Допинг
Статьи

Допинг

26 ноября 2023, 09:00

Кофеин двадцать лет считался допингом. Почему отменили наказание за мощный стимулятор?

Олег Шамонаев
Шеф отдела спорта
Все специалисты признают влияние знаменитого психоактивного вещества на спортивный результат, но ВАДА с 2004 года лишь «мониторит ситуацию».

В запрещенном списке ВАДА много удивительных моментов, которые заставляют подозревать его составителей как минимум в неадекватности, а как максимум — в ангажированности. И один из таких пунктов — отсутствие наказания за применение одного из самых известных природных веществ, повышающих скорость и выносливость, — кофеина. С 1984 по 2004 год этот препарат был вне закона (правда, только в повышенных дозах) — случился даже ряд громких скандалов с поимкой кофеманов, в том числе в сборной России. Но потом ВАДА внезапно объявило о легализации стимулятора. С тех пор он уже два десятилетия находится на «мониторинге» — якобы Всемирное агентство внимательно следит за динамикой его применения и готово если что вернуть запрет. Но вместо этого в черный список почему-то попадают безобидные препараты типа мельдония, а кофеином можно хоть залиться — никаких санкций за это в данный момент не предусмотрено.

Восемь чашек эспрессо для достижения эффекта

Кофеин — природный алкалоид. Он содержится в таких растительных компонентах, как кофе и какао-бобы, чайные листья, ягоды гуараны или орехи кола. О бодрящем эффекте этого вещества (в том числе пагубном в случае неумеренного употребления) было известно еще до нашей эры. А в XIX веке этот стимулятор стал одним из самых популярных в спорте, особенно в циклических видах. В 1984 году МОК ожидаемо внес его в черный список, однако культура употребления чая и кофе уже тогда была необыкновенно распространена на планете, кроме того, кофеин содержался в огромном количестве продуктов (например в шоколаде) и в косметических средствах. В общем, полностью исключить контакт с данным веществом оказалось проблематично.

В итоге была установлена высокая планка концентрации в допинг-пробе в 15 мкг/мл. Более низкие значения считались случаями «социального употребления», не связанного с улучшением спортивных результатов. Через год порог был снижен до 12 мкг/мл, но он все равно оставался недосягаемым для случайного залета. Чтобы достичь планки, нужно практически нон-стоп выпить около восьми чашек эспрессо. Объемы кофе до 200 мг в день вообще-то считаются безвредными даже для беременных женщин и кормящих матерей (разумеется, при отсутствии других отклонений). А чувствительный спортивный эффект достигается только после употребления 400-500 мг напитка. Другой вопрос, что в большом спорте обычный кофе для улучшения результатов никто не пьет. Кофеин здесь в основном используется в виде таблеток, жвачек и энергетиков.

Однако сознаваться в таких методах применения вещества в период его запрета никто не спешил. Все валили на то, что «перебрали утром с дополнительной порцией кофе». Хотя большого смысла врать, в общем-то, не было — наказание предполагалось символическое. Так колумбийский велогонщик Оскар Варгас, пойманный на «Вуэльте Испании» в 1992-м, получил отстранение на три месяца. Советско-латвийская теннисистка Лариса Савченко-Нейланд, сдавшая положительную пробу во время Открытого чемпионата Австралии-2000, отделалась штрафом и аннулированием результата. Российская прыгунья в воду Юлия Пахалина в 1999 году дисквалифицирована на три месяца. А обиднее всего получилось с нашей метательницей диска Натальей Садовой. Ее поймали на ЧМ-2001, разбирались два года, лишили золота и тут же объявили о легализации кофеина.

Зерна кофе в чашке
Фото Global Look Press

На радость производителям энергетиков

В качестве объяснения для исключения из запрещенного списка ВАДА привело теорию о том, что процесс усвоения кофеина организмом строго индивидуален. Один атлет может быть чист через пару часов после приема лошадиной дозы, а другой после единственной чашки кофе способен сдать положительный тест. Как обычно, собственные трудности (невозможность корректного тестирования) Всемирное агентство переложило на плечи спортсменов. Правда, на сей раз не в привычном репрессивном ключе, а наоборот — предпочло не наказывать виновных, чтобы не пострадали невиновные. Такая внезапная доброта может объясняться банально. Кофеин содержится в составе Кока-колы — флагманского напитка одного из самых щедрых спонсоров МОК. Кроме того, именно с начала нулевых активно вкладывается в спорт «Ред Булл» — производимый австрийцами энергетик также богат на природный стимулятор.

