Хоккей

1 марта, 10:30

«Отставку принял бы стойко. Но я не крыса, чтобы бежать с корабля». Мартемьянов — о подъеме «Амура»

Главный тренер «Амура» Мартемьянов высказался о подъеме хабаровчан
Михаил Скрыль
Корреспондент
Интервью главного тренера хабаровчан

«Амур» выиграл гонку за плей-офф на «Востоке» и занял восьмое место, опередив «Нефтехимик» и «Сибирь». Вернувшийся в клуб Андрей Мартемьянов с первого же сезона вывел команду в плей-офф. В интервью «СЭ» главный тренер хабаровчан рассказал о новом контракте, проблемах в чемпионате, трудностях календаря и прогрессе отдельных игроков.

Подъем «Амура» начался после победы над «Магниткой»

— Вы очень уверенно высказывались о шансах «Амура» на плей-офф, когда еще ничего не было ясно. На чем основывалась уверенность?

— Во-первых, я как главный тренер обязан мотивировать команду, ставить перед ней цель. Без цели вообще не стоит играть. И это был один из мотивационных моментов, чтобы команда готовилась, чтобы игроки верили в себя, верили в то, что мы делаем. И делали это правильно, ведь мы вышли в плей-офф. Это мотивационный момент. Во многих матчах я просто видел, что какие-то нюансы нам не давали набирать очки. Были как объективные, так и субъективные причины. Не буду вдаваться в подробности. Игра выстраивалась весь сезон. Естественно, как и во всех командах, и травмы были, и болезни, и все-все-все. Но мы, к счастью, вышли из этой тяжелой ситуации. На первом этапе добились того, чего хотели, — вышли в плей-офф.

— Подъем «Амура» начался с фееричной домашней победы над «Магниткой», согласны?

— Согласен, так и есть. Парни больше раскрепостились в атаке. «Металлург» — один из лидеров нашего хоккея. Эта победа дала команде серьезный импульс — поверить в себя. И серия поражений продолжалась семь или восемь матчей, уже не вспомню сколько.

— Другой важный шаг — продление контракта с вами. Как оно сказалось на команде, тренерском штабе и вашей работе?

— Отвечу так. Любой нормальный человек ждет контракта. Либо здесь, либо не здесь, либо там, где ты работаешь, либо тебя куда-то приглашают. У меня тоже было подвешенное состояние. Я думаю, сказалось положительно. Парни начали понимать, что в «Амуре» работают не просто приходящие и уходящие люди, а все хотят что-то сделать. В течение пяти лет тренерский штаб менялся каждый год. Шести даже, по-моему. После моего ухода каждый год — новый тренерский штаб. Не было стабильности, основательности, преемственности. Сейчас уже потихоньку идут переговоры с парнями. Мы хотим оставить костяк команды и добавить точечно игроков. Это тоже сыграло свою роль. Может быть, не основную, но то, что я остаюсь здесь, — один из факторов. У нас особенные взаимоотношения в команде. Я игрокам и старший брат, и папа, когда надо. Парням, думаю, комфортно работать. Мне с ними комфортно работать. Я с удовольствием иду на работу, парней вижу с улыбками. На любую тему можно спокойно поговорить с любым игроком. Хоть молодой, хоть опытный — без разницы.

— Эти особенные отношения быстро сложились?

— Нет, они быстро не складываются. У нас абсолютно новая команда — нужно время, чтобы понять, кто на что способен, у кого какое поведение. Не скрою, бывали моменты, что стрессовые ситуации напрашивались сами собой, чтобы команду ввести в то русло, которое нам, тренерскому штабу, было нужно. Но если в итоге мы добились на первом этапе того, чего хотели, значит, мы делали это правильно.

— Назовите хотя бы одну стрессовую ситуацию или опишите ее, как тренер может ввести ее в команду и какой результат хочет получить?

— Мне хорошо помнится матч в Казани. Мы играли неплохо, но проиграли довольно-таки крупно. Перед этим состоялось собрание, был серьезный разговор, как нам надо жить и что надо делать. Содержание матча было неплохое, просто получили полуразгромный счет. Почувствовал, что надо что-то делать, как-то команду встряхнуть. И у нас была вот эта стрессовая ситуация. Состоялся разговор на повышенных тонах с моей стороны. Не всем это понравилось, честно скажу. Мне и самому не очень понравилось. Но я такой человек, что если я где-то неправ, то готов извиниться. Как сказал при всей команде, так при всей команде и извинюсь. У меня с этим нет никаких проблем. Некоторые парни были обижены за мои жесткие слова. Сказали мне это открыто, но не при всей команде — в очной встрече. Я сказал: «Хорошо, ребят, никаких вопросов нет, без проблем». Собрал команду, принес извинения — все, двигаемся дальше.

