Бокс/ММА

15 августа 2023, 19:30

«Шакил О'Нил мне сказал: «Ты — любимый белый боец Тайсона». Тактаров выдал несколько баек и поругался с журналистом

Тактаров поругался с журналистом после пресс-конференции перед боем с Монсоном
Ислам Бабаджанов
Корреспондент отдела единоборств
Пресс-подход с легендой ММА закончился конфликтом.

Во вторник в Москве состоялась пресс-конференция «Бойцовского клуба РЕН ТВ». Боксерский вечер пройдет в пятницу, 18 августа. Основной кард: Андрей Ушу-Мастер Ефимов — Эдгар Гукасян, Марк Петровский — Кевин Джонсон, Олег Тактаров — Джефф Монсон, Вячеслав Дацик — Оли Томпсон (главный бой вечера).

Все они присутствовали на пресс-конференции, отвечали на вопросы. Например, Дацик сказал, что пробьет Томпсону печень, потому что тот «на фарме». Тему допинга в спорте затронул и Тактаров. Олег Николаевич отметил, что большинство его бойцов-ровесников и тех, кто из «следующего поколения», находятся в ужасной форме — «полумертвые», потому что выступали в Pride, где никак не контролировался прием каких-либо препаратов. «Не употребляйте химию!» — обратился Тактаров к молодежи. А после пресс-конференции дал яркое интервью, обсудив с журналистами самые разные темы. Интервью он причем в итоге оборвал — из-за конфликта с журналистом.

«Есть темы про меня для людей без извилин. Они создаются за рубежом»

- Как будто вопрос на пресс-конференции о первом чемпионе UFC из России вас немного задел, так ли это?

- Он меня достал просто, я вам искренне скажу. Александр Лютиков это придумал... Я к Саше хорошо отношусь, он гениальный, но у него по молодости были свои проколы. Он ввел Абдулманапа в заблуждение. Абдулманап мне позвонил, я его не знал тогда толком, думал: чего он мне звонит? Надо было, конечно, поговорить тогда. А на следующий день вышло это интервью, и мне стало неудобно. Мы эту тему никогда не поднимали. И ему было неудобно, и мне.

Все это отвратительно, это, кроме рвотного рефлекса, больше ничего не вызывает. Есть темы для инфузорий-туфелек, у которых нет извилин. Одна затронула мальчика из Омска, они остановиться не могут, пиарят бренд, который ушел с российского рынка лет 500 назад, контракт с которым закончился как миллион лет (имеет в виду Александра Шлеменко и рекламу пива «Охота». — Прим. «СЭ»)... И вот эта тема. В основном они создаются из-за рубежа. Знаю это, потому что мне друзья прислали информацию. У меня в телефоне все это есть. Кстати, из интереса могу зачитать, кто проплаченный и как это развито. Откуда идут деньги, чтобы развивать эту тематику. Для чего это?! Есть какие-то легенды, на которых равняется молодежь, и эти легенды нужно дискредитировать. Была программа... Вы знаете, откуда она пришла, и она до сих пор продолжается. Я на это злился, а потом понял, что это бандеровское-враждебное против всей страны. Я вместе со всей страной страдаю. Поэтому лучше не реагировать. И все.

Знаете, как в свое время в книге Туманова, он очень хорошо написал... У них раньше один человек вставал, кто помоложе, и просто молча выключал телевизор. Поэтому в таких ситуациях хочется просто взять, встать молча и выключить... В данном случае вас, конечно же, или вашу камеру. По-моему, iPhone 14-й или 13-й. Хочется выключить и не реагировать.

- 10 августа вы должны были провести бой по правилам ММА в другой лиге. Почему в итоге этот бой не состоялся?

- Ну, у ребят нет такого опыта, как у Влада [Хрюнова]. Это, конечно, не тот уровень. Я желаю им успеха, чтобы это получилось. Мне периодически пишут об их достижениях с «Матч ТВ», но посмотрим. Все должны в этой жизни состояться. Слабый уходит, а сильный остается. Если у них получится вытянуть это шоу, то было бы очень интересно, потому что меня тоже задевает, когда какая-та молодежная публика, в жизни ничего не видевшая, начинает [говорить] слова: «север-юг», «да Монсон ему»... Что мне Монсон? Я спарринговал с теми, кого он учил. Я выигрывал у тех, кто его учил, — у легенд спорта. Понятно, что можно устать, но я не думаю, что за шесть минут я устану. Это не тот срок, чтобы устать. Пару часов — да, могу устать. Он, может, и три часа сможет фигачить, но я уже пару.

Джефф Монсон и Олег Тактаров
Джефф Монсон и Олег Тактаров.
Фото Эдуард Корниенко, Известия

«Мне искренне жаль, что произошло с Хабибом»

- По поводу Монсона: у него вчера спросили о знакомстве с вами. Как вы думаете, что он ответил?

- Мы с ним, по-моему, в первый раз увиделись в Самаре. Он проводил мастер-класс, и я тогда возмущался в прессе, что пришло всего шесть человек. Потому что он скрупулезно показывал, как перейти на удушающий. То есть показывал вещи, которые в стране точно никто не знал. И было всего шесть человек... Мне так стало обидно. Я помню, что возмутился: «Ну что это такое?!» Как бухать — так полный бар, а как прийти на семинар... А что он ответил?

- Он ответил, что познакомился с вами 10 лет назад на одном из мастер-классов, на котором были вы и Хабиб.

- Да-да, 10 лет назад, Самара. Там был промоутер из Пензы, который до сих пор мне должен 50 тысяч рублей. Увижу — отдаст. Он, кстати, ислам принял. Посмотрим, действительно ли он верующий...

- C Хабибом у вас сохранился контакт? Общаетесь?

- Нет. Мне искренне жаль, что с ним произошло в жизни, но на все воля Всевышнего, и у Всевышнего свои планы на каждого человека.

«Боя Федора и Тайсона не будет! Федор для него слишком молодой»

- Может быть, есть еще имена, которые в дальнейшем вам были бы интересны?

- У Роя Джонса, как оказалось, какие-то медицинские проблемы, у Тайсона тоже. Если они выздоровят, то было бы, конечно, здорово, но и без них полно людей. Лично для меня легендами являются такие, как Холифилд. Тогда я уже был взрослый человек, я занимался боксом, был жив мой тренер по боксу, и мы смотрели бои Холифилда с Тайсоном — и когда он ухо откусил, и их первый бой. И с Ленноксом Льюисом. Я изучал бокс, изучал историю бокса. Я, конечно, аплодирую тому, как Тайсон вылез на своих первых боях, вся эта пиар-машина его вынесла. Правда, добавила деньги в эту пиар-машину легальная торговля марихуаной. Те ребята отказались такие вещи делать, а Майк не отказался.

Олег Тактаров
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Он нормальный парень, и я до сих пор помню 96-й, рядом с Beverly-центром был ночной ресторан. Мы пришли, народу нет, сидят только черные ребята, баскетболисты здоровые все, и ко мне парень подходит и говорит: «Подойди. Friend Shaq want to tell you something. He has a knee injury». Ну я такой подошел и встал: «Здравствуйте». И он такой: «Хей, я — Шак (Шакил О'Нил. — Прим. «СЭ»). Хочу выразить тебе респект» и бла-бла-бла. Мол: «Майк Тайсон рассказывал мне, что следил за твоими боями в тюрьме и что ты — его любимый белый боец». Ну, приятно, что я был его любимым белым бойцом, когда он сидел в тюрьме. Тайсона обожал мой отец, он просил привезти голубей Тайсона. И для меня, конечно, горько, что я не знал его и даже не заморочился. У меня было много знакомых, и, конечно, если бы я привез голубя, это было бы здорово, потому что у отца был голубятник. Чем бы Тайсон ни занимался, что бы там ни рекламировал или продавал — не важно: для меня он останется человеком, которого обожал мой отец.

- Если все-таки получится так, что Федор Емельяненко подерется с Майком Тайсоном...

- Не получится. Федор слишком молодой, и Майку нужно что-то контролируемое, как Рой Джонс. Майк Тайсон искренне ненавидит не бокс, а сам факт выступления. Поэтому, когда есть деньги, я сомневаюсь, что... Во-первых, я сомневаюсь, что их у него когда-то не будет, потому что он попал в раскрутку, все хорошо идет. Сейчас из марихуаны будут делать масла, этот бизнес тоже идет наверх, он будет масла рекламировать, так что у него все в порядке. Нет смысла выскакивать куда-то.

- Если в теории?

- Не вижу такой теории. Я бы не согласился с молодым парнем боксировать. Вот, вы видели, что случилось с Холифилдом, на это было горько смотреть. Витор Белфорт... Я знаю его еще с тех пор, когда ему было 18 лет. А Холифилд — один из моих самых любимых [бойцов], умница просто. Из средневеса поднялся. Красавец. На все это как-то неприятно было смотреть. Как-то горько для меня (Белфорт нокаутировал Холифолда в первом раунде в 2021 году. — Прим. «СЭ»).

«Вахаев рассказывает сказки, что не увидел вывернутого колена Пономарева»

- Вы любите смотреть бои тяжеловесов. На прошлой неделе дрались Григорий Пономарев и Мухумат Вахаев.

- Хорошо, что спросили, потому что здесь уже чисто техническим аспект. Опять, конечно, камень в огород, но извините, пожалуйста, никто не делает прием, стоя на пятке. Ты поставил пятки на колени и начинаешь... То есть ты выигрываешь бой, два нокдауна фактически от твоего джеба, ну продолжай в этом духе! Куда ты что хватаешь?! Зачем ты хватаешь что-то?! Если ты хочешь сделать прогиб, если ты делаешь прием, ты должен на подушечках пальцев ног стоять, а не на пятке. Если посмотрите бой, то заметите, что он поставил пятку. Представляете, на этой пятке висит где-то 250 кг, если не больше. Естественно, эта пятка застряла в этом ковре. Вот и колено вывернулось. Ну и дальше сказки, что соперник не видел, что у него вывихнулось колено, и поэтому стал продолжать его бить. Промолчим на эту тему. Помните бой казахского боксера, GGG его еще называют...

- Геннадий Головкин.

— Да, Геннадий Головкин. Геннадьевич, по-моему. Помните, когда был момент, когда он мог нокаутировать Альверса. Помните? И он руку убрал.

- На колено он встал. Самый конец раунда.

— Он [Головкин] раз — и остановил [удар]. Вот это человечище! А все остальное — это так... Или вспомните Мухаммеда Али. Та же самая ситуация. Я — боец, не надо рассказывать сказки, кто и что не заметил. Это останется с ними. И там (указывает пальцами на небеса) всё видят, и там всё решат. Ничего безнаказанно еще в этой жизни не было. Даже за последние пять лет — ни одного безнаказанного слова, поступка. Что думаете?

«Ты уже вторую вещь не понимаешь!»

- Слышали заявление Вячеслава Василевского в ваш адрес? Он довольно-таки жестко прошелся по вам.

— Мы выключили телевизор с ним.

— Как это понять?

— Я же вам в начале рассказывал, что раньше в зонах, когда выступали разные певцы определенные, которых не стоило смотреть, просто кто-то молча вставал и выключал телевизор. И не обсуждал это все.

Олег Тактаров
Фото Эдуард Корниенко, Известия

Расскажу одну интересную, показательную историю. Не скажу про кого, но, естественно, он услышит это все. Есть у меня приятель. Кстати, из-за этого приятеля мое левое колено вылетать начало. Был моложе меня на год или на два, его называли «жопа с ручкой». И он был в тяжелой категории на чемпионате Советского Союза по самбо. Потом выиграл мир по юношам по самбо. Все потом пророчили ему будущее в спорте, а он в университет — и окончил его с отличием. Сейчас доктор. По-моему, выпускает даже сыр. Был момент, когда он продавал очистную мебель и прочее, и у него был большой кредит, и его посадили на шесть лет. Пока он сидел шесть лет, он финансировал федерацию самбо, в том числе федерацию боевого самбо. В Нижегородской области это. Когда он вышел, он приехал в Кстово, посмотреть, как дела идут, и к нему подбегает одно ничтожество с длинным языком и начинает говорить: «А, вот этот, что ли?! Вот этот зажравшийся бизнесмен?! Смотри, какую харю нарастил!» Ну он такой — здоровый парень-то. «Что нам недодаешь-то?! Чего это деньги стал меньше платить?!» И тот такой: «Это кто?!» Ну и сказали ему, кто это. В общем, он прекратил финансирование всей Федерации боевого самбо Нижегородской области. Я бы, наверно, сделал то же самое. Поняли, да, про кого я сказал? Про кого я рассказал, поняли или нет?

- Я лично не понял.

- Не понял? Ты уже вторую вещь не понимаешь.

- Ну и что? Что вы кричите? Я же с вами нормально общаюсь.

- А я что? (Улыбается.) Знаешь, что мой учитель говорил? «Я кричу, потому что меня это волнует». А что мне сейчас высказываешь?

- Ну, у меня есть свое мнение.

- Ну и отойди тогда на шаг дальше!

- Я не буду.

- Ну, не уходи. Я уйду тогда!