Новости
Меню

Бокс/ММА

26 ноября 2021, 12:10

«Позвал Сашу Емельяненко в кофешоп, а он: «Нет!!!» Молекула Ада: единственный человек, сумевший вырубить Дацика

Шеф отдела единоборств
Евгений Орлов уникален еще и тем, что спарринговал и с Владимиром Кличко, и с Тайсоном Фьюри, и с братьями Емельяненко.

Как известно, у Вячеслава Дацика очень крепкая голова. Он идет вперед с опущенными руками и принимает удары лбом. И все же есть один человек, который сумел отправить Дацика в глухой нокаут. Это Евгений Орлов, боец с удивительным прозвищем Молекула Ада.

Рост Орлова — 207 сантиметров, вес — под 140 килограммов. 26 ноября Орлов проверит другого крепкого парня — Гаджи Автомата — на турнире Бойцовского клуба РЕН ТВ (прямая трансляция — телеканал РЕН ТВ, 23.00). Для Гаджи это будет дебют в профессиональном боксе, Орлов же, базовый тайбоксер, выступает в профи с 1998 года.

Да, статистика у Молекулы Ада совсем не идеальная, но в его рекорде есть бои с боксерами реально высокого класса, а еще Евгений обладает уникальным опытом спаррингов — он тренировался с Владимиром Кличко, Тайсоном Фьюри, братьями Емельяненко, Марко Хуком, Русланом Чагаевым и многими другими звездами боевого спорта. Ну а постоянная работа Орлова — телохранитель. В общем, ему есть о чем рассказать. Что он и сделал, дав интервью «СЭ», гостеприимно пригласив к себе домой.

Прозвище

— Начну с самого банального вопроса, но без него интервью будет неполным, потому что не все знают, откуда у вас ваше знаменитое прозвище Молекула Ада.

— Давным-давно, когда еще было казино «Арбат» и там дрались... Это был конец 90-х. Я приехал, мне предложили: «Хочешь подраться?» А у меня был спонсор, пивоваренный завод. У меня везде были лейблы с пивом, «С пивом по жизни» и так далее. Ну, я подумал — давайте буду Пиво, будет бой «Пиво против Удава». А потом мне говорят: «Жень, Пиво — не очень». Я сказал: «А мне нравится». Но люди продолжали: «Нет, тебе нужно что-то нормальное придумать». Я решил: «Придумайте что-нибудь, а я рассмотрю ваше предложение». Они и придумали Молекулу Ада. И потом, когда я уже уехал боксировать в Германию, «Molecule from Hell» пошло.

— Вам понравилось это прозвище?

— Да, мне понравилось сразу. У меня даже был бой «Молекула Ада против Адвоката Дьявола». Это мы дрались по муай-таю за звание чемпиона мира.

— У вас в «Арбате» сколько боев? Очевидно, на BoxRec ваша статистика по кикбоксингу отражена не полностью.

— Даже не знаю... Дрались каждый месяц.

Гаджи Автомат

— Теперь у вас снова бой по боксу, первый за четыре года.

— Скажем так: о поединке с Робертом Хелениусом за титул чемпиона Европы я узнал за три дня (бой состоялся 17 июня 2017 года в Таллине, Орлов проиграл — его не выпустили на седьмой раунд. — Прим. «СЭ»). Я в то время совсем немножко тренировался — ни спаррингов, ни чего-то еще. Попал на замену. Мне менеджер позвонил, спросил: «Поедешь?» Я ответил: «Конечно, поеду!» Да, в шестом раунде я устал, бой на этом закончился. Здесь же я знал заранее о бое, приступил к тренировкам, вошел в режим. Между прочим, за последнее время скинул 20 кг.

— Сколько весите сейчас?

— 143 кг. Был 163, теперь 143. Иногда вес поднимается до 145 кг, в зависимости от того, поел или нет. Прыгает, но примерно держится. Чувствую себя отлично, выносливость появилась.

