Футбол

27 ноября 2013, 00:50

Карл-Хайнц Румменигге: "Есть три причины обыграть ЦСКА"

Дмитрий Симонов
Первый заместитель главного редактора

Корреспондент "СЭ" в составе группы ведущих российских журналистов пообщался с исполнительным директором "Баварии", знаменитым в прошлом игроком.

Дмитрий СИМОНОВ
из Москвы

"Бавария" поселилась в самом дорогом отеле Москвы, в начале Тверской. В холле суетились режиссер Михалков, депутат Митрофанов, длинноногие модели. Кевину Кураньи, который заглянул повидать старых друзей и коллег, пришлось подождать. Автобус с командой застрял в безнадежных пробках. Пришел почему-то и Жоау Карлос – какое отношение он имеет к "Баварии"? Впрочем, не исключено, что защитник оказался в гостинице по своим делам.

Румменигге появился ровно в 6 вечера, вот она немецкая пунктуальность. Первый же вопрос настроил его на позитивный лад, заставив позабыть о мучениях в пробках.

– После поражения в первой игре в Мюнхене (0:3) Леонид Слуцкий сказал, что "Бавария" – это космос. Согласны?

– Это был действительно отличный матч в исполнении "Баварии". Но откровенных преувеличений я не люблю. Да, 2013 год сложился для нас фантастически, мы выиграли все, что только могли, и приехали сейчас в Москву, гарантировав себе путевку в плей-офф Лиги чемпионов. А ЦСКА, к большому сожалению для моего друга Евгения Гинера, из группы уже точно не выйдет. Однако, несмотря на это и на результат первой встречи, мы будем играть на победу. И на то есть три причины.

Первая и самая главная – нам нужно набрать еще три очка, чтобы гарантировать себе первое место в группе. Оно может дать определенное преимущество при жеребьевке и, вероятно, избежать таких оппонентов, как "Реал" и "Барселона".

Вторая причина – победа даст нам возможность набрать два очка в клубном рейтинге УЕФА. На данный момент мы идем вторыми, с некоторым отставанием от "Барселоны". Есть желание постепенно его сокращать.

И третья – победа в групповом раунде Лиги чемпионов приносит примерно один миллион евро, а ничья – полмиллиона.

Как видите, у нас достаточно стимулов, чтобы играть максимально серьезно, а также избежать недооценки соперника.

Я ДОВЕРЯЮ ГИНЕРУ

– Вы называете Гинера своим другом. Что вкладываете в понятие дружбы?

– Мы с Евгением друзья вот уже несколько лет. Он уважаемый член Ассоциации европейских клубов (ECA). От Восточной Европы в Ассоциации всего два человека. Гинер – из так называемой первой по статусу группы клубов. И литовец – из четвертой.

– Из Украины никого нет?

– Нет. Так вот, главное, в чем для меня заключается наша дружба, – я могу Гинеру доверять. Надеюсь, что и он мне доверяет. Мы встречаемся нечасто, естественно, потому что Москва от Мюнхена далеко. Но всегда желаем удачи друг другу. Он – "Баварии", я – ЦСКА. Отношусь к людям, которые считают, что друзей не может быть много. Однако в том числе благодаря футболу они у меня есть.

– Гинер – вице-президент ЕСА. Расскажите про зону его ответственности?

– Мы стараемся поддерживать баланс, не забывая и про Восточную Европу. К тому же в России будет чемпионат мира, что поспособствовало избранию Евгения на этот пост. Работа Гинера нас полностью устраивает, он приятный человек и, помимо прочего, хорошо понимает и любит футбол. Имею в виду футбол как игру, а не только футбольный бизнес. Иногда люди слишком много рассуждают о деньгах, а с Гинером можно поговорить и о том, что происходит на поле.

РАСИЗМ И НАСИЛИЕ – КАК ВОЛНЫ, НАКАТЫВАЮЩИЕ НА БЕРЕГ

– Во время матча в Химках будет закрыта фанатская трибуна ЦСКА в наказание за проявление расизма в адрес полузащитника "Манчестер Сити" Яя Туре. Неделями ранее два матча чемпионата России из-за различных нарушений прошли вообще без зрителей. Ваше мнение – какой из подходов верный?

– Мне трудно оценить решение УЕФА, потому что информацию я получал из прессы и не был погружен в проблему. В любом случае, считаю, что без болельщиков футбола нет. Вспоминаю один матч, который проходил без зрителей. Его показывали по телевидению – странная атмосфера, она мне не понравилась. В то же время мы все обязаны бороться с расизмом. Когда "Бавария" общается с фанатами, то всегда подчеркивает две вещи: нет насилию на трибунах и нет расизму. Сейчас проблем нет, но в прошлом они были и у нас. Это как волны, которые то и дело накатывают на берег...

– Как Германии удалось справиться с проблемой?

– Наша инфраструктура, новые стадионы, их вместимость – все это очень помогло нам справиться с беспорядками на трибунах, в том числе и с расизмом. Когда мы играли на Олимпийском стадионе Мюнхена, ни команда, ни ее поклонники не чувствовали себя уютно. После того как мы переехали на "Альянц-Арену", стало намного проще чувствовать себя единым целым. На данный момент ни расизма, ни насилия у нас на аренах нет. Хотя, конечно, нельзя утверждать, что в Германии все совсем уж идеально. Накладки случаются, но это форсмажор, а не норма.

– Как руководство "Баварии" будет реагировать, если во время матча с ЦСКА ваши темнокожие игроки столкнутся с расизмом?

