Бокс/ММА

24 сентября 2023, 14:15

«Никогда не пожму руку этому подлецу и сволочи!» Харитонов нокаутировал двухметрового бразильца и словесно разнес Емельяненко

Ислам Бабаджанов
Корреспондент отдела единоборств
Также 43-летний ветеран ММА заявил, что у него есть вариант выступить в промоушене Хорхе Масвидаля (ММА на голых кулаках).

23 сентября на турнире MMA Series-72 в Москве Сергей Харитонов нокаутировал двухметрового бразильца Тьяго Кардосо, после чего пообщался с журналистами на разные темы.

— Ваша фотосессия продлилась больше, чем сам бой...

— Понятное дело, что мог и пропустить, сам проиграть и все что угодно. Я полтора года не дрался. Бой провел месяц назад, даже меньше месяца назад, 26-го числа, а сегодня 23-е. На опыте уже больше побеждаю. Главное — правильный образ жизни. Не пить, не курить, а вести здоровый образ жизни. Ну и на опыте делать свое дело.

— Хотя бы в одном моменте в бою почувствовали опасность?

— Да, вроде джеб пропустил... По-моему, на джеб наткнулся. Почувствовал удар, но какого-то сотрясения не было. Он здоровый верзила, два метра ростом. Я смотрел его поединки. Он супербить не умеет — чтобы прям нокаутирующий удар. Но все равно — любой тычок... У него рука в два раза больше моей. Где-то я наткнулся пару раз — чтобы меня задело, чтобы я разозлился и стал бить сильнее.

— Соперник был не согласен с остановкой боя. Можете понять почему?

— Честно говоря, я сам не хочу, чтобы бои рано останавливали, чтобы побеждать уже наверняка — чтобы человек лежал. Но помните, как у меня в бою с [Андреем] Орловским было? Судья продинамил, а Орловский до сих пор на меня ошибается. Не хочу говорить ничего плохого, но в American Top Team пришел тренироваться — и мы даже не здороваемся с ним. Вот и зачем доводить до такого, чтобы Тьяго потом со мной не здоровался? Ну, видно, что парень поплыл. Я сам почувствовал, что он поплыл. Я добил. Думаю, еще один удар — там уже, возможно, локтем могло прилететь — и сечь какая-нибудь была бы. Судья правильно остановил. Куда уже дальше?

— У вас перчатки Pride. Это с тех времен?

— Да. Они на самом деле побольше. У них протектор побольше. Посмотрите, какой протектор, такой мощный. Из-за этого они больше для борьбы предназначены. Но тут организаторы попросили, чтобы я вышел в перчатках Pride.

— Это прям с того времени?

— Да, с того времени, но эти перчатки не разбитые. Протектор мощный.

— В Японии покупали?

— Не покупал. Я ни разу в своей жизни не покупал перчатки Pride.

— С какого боя перчатки?

— Не помню.

— Но один раз дрались в них?

— Один раз. В Японии один раз на бой выходили, а после оставляли перчатки. У меня осталось три пары перчаток. А остальные уже раздарил, подарил, их нет больше.

— Перчаток Bellator не осталось?

— Тоже все раздарил. Организаторы еще спрашивали, могу ли я в них выйти, но перчаток Bellator просто не было. Я позвонил нескольким ребятам, Тарасу Кияшко звонил. Говорит, что не остались, только UFC. Ну, в UFC я не дрался, смысл мне в них выходить? Надо было либо Strikeforce, либо Bellator, либо Pride.

— Какие планы на ближайшее будущее? Про Bellator разговоры были.

— Завтра сразу уезжаю на сборы. Вот это ближайшее будущее. Ведутся переговоры с американским промоушеном Масвидаля. Там недавно Вердум выступал с Джуниором дос Сантосом. Потом там еще Деревенщина есть, как его там...

— Рой Нельсон.

— Да. Голыми кулаками — в принципе нормально. На голых кулаках тоже готов драться. Мой первый бой по ММА был на голых кулаках. Все нормально. Кулаки не разбиты, еще могут.

— Как вам этот формат — когда по правилам ММА, но на голых кулаках?