— Кто ваш тренер?

— Тимур Байбеков. Очень хороший тренер. Что мне в нем нравится: он молодой, в нем есть азарт. Думаю, если буду плохо боксировать, он сам ворвется в ринг и накинется на Гаджи Автомата. Он фанат своего дела, все идет так, как будто не я буду драться, а он! Такой идет азарт от него.

— А что думаете про Гаджи?

— Как человек он мне нравится. Нормально, уважительно к нему отношусь. Он в кулачке достиг определенных результатов, у него есть аудитория фанатов.

На предложение побоксировать с ним я откликнулся сразу, даже не думая. Мне позвонил Григорий Дрозд, предложил: «Хочешь побоксировать?». Я сначала сказал: «Да, согласен», а потом уже он сказал, с кем. Я ответил: «Я не знаю, кто это, но боксировать буду».

Вячеслав Дацик. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Вячеслав Дацик. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Дацик

— А что дальше? Вы говорили, что хотели бы провести поединок с Дациком. Даже так сказали: «Хочу выйти со Славой боксировать с сигаретой в зубах. Я покурю и вырублю его».

— Ну да, сигары — это моя слабость. У меня уже лежит сигара, я после боя с Гаджи приеду домой и выкурю его. Катюш, можно? (Обращается к жене.) Но воняет, конечно... Ну, ладно, буду на балконе курить.

— Значит, следующий — Дацик?

— Возможно, еще кто-то будет. Я хочу драться со всеми. Я дерусь, потому что мне нравится. Я ловлю кураж во время боя.

— Вы единственный человек, которому удалось наглухо нокаутировать Дацика. Это было 24 ноября 2004 года в казино «Арбат». Вспомните этот бой.

— Бой был интересный. Ну, кто видел, тот знает, что я немного грязно боксирую, могу нарушить правила.

— Дацик тоже может.

— Ну да. Я могу кого-то выкинуть за канаты, такие фишечки у меня есть. А тут Дацик на меня накидывается, вышвыривает за канаты, еще и сверху на меня падает! Я лежу и думаю: «Так вообще-то на моем месте должен быть он!» Потом, уже после нокаута, он встал и захотел продолжить боксировать. Я стою и думаю: «Блин, а если он сейчас на меня накинется?» Тренеру сказал: «Дай-ка мне обратно капу».

— После боя с Дациком какое-то общение было?

— Конечно.

— Это было позитивное общение?

— Разумеется. Мы же нормальные люди. На ринге мы деремся, а после боя все нормально. Слава потом приглашал меня в Питер, он проводил бой, я приехал туда судьей. Он очень гостеприимно меня встретил, поселил в хороший отель. Все было отлично.

— Есть какая-то гордость, оттого что смогли нокаутировать Дацика? Все же есть мнение, что у него очень крепкая голова.

— Немного по-другому скажу. Слава Дацик при всем уважении не профессиональный боксер. А у меня за плечами громадный опыт выступлений с высококлассными и высокорейтинговыми боксерами. Я боксировал с Кубратом Пулевым. Ну, кто такой Пулев и кто такой тот же Гаджи Автомат? Пулев до меня все бои выиграл нокаутом. Я вышел, спокойненько с ним начал работать... Да, конечно, я с ним до этого на спаррингах работал, я знал, как работает он, он знал, как работаю я, но он ничего со мной сделать не мог. Он начал бить мне по затылку, у меня даже шишка образовалась. И я ему тоже ударил по затылку.

— А рефери?

— А рефери дисквалифицировал меня за запрещенный удар.

— При этом на его панчи по затылку он не обращал внимания?

— Я думаю, он просто стоял с другой стороны и не видел, что Пулев бьет мне по затылку.

Кличко, Хук, Чагаев, Фьюри

— Вы бились с Пулевым, Дюопа, Хелениусом, Лиепаи, Глазковым.

— Самый жесткий спарринг, за который я волновался, — это с Кличко.

