довольно серьезная конкуренция между школами есть в Москве и Петербурге. Хотя у «Локомотива-Кубань» и без конкуренции внутри региона получается растить сильных баскетболистов. Видимо, клуб серьезно вкладывается в поездки своих юношей по всей России для получения необходимой практики.

Еремин, Тринкьери, Минченко

— Давайте вернемся к вашей карьере. Сезон-2011/12 вы провели в «Автодоре». Каким вам запомнился Владимир Родионов? Давал ли он какие-то советы?

— Мне повезло, что у нас состоялось много душевных бесед. Владимир Евстафьевич дал мне много знаний о специфике российского баскетбола, за что я ему очень благодарен. Рад, что часто говорил это лично, когда был такой шанс. В том сезоне я тренировал ДЮБЛ, но внимательно следил и за первой командой, которая тогда играла в суперлиге. Это был неоценимый опыт.

Мне вообще повезло, что я успел поработать с такими сильными функционерами, как Родионов, Евгений Богачев, Камо Погосян... То же самое могу сказать и про тренеров. Например, Сергей Зозулин научил меня быть именно главным тренером. Когда я пришел в УНИКС в 2021 году и отвечал за молодежный проект, то спустя пару недель мои непосредственным руководителем стал Станислав Еремин. Это дар свыше, ведь Станислав Георгиевич постоянно присутствовал на моих занятиях, мы каждый день обсуждали нюансы игры. Для меня Еремин — один из лучших тренеров в истории российского баскетбола. Человек почти без легионеров, с минимальным бюджетом добивался невероятных результатов в Евролиге. Я очень хорошо помню те времена. Да и УНИКС, который он тренировал с Энсти и Штонбергасом в составе, был одним из сильнейших в истории клуба. Тогда Душан Ивкович с ЦСКА с огромным трудом обыграл казанскую команду в финале. Армейцам сильно повезло выиграть ту серию.

Так что с такими учителями мои успехи не случайны. Тренер должен учиться всегда. Когда мы познакомились со Станиславом Георгиевичем, я уже был чемпионом Суперлиги. Но ты всегда можешь узнать что-то новое, особенно в общении с такими менторами. Плюс я каждое лето езжу в Белград, где проходят разные семинары. Помимо того, что можно почерпнуть новые идеи, очень важно общение с другими тренерами в перерывах.

— Есть ли тренер, чьи идеи вас впечатляют?

— Опять-таки мне повезло. Я работал ассистентом тренера в «Казаночке», а УНИКС тогда возглавлял Андреа Тринкьери. Попросился на его тренировку, и Андреа дал свое согласие. На протяжении трех месяцев я не пропустил ни одного занятия итальянца. Было очень интересно наблюдать за его работой, хотя тогда он еще не был так известен, но его подход к баскетболу был мне очень близок. Он даже показывал мне свой скаутинг. Очень многое взял из его тренировок, подготовки к играм.

— В «Казаночке» вы, кстати, тренировали разыгрывающую сборной России Карину Низамову.

— Два года я много работал с ней индивидуально. Рад, что ей удалось построить такую славную карьеру. Кроме Карины в той команде было еще несколько талантливых местных девочек, но в силу ряда причин им не удалось так ярко выстрелить.

— Первый раз вы зашли в Лигу ВТБ с «Витой» в сезоне-2015/16, были ассистентом Николайса Мазурса. Продолжаете общение?

— Могу назвать Мазурса своим другом. Смотрим игры друг друга. У него особенное видение баскетбола, из которого я тоже многое взял в свою практику. Николайс пришел в середине сезона, мы быстро нашли общий язык. Да и результаты «Виты» стали выправляться после неудачного старта.

— Обидно, что проект просуществовал совсем недолго?

— Не то слово. Грузины очень любят баскетбол, разбираются в игре, обожают соревноваться... Очень жалко, что там не сохранилась команда. На матчах были полные залы. Особенно хорошо помню встречу с ЦСКА.

— Вы единственный тренер, который выиграл чемпионство суперлиги с двумя разными клубами. Давайте вспомним первое золото со «Спартаком-Приморье». Лидером той команды был Виктор Заряжко?

— Можно и так сказать, но там в целом был очень сбалансированный состав. Кривошеев, Смыгин, Бутянкос, еще один легионер из США. В начале сезона привыкали друг к другу, но постепенно набрали обороты и добрались до чемпионства. Если помните, то тогда финальная серия с «Самарой» дошла до пятой, решающей игры, которую мы выиграли с преимуществом 20 очков. То золото дорого стоит. Команда была построена с нуля. Для многих это был первый сезон в клубе, включая лидеров: Артемса [Бутянкоса], Игоря [Смыгина], Виктора [Заряжко].

