Новости Статьи Матч-центр

Несломленные
Мобильные приложения СЭ
Футбол   //  ТИНЬКОФФ РПЛ  Гость «СЭ»

Руслан Нигматуллин: «Пока Тил не показывает футбол на 18 миллионов евро»

Статья опубликована в газете под заголовком: «Руслан Нигматуллин: «Пока Тил не показывает футбол на 18 миллионов евро»»
№ 8147, от 03.03.2020
21
10
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Гостем редакции «СЭ» стал знаменитый в прошлом вратарь, а ныне популярный диджей и телеведущий.

Руслан Нигматуллин
Родился 7 октября 1974 года.
Выступал за «КАМАЗ» (1992-1994), «Спартак» (1995-1997), «Локомотив» (1998-2001, 2003-2004, 2009), «Верону» (2002), ЦСКА (2002), «Салернитану» (2003), «Терек» (2005), СКА (2008), «Маккаби» Ахи (2009).
За сборную России провел 24 матча. Участник ЧМ-2002
Чемпион России (1996, 1997, 2004), обладатель Кубка России (2000, 2001). Лучший футболист России 2001 года по версиям «СЭ» и еженедельника «Футбол».

Семья

— Руслан, не так давно был День всех влюбленных. В интернете вы опубликовали видео со своей женой Еленой, где рассказали, что вы вместе уже 24 года. Как удается сохранить такие теплые, трогательные отношения?

— Мы познакомились в декабре 1996 года. И практически через неделю стали жить вместе. Конечно, совсем без конфликтов невозможно. Я не поверю, что можно прожить 25 лет и ни разу не поссориться. На самом деле, счастливый брак — это все-таки труд. Он основан на любви, взаимопонимании, мудрости второй половины. Во всяком случае, у нас. Благодаря этому мы, наверное, столько и продержались. Это яркие, счастливые годы. Были и кризисные моменты. Но в целом каждый день мы проводим вместе. И даже сейчас, во время интервью, супруга сидит напротив меня.

— Вы сказали о кризисных моментах. Были ли такие периоды, когда хотелось все бросить, хлопнуть дверью и уйти?

— На седьмой год у нас был такой момент. Мы даже месяц жили раздельно, но потом я взялся за ум, и дальше все снова стало хорошо.

— Многих шокировала история Дениса Глушакова. Наверняка и в ваше время происходило что-то подобное или футболистам удавалось как-то избегать громких скандалов?

— Мне кажется, в наше время футболисты не были настолько публичными людьми. Они практически не снимались в рекламных роликах и не мелькали так часто в новостных лентах. А если и мелькали, то только из-за забитых голов. Сейчас же они стали более медийными личностями. И поэтому многих стала интересовать их личная жизнь.

В мое время разные истории были. Если посмотреть на тех, с кем играл когда-то, то там примерно 80 процентов разводов. Но счастливые браки тоже были. Надеюсь, что у нынешнего поколения процент разводов будет меньше. Мне тяжело читать про истории, которые сейчас случаются, про разводы с одной женой, с другой. Это все очень сильно отражается на детях. Они ходят в садики и школы, их могут дразнить по этому поводу. Вообще, когда родители расходятся, это большая детская травма. Я могу с уверенностью сказать, что в расставании виноваты оба. Не бывает так, что виноват только один человек. И в счастливом браке тоже заслуга обеих сторон. Например, в том, что у нас все хорошо, заслуга прежде всего моей второй половины.

— Ваша жена Елена является не только хранительницей домашнего очага, но и помогает в работе.

— У нас сложился очень хороший тандем. Последние 3-4 года моя супруга является еще и моим концертным директором. Я человек творческий, недавно отметил десятилетний юбилей диджейской карьеры. Сейчас развиваюсь как телеведущий. И со всеми работодателями общается моя жена. У нее есть деловая хватка. Возможно, это из-за того, что у нее своя компания по дизайну интерьеров. Во всяком случае, при ее руководстве мои гонорары возросли в несколько раз.