— С Владимиром?

— Да. Я неделю с ним спарринговал, к каждому спаррингу готовился, каждый раз волновался. В принципе он неплохо навтыкал мне своим джебом. Он очень быстрый, тут я его зауважал. Как в том ролике: «Я как-то получил *** и всех зауважал». Володе Кличко — уважение, вне всяких сомнений, он очень хороший боксер. Но я его тоже доставал.

— Это был его лагерь к какому поединку? Наверное, к Мариушу Ваху?

— Да, возможно (Орлов спарринговал с Кличко осенью 2012 года. — Прим. «СЭ»). Мариуш — мой товарищ, мы с ним тоже боксировали за титул чемпиона мира. В интернете есть только небольшой кусочек боя, где он был получше. Кусочка, где получше я, нет, все вырезано.

— В чем Кличко реально особенный? Сколько спаррингов у вас с ним было?

— В неделю обычно идет четыре спарринга. Он запомнился своей целеустремленностью. Очень вежливый, пришел, спокойно позанимались своим делом, поспарринговали — все уважительно, все супер. Да в принципе меня все уважают на спаррингах. Тот же Марко Хук. Друзья, которые ездят к нему на спарринги, говорят: «Да он грязный, может и в пах ударить». А тут он позвал меня, я приехал, сказал: «Марко, дружище, ударь мне в пах — и я тебя съем!» Отработали — супер.

— А что скажете про скорость Кличко, чувство дистанции, какие-то технические моменты, которые в глаза бросились?

— С этим у него все отлично. Может, кому-то он не нравится, кажется незрелищным, но для меня это идеальный боксер.

— С кем еще вы спарринговали? У вас серьезный список.

— Я ездил на спарринги практически ко всем, кто дрался с Валуевым, с Кличко. Я со всеми работал.

— И с Дэвидом Хэем?

— О, вот Хэй — это исключение.

— Руслан Чагаев?

— С Русланом вообще отдельная история. Я только уехал в Германию на контракт, только занялся профессиональным спортом — имею в виду, не боями, у меня всю жизнь К-1, у Емельяненко я тоже был, — я говорю именно о боксе. Поехал на контракт в Германию и начал ездить к Чагаеву. С ним я работал, наверное, четыре месяца, потому что бой переносили, что-то постоянно возникало. Но Чагаев меня, конечно, впечатлил. У него очень сильный удар. Я как-то пропустил от него в грудь — долго болело. Очень уважаю Чагаева.

— Боксер с самым сильным ударом среди тех, кого вы встречали?

— Как раз Чагаев. У него самый сильный удар. А, да, еще у Устинова. У него колотушка — это вообще!

— А с Тайсоном Фьюри случаем не спарринговали?

— Был с ним спарринг (летом 2012 года. — Прим. «СЭ»). Он тогда был еще не очень известный, не помню, в каком году это произошло. Я был в Берлине на спаррингах, он там тоже каким-то боком оказался. И мы решили поспарринговать. Просто договорились, приехали в спортзал, поработали.

— И как вам?

— Не скажу, что я выиграл, но и он тоже не выиграл. Так, на***или друг другу тумаков — и все.

— Помню, вы завели Twitter и обменялись с Фьюри репликами. Писали, что вы в Англии, готовы к бою, все такое.

— Честно говоря, про Twitter я не помню. Но был как-то в Англии по работе. У Фьюри же есть брат, который боксер тоже. Я был в Англии месяц, и мне предложили побоксировать с братом Фьюри. Я сказал: «Конечно!» — но бой не получился. За всю свою жизнь я отказался от боя только один раз, это был Денис Бойцов. Я не помню его вес, но он был меньше 100 кг. У него очень сильный удар, он быстрый. Я посчитал, подумал: «Нет, не буду...» Хотя если не кривить душой, то я отказался только потому, что денег мало предлагали (смеется). Заплатили бы нормально, как всегда, — я, конечно же, поехал бы.