— В этом сезоне часто приходилось извиняться перед командой?

— Один раз. Перед игроками — да, тоже один раз. Я был неправ в одной ситуации и вполне спокойно извинился, никаких вопросов нет. У меня с этим вообще проблем нет.

— Удивились, когда руководство на вас вышло с предложением о новом контракте еще до того, как команда вышла в плей-офф?

— Это решение руководства. Я долго не думал, дал согласие буквально в разговоре, когда меня спросили, готов ли я продолжать работу. Я сказал: «Да!» В течение дня составили контракт и подписали. Я, честно, это решение обдумывал. Думаю, руководство клуба было прежде всего за то, чтобы многие ребята пошли в команду под меня. Я их знаю, со многими работал, они меня знают. Думаю, решили, что нужна стабильность. Для меня особого удивления не было, но было приятно. Мы еще шли далековато от плей-офф. Когда поступило предложение, я даже как-то внутреннее собрался. Нет, я не расслаблялся, но, когда люди доверили мне, я понял, что доверие надо оправдывать. Наступил новый этап. Подошел к работе более воодушевленным. Почувствовал большую ответственность от того, что люди мне доверяют.

Главный тренер «Амура» Андрей Мартемьянов.
Фото ХК «Амур»

Выходить в плей-офф стало сложнее

— Это ваш второй приход в «Амур». Сейчас выводить команду в плей-офф сложнее, чем 5-7 лет назад?

— Сложнее. Во-первых, я начинал как помощник. На следующий год я был исполняющим обязанности главного тренера, потом предложили контракт. Я команду знал. Костяк был. Я знал, что надо подправить, что изменить. Мне было легче работать. Сейчас, еще раз повторюсь, команда была абсолютно новая. Пришло много опытных ребят. Каждый со своим видением хоккея, подготовки, жизни. Нужно время, чтобы все выстроить. Я благодарен руководству, что терпели.

— Получается, притирка больше проходила с опытными игроками?

— Не у меня с ними, а взаимная. Мы узнавали друг друга по ходу сезона. Знаю, как парням тяжело перелетать с одного места на другое. Когда я работал в «Амуре» раньше, по-моему, было 56 игр, а сейчас 68. У нас были матчи, когда мы после игры вылетали домой, а соперник нас уже ждал в Хабаровске. Не перестану повторять, что благодарен парням за то, что они с пониманием относились и находили в себе мотивацию. Было тяжело, особенно первые приезды в Хабаровск.

— Мы в этом сезоне стали чаще слышать от тренеров, что календарь тяжелый, поездки длинные, мало пауз...

— О поездках я ничего не говорил.

— Нет-нет, я о ваших коллегах. Многие отмечали, что условия в этом сезоне стали серьезнее. Выходит, на Дальнем Востоке они стали серьезнее вдвойне?

— В пять раз!

— Приходилось кардинально корректировать подготовку к матчам и режим дня?

— Жизнь в Хабаровске заставляет корректировать буквально все. Я не понимаю, мы сейчас ни в каких чемпионатах мира, нигде не участвуем — зачем нам эти длительные паузы и почему мы заканчиваем регулярный чемпионат так рано? Сейчас хотят продлить сезон — это правильно. Чтобы воспитывать игроков, нужно время. Они приходят еще сырыми. Мне нужно, чтобы моя команда восстанавливалась. После четырех матчей через день нужно минимум дня четыре на восстановление. Плюс перелет, когда летим с запада на восток, еще прибивает. Получается, мы абсолютно в неравных условиях. Мы летим в Магнитогорск два раза за сезон. А «Металлург» прилетает к нам один раз. Пускай тоже к нам прилетают два раза. Более-менее условия будут равны. Мы не просим преференций себе — хотя бы уравнять условия.

— Может быть, тогда, наоборот, вы будете прилетать на Урал один раз?

— Тут уже лига будет решать по календарю. Почему один раз? Чтобы к нам больше летали? Мы преференций не просим — мы просим уравнять условия, не более.

— Возможно ли это, учитывая логистику Хабаровска и Владивостока?

— А почему невозможно-то? Сейчас что, бедные клубы, что ли? Два раза слетают за сезон — ничего в этом страшного нет. Почему мы сюда летим два раза, а «Металлург», «Трактор», «Автомобилист» и «Салават Юлаев» должны лететь к нам один раз? Они приезжают к нам и играют спаренные матчи. Пусть прилетают два раза. Более-менее будет равная ситуация. Я сто процентов знаю, как многие негативно к этому относятся. Дальний Восток — окраина страны, зачем туда-сюда летать, они все равно никуда не входят, лишние деньги тратить. Почему мы должны их тратить? Я не понимаю. Пускай все тратят. Я за равные условия на старте, а не когда заранее получается дисбаланс. Два моих коллеги открытым текстом сказали, что не представляют, как тяжело нам работать. Причем открыто сказали, я благодарен им за это.

— В какой момент сезона усталость особенно ощущается у игроков?

— Весь сезон.

— С сентября?

— С сентября. Единственное, мы начинаем играть дома позже, потому что проходит саммит на Дальнем Востоке. Серьезное мероприятие. Поэтому невозможно прилететь. В остальном, считаю, нужно находить баланс. Это уже к руководителям лиги. Думаю, ситуация сдвинется с места и мы будем в более-менее равных условиях.

Алекс Бродхерст.
Фото ХК «Амур»

Продление Броадхерста, прогресс Коршкова и Барулина

— Был момент в сезоне, когда вы были близки к отставке?

— Я не знаю, но слухи ходили, писали и говорили. В кулуарах были разговоры. Я уже опытный тренер и на это внимания не обращаю. Что будет, то будет. Отставку принял бы стойко. А увольняться сразу я не собираюсь. Я не крыса, чтобы бежать с корабля. Потому что видел, что у команды есть потенциал, она находит свою игру, коллектив сбивается — это тоже важный момент.

— Сразу после продления контракта с вами «Амур» переподписал Алекса Броадхерста. Получается, вы довольны им в нынешнем сезоне?

— Я вообще доволен, что он появился в команде. Волею случая сложилось так, что у Алекса сезон пошел наперекосяк. То, что он профессионал с большой буквы, — это отрицать никто не будет. У него сначала одно, потом второе, третье, только вышел — четвертое. Бывают такие сезоны, но он все-таки выстоял. Его потенциал абсолютно не раскрыт. Перед глазами первые матчи. Что он вытворял! Просто феерия. Если бы он так играл с командой на протяжении сезона, думаю, больших проблем с попаданием в плей-офф у нас не было бы.

— Чей потенциал точно раскрылся в Хабаровске, так это Егор Коршков. Настоящее открытие сезона. В каких навыках он прибавил за год работы с вами?

— Во-первых, в уверенности. К Егору есть доверие. Мое кредо работы — доверять всем. Другой момент, оправдывают это доверие или нет. И продолжается доверие к игроку или надо принимать какие-то меры. Либо разговариваешь с человеком, либо находишь другие моменты, чтобы исправить ситуацию. По-моему, мне сказали, что у Егора лучший сезон в карьере. Он доверие полностью оправдывает. Егор — один из лидеров команды. И я не соглашусь с вами, что только у него фееричный сезон. У нас семь-восемь человек проводят лучшие сезоны в карьере.

— Следующий, кого стоит назвать, — Владислав Барулин.

— Барулин, Грачев, Шевченко, Бобков.

— Игру Барулина можно назвать выходом на новый уровень, либо больше оцениваете как разовый всплеск и стабильности еще не хватает? Он сделал шаг вперед в мастерстве, уверенности, ментальной устойчивости?

— Эпитеты, которые вы назвали, проверяются не одним сезоном. Он играет в абсолютно новом амплуа центрального нападающего. Сейчас у нас в лиге дефицит игроков этой позиции. То же самое Дмитрий Шевченко — крайний нападающий, но сейчас он играет в центре. Барулин раскрылся как центральный нападающий. Мы нашли центра на ровном месте. Благодарен парням за то, что поняли, что требуется на новой позиции. У них пошла игра, я просто счастлив. Но это нужно продолжать наращивать. Когда играешь так два-три сезона, то можно о чем-то говорить. То, что он сделал в новом амплуа за сезон, — молодец! Но, отмечу, он сделал это при помощи партнеров.

— Коршкова будет тяжело сохранить в межсезонье?

— На него есть спрос, насколько я знаю. Тяжело, но будем стараться.

— Вы уже начали с ним общаться о будущем? Ведь теперь у вас есть контракт, и вы понимаете, какой хотите видеть команду.

— Нет, это не моя епархия. У нас есть генеральный менеджер, который занимается этими делами. Я бы с удовольствием с ним продолжил сотрудничество.

— Почему у Александра Хохлачева не получилось стать лидером «Амура» в полном понимании этого слова?

— Александр — сложившийся игрок. Требования немного другие, ему надо было быстро перестроиться. На это нужно время. Сейчас — месяца полтора-два — эта перестройка идет. Еще есть такое понятие «зависимые игроки». Им нужен партнер. С Алексом они моментально нашли общий язык. Буквально за две тренировки. Когда Алекс травмировался, мы искали Саше место, но не могли найти ему игрока подходящего стиля. Сейчас он свою игру намного исправил. Да, может быть, не феерит так, как в «Спартаке», но исправно набирает очки и забивает. С пятака забивает! Человек прогрессирует — это о чем-то говорит.

— Некоторые тренеры осторожно относятся к большому разрыву по контрактам игроков. Хохлачев и Броадхерст лидируют в зарплатном списке «Амура». В то же время Александр долго осваивался, Алекс много пропустил из-за травмы. Команда нормально реагировала на то, что высокооплачиваемые игроки по разным причинам не выполняли лидерские функции?

— Может быть, это и было, но мне особо не показывали. Я настраивал команду на то, что меня вообще не интересует, какие у кого зарплаты. Надел игровую майку — с тебя такой же спрос, как и со всех. Лидер или нет — без разницы. Зарплаты оставляем вне площадки. Никого не заставляли подписывать контракт под дулом пистолета. Выходи, делай себе имя, забивай голы, не пропускай — и подписывай контракт, я буду только рад.

Фото ХК «Амур»

Развитие «Амура»

— «Амур» ставит амбициозные планы, возросло финансирование. Вы работали в команде в 2016-2018 годах и вернулись в 2023-м. Это разные клубы?

— Абсолютно.

— В чем выражаются изменения?

— В отношении руководителей. У нас аншлаги, город снова заболел хоккеем, выйдя из спячки. Когда я в прошлый раз работал главным тренером, первая задача была — вернуть людей на трибуны. Мы это сделали. И сейчас атмосфера отличная. В городе пройти не дают. Такое впечатление, что весь город ходит на хоккей. В моем подъезде ходят на хоккей все. И все знают, и расстраиваются, и поддерживают, если проиграем. Это меня очень радует. А отношение... Я думаю, клуб только начал становление. Слишком много требовать пока рано. Но положительную динамику и движение вперед видно. Это ощущаешь на себе.

— Мы знаем амбициозную цель «Амура» — Кубок Гагарина в 2026 году. Скептики называют это утопией, учитывая вашу логистику и перелеты. Как вашими глазами выглядит чемпионская команда из Хабаровска?

— Во-первых, в плей-офф мы играем два матча на выезде, два матча — дома. Это не любят, что уже плюс в нашу сторону. Во-вторых, стабильность людей и адаптированность состава, который привык к перелетам. По парням, которые находятся в команде второй, третий, четвертый сезоны, вижу, что они восстанавливаются быстрее. Они знают, что надо делать: когда спать, когда не спать, как готовиться физически. Стабильность состава очень важна. Если будут парни, которые адаптированы к игре на Дальнем Востоке, — это немаловажный фактор для решения такой серьезной задачи.

— Ваши цитаты из раздевалки разлетаются по социальным сетям. «Тю-тю-тю» в «Сибири», «Аля-улю» в «Амуре» — это импровизация или заготовка?

— Полная импровизация. Это идет изнутри, от сердца.

— Как относитесь к тому, что высказывания расходятся на шутки?

— Если люди смотрят, слушают и кому-то интересно, то я отношусь позитивно. Если тебе неинтересно — не смотри, не слушай. Даже если двум-трем людям будет интересно — уже хорошо. Насколько знаю, делали видео с микрофоном — они набирали за два или три миллиона просмотров. Это интересно людям? Интересно. Я не приписываю эту заслугу только себе. Это все работники клуба, которые мне это предложили и сделали. Я — только исполнитель. Это работа на хоккей, которая поднимает интерес к игре. Вижу, как много приходит на хоккей детей с семьями, много молодых людей, приходят парами. Меня это радует. Приходят и люди пожилого возраста, старше меня лет на 15-20. Им интересно. Это вообще сказка!

— Хоккей — все-таки шоу-бизнес?

— Это синтез шоу-бизнеса и спорта. Спорт всегда был шоу. Надо, чтобы люди приходили не спать на трибунах, а чтобы им было интересно. Не только игра, но и все, что связано с подготовкой и проведением матча, разные шоу. Я радуюсь, что во многих городах это делается на очень высоком уровне. Лига находится на правильном пути.