— В этом большой плюс для семьи.

— Конечно. Обычно директору ты вынужден отдавать 15-20 процентов заработка, а здесь — все в семью. Супруга по этому поводу иногда в шутку возмущается, что неплохо было бы эти 20 процентов получить.

— Зато с директором можно пообщаться в любое время.

— У меня возникала проблема, когда директора были сторонними людьми: например, на меня выходят с запросом, я передаю ему, а потом выясняю, что три дня прошло, а человек так и не связался с потенциальным работодателем. И это меня сильно возмущало. Бывало, что просили выступить на Дне города, я спрашивал у директора, удалось ли ему договориться, тот отвечал, что работодатели не захотели, а потом узнавал, что на это мероприятие летит другой артист этого же директора.

Школа

— Вы — человек, который может оценить и вратарей, и нападающих на топ-уровне. Тем более сейчас вы регулярно это делаете на телевидении.

— Я время от времени выступаю экспертом на телевидении. С недавних пор еще и профессиональный телеведущий, веду программу «Страна смотрит спорт» на канале «Матч! Страна». Получается хорошо. К счастью, так считаю не только я, но и продюсеры. Конечно, слежу за всеми событиями, смотрю футбол. Ведь я еще и агент. Начал этим заниматься лет 12 назад, когда привез в «Локомотив» Гильерме. Потом была большая пауза — практически в 10 лет. Сейчас у меня в основном молодые игроки. Один из самых успешных — Владислав Карапузов. Удалось подписать контракт с московским «Динамо». Сейчас он был на сборах, провел три матча за первую команду.

— Тяжело ли находить контакт с молодежью?

— Сейчас я сотрудничаю с ребятами 2004 года рождения, то есть им только-только исполняется 16 лет. Поэтому я общаюсь с родителями. Прежде чем предложить сотрудничество помимо футбольных способностей стараюсь учитывать то, как человек учится в школе, как он общается, какая дисциплина. К сожалению, сейчас на спортсменов идет много негатива с разных сторон. Многие «сидят» на насвае. Пару раз я отказывался от сотрудничества с хорошими футболистами, когда мне говорили, что он — жесткий насвайщик. Талант — это замечательно. Но без дисциплины и целеустремленности это ничто.

— Ребята, с которыми вы сотрудничаете, прислушиваются к вашему мнению или периодически спорят?

— Конечно, у них есть свое мнение. У меня — свое. А вот у родителей оно может быть абсолютно другое. Иногда они рассматривают ребенка как инвестиционный проект. Надеются, что сын будет зарабатывать большие деньги. В целом я стараюсь на основе своего большого футбольного опыта сформировать у своих подопечных какие-то взгляды. Но я не могу сказать, что у меня сейчас огромное количество детей. Конкуренты тоже работают активно. Большинство пятнадцатилетних ребят подписывают ведущие академии.

— Но у вас есть своя школа.

— Есть два проекта: футбольная школа и школа вратарей. Ими я активно занимался в течении последних 10 лет. Главный выпускник школы — мой сын Руслан. Сейчас мы выбрали американскую методику развития — то есть игра за студенческую команду и плюс профессиональное образование. Футбол — это прекрасно, но без образования человек в 35 лет как слепой котенок. Для многих футболистов, которые завершили карьеру, это жизненная драма. Поэтому мы в нашей семье считаем, что как бы ни сложилась карьера, сын обязательно должен получить образование. Хотя у него есть хорошие способности и 10 лет, которые я с ним занимался в футбольной школе, старался все свои здания передать. Сейчас эти два проекта существуют в режиме мастер-классов.

— Вы упомянули, что многие футболисты в 35 лет оказываются выброшенными на улицу. Кого-то конкретного имели в виду?

