Новости Статьи Матч-центр

Бородатый хоккей

Несломленные
Хоккей   //  Молодежный ЧМ 

«В КХЛ меня не отпустили. Но скоро к нам приедет Капризов». Его не взяли на МЧМ, но он может стать главной звездой следующего

4
2
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Интервью игрока молодежной сборной и системы «Миннесоты» Александра Хованова

Назначили капитаном, это вдохновило

— Судя по тому, что вы получили много игрового времени в двух играх, стали капитаном команды, говорит о том, что все разногласия с главным тренером Валерием Брагиным позади?

— А их не было.

— Ну как не было? Вы в прошлом году приехали в Ванкувер на чемпионат мира, но не попали в заявку в последний момент.

— Не я первый хоккеист, оказавшийся в такой ситуации, не я и последний. Ничего страшного и не случилось. Это было решение тренера не включать меня в заявку на чемпионат мира, и я его принял.

— Неужели вы спокойно пережили тот трудный момент?

— Мне ничего не оставалось, кроме того, как выкинуть все из головы. Надо было продолжать играть в хоккей, получать от него удовольствие. Не было никакого смысла переживать, нагнетать, думать об этом. Случилось — и случилось.

— Хоккеисты, которые выступают в юниорских лигах Канады, во времясуперсерии в более тяжелых условиях, чем все остальные. Вам нужно проявить себя за один, максимум два матча. И если что-то пойдет не так, то второго шанса не будет. Как вы справились с волнением?

— Не было какого-то волнения.Не думал, что от одной игры все зависит, больше шанса не будет. Я был очень спокойным. Мы перед матчем немного поговорили с партнерами по звену Дмитрием Завгородним и Егором Соколовым на тему того, что надо показать лучший хоккей, а в день игры, до раскатки выяснилось, что я еще буду капитаном команды. Такое доверие вдохновило, появилась уверенность в своих силах, и я окончательно раскрепостился.

— Вы не играет в одной команде с Завгородним и Соколовым, но по этим двум матчам такого и не скажешь.

— Но раньше мы с ними выходили на лед вместе. С Димой Завгородним выступали в прошлом году на суперсерии, с Егором — во времена юниорской сборной. Нам особо ни о чем договариваться и не пришлось. Мы играем в одном стиле, в один хоккей. Ну и плюс у нас было три тренировки до матча. Этого хватило.

— Я, наверное, придумываю, но показалось, что вам было важно обыграть и своего партнера по «Монктону» Пеллетье.

— Да, мы говорили на эту тему, переписывались после первой игры. Такого не было, чтобы обязательно только его переиграть. У сборной лиги Квебека и вратарь был из нашей команды, и защитник. Но Пеллетье тоже показал себя, набрал несколько очков. Правда, я в очном противостоянии все равно оказался сильней.

— Сборная России уступила во втором матче команде Квебека.

— Сказалось то, что основной состав сборной только-только прибыл в Канаду. Шла перестройка организма на новое время, парням не хватало свежести и это было заметно. Я, кстати, не исключение, тоже немного подустал к концу второго матча. В первом матче все-таки эмоций было больше. Мы своей тройкой во втором матче старались смены покороче играть. Выходили на лед, что-то пытались создать, а потом возвращались на скамейку, чтобы быстрей восстановиться и накопить силы для атаки. Нам в итоге немного не хватило в овертайме.

В выходной стараюсь покататься или иду в зал

— Что-то поменялось в тактике нашей сборной с тех пор, как вы там были?

— Нет, особых изменений не было. Все по-прежнему: игра в защите, построение в средней зоне. Чуть-чуть больше появилось свободы при игре в большинстве. Нам было сказано, чтобы мы сами что-то придумали. К сожалению, забить не получилось.

— Вас «Монктон» отпустил в сборную без проблем? А то у Исхакова появились сложности, и суперсерию он пропустил.

— Так он в другой лиге играет. Не думаю, что в лиге Квебека такое было бы возможно.

— Перед интервью с вами специально побродил по Монктону в интернете. Город у вас маленький, конечно.

— Он, вроде бы, маленький, но если сравнивать с другими городами из нашей лиги, то он один из лучших. Это не только я так считаю, но хоккеисты разных команд. Для проживания он очень удобен, да и для работы. У нас новая арена, чаще всего заполненные трибуны. Условия просто идеальные.

— А куда вам тяжело добираться?

— В нашей конференции играет команда из Шарлоттауна. Они же на острове находятся. Так парни говорят, что там вообще ничего нет кроме стадиона. Они как будто отрезаны от мира.

— К ним только вплавь добираться?

— По мосту. Но, кстати, некоторые плывут к ним. Однажды и мы добирались к ним на каком-то ледоколе. Жутковато было.