— Сколько за спарринги тогда платили — например, в таких известных командах, как у Кличко или Чагаева?

— А об этом можно говорить?

— Наверняка, это же давно было, лет десять назад.

— Кличко за неделю — это четыре спарринга — платил 2 тысячи евро. Плюс, понятное дело, перелет, проживание в отеле, питание.

— То есть он платил больше всех?

— Да. С другими было чуть-чуть поменьше.

Германия

— А в Германии много времени провели?

— Я два года был там на контракте, потом лет пять-шесть жил так: один месяц в Германии, один месяц в России.

— Много. Еще вы рассказывали, что вас поражают наши сограждане, которые переезжают в Германию, а потом говорят, что им скучно и их тянет домой.

— Да, было такое.

— Поясните?

— На самом деле там спокойная жизнь. Мне там очень нравилось, я даже хотел туда переехать жить на постоянку, хотел найти работу вне бокса. Когда я начал там жить и погрузился в свою сферу, я передумал туда уезжать. Потому что Берлин — очень криминальный город. Гамбург — вообще молчу. Слишком криминально, не хотел бы, чтобы моя семья там жила.

— Ничего себе, думаю, для многих россиян это откровение.

— Может, это из-за того, что человек, приезжая туристом, видит только красивое. А когда ты там постоянно живешь, общаешься с людьми... Когда мне говорят: «С этим человеком нельзя, чтобы тебя даже сфотографировали! Это преступная организация, ОПГ!» Я отвечаю: «Так это же мои друзья!» — а мне: «Нет, нельзя-нельзя!».

— Это в Гамбурге?

— В Берлине. Там у них организация по всей Германии.

­- Ваша цитата: «Однажды в Берлине собрались в ресторане. Очнулся у себя дома, вокруг кровь...» Продолжите.

— Это был где-то 2012 год. Я никогда не злоупотреблял алкоголем, но если приходилось повеселиться, то веселился по полной. У меня дочка была маленькая, она никогда не видела меня пьяным, потому что в России я не выпивал. А туда приезжал или, допустим, в Польшу — там вообще все дешевое. С чего все началось: я был на спарринге с одним чемпионом, на спарринг приехал еще один известный боксер, в прошлом чемпион мира, не буду называть его имя. Мы вылезли из ринга, этот чемпион достал бутылку вискарика — шлеп — ништяк! Я подумал: «А что, так можно?» Тоже — шлеп — и все. Я находился в нормальной форме. Туда приезжаешь — четыре спарринга в неделю. Можно гулять, расслабляться, отдыхать. И вот догулялся я. Как-то раз... Я немножко с этими друзьями, которые оказались криминальными... Но я не знал, что они настолько криминальные. А потом посмотрел — оказалось, что они вообще-вообще криминальные! Решил: «Надо подумать, что делать дальше». Купил бутылку вискарика.

— Чтобы легче думалось?

— Да, чтобы легче думалось. У меня была большая ванна, типа джакузи. Открываю глаза — я лежу в ванне, все в крови. Думаю: «Елки-палки! Если я голый в ванне, все в крови — значит, я кого-то здесь разделывал, чтобы скрыть следы преступления!» Я, грустный, встал, пошел и лег в кровать. Подумал: «Наверное, скоро приедут полицаи, хоть отдохну немного». К вечеру проснулся — оказалось, я, видимо, проходил мимо ванны, был пьяный, упал туда и разбил локоть, из которого кровь и была. В общем, в 2012 году после этого случая я принял решение больше не употреблять алкоголь.

Емельяненко

— Вы были в лагере Федора Емельяненко. Вы кикбоксер, а тут оказались у Федора. С чем это было связано?

— Я был даже не в его лагере, а у него на контракте (на контракте в клубе Red Devil. — Прим. «СЭ»).

— Это как?

— Полтора года я у него тренировался. До этого я тренировался в известном клубе в Минске. Муай-тай, тренировались там, ездили в Таиланд, в Голландии тренировались.

— Это с Алексеем Игнашовым?

— Да, в команде Игнашова. Потом тренер Федора Емельяненко, Руслан Нагнибеда, пригласил меня к Федору. Познакомил меня с ним. Федор сказал: «Давай сделаем контракт, будешь у нас в команде».

— Как вам тогда работалось с Федором?

— Отлично. Федор — вне конкуренции. Фанат своего дела, так работает! Я никогда не видел, чтобы люди так преданно относились к работе. Он был для меня примером.

— У вас были полноценные спарринги?

— Конечно — и с Федором, и с Сашей. С Сашей мы уезжали на месяц в Голландию, пахали там с Питером Аэртсом. Стефан Леко, по-моему, там был еще.

— Каким запомнился Федор в спаррингах?

— Федор — борец. В то время я думал: «Какой мне с ним бороться?» Я боролся с девочками. Вон, Юля Березикова была — она меня борола. Но все равно, спустя несколько лет после работы с Федором я попал на мастер-класс Дениса Злобина, чемпиона мира по джиу-джитсу. Он предложил: «Давай поборемся!» Из восьми схваток я выиграл пять. Конечно, я был больше весом, я тогда был 140 кг, а он около 100. Но он-то чемпион мира, а я вообще бороться не умею! Ну, упорство и труд все перетрут. Бороться я немножко научился.

— Наверняка вас брали к Федору не для борьбы, а для работы над ударной техникой. Тем более вы габаритный, а у него было много габаритных соперников.

— Я чаще все-таки боксировал с Сашей Емельяненко. Он больше был заточен на бокс. В то время у меня рук практически не было, я занимался только К-1. С ним было тяжко стоять на руках. Мы у Гонобоблева на Лиговке тренировались.

Выносливость у Саши есть. Помню, что на кроссах он всегда был впереди всех. Да, сейчас он немножко нарушает режим, но стоит ему немного потренироваться — и он будет ой-ой-ой! Если в дальнейшем наши дорожки сойдутся и мне сделают бой с ним по правилам бокса, то я в разы серьезнее отнесусь к поединку с Сашей Емельяненко, чем, допустим, отношусь к тем боям, что есть сейчас.

— Кстати, каким он тогда был в быту?

— Ну, об этом же нельзя говорить (улыбается).

— Почему?

— Он был ништяк! Мы приехали в Амстердам. Говорю: «Саш, пойдем хоть немного расслабимся!» А он мне: «Нет!» Нет! Я несколько раз был в Амстердаме — ни разу не зашел в кофешоп. Один раз были жесткие бои по К-1, выехали вдвоем с другим боксером, он тогда и боксировал, и заболел к тому же. Мы стоим, я — после боя, уставший, а он — вообще никакой. Мир же тесен, вижу — идет мой очень близкий, хороший знакомый с родины. Говорит: «О, Женька, ты чего здесь? Ну, как у вас тут? Вы что, накуренные, что ли?» Представляете! Сколько езжу — ни разу не накуривался.

Я говорил Емельяненко: «Саш, ну давай съездим, чуть-чуть расслабимся», а он отказался. Когда ему надо, он не будет ничего такого делать. Когда можно расслабиться — конечно, он позволит себе.

— А тогда он был полностью погружен в тренировочный процесс?

— Скажу так: Саша, наверное, ничего не боится. Я, допустим, сачок, трус. Проснусь в крови, представлю, что кого-то, ***, убил, что меня посадят и надолго, — испугаюсь этого и больше пить не буду.

— А он, видимо, о последствиях не задумывается?

— Нет, он думает: «Ну, посадят — а я уже там бывал!» Он нормальный парень. Я немножко больше, а чем человек больше — тем он трусливее.

— Кстати, а вы встречали в спаррингах боксеров больше вас по размеру?

