Лыжи

Допинг

28 октября 2022, 15:15

Лыжная федерация Норвегии предлагала Йохауг солгать о допинг-пробе. Чтобы не подставлять команду!

Рустам Имамов
Корреспондент отдела спорта
Новые откровения из автобиографии знаменитой спортсменки.

Тереза Йохауг — одна из самых популярных женщин Норвегии и самых титулованных лыжниц как в истории этой страны, так и всего мира. Но даже в ее насыщенной и крайне успешной биографии есть темное пятно — допинговая история 2016 года, детали которой полностью не раскрыты до сих пор. Но Йохауг недавно завершила карьеру, поэтому уже риска нет, и она может выдавать не самые приятные детали своей карьеры. Так в опубликованной части ее автобиