Новости Статьи Матч-центр

Бородатый хоккей

Несломленные
Хоккей   //  НХЛ 

Ковальчуку нужен еще один шанс в НХЛ. Не в «Лос-Анджелесе». Мнение Рабинера

34
27
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Обозреватель «СЭ» — о проблемах российского форварда.

В оценке ситуации по Илье Ковальчуку, сегодня переведенному «Лос-Анджелесом» в бессрочный запас, во мне борются два человека. И даже, я бы сказал, два разных журналиста, потому что в какой-то достаточно недавний момент я осознал: о хоккее и футболе пишу по-разному, поскольку по-разному на эти виды спорта гляжу.

В материалах о хоккее, конкретно — об НХЛ (о КХЛ пишу крайне редко), я гораздо больше сосредоточен на людях. Потому что в первую очередь наши хоккеисты, приехавшие и пробившиеся в лучшую хоккейную лигу мира, изначально вызывают у меня больше уважения, чем футболисты, играющие в своей хорошо оплачиваемой, но далеко не топовой лиге и в большинстве своем никуда из нее не рвущиеся (Головин — приятное исключение).

Илья Ковальчук слишком многого добился в хоккее и слишком много радости нам подарил (за один Квебек ему можно симпатизировать пожизненно), чтобы относиться к его нынешней ситуации в «Кингз» с сухой объективностью — мол, возраст, возвращение в НХЛ не задалось, пора назад в Россию, а потом и вовсе на пенсию, и все такое. Не готов я к такой сухой отстраненной оценке, тем более что, когда мы в начале года встречались в Беверли-Хиллз, я увидел у Ильи тот огонь, те далеко еще не потухшие глаза, которые позволяют верить в то, что не все еще в его хоккее позади. Как бы ход событий ни намекал на обратное.

К тому же у меня к этой симпатии примешивается и ощущение человека, наблюдавшего и общавшегося с Ильей с его первых энхаэловских шагов. В январе 2002-го он в том самом Staples Center того самого Лос-Анджелеса забил шесть (!) шайб в матче новичков в рамках All-Star Game, для него организовали специальную пресс-конференцию. Ради неё многие североамериканские журналисты забили на skills competition, проходивший одновременно, а мне выпало выступить в роли его переводчика. И я испытал некоторую гордость, когда в те времена, когда никто особо не вспоминал о сборной СССР и «Красной машине», Ковальчук тут же сказал американцам, что его главный кумир в хоккее — Валерий Харламов, и номер он взял в его честь.

Увлечение Харламовым для Ильи началось с отца — по возрасту-то он сам вживую «Легенду № 17» видеть не мог. Папа для Ковальчука вообще значил очень многое, и он очень много мне об этом рассказывал. А в 2005-м, когда Кови было всего 21, его отца скоропостижно не стало, и, как скажет он мне 14 лет спустя, он повзрослел за три тех страшных дня.

Он был первым в российской истории первым номером драфта НХЛ; в 18 лет Фетисов брал его на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити; выигрывал «Морис Ришар Трофи» лучшему снайперу НХЛ; делал легендарный дубль в Квебеке после дисквалификации на полуфинал, а год спустя доминировал и брал титул MVP на золотом ЧМ в Берне; отказывался подписать новый контракт с бесперспективной «Атлантой», переходил в «Нью-Джерси», с которым доходил до финала Кубка Стэнли и опровергал мнения о его «неплейоффности»...

Остается главный вопрос — был или не был ошибкой его переход из «Дэвилз» в СКА в 2013 году, когда Ковальчук разорвал 13-летний (!) суперконтракт с «Нью-Джерси». Кстати, Кови напрочь опровергает, что сделал это из-за денег, и, если посчитать на круг (то есть не сколько он получал по первому контракту в СКА, а всего за эти 13 лет), не исключаю, что он прав.

Вопрос в хоккее — уйти из сильнейшей лиги мира за столько лет до конца гарантированного контракта? Ради чего?