— Конечно. Даже боксировал с таким. У меня был вес 130 кг, а он килограммов на 20 тяжелее. Ростом повыше, он был накачанный такой. Звезда Швейцарии. А я излишне настроился перед этим боем, был приступ агрессии. Я накинулся на него, а он испугался, лицо закрыл и отмахнулся, как от мухи. И попал мне в челюсть!

Телохранитель

— Вы сейчас все еще работаете телохранителем?

— Да, я профессиональный телохранитель. Но кроме того, что я просто защищаю жизнь и здоровье своего шефа, я еще занимаюсь различными проблемами людей. То есть облегчаю людям жизнь, решаю их проблемы.

— Что имеете в виду?

— Юридически.

— Не совсем понял.

— У людей есть различные проблемы, они ко мне обращаются, я решаю.

— То есть еще и коллектором работаете?

— Нет, я не про коллекторов.

— Можете привести пример, чтобы было более понятно?

— Вам нужна помощь, вы об этом? Обращайтесь! Я решу ваши проблемы.

— Как вы пришли к работе телохранителем?

— Когда мне было под 18 лет, я рвался в спецназ. У меня был пример, человек, который работал в спецназе, я тоже хотел туда. Рвался сильно. Приходил в военкомат, говорил: «Ребята, возьмите меня в спецназ!» А мне отвечали: «Нет, мы тебя уже записали в ВДВ». Я им: «Ой, нет, в ВДВ не пойду, я высоты боюсь, а там высоко лететь — хочу в спецназ». А потом я передумал резко, стал заниматься спортом и в армию не попал. Но эта страсть к оружию сохранилась. У меня куча ножей — мне дарят ножи, я дарю кому-то. Я очень люблю ножи, оружие. На всей этой волне, когда я из Германии вернулся в Россию, мой товарищ предложил попробовать себя в этой сфере. Я начал работать — хорошо пошло. Плюс в телохранителях работают люди, которые все время занимаются спортом. Там даже расписание есть, каждый телохранитель обязан три раза в неделю заниматься спортом. Я не только боксом же занимаюсь, все эти приемчики грязные, джиу-джитсу. Я два года два раза в неделю ходил в секцию, где нас просто учили, как отвернуть голову, как убить. Да, понятно, ты не будешь это все применять, но уметь надо. На ножевой бой два года ходил, на метание ножей. Посещал еще и курсы по оказанию первой помощи. Правда, я ничего не помню, помню только, что надо позвонить в «Скорую» (смеется).

— Как устроена работа телохранителя? Опишите, чтобы всем стало ясно, как вы работаете.

— Описываю: вот в TikTok ходит ролик, там говорят: «Ой, хочу такую работу, чтобы пришел, покормили, я по*****ел и пошел домой, когда захотел». Это работа телохранителя.

— Но не всегда же.

— Почти всегда. Я пришел, поел от души. У меня был шеф, очень хороший. Да, конечно, уровень опасности у него был весьма великий, мы с ним ездили по загранице. Он проводил месяц в России, месяц — за границей. За границей мы занимались вот чем: много гуляли, надо было проходить около 15 км пешком. Для здоровья. Мы гуляли из ресторана в ресторан. Выбирали мишленовские ресторанчики, и от одного до другого. У нас была большая компания, шеф покупал все блюда, ставил нам на стол. Говорил: «Ребята, ешьте!» Я у него был самый любимчик, потому что ел больше всех. Один раз я съел тазик лягушек! С тех пор лягушек больше не люблю, видеть их не могу (смеется). Но, когда ел, было вкусно. После одной такой поездки за месяц набирал 12 кг, с учетом того, что мы ходили по 15 км.

— Кстати, вы же говорили, что скидывали порой чуть ли не по 40 кг.

— Да, было такое.

— Сколько максимально скидывали?

— Три раза скидывал по 40-45 кг.

— Как удавалось так много сбрасывать?