Я надеюсь и верю, что хорошие отношения между нашими клубами, между мной и Гинером станут препятствиями для подобного рода вещей. Да, у нас есть темнокожие ребята – Данте, Алаба, Боатенг. Рассчитываю, что ситуация, которая была во время матча с "Манчестер Сити", здесь, в Москве, не повторится.

– Не следует ли УЕФА в принципе исключить такого рода наказания, как матчи без зрителей?

– Сложно ответить. К сожалению, когда вы играете против английской команды и на трибунах происходят подобные вещи, британские медиа начинают раздувать. И для российских клубов становится особенно сложным делом найти правильное решение. Мы должны постоянно работать с болельщиками. С ними нужно находиться в постоянном контакте, чтобы понимать истоки проблем, их желания. И совместно искать решения. И заключать договоренности. Исполняя некоторые желания фанатов, можно, в свою очередь, требовать от них отказа от насилия и расизма. Это работает.

– История с Мануэлем Нойером – один из примеров?

Да, и очень хороший. Когда он пришел в "Баварию" из "Шальке", часть ультрас была не слишком рада трансферу. Однако наш вратарь стал играть великолепно и доказал все как на поле, так и за его пределами. Нойер сам выразил готовность встретиться с фанатами, объясниться с ними, рассказать о причинах перехода в "Баварию". Сейчас они испытывают к Мануэлю только уважение, хотя, конечно, говорить про любовь до гроба нельзя.

– А с Марио Гетце проблем не было?

В Мюнхене – никаких. А вот в Дортмунде они были, – рассмеялся Румменигге. – Особенно после того, как там узнали о предстоящем трансфере. В прошлую субботу, когда Гетце вышел на замену, его очень жестко "раскритиковали" дортмундские болельщики (Гетце посвятили оскорбительный баннер, его постоянно освистывали. – Прим. "СЭ"). Впрочем, прекрасно могу болельщиков понять. Мы, в свою очередь, были к этому готовы.

ОКЛАД ИБРАГИМОВИЧА ВЗРЫВАЕТ РЫНОК ЗАРПЛАТ

– Бундеслига лидирует среди всех футбольных лиг в мире по посещаемости, причем с приличным отрывом. Не является ли, на ваш взгляд, позором для России тот факт, что в нашей огромной стране матч Лиги чемпионов с "Баварией" пройдет на 18-тысячной арене с сомнительным газоном, а одна из предыдущих домашних встреч ЦСКА в групповом турнире, с чешской "Викторией", и вовсе прошла в Санкт-Петербурге?..

– Заслуживает уважения, что сейчас вы строите множество новых стадионов. Собственно, это и является причиной того, что один из матчей ЦСКА провел в Петербурге, а сейчас мы будем играть на маленькой арене. Можете не сомневаться: с 2018 года, когда Россия примет чемпионат мира, вы резко пойдете вверх. Наш опыт в Германии – тому доказательство. ЧМ-2006 здорово помог нашим клубам и немецкому футболу в целом. Большинство получило совсем новые либо обновленные арены, и инфраструктура стала гораздо лучше. Как только в России построят стадионы, ваши клубы незамедлительно ощутят эффект.

– Чему еще нам нужно научиться у Германии, чтобы российский футбол вышел на принципиально новый уровень?

Мне кажется, в России и Германии две принципиально разные системы существования футбола. Немецкие клубы обязаны выживать за счет самофинансирования. А у вас есть богатые парни, которые заботятся о принадлежащих им клубах. По правде говоря, в России гораздо сложнее зарабатывать деньги на футболе, чем у нас. И на реализации билетов, и на продаже атрибутики, и тем более медиаправ. Поэтому допускаю, что у вас просто нет иного выхода, кроме как прибегать к помощи богатых владельцев клубов. Мы должны эту разницу уважать.

– В связи с этим, возможно, система финансового fair play не слишком справедлива для клубов из Восточной Европы, где нет возможности зарабатывать, как на Западе.

– Главное – начать. Как известно, финансовый fair play стартует с 1 июля следующего года. Надо посмотреть, как все будет работать. Не исключаю, нам придется что-то поменять, и через какое-то время будут сделаны определенные поблажки командам из Восточной Европы.

Но то, что не нравится нам всем, – это поступки клубов вроде "ПСЖ" или "Монако", а также некоторых других. Они делают сумасшедшие вещи, и это удар по всему футбольному бизнесу. Когда "ПСЖ" платит такие деньги Ибрагимовичу и об этом знают игроки других клубов – в частности, нашего, – это взрывает рынок зарплат. К чему это может привести?!

ТИМОЩУК БЫЛ ПОПУЛЯРЕН, ПОТОМУ ЧТО БОЕЦ

– Сменим тему. Недавно из "Баварии" в Россию вернулся Анатолий Тимощук…

Кстати, как у него дела? Он отличный парень!

– Дела не очень. Почти все время сидит на скамейке "Зенита".

– Да, на прошлой неделе я как раз смотрел их игру, и он был в запасе. Жаль. Он был очень популярен в "Баварии" и вообще в Германии! Болельщики его очень любили. Потому что Тимощук – боец. Порой ему приходилось непросто – особенно в последний сезон, когда он нечасто появлялся в стартовом составе. Ни одному футболисту такое не понравится. Но была стопроцентная гарантия: если Анатолий выйдет на поле, то выполнит тренерскую установку от и до. Он "закрывал дверь" к своим воротам.

Вторую часть интервью Румменигге читайте в "СЭ" на будущей неделе.