— Я выступаю за разные ветеранские команды и пересекаюсь с ребятами на спортивных мероприятиях. Вижу, что некоторые не могут себя найти после окончания игровой карьеры. Фамилий назвать не могу, это некорректно.

— Наверняка и режим тоже влияет...

— Футболист изначально живет в жестком тренировочном режиме, но когда ты заканчиваешь карьеру, то уже никуда не нужно спешить, есть какая-то свобода, решения принимаешь только ты, и не всегда правильные.

— И потом, не всем так повезло с директором!

— Это немаловажный фактор. Семья при завершении карьеры играет большую роль. Ведь большинство разводов по времени как раз совпадают с этим этапом. Конечно, мужчина меняется. Уже не та уверенность в глазах. Человек становится растерянным. Это уже не тот богатый футболист, с которым женщина жила. И здесь нужна ее поддержка. Я знаю случаи, когда в этот момент, скажем так, жены совершали трансфер в другом направлении. Всякое может быть. И я не могу гарантировать, что проживу с женой 50 следующих лет. Но постараюсь как минимум 45 (улыбается).

Вратари

— А вот главные футбольные трансферы зимой — это нападающие. Соболев перешел в «Спартак», Комличенко — в «Динамо», Игнатьев — в «Рубин». Долго не мог определиться и Кокорин, но все-таки перешел в «Сочи». Можете охарактеризовать каждого из этих форвардов с точки зрения опасности для вратарей?

— Самая долгая эпопея с переходом была у Комличенко. Его звала половина команд премьер-лиги, и когда-то этот трансфер должен был состояться. Я не очень знаком с этим форвардом. Судя по товарищеским матчам, он может быть интересен, но пока в полной мере не стал демонстрировать свое мастерство. Это настораживает. Допустим, тот же Кокорин сразу же положил «Динамо» два гола. За «Зенит-2» тоже забил, то есть это говорит о его нацеленности на результат, что и требуется от форварда.

Соболев — молодой и перспективный. Думаю, что «Спартак» сделал хорошее приобретение. Свой гол он уже забил. Если сможет раскрепоститься и почувствовать себя своим, а в «Спартаке» это бывает непросто, потому что главный тренер сейчас иностранец и не очень знаком с русским менталитетом, если будет прогрессировать вся команда, Соболев будет расти. А за Игнатьевым я давно слежу, он был мне интересен с точки зрения агентской работы, но там была очень большая очередь, я не достучался.

— С Игнатьевым работала компания Германа Ткаченко. А кто еще был в этой очереди?

— Обращались люди, которые, так же как и я, не знали, что он работает с Ткаченко. Когда я понял, что уже поздно, ни на что не претендовал. Не стал ничем его привлекать, чтобы переманить. Я обращался также к Матвею Сафонову. В нем я вижу большого вратаря и думаю, что в перспективе это основной голкипер сборной. Нужно еще пару лет, чтобы он и Максименко оказались в национальной команде.

— А кого из них ставите выше?

— Они разные, но оба очень уверены в себе для своих лет. Оба соответствует уровню взрослого футбола, несмотря на юный для вратаря возраст. Если бы я был главным тренером, выбрать было бы очень сложно. Даже наставник молодежной сборной Михаил Галактионов постоянно их чередует.

— Так делают в хоккее, а вот в футболе все-таки должен быть номер один.

— Такая история была у меня в карьере, в 1996-м. Нас чередовали с Александром Филимоновым. Мы играли до ошибки. Это очень сильно нервировало. Я понимал, что сейчас ошибусь и все, в следующем матче в ворота не встану. Выступали мы с переменным успехом. Играть уверенно и стабильно мы оба начали только тогда, когда стали выступать за разные команды. Я пришел в «Локомотив». Юрий Семин сказал: «Я тебе доверяю, и только от тебя зависит, насколько долго я буду тебе доверять». А в «Спартаке» Олег Иванович Романцев доверял Филимонову.

— Какие у вас на тот момент складывались отношения с Филимоновым?

— У нас нормальные отношения, мы можем пошутить, поприкалываться. Но даже сейчас чувствую, что какой-то барьер есть. А в то время были натянутые отношения. Больше рабочие — без каких-то личных моментов. Единственный, кто был и конкурентом, и остается до сих пор другом — Платон Захарчук. Мы соперничали, начиная с 1991-го года. Ему было 18, он был основным вратарем «КАМАЗа», а мне было 16, и я стал его сменщиком. Позже, в 2001-м, выступали за «Локомотив». Я был основным, Платон в нужный момент меня всегда подменял. У нас до сих пор сохранились очень теплые отношения.

Сборная

— Как вы считаете, кто из нынешних вратарей смог бы выступить на чемпионате мира в 2002 году?

— Не думаю, что Станислав Саламович (Черчесов. — Прим. «СЭ») в свои тогдашние 38 лет, будучи в прекрасной форме, подвинулся бы. И нужно было бы конкурировать с тогдашним мной (улыбается). Поддержу молодежь — Сафонова и Максименко. Думаю, что они спокойно могли бы стать вторым и третьим. Но в этом случае нам пришлось бы избавиться от Филимонова и Станислава Саламовича (смеется). Мы с Черчесовым живем в соседних подъездах, часто пересекаемся, вспоминаем 2002-й год. В 38 лет он был в потрясающей форме, по праву находился на чемпионате мира в составе сборной России.

Что касается еще кого-то... Сейчас на носу чемпионат Европы и три вратаря у нас должны быть готовыми на сто процентов. Но сейчас даже основного, можно сказать, нет. До недавнего времени им был Гильерме. Но провалил концовку года и пока по сборам, контрольным матчам не убеждает, что действительно набрал форму. Сейчас кандидатами являются Шунин, Гильерме, Джанаев. С Луневым непонятно. Шансы у всех одинаковые, у каждого есть возможность сделать рывок и стать основным голкипером сборной на чемпионате Европы.

— Вы сказали о том, что поддерживаете молодежь. Как считаете, ваш сын на данный момент смог бы защищать ворота сборной?

— Авансов раздавать не буду. Руслан пока еще не соответствует уровню сборной. Хотя он много умеет и у него очень хорошие данные. Гораздо лучше, чем у меня. Мой рост — 187 см, а его — 194 см. У меня есть клиенты с ростом 187 см, и когда я беседую с потенциальными работодателями, они говорят, что это маловато. Хотя Акинфеев и Черчесов еще ниже.

Сейчас требования к вратарям увеличились. Меня с моей игрой ногами даже не стали бы рассматривать всерьез. Но для меня главным является не то, как вратарь раздает пасы, а то, сколько раз он выручает. Раньше мы как работали: игра на выходах, начало атаки рукой, ногой. Взаимодействия с полевыми футболистами не отрабатывали, а сейчас вратарь — еще один полевой игрок. И тренерам хочется, что если отдали мяч назад голкиперу, он его сохранил. Вспоминается 2000-й год. У меня с игрой ногами были определенные сложности. Так эту проблему гениально решил Юрий Павлович Семин. Он сказал: «Назад не отдаем». И я играл на своих сильных качествах. Мы били все рекорды по матчам на ноль.

— Нужно ли уговаривать Акинфеева вернуться в сборную?

— Скорее да, чем нет. Когда пошла черная полоса у Гильерме и все начали говорить, что Акинфеева нужно возвращать, я к этому отнесся скептически. Хотел поддержать Гильерме. Он хорошо играл в этом отборочном цикле и заслуженно стал основным вратарем. Но вратарская профессия, как и тренерская — расстрельная. Долго терпеть ошибки никто не будет. Акинфеев продолжает оставаться в форме, хотя ему непросто со здоровьем. Эта история может быть похожа на случай с Игнашевичем перед ЧМ-2018. Акинфеев — большой профессионал и лишним в коллективе не будет. Но он же не пойдет вторым или третьим. Если тренерский штаб будет видеть, что никого сильнее к чемпионату Европы не будет, то нужно садиться в машину, брать бутылку безалкогольного шампанского и в приватной беседе находить нужные слова. А их, я уверен, Станислав Саламович найдет.