— Как думаете, почему у Заряжко не получилось закрепиться в Лиге ВТБ?

— Сложно сказать. Когда я первый год тренировал «Спартак-Приморье», то суперсезон выдал Федя Ключников. В какой-то момент он набирал по 25 очков в среднем за игру. Летом Ключников попал в «Автодор», но не смог закрепиться. Через полгода вернулся в суперлигу. Схожая история произошла с Заряжко. Сумасшедший чемпионский сезон с призом MVP. В межсезонье его берет «Автодор», но через полгода Витя тоже уезжает из Саратова. Как ни удивительно, еще один игрок, который показывал в моей команде отличную игру, — Женя Минченко — тоже был подписан клубом Владимира Родионова. Я тогда тренировал «Купол-Родники». Принял команду из Ижевска на последнем месте, а Минченко тогда выходил со скамейки. Через полтора года он уже был в Лиге ВТБ и смог закрепиться. В спорте так бывает. Женя заслужил это и талантом, и постоянной работой над собой. И Федя, и Витя тоже очень одарены, но в спорте кроме таланта и работы нужно еще чуточку везения. И, наверное, веры тренера в тебя.

Евгений Минченко.
Фото Анна Шамина/ПБК МБА

— Вообще центровые в ваших клубах часто выходили на первые роли...

— Если говорить про больших вроде Минченко или Октавиуса Эллиса, то эти игроки идеально подходят под мой баскетбольный стиль, мою систему. А когда у тебя получается, то начинаешь еще более усердно работать, оставаться после тренировок, смотреть видео. Анализ своей игры очень важен, ты становишься более голодным. Еще важно поменять менталитет, стать более амбициозным. Вышеперечисленные российские игроки в этом прибавили. Не могу сказать это про Эллиса. Все-таки до «Уралмаша» у человека был богатый опыт игры в Евролиге.

— После чемпионства с Владивостоком в следующем сезоне вы практически сразу лишились работы. Напомните, что там произошло?

— В межсезонье почти все лидеры ушли на повышение, но летом я собрал неплохую команду. Мы здорово смотрелись в товарищеских матчах, начали чемпионат с пяти побед в шести матчах. Потом случилось три обидных поражения подряд. После этого была победа в гостях, и меня уволили. Результат был 6-4, и все можно было исправить. Но терпения у руководства не хватило. С одной стороны, жаль, с другой, у меня начался новый этап в Ижевске.

Лига ВТБ — это сверхтяжелый турнир

— Вы много лет отработали в суперлиге. Наверняка повидали много жести в баскетбольной глубинке...

— Мне часто говорят, как сложно тебе было работать со «Спартаком», постоянно летать из Владивостока. Но мне никогда не казалось, что это проблема. Самое сложное, — это твой соперник. А путешествовать, совершать перелеты по девять часов, проводить тренировки в резервных залах, — это очень легко. Главное, чтобы у команды были болельщики. И в этом плане я счастливчик. У всех моих команд была отличная зрительская поддержка. Особенно во Владивостоке, Ижевске и Екатеринбурге.

— В 2022 году вы возглавляли молодежный проект УНИКСа, и вас вернул к себе «Автодор». Но в статусе главного тренера вы продержались всего два месяца. Не жалеете, что согласись тогда?

— Точно нет. Еще раз большое спасибо за доверие «Автодору» и покойному Владимиру Родионову. За эти девять игр я набрался опыта. Если помните, то я принял команду за два дня до первой игры регулярки. В подготовительный период «Автодор» проиграл почти все матчи, коллектив была разобран. Так что задача была непростая. В тех девяти матчах Лиги ВТБ мы дважды победили, пару раз проиграли на последних секундах. Получилось как получилось, но тот опыт впоследствии очень пригодился мне в «Уралмаше».

— За сезон-2022/23 в «Автодоре» сменилось четыре главных тренера. Вы понимали фишку Родионова постоянно делать перестановки на тренерском мостике?

— У него было свое видение баскетбола. Уверен, что и своя логика в постоянной ротации тренеров. «Автодор» же в том сезоне в итоге попал в плей-офф, значит все было сделано правильно. Для меня это очень хороший клуб, хотя есть стереотип, что это не так. Столько лет продержаться на таком уровне с небольшим бюджетом. Это точно не случайность, а большой объем проделанной работы. Со стороны всегда легко говорить. Но многие забывают одну важную вещь.