Илья Ковальчук. Фото USA Today Sports
Илья Ковальчук. Фото USA Today Sports

Два Кубка Гагарина? Только если сделать скидку на то, что он на клубном уровне никогда ничего не выигрывал. Но он же прекрасно понимает цену этому по сравнению с Кубком Стэнли.

Олимпиада в Пхенчхане без энхаэловцев? Как бы вы ни удивлялись, это уже серьезнее. Потому что под влиянием отца ему с детства в голову было накрепко вбито — карьера не карьера без олимпийского золота. И пусть оно получилось не таким, как в идеале хотелось его видеть (кстати, напомню, что единственную шайбу финнам в злосчастном четвертьфинале Сочи забил именно Ковальчук, и вообще их звено с Дацюком и Радулова было лучом света в той ужасной команде), но уж какое есть. И отлично помню, что радовался Илья в той корейской золотой раздевалке отчаяннее всех.

А потом он вернулся в НХЛ, и Фетисов назвал это «мужским поступком». Но можно ли после пяти лет в другой хоккейной реальности в 35 вновь легко подстроиться под топ-скорости НХЛ? К тому же, что вполне объяснимо, в его возрасте и с четырьмя детьми Илья в первую очередь руководствуется интересами семьи — а «Лос-Анджелес» был далеко не тем клубом, который правильно выбирать игроку, скоро завершающему карьеру и мечтающему о Кубке Стэнли.

Сейчас ему 36. Его одноклубник по «Атланте» и друг Дэни Хитли, который в первый сезон перехватил у него «Колдер», а потом еще много всего, включая Олимпиаду в Ванкувере, выиграл, закончил с НХЛ вообще в 33, а кто-то жарит до сорока.

Возраст в спорте всех накрывает по-разному. И этот сезон Ковальчук начал прилично, набирая очко за игру. Я думал, что у Тодда Маклеллана, современного, в отличие от Вилли Дежардена, тренера, любящего атакующий умный хоккей, Илья будет чувствовать себя комфортно. Понятно, что он уже не былая суперзвезда, но, мне казалось, на качественную лимитированную роль ещё очень даже способен.

Но случились провальные три недели без голов и с серьезным «минусом», «Короли» привычно опустились на дно — и Ковальчука сделали крайним. Справедливо, нет — сейчас уже не важно.

По мне важно, чтобы у него в НХЛ был еще хотя бы один шанс. Потому что нельзя по сегодняшнему «Лос-Анджелесу» судить о возможностях какого бы то ни было игрока. Вот если и в следующей команде все получится схожим образом — значит, время и вправду пришло.

Только бы она была, эта команда — ситуацию-то круто осложняет его увесистый (6 миллионов в год и ещё более чем полтора сезона) контракт. Если Илья хочет продолжить играть в НХЛ — видимо, придётся идти на какой-то серьезный компромисс. Вот только готовы ли будут к нему и он сам, и, что не менее важно, его семья, которой в Беверли-Хиллз хорошо? Готов ли он будет ехать куда-то без нее? Готовы ли они его туда отпустить? Это ведь не игра NHL 2019, а живые люди.

Кови остались крохи до 900 матчей в лиге (то есть, сыграй он этот и следующий сезон целиком, и тысячу закрыл бы). До 500 голов с его нынешними темпами добраться, конечно, куда проблематичнее. Но больше всего жаль, конечно, будет не индивидуальных наград, а того, что герой Квебека, вероятнее всего, так и останется без Кубка Стэнли. Остановившись, как и Павел Буре, на самом его пороге — в финале.

Что ж, если так — то это можно будет считать расплатой за решение в разгар карьеры, в 30 лет, разорвать долгосрочный контракт в НХЛ и на целую пятилетку вернуться в Россию.

Мы уже знаем, что выгадал Илья благодаря тому шагу. Но за каждое серьезное и неоднозначное решение в жизни чем-то приходится платить.

Игорь Рабинер
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
34
Офсайд

Только главные и важные новости из мира спорта