Разумеется, для того чтобы достичь концентрации в 12 мкг/мл, кока-колы или «Ред Булла» нужно выпить очень много. Однако сам факт бизнеса на полулегальном препарате для крупного спонсора спорта выглядит не очень. Впрочем, бывают энергетики и позабористее. Так ассоциация студенческого спорта NCAA не так давно целенаправленно запретила своим атлетам употреблять напиток марки Celsius, поскольку всего одна его бутылка эквивалентна употреблению пяти чашек кофе. А в антидопинговой программе NCAA до сих пор полагается дисквалификация до года за концентрацию кофеина более чем в 15 мкг/мл. Это, кстати, ответ на вопрос, насколько непредвзято действовало ВАДА, отменяя запрет на природный стимулятор.

Между тем исследования показывают, что в настоящее время до трех четвертей элитных спортсменов мира так или иначе используют кофеин в своем спортивном питании. Причем, как правило, в сочетании с другими препаратами для усиления их эффекта. Например, шведская лыжница Шарлотта Калла в своей недавно вышедшей автобиографии призналась, что вместе с напарницами по сборной во время соревнований принимала измельченные таблетки кофеина вместе с лекарствами от астмы. «Бронходилататоры, кофеин и соревнования — эта комбинация едва не посадила мое сердце», — написала спортсменка.

Лыжница Шарлотта Калла
Шарлотта Калла.
Фото Global Look Press

Небезопасное средство

Эффект от употребления кофеина изучен очень подробно. Этот препарат нацелен не только на мышцы, но на мозг, причем его действие может длиться до 12 часов. Вещество стимулирует центральную нервную систему, а в умеренных дозах повышает бдительность и снижает сонливость. Последнее актуально для киберспорта, шахмат и автогонок. А вот для таких видов спорта, как бег, плавание и велоспорт, важен другой эффект препарата — повышение выносливости, положительное влияние на анаэробную работоспособность и силовые показатели. Кофеин присутствует в огромном количестве пищевых добавок, которые используются для снижения веса и улучшения спортивных результатов. И это обстоятельство тоже заставляет подозревать ВАДА в лоббизме.

Ведь кофеин, несмотря на всю культуру его употребления во время чайных и кофейных церемоний (якобы полезных для здоровья), на самом деле не столь безобиден. Его употребление в высоких дозах может вызвать проблемы с желудочно-кишечным трактом, тошноту или дрожь, а также чрезмерную стимуляцию, что может негативно повлиять на сон. Кроме того, люди, регулярно употребляющие препарат, могут заработать зависимость. В случае прекращения приема кофеина у кофемана могут возникнуть головные боли и синдром усталости. И в этой связи надо скептически воспринимать заявление ВАДА, что кофеин отвечает только одному из определений допинга (имеет потенциал для улучшения спортивных результатов), но при этом не представляет риска для здоровья спортсменов и не противоречит духу спорта.

Легализация природного стимулятора действительно не привела к взрывному росту его потребления, так как эффект неочевиден, а на допинговом рынке постоянно появляются более многообещающие препараты. Однако в целом динамика положительная, причем не за счет традиционных напитков, через альтернативные источники — такие как жевательная резинка, жидкости для полоскания рта, энергетические гели и биодобавки. Все это — целый пласт бизнеса в спортивном питании и фармакологии. И покупают кофеиновые препараты спортсмены явно не для повышения настроения, а исключительно с целью улучшения результатов. Требовать немедленно запретить кофеин — глупо, ведь это выведет антидопинговую паранойю на новый уровень. Однако очень хочется, чтобы ВАДА, наконец, перестало водить мировой спорт за нос и хотя бы иногда демонстрировало объективность при формировании запрещенного списка.