— Какую?

— Лига ВТБ — это сверхтяжелый турнир. Все тренеры очень сильные, обладающие мощными ростерами. Например, в текущем сезоне мы проигрываем «Самаре», и меня спрашивают, почему так произошло. А ты попробуй выиграть у «Самары», где в составе есть шесть сильных легионеров, включая Джавонтэя Хоукинса и Джастина Робинсона. Так что любой результат в ВТБ надо ценить высоко. Случайно там не побежишь.

Милош Павичевич.
Фото Илья Хамов/БК «Уралмаш»

Обидно, что в «Уралмаше» осталась недосказанность

— Вас уволили из «Уралмаша», когда команда шла в зоне плей-офф...

— Шли с результатом 8/8, делили шестое место с четырьмя командами. Серьезный результат для новичка лиги. Если бы я отработал текущий сезон и мы бы попали в плей-офф, то для меня бы это был грандиозный успех. Но видите, как получилось. Можно сказать, остановился на половине пути. Надо воспринимать это как данность и двигаться дальше.

— Об этом периоде у вас останутся теплые воспоминания?

— Без сомнения. В прошлом сезоне я возглавил клуб за тур до начала плей-офф. Мы выиграли у «Руны» и обошли их в борьбе за первое место в регулярке. Это дало нам преимущество своей площадки на всех стадиях плей-офф, и мы уверенно его реализовали. Прошли плей-офф без единого поражения. Такое чемпионство дорогого стоит. «Руна» была очень опасной командой, которая превосходила нас по бюджету.

— Как вам российские лидеры «Уралмаша»? Они тянут уровень Лиги ВТБ?

— С Кириллом Пискловым была проблема, что он пропустил всю предсезонную подготовку и начало сезона. Ему нужно было время, чтобы адаптироваться к уровню Лиги ВТБ. Если бы он был с самого начала здоров, то у него был бы другой сезон. Хотя не исключаю, что он еще и наберет кондиции. Это очень сильный игрок, с большим потенциалом.

Саша Захаров был Х-фактором нашей команды в целом ряде победных матчей. Игрок стартовой пятерки. Этим многое сказано. И, конечно, Антон Глазунов — наш основной разыгрывающий. Я считаю, что они хорошо тянут этот уровень. Да, мы нашли хороших американцев, но и русские внесли большой вклад в эти успехи.

Александр Захаров.
Фото БК «Зенит»

— Круто, что при вас Глазунов вытеснил из стартовой пятерки Джоша Перкинса...

— Получается так. Кто лучше играет, лучше показывает себя на тренировках, тот и получает больше игрового времени. Паспорт игрока мне абсолютно не важен. При этом не скажу, что Джош был чем-то недоволен. У него тоже были травмы, проблемы со здоровьем, постоянно приходилось набирать форму.

— Эллис — сильнейший игрок, с которым вам приходилось работать на взрослом уровне?

— Думаю, да. Кто за ним следил раньше, говорили мне, что он нигде так не играл. Это подтверждает и заоблачный коэффициент полезности. Даже на уровне суперлиги у моих игроков никогда не было таких цифр. Молодец. Парень с первых дней показал свои амбиции, вовлеченность в процесс, понимание, зачем он приехал в Екатеринбург.

— Осталась ли у вас какая-то обида на клуб или тренер должен быть готов к отставке в любой момент?

— Да, надо быть готовым к любым решениям руководства. Единственное обидно, что осталась недосказанность. Последний месяц мы очень хорошо играли. Обыграли «Енисей», МБА и «Автодор», проиграли «Зениту» и «Руне» с разницей в одну атаку. Работа тренера это не только поставить игру, но и создать команду, понимание между игроками и привить команде менталитет победителя. Эта работа была сделана. Мы только начали набирать ход.

— Разделение команд после первой части регулярки еще больше увеличивает ценность каждой игры. Тяжело работать в таком формате?

— Непросто. Особенно когда игры идут каждые 3-4 дня, много перелетов. В таком графике игроки не успевают восстанавливаться, поэтому не к каждой парни готовы на все 100 процентов. Любой тренер это вам скажет.

— Готовы ли вы вернуться к работе или возьмете паузу?

— Я в отличном тренерском тонусе и готов работать. Отдыхать буду летом.