— Мне кажется, что в вашем городе хорошо жить неделю. Затем ты уже запоминаешь улицы, магазины и начинается скука.

— Рядом с местом, где я живу, большой торговый центр. В нем все есть. Арена тоже недалеко от дома. А что еще нужно-то?

— Не знаю. Я бы с ума сошел. Как ваш выходной день проходит в месте, где все изучено?

— В выходной я сплю подольше, часов до 11. Если есть возможность, то иду на стадион. Можно побросать вратарю, покататься или просто в зал сходить.

— Я же говорил про выходной.

— И я про выходной. Надо же всегда стараться работать над собой, мне это в удовольствие, а не какое-то наказание. Но мы можем списаться с кем-то из ребят, сходить опять же в торговый центр, выпить кофе, посидеть где-нибудь.

— Небольшой выбор. А во сколько вы должны быть дома?

— На самом деле, нам каждый раз присылают расписание и там указано, во сколько именно надо быть дома. В обычные дни отбой в 22 часа. Предупреждают, что тренер может позвонить домой, узнать, на месте ли хоккеист, но, вроде бы, такой проверки ни разу не было. Если игровой день, а на следующий день выходной, то могут позволить погулять до 2-3 часов ночи. Так и пишут в расписании.

Торчетти звал «Локомотив»

— Вы же до сих пор в семье живете?

— Да, причем, я живу в семье генерального менеджера клуба.

— Понятно, что режим вы соблюдаете всегда.

— У меня есть отдельный вход, в дом, если вы про это. Но я им и не пользуюсь. У меня немного другие цели и задачи в жизни, и я не собираюсь размениваться на пустяки. Мне так лучше соблюдать режим, ходить в зал в выходной, работать над собой. Глупостями можно заниматься в другое время.

— Да и чем заниматься в Монктоне до двух-трех часов ночи? По улицам ходить?

— Нет, ну тут есть и девушки, и клубы. Если захочется, то всегда можно найти развлечение. Только я не понимаю, зачем мне это.

— Ваш главный тренер — Джон Торчетти. Мы его помним по работе с ЦСКА.

— Он ведь чуть снова в Россию не уехал, знаете?

— Нет.

— Было предложение из «Локомотива», но Джон отказался.

— Вернулся бы через пару месяцев.

— Наверное, и отказался по этой причине. Хотя не думаю, что он всерьез рассматривал такую возможность. «Монктон» в этом году очень неплох, есть шанс побороться за Мемориальный кубок, так что тренеру нет смысла куда-то уезжать. Он мне очень много подсказывает, постоянно ведет разговоры, которые мне кажутся очень полезными.

— Вы говорите, что зрители заполняют стадион. Но я смотрю протоколы и там аншлагов немного.

— Много зависит от того, в какой день матч. По будням ходят хуже. Много зависит от результатов. Если мы проигрываем, то это тоже сказывается на посещаемости. Правда, сейчас проблем нет. Мы много выигрываем.

— Не думаете о том, что теряете год напрасно. Вы набираете почти 2 очка за матч, вам бы сейчас играть на взрослом уровне.

— Я согласен. Но у меня контракт с «Миннесотой» и когда шел разговор о переезде на год в КХЛ, то они твердо сказали — нет. Не знаю их логику, но в клубе решили так. А ведь Дмитрий Квартальнов мне звонил, приглашал в «Ак Барс». Я тоже уверен, что даже десять минут на взрослом уровне приносило бы мне больше пользы. Но самостоятельно я уехать не мог.

— И в «Миннесоте» вообще ничего не говорили?

— Нет, просто сказали, что, по их мнению, год в Северной Америке пойдет мне на пользу. «Дикари» вообще к молодежи довольно строги. Если в других клубах НХЛ в первых выставочных матчах сезона проверяют ребят из юниорских лиг, то в Миннесоте такого нет. Я был бы не против играть в АХЛ, не говоря уж про первую команду. Но в следующем сезоне все должно быть иначе. Говорят, что там начинают строить новую команду, у нас задрафтовано много российских ребят, Кирилл Капризов, вероятно, приедет. Так что жду следующего сезона.

— А пока игры в «Монктоне». У вас ведь там маленькая зарплата.

— 250 канадских долларов. После выплаты налогов остается 223 доллара. На кофе хватает, в семье, где я живу, кормят, условия для работы идеальные. Так что радуюсь тому, что есть.

— Вы ждете чемпионат мира? У вас есть шенгенская виза?

— Визы нет, но должны сделать. А где я тут мог ее получить, ведь из Канады не выезжаю? Надеюсь, сделают.

Алексей Шевченко
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
4
Офсайд

Только главные и важные новости из мира спорта