— Честно: не очень. Потому что восстановление длинное. Не из-за того, что кулаки можно повредить, а потому что все лицо будет в сечках — брови рассеченные, губы. Будет много сечек. Ну, я готов за нормальные и адекватные деньги драться. Чисто денежный вопрос. Так, конечно, уже... Когда мне было 20 лет, я дрался, а сегодня, в 43 года, уже не хочется вот этими голыми кулаками, что после выходишь — и пачка раскурочена. Хочешь не хочешь, будет много сечек. Перчатки все-таки более спортивный формат.

— Алексей Олейник и Виталий Минаков — свободные агенты. Реален ваш бой с кем-то из них?

— С Лехой Олейником — нет. Во-первых, Леха Олейник — мой друг. Во-вторых, Леха уже ушел, красиво завершил карьеру. Ну да, выступает, конечно, но... Не-не-не. С Лехой — нет. С Виталиком Минаковым... Если бы, в принципе... Знаешь как: Виталий интервью дал и сказал, что этот бой уже неактуален. Когда-то хотели организовать наш поединок, но никто не хочет платить деньги. А сейчас это не совсем актуально, прошло время и... Кто будет платить за этот бой? Мне скажите. Сейчас опять будут говорить — 2-3 миллиона, 5 миллионов... Ну это же несерьезно! Мы же деремся чуть-чуть за другие деньги. Зачем опускаться ниже своего плинтуса, уровня и выступать в 43 года за небольшие гонорары? Мы — профессионалы, и мы деремся за деньги. В 43 года у меня есть желание драться, но только за большие деньги.

— По-моему, с Камилом Гаджиевым тема боя с Минаковым обсуждалась?

— Ну обсуждалась. Максимально, что мне предлагали, — 150 тысяч долларов. Это максимальная сумма была. В тот момент я уже зарабатывал от 300 тысяч. Смысл мне тогда было выходить с Виталиком за 150 тысяч долларов? Я говорю: «300 тысяч — и давайте поговорим». А они: «Мы будем думать — и пропали». Я не считаю, что наш бой с Виталиком Минаковым стоит 150 тысяч долларов. Наш бой с Виталиком Минаковым, нормальный адекват — это... Каждый должен заработать минимум по полмиллиона долларов. Я считаю так. И я, и Виталик должны заработать по полмиллиона долларов как минимум. А нам предлагают 3-5-7 миллионов [рублей]. Я бы им сказал: «Идите вы на...» На три веселые буквы. За клоунаду платят по 15-20 миллионов, а это уже 200 тысяч долларов, а мы, топовые бойцы, должны получать по 150 тысяч долларов? Это несерьезно.

— Бой против Дацика возможен?

— Все возможно. Опять же — за большие деньги. К Славе я отношусь нормально. Слава — хороший парень. Бывают у него свои определенные моменты. У каждого человека есть свои плюсы и минусы. Если хотят бой... Hardcore на меня выходил, Толя Сульянов лично писал, звонил. Я ему обозначил сумму. Не то чтобы я буду позориться, что в Hardcore буду выступать. Hardcore — нормальная организация на самом деле. Мне не нравятся вот эти хайпы, когда там исподтишка бьют друг друга, и так далее. Готовы платить? Будем драться. Не готовы? Драться не будем. Клоунаду за копейки устраивать не будем. Я ценю себя, свое имя, и я считаю, что имею право просить... Это не сумасшедшие деньги. Адекватные цены. Хотите, чтобы дрался? Платите.

— Алексей Олейник несколько месяцев назад пожал руку Александру Емельяненко, они помирились...

— Никогда не пожму [руку Емельяненко]! Не пожму никогда! Не хочу даже жать руку этому подлецу и сволочи этой, и этой... Даже не хочу говорить! Это человек, которого никто из вас не знает, как я его знаю. Я много чего видел — не буду говорить что — когда жил с ним в одной квартире. Это подлец. Все, что с ним сегодня происходит, — это все благодаря его гнилости, характеру. Позор нашего спорта! Никогда не пожму ему руку!