— Разными способами. Когда-то увлекался голоданием. Один раз не ел мяса целых шесть месяцев, чтобы себя обмануть, а затем стал есть мясо и убрал сладкое. Похудел нормально. Но мясо есть нужно обязательно. Почему я стал мясо есть? Потому что мне ребра переломали. Все вегетарианцы слабенькие.

— Эта история в бою случилась?

— (Качает головой.) Нет.

— Рассказывайте!

— Нет, что тут рассказывать. В бою тоже ребра ломали, тот же Хелениус. Вышел и как ненормальный ударил мне по спине в первом раунде.

— А вот эту историю, когда вам сломали ребра не в бою, рассказывать не хотите?

— Ой, ***, сколько я ломал, сколько мне ломали. Мы же спортсмены, цивильные люди.

— В любом случае ресторанами работа телохранителя не ограничивается. Можете вспомнить эпизод, когда реально пришлось поработать? Когда была опасность?

— (После паузы.) Да про опасность неинтересно, давайте что-нибудь веселое. Допустим, едем мы с человеком, он — на первой машине, мы — на второй. И тут его случайно подрезают. Он его обгоняет, все перекрываем, сзади машины. Выходим, немножко поругались, но тот, кто подрезал, из машины не вышел. А потом шеф мне предъявляет: «А почему ты не вышел и не проколол ему колеса?» Вот такой веселый случай. Да этих веселых случаев столько, что все не вспомнишь.

— Вы, кажется, рассказывали, что как-то кота сачком ловили.

— Да, было-было. Мы работали в большой организации, не одного человека охраняли, нас было где-то 15 телохранителей. Все — моих габаритов, в костюмах, в галстуках. На территорию забежал кот. По рации: «Ребята, кот! Кот! Кто поймает — 100 баксов!» Мы все такие: «О, давай!» В итоге кота поймали. Правда, это был не тот, который забежал, но 100 баксов были наши. Пошли, нашли его, в сачок поймали (смеется).

— Кого из знаменитостей доводилось охранять?

— Имена называть не могу, но работал с одной звездой, певец. Было очень весело и интересно работать, но было непросто. Там я поймал профессионализм, потому что люди всегда ломятся, когда видят известного человека. Или автограф попросить, или, может, как-то себя повести, обняться, или что-то сказать. Сложно было работать, но интересно.

— Вы еще и в фильмах снимались.

— Когда приезжаешь на сборы, тренируешься, а потом отдыхаешь. Есть выходные, скучно, надо чем-то заниматься. Начали в Белоруссии, там снимался. Потом в Петербурге, потом даже в Москве. И пошло-пошло, мне понравилось. Я имею в виду не где-то посидеть, а какую-то драку поставить или что-то подобное. Там платят небольшие деньги, но это интересное времяпрепровождения. У меня сейчас хобби появилось. Вот у кого-то хобби — побухать, у кого-то — понюхать, кто-то чем-то еще занимается, а мы снимаем видео. Это сейчас придумали тиктоки, ну, мы тоже стали покороче снимать. Снимаем прикольные видео. Когда ездил и охранял шефа по всему миру, мы постоянно снимали видео, тогда TikTok еще не придумали. Так, что-то смешное сняли с ребятами. Сейчас думаю, может, что-то найду, выложу.

— Подписывайтесь на TikTok Евгения Орлова.

— Да, у меня свой канал, в Instagram ссылка есть. Открыл второй канал, туда буду не все подряд выкладывать, а такие коротенькие фильмы. По жанру TikTok, серия — одна минута.

— Чем еще увлекаетесь?

— Я котоблогер, любитель котов. Вот, один селкирк-рекс, я его просто обожаю (показывает кота). Селкирк-рекса зовут Дэвил. В детстве я был заводчиком собак, бультерьер у меня был. Даже стыдно вспоминать, травил, к сожалению, на людей, но собака в наморднике была. Мне очень стыдно, но я уже исправился. Сейчас — коты.