Футбол

4 сентября 2023, 18:00

«Барселона» предложила контракт по схеме «1+1+1». Меня это не устроило». Единственный россиянин в каталонском клубе

Истории Игоря Корнеева, которому сегодня исполняется 56 лет.

Для молодого поколения болельщиков Игорь Корнеев — один из ассистентов Гуса Хиддинка в сборной России, которая завоевала бронзу на Евро-2008, бывший спортивный директор «Зенита» и «Локомотива», экс-руководитель селекционного отдела «Монако».

Болельщики постарше помнят Корнеева-игрока — блистательного полузащитника ЦСКА, с которым армейцы в 1991 году выиграли последний чемпионат СССР и Кубок, а самого Игоря признали лучшим футболистом сезона. А еще он единственный россиянин, которому удалось поиграть в «Барселоне».

Случилось это в сезоне-1994/95, когда команду тренировал великий Йохан Кройфф. В общей сложности Корнеев провел за каталонцев 13 матчей, из них восемь начинал в стартовом составе. Наверное, сыграл бы и больше, если бы не жесткий лимит на легионеров. В то время в чемпионате Испании могли выходить на поле только три иностранца. А конкурентами Игоря были звезды — голландский защитник Рональд Куман, румынский хавбек Георги Хаджи и два суперфорварда — бразилец Ромарио и болгарин Христо Стоичков. Но даже в такой компании Корнеев не затерялся. А годы спустя в «Разговоре по пятницам» рассказал и о недолгом пребывании в «Барселоне», и о многом другом.

***

— Из талантливых футболистов — самый ленивый, которого встречали?

— Ромарио. Его кредо: я не тренируюсь — но играю. Как ни странно, такой подход работал.

— В чем секрет?

— В его невероятной физической силе. Видели бы вы эти ножищи — сплошные мышцы! Травмы обходили стороной. Ромарио никогда не пил. Мог не спать полночи — но не позволял себе ни капли спиртного. Гус Хиддинк — единственный тренер, который в ПСВ заставил Ромарио выкладываться на полную катушку. Остальные закрывали глаза на его проделки, потому что все искупала феноменальная результативность. Кто еще в Испании накануне чемпионата мог публично пообещать, что забьет 30 мячей — и сделать это?! Ромарио — гений.

— Даже так?

— Да! Да! Его голы — это что-то божественное. Он не просто забивал, а превращал голы в искусство. Ромарио и ворота были как одно целое. Едва коснется мяча — и уже ясно, что через секунду он будет за ленточкой. Судьбу матча часто решал в концовке. 89 минут ходил пешком по полю, убаюкивая защитников, а потом чик — и вынимай. В этом — весь Ромарио.

— В современном футболе его представляете? Или условный ван Гал тут же отправил бы бразильца на скамейку?

— Ван Гал отправил бы точно! Да и другим тренерам было бы сложно держать футболиста, который не работает на команду. Форварды в стиле Ромарио сегодня играют разве что в средних клубах. В больших — пашут все.

Фото Александр Федоров, "СЭ"

— Кто в «Барселоне» вашего времени самый душевный человек?

— Амор. Не случайно он был капитаном. А сегодня — спортивный директор молодежных команд «Барселоны». Куман тоже приятный парень, мы на сборах в одной комнате жили. С ним и Стоичковым иногда общаюсь.

— Когда Стоичкова назначили советником президента ФК «Ростов», мы брали у болгарина интервью. На наших глазах он тщетно пытался до вас дозвониться. Потом удалось?

— Да. Поговорили с Христо. Жаль встретиться не получилось. В Ростове он не задержался.

— За полтора часа нашего разговора Стоичков доверху набил пепельницу окурками. В «Барселоне» он тоже с сигаретами не расставался?

— Нет. Так, чуть-чуть покуривал.

— А вы?

— Я сроду не курил.

— Каким тогда был Гвардиола?

— Умнейший игрок. Его конек — кинжальные передачи, которые разрезали оборону соперника. Он был лидером и на поле, и в раздевалке. Не стеснялся высказывать свое мнение. Элегантно одевался. У Гвардиолы особенный стиль.

— Какой?

— Есть такой испанский дизайнер — Антонио Миро. Это что-то неформально-классическое. Сначала думаешь — странный наряд. Но стоит приглядеться и понимаешь: все дело в деталях.

— Чего вам не хватило, чтобы остаться в «Барселоне» надолго?

— Мне предложили контракт по схеме «1+1+1». Я же хотел определенности. Например, двухлетний контракт. Плюс смущал пункт, что «Барселона» без моего согласия может в любой момент отдать меня в аренду.

— И отдала бы?

— Не знаю. Говорили, что в те годы такой пункт часто включали в контракты игроков. Но меня это не устроило категорически. И я уехал в Голландию.

— Пресняков-старший нам рассказывал, что вы усадили его на лавку «Барселоны» в официальном матче! Правда?

— Он находился не на скамейке запасных. Рядом стояли стульчики. На один из них Петрович и присел.

— Кройфф обомлел?

— Нет, я же спросил у него разрешения перед матчем! Хотя не каждый тренер, наверное, отнесся бы с пониманием к такой просьбе. Дескать, приехал знакомый музыкант, билетов нет, можно он возле скамейки матч посмотрит?

***

— Бывший защитник ЦСКА Сергей Фокин как-то обмолвился в интервью, что в команде вас «недолюбливали за эгоизм и надменность». Чувствовали такое отношение?

— Я не считаю, что вел себя надменно. Просто у меня был иной круг общения. Больше тянуло к музыкантам. Я много читал. Изучал английский. Моя комната на базе в Архангельском была завалена книжками.

Игорь Корнеев и Гус Хиддинк.
Фото Александр Федоров, "СЭ"

— Их-то вы и предпочитали командным застольям?

— Ну да. Все, что связано с посиделками и выпивкой, — не моя тема. Не хотелось тратить на это время. В такие моменты я брал книгу и шел к себе читать. При чем здесь надменность?

— Дмитрий Кузнецов нам рассказывал: «В 1988-м ЦСКА играл дома с «Гурией». Если грузины побеждают — могут выкарабкаться в высшую лигу. Они привезли деньги на команду, а наши товарищи раздали всем, кроме меня и Корнеева. Когда делили, кто-то брякнул: «Этим не надо, все равно не возьмут». Так мы «Гурию» 5:2 хлопнули, а Корнеев сотворил хет-трик!» Помните?

— Ха-ха. Было. Поначалу я вообще не понимал, что происходит на поле. Но когда забил третий мяч, грузины развели руками: «Ты что творишь?!» И до меня стало доходить...

— После первого гола вопросов не задавали?

— Нет. Не успели, наверное. Все произошло очень быстро. Хет-трик я сделал минут за двадцать.

— Матч закончился — и кто-то из ваших партнеров понес деньги обратно?

— Может быть. Я не вникал...

***

— Вас с Хиддинком можно назвать друзьями?

— Думаю, да. Часто созваниваемся.

— Когда он вас поразил человеческими качествами?

— Гус фантастически заботлив к людям, которые его окружают. Ты понимаешь, что находишься под крылом. Речь даже не о тех, кто трудится с ним в команде. Это касается любого, кто дорог Хиддинку. Он способен сделать сюрприз человеку, который этого абсолютно не ждет!

— Хиддинк проводит отпуск то в Зимбабве, то в Уганде, то на Мадагаскаре. Вам предлагал составить ему компанию?

— Нет. Путешествовать он предпочитает с женой. Иногда берет с собой братьев. Гус столько интересного рассказывал об этих странах, что, может, и я когда-нибудь рвану в Африку. Разве не здорово побывать на сафари и на расстоянии вытянутой руки увидеть слона, льва, гориллу?

— В чем Хиддинк как тренер сильнее Адвоката?

— Оба — высококлассные специалисты. Но Гус гибче, мудрее. Он настолько располагает к себе, что любой игрок готов биться за Хиддинка на поле. В команде ему чудесным образом удается обходить острые углы, избегать конфликтов, при этом удерживая все под контролем.

— Первый интересный урок, который вы получили от Хиддинка?

— В сборной была проблема с футболистом. Если бы его отправили домой, ни у кого вопросов не возникло бы. Многие тренеры так и поступили бы. Но Гус вырулил из этой ситуации. Пристыдил игрока, дал это понять всем — а в ближайшем матче парень сделал результат! То есть Гус убил сразу трех зайцев. Или взять подготовку к чемпионату Европы...

— В смысле?

— Вы заблуждаетесь, если считаете, что он работал строго по программе, которую дал Раймонд Верхейен. Гус оттолкнулся от нее, но вывернул на свой лад. Он, как никто, обладает животным чутьем на состояние игроков. Мог выдернуть кого-то из группы со словами: «Сегодня не тренируешься». И ребята подошли к турниру в идеальной форме! Ни у кого не было травм. Исключение — Паша Погребняк, который повредил колено, пробивая штрафной в матче с Сербией.

— Вы когда-то Погребняку давали любопытный совет — чеканить мяч не меньше тысячи раз в день.

— Жонглирование — штука очень полезная. Но всего-навсего вводная часть перед тренировкой. Еще играя в Голландии, я особое внимание уделял ударам по воротам. Довел их до автоматизма. Позже это легло в основу специальной программы, которую разработал. Осенью 2007-го для получения лицензии я стажировался у Адвоката в «Зените». На два месяца фактически стал его полноценным помощником. И подолгу персонально занимался с Погребняком. Вы помните, какие мячи он тогда забивал в чемпионате и Кубке УЕФА? Эффект был достигнут благодаря этой программе.