Футбол

7 января, 15:30

Как играли в футбол в Средневековье. Свой аналог существовал и на Руси

Марк Бессонов
Заместитель шефа отдела футбола
Суровые потасовки, запреты и королевские бутсы.

Римская забава, мяч из головы викинга и поножовщина

Игры, похожие на современный футбол, существовали уже в глубокой древности. В отличие от поздних форм футбола, старинные матчи превращались в настоящую схватку с обилием травм, крови и сопровождались погромами всего, что попадалось на пути.

Считается, что игру с мячом по Европе распространили солдаты Римской империи во время экспансии. Хотя само это действие напоминало скорее регби и называлось гарпастум (перевод — «подача рукой») — две команды боролись и дрались за мяч в попытке доставить его до нужной точки. В ход шли борцовское приемы, броски и захваты, так что вид спорта был весьма травматичным. Сами же римляне идею подхватили у греков, которые играли во что-то похожее под названием эпискирос (в переводе — «общий мяч»).

После распада империи упоминаний о гарпастуме и его производных долгое время не встречалось, но в IX веке средневековый историк Ненниус описывал, как на территории Южного Уэльса группа мальчиков играет с мячом. Такое времяпрепровождение стало особенно популярно на британских островах, куда попало с территории Нормандии и Бретани, судя по всему, став следствием завоевания Британии Вильгельмом Завоевателем в 1066 году.

На территории современной Франции игра называлась суль и имела много общего с гарпастумом. Но если в римской традиции команды составляли максимум несколько десятков человек, то европейцы видели в игре куда более массовую забаву. Играли деревня на деревню, гильдия на гильдию, паб на паб, район на район — состав команд варьировался от 20 до 200 и более человек и почти не регламентировался. Гоняли в основном мяч, представляющий собой надутый мочевой пузырь свиньи или другого животного (хотя делали снаряд и из других материалов, в том числе из дерева). Ворот как таковых не было, и побеждала команда, доставившая мяч в условленную точку населенного пункта. Это могла быть базарная площадь, городские ворота, а по легендам иногда и балкон церкви. Играли в основном в «жирный вторник» — последний день поста перед праздником английской Масленицы.

Одно из первых описаний этой игры в XII веке биографом известного архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета — монахом Уильямом Фицстивеном: «После обеда вся молодежь города выходила на поля, чтобы принять участие в игре с мячом. Пожилые люди, отцы и богатые горожане приезжали верхом на лошадях, чтобы посмотреть, как соревнуются их отпрыски, и вспомнить времена своей молодости».

А вот как протофутбол в своих статьях описывал английский публицист XVIII века Джозеф Стратт: «Суперкубок средневековой Англии разыгрывался в Масленичный вторник, за день до Пепельной среды. Легенды связывают эти соревнования с историческими британскими победами. В Честере так могли отдавать дань памяти старой версии игры, когда игроки пинали ногами не мяч, а голову побежденного датского викинга. Таким образом, средневековые футбольные игры в Англии служили не только способом сплочения общества, но и метафорой, поднимающей уровень патриотизма и солидарности среди людей».

Что касается правил, то, судя по всему, они разнились в зависимости от региона. Где-то игра превращалась в форменную вакханалию с морем потасовок и травм, но где-то свод законов четко регламентировался. Например, в английском Корнуолле игру называли «херлинг» (метание), в Восточной Англии — «кемпион», а Центральной Англии — эшбурнская игра, где даже четко было указано расстояние от ворот до ворот — четыре километра и 300 метров, а два тайма длились по восемь часов каждый. Но, как и в случае с гарпастумом, мяч было можно не только пинать ногами, но и брать в руки. Само собой, такая забава была чревата не только травмами, а некоторым в порыве страсти «срывало крышу». Например, в отчете от 1283 года о матче в Корнуолле писали о некоем Роджере, бросавшем в соперников камни.

Было зафиксировано и несколько смертей. В 1509 году некто Джон Коулинг швырнул оппонента Николаса Джейна на землю с такой силой, что тот получил травму, от которой скончался через три недели. В 1581-м в отчете коронера Миддлсекса значилось, что Роджер Ладфорд был убит, когда бежал за мячом и напоролся на двух мужчин, которые пытались его остановить, получил сильнейший удар в грудь и умер на месте. В 1280-м Генри де Эллингтон по ходу матча напоролся на нож Дэвида ле Клю, а в 1303-м нескольких студентов Оксфордского университета обвинили в непредумышленном убийстве Уильяма Бернарда. В 1320-м и вовсе судили банду из восьми хулиганов, устроивших поножовщину со смертельным исходом в матче между деревнями Холлесли и Рэмшольт. Что интересно, приговорили их всего к суткам исправительных работ.

Да и вообще увечья и даже смерти во время футбольных поединков на государственном уровне не сильно карались. Вот что было написано в документе от папы Иоанна XXII канонику Норфолка: «Уильяму де Сполдингу, канонику Сколдхэма ордена Семпрингема. Во время игры в мяч, когда он бил по мячу, его друг-мирянин, также по имени Уильям, столкнулся с ним и ранил себя ножом в ножнах, который носил каноник, так серьезно, что умер в течение шести дней. Оправдание предоставлено, поскольку никто не возлагает вину на Уильяма де Сполдинга, который, глубоко переживая смерть своего друга и опасаясь того, что могут сказать его враги, обратился к папе римскому».

Фото Global Look Press

Королевский запрет и поэзия Шекспира

В 1314 году в хрониках впервые встречается слово «футбол». Тогда лорд-протектор Лондона издал декрет от имени короля Эдуарда II, в котором игра запрещалась. В 1331-м такой же запрет был издан королем Франции Филиппом V. В Англии игра была запрещена более чем тридцатью королевскими эдиктами. Причина простая — масштаб разрушений, который производила разгоряченная толпа. Игроки крушили торговые лавки, базарные площади, калечили встречных людей. Известно, что за день до начала игр жители окрестных домов заколачивали окна и двери, чтобы сберечь имущество.

В 1602 году впервые были описаны термины «пас», «гол» и «вратарь». В 1659 году в «Книге игр» Фрэнсиса Уиллоби впервые упоминается понятие «забитый гол». Заметки о футболе встречаются даже в творчестве Уильяма Шекспира, в пьесе «Комедия ошибок» есть следующий строчки:

«Дурак я круглый и притом набитый.

С утра меня пинают взад-вперед,

Как мяч футбольный. Скоро вам, похоже,

Меня обшить придется новой кожей".

А в «Короле Лире» герой Кент называет Освальда «поганым футболистом» — это отражение отношения многих современников великого писателя к тем, кто тогда любил погонять мяч.

Кстати, первое упоминание бутс датировано еще 1526 годом. Английский король Генрих VIII на время разрешил проводить футбольные матчи и даже заказал себе специальную обувь для игры у итальянских кожевенных мастеров. Правда, через несколько лет вновь издал указ о запрете после массовых беспорядков, спровоцированных игрой.

Но, несмотря на государственные табу, народ продолжал любимую забаву, и в XVII веке власти пошли на попятную. Компромиссом стала регламентация правил. Публицист Ричард Карю в своем труде «Исследование Корнуолла» писал, что в футболе запретили ставить подножки и бить друг друга ногами. Затем игру переместили с улиц городов на поля, ближе к XIX веку по их краям начали устанавливать ворота, число участников ограничили, а мячи стандартизировали — это были надутые пузыри или кишки животных, обтянутые кожей.

Футбол стал популярной забавой не только по праздникам — народ играл каждые выходные. В 40-е годы XIX века команды Кембриджского и Оксфордского университета разработали единый свод правил, а в 1857-м был создан первый официальный клуб «Шеффилд». Так началась современная история футбола, который нам привычен.

Футбол на Руси: протест со стороны Церкви и оценка Белинского

Естественно, в Средние века футбол был развлечением не только британцев (хотя именно на островах был особенно популярен). Самый известный аналог — итальянский кальчо. Да-да, так на Апеннинах до сих пор официально называют местный чемпионат.

В 1555 году священник Антонио Скаино написал трактат «На игре в мяч». В ней он описывал соревнование, которое считают прародителем тенниса, но в том числе в одной из глав есть описание игры, где нельзя бросать мяч руками, а целью является пересечение мячом обозначенной зоны на противоположной стороне поля.

Позже регламент появился и в Италии — в «джио дель кальчо» команды по 26 человек гоняли мяч из козьей кожи по полю размером 100 на 50 метров, то есть идентичном современным футбольным размерам. В команде было 15 нападающих, пять полузащитников, три защитника и три помощника защитника. Были и судьи, и смена ворот после забитого мяча. Игра была дико популярна — увлекались ей в том числе светила эпохи Возрождения Леонардо Да Винчи и Николо Макиавелли. А еще известно, что в кальчо играли даже римские папы — Климент VII, Лев XI и Урбан VIII. Кстати, по сей день каждый год на третьей неделе июля на Пьяцца Санта Кроче во Флоренции (именно в этом городе установили окончательные правила игры) проводится матч по средневековому кальчо.

На Руси футбол тоже появился задолго до того, как современную версию игры к нам завезли иностранцы. Называлась игра шалыга — участвующие пинали мяч из кожи и перьев на базарах и зимой на льду рек. Правда, и здесь игра одно время попала под запрет — против выступила Церковь и лично знаменитый протопоп Аввакум, считавший, что шалыга отвлекает людей от богослужений в свободное время.

Аналог футбола в своей гравюре «Игра с мячом» изобразил немецкий художник Кристиан Гейслер, когда путешествовал по нашей стране.

Вот как игру в 1867 году описывала газета «Вологодские губернские новости»: «На левой стороне двора около осьмидесяти человек играют в килу. Мяч пинали ногами, хватали его в руки и нередко бегали с ним, пока не встречали сопротивления с той или другой стороны игроков, которым хотелось одолеть свою противную сторону всевозможными манерами, чтобы догнать мяч до условленного места. Победившая сторона начинала снова игру, и таким образом, она длилась часа два или три».

А литературный критик Виссарион Белинский писал о шалыге так: «В играх русского народа отразились простодушная суровость его нравов, богатырская сила и широкий размах его чувств».