— Можно ли себе представить, чтобы бразилец стоял на воротах нашей сборной в 2000 или в 2002 годах?

— Тогда легионеры вообще были редкостью. Вспоминаю сейчас составы команд, в которых играл. В «Спартаке» тогда был Робсон, и это была своего рода экзотика. Его любили за это. Потом пришло время, когда российский футболист в основном составе выглядел экзотикой. И с этим нужно бороться. Сейчас, при новом лимите, каждую кандидатуру очень серьезно обсуждают, чтобы не ошибиться, так как этот человек займет место, которое мог бы занять наш игрок. Надеюсь, что при нынешнем лимите качество приглашенных футболистов будет выше. Не будет покупок исключительно ради бизнеса, которые, к сожалению, случаются. Вот «Спартак» уже приобрел двух игроков. При нынешнем лимите большая роскошь покупать двух иностранцев, которые не будут выступать в основном составе. Я говорю о Баду и итальянском вратаре Романьоли.

«Спартак»

— Зачем «Спартак» взял Баду?

— Всем известно, что Баду имеет определенную связь с нынешним генеральным директором Томасом Цорном. Это его клиент. И если бы я был генеральным директором, я бы тоже поддержал своих клиентов. Понятно, что Цорн берет в команду не всех подряд. Вполне вероятно, что он видит потенциал. Но с таким лимитом нужно будет решать, что делать дальше. Возможно, они поедут куда-то в аренду. Потому что есть Тил, который, к сожалению, на данный момент является трансферной ошибкой. Очень много денег заплачено, а под концепцию игры он никак не подпадает. Люди, которые знают голландский чемпионат, еще тогда говорили, что уровень мастерства не даст Тилу стать лидером «Спартака».

— Когда футболиста покупают за 18 миллионов евро, он должен стать звездой.

— Тил, может, был бы и не лишним для «Спартака», но уж точно не за эти деньги. Иностранные партнеры, когда узнали про покупку, написали, что были удивлены сумме трансфера. Да, Тил уже показывал хороший футбол, но все-таки не на 18 миллионов евро.

— За сколько вы, будучи спортивным директором, купил бы игрока уровня Тила?

— Вполне вероятно, что такая цена была изначально. Может, начальная была даже больше. Возможно, какие-то другие команды обращались, устроили определенный торг, и ниже этой суммы опуститься было уже невозможно. Ситуация непростая. Я вспоминаю, что когда торговался по Гильерме, цена была миллионов пять. Был интерес еще у турецкого клуба. Если память не изменяет, мы договорились на 3 миллиона 200 тысяч. Многие, приближенные к этому бизнесу, обвиняли меня в том, что я вынудил «Локомотив» заплатить слишком много. Но учитывая, что совсем недавно «Спартак» готов был отдать за Гильерме 15 миллионов... Конечно, он был молодой, зеленый, ему было очень непросто. Да еще сразу же получил травму, и это усугубляло ситуацию — все еще больше вспоминали эти деньги.

— Гильерме стал лицом «Локомотива» на много лет, поэтому этот трансфер однозначно успешный. Тогда еще не шла речь о том, что он будет первым вратарем сборной России.

— В то время была очень сложная ситуация с вратарями. Тогда в «Локомотиве» были и Пелиццоли, и Якупович, и много кто еще. Голкиперы играли очень неуверенно. Такая конкуренция. Непонятно, кто основной. Так что критике работу Цорна подвергать не хочется. Люди с огромным опытом тоже делают ошибки. Существует человеческий фактор. Предугадать это сложно.

Я занимался трансфером другого яркого игрока — Гарри О'Коннора. Он пользу принес, но мне не хватило информации о его бытовой жизни. Оказалось, что человек зажигает гораздо больше, чем среднестатистический российский футболист. Поэтому долго играть он не смог. Больше об О'Конноре я узнал, когда он уже уехал. То его с наркотиками поймали, то в каком-то борделе, то он скажет, что сумасшедшие русские нам чуть ли кучи денег высыпали перед матчем, говорили, что все будет твоим будет, если забьешь. Хотя я сомневаюсь в этой истории, она сильно приукрашена, потому что с наличными уже никто давно не работает (улыбается). Я занимался только трансфером, он не был моим клиентом, то есть его каждодневные вопросы я не решал, мы даже не общались практически. Я был посредником между клубами.

Хочу сказать в поддержку Цорна, что, к сожалению, не все трансферы заходят. Но в данном случае, когда платится такая огромная сумма, как с Тилом, нужно сильно перестраховаться.

— В интервью «СЭ» Тедеско заявил следующее: «У «Спартака» сейчас нет стартового состава, мы пока еще в середине пути».

— Здесь двоякая ситуация. С одной стороны, у футболистов должна быть мотивация. Полезно знать, что ты еще не стопроцентно игрок основного состава. Никто не должен быть обречен, все должны иметь одинаковые шансы. Но, думаю, что если главный тренер так говорит, он лукавит. У каждого наставника в его кабинете есть доска, на которой крупными буквами прописаны фамилии основных игроков и более мелкими тех, кто дублирует эту позицию. Уверен, и у Тедеско она есть.

Семин

— Тучи сгущаются над Юрием Семиным, главным тренером другой не посторонней для вас команды.

— Это уже третий президент «Локомотива», при котором работает Юрий Павлович, и тучи сгущаются постоянно. Полный карт-бланш и уверенность в завтрашнем дне у Семина была, наверное, только при Филатове. Это был прекрасный тандем, который работал на благо клуба и болельщиков. Не секрет, что руководители хотят иметь ручных тренеров, которыми можно управлять, которые будут беспрекословно слушаться и подчиняться. Юрий Павлович не такой и никогда таким не был. Поэтому у него и возникают определенные профессиональные сложности.

Он видит футбол по-своему, с высоты большого опыта. Он видит, что с руководителями они говорят на разном языке. В данном случае Семин может только отвечать результатом, а результат в последнее время всегда был. Да, не получилось в Лиге чемпионов два года подряд. Попадание в Лигу чемпионов в третий раз подряд будет для «Локомотива» приемлемым результатом. И точно не будет поводом для увольнения.

Хотя, конечно, время идет и Семин не становится моложе. Но в его защиту скажу, что в прошлом году я был на презентации его книги, мы пропустили по 50 грамм и, признаюсь, очень тепло пообщались. И меня поразило, что в свои почти 73 года он сохраняет ту же мотивацию, ту же страсть к футболу, желание побеждать. Сейчас многих ветеранов встречаешь, которые моложе его, а они уже успокоились, вспоминают обо всем с улыбкой. Юрий Павлович же совсем другой человек, он хочет побеждать постоянно.

— Кто из золотого состава «Локомотива» мог бы теоретически занять место главного тренера?

— Те люди, которые сейчас работают с Семиным — Лоськов, Пашинин. Те, кто являются его единомышленниками. Многие ребята пробовали, но далеко не у всех получилось. Достаточно успешно сейчас работает Черевченко, который уже тренировал «Локомотив». Вряд ли, наверное, он вернется, хотя все может быть. Но когда Игорь был игроком, никогда бы не подумал, что он станет тренером. В моем понимании это человек, который был капитаном, авторитетной личностью, как, скажем, Виктор Онопко. Мне казалось, что у него потенциал главного тренера. А Черевченко... Я никогда не слышал, чтобы он серьезно рассуждал о каких-то тактических схемах.

Никогда бы не подумал про Вадика Евсеева, хотя он всегда был харизматичный. Про Семака — да. Когда я с ним общался, видел, что у человека серьезный потенциал. Он вдумчивый, получил хорошее образование. Тренеры разные. Кто-то помешан на тактических схемах, кто-то — супермотиватор. Про Станислава Черчесова я думал, что он станет тренером. Он был рассудительным и всегда удивлял меня своей решимостью. Говорил: «Вот, Новый год даже без шампанского». Поэтому и играл долго и успешно, преодолевая травмы в серьезном для вратаря возрасте.

— К сожалению, такой шанс выпадает не всем. Игрок «Локомотива» начала 2000-х Джейкоб Лекхето построить блестящую карьеру не успел...

— Это одна из самых драматичных историй, с которыми я когда-либо сталкивался. Я никогда не замечал, чтобы он был любителем ночной жизни, чтобы он зажигал. Он был компанейский. Очень приятный парень, всегда улыбался. Мы отлично общались. Это был, наверное, один из примеров того, как легионер должен адаптироваться в команде. С Обиорой, например, они выступали примерно в одно время и между ними часто проводили параллели, но они абсолютно разные. Конечно, Обиора был полезен для команды и ярко играл, но, по большому счету, был сам по себе, как и многие другие иностранцы. Предположить, что у Лекхето все так закончится, я не мог. Думаю, что это какая-то случайность. Знаю, что он резко сорвался, расторг контракт и уехал. Все были удивлены. Позже, конечно, стало понятно, почему так произошло.

— В 2008 году Лекхето, по сообщениям российских СМИ, умер от СПИДа. Проблеме ВИЧ сейчас уделяется большое внимание.

— Эта тема острая. Больше, конечно, это проблема молодежи. Люди моего поколения предпочитают расслабляться по старинке, и я в том числе. Не курю сигареты, но бокал хорошего виски у меня обязательно упомянут в райдере.

— В завершение — о Федоре Смолове. Он перешел в испанскую «Сельту» накануне чемпионата Европы. Вы в свое время перебрались в итальянскую «Верону» в преддверии ЧМ-2002. В чем плюсы и минусы такого трансфера для Федора?

— С одной стороны, параллели между нами провести можно: мы оба из «Локомотива» и переходили накануне крупного турнира. Но моя ситуация была другой — я находился на гребне успеха. А Смолов эту искру в «Локомотиве» потерял. По большому счету, не всегда даже играл в основном составе. И это для него какой-то новый вызов.

Конечно, это риск — в 30 лет поехать в аренду, где нужно за короткий период себя проявить, чтобы получить полноценный контракт. Но Смолов уже выступал заграницей, знает, что это такое. Плюс он опытный человек, думаю, адаптируется быстро. Федор забил «Реалу» и это было необходимо для того, чтобы в какой-то степени закрыть рот хейтерам. У него сейчас должна быть какая-то положительная атмосфера, которая позволит дальше проявлять себя. А ему есть, что показать. Большой плюс в том, что ему доверяют.

Если опять же проводить параллели со мной, у меня была какая-то несуразица, связанная с трансфером. Меня все ждали: болельщики, президент, спортивный директор. Все, кроме главного тренера. Он по каким-то, мне кажется, не футбольным причинам не был рад меня видеть в команде. На тот момент у «Вероны» было 13 поражений подряд, но он не предоставил мне шанса. На 20 минуте ломается вратарь, я выхожу, попадаю сборную тура и снова отправляюсь на скамейку. Смолова же сразу начали выпускать на поле. В него верят и это, я надеюсь, окажется ему на руку.

Любовь Коняева, Дмитрий Симонов

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
21
Офсайд
Пред. статья След. статья
Загрузка...
Загрузка...
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ

Только главные и важные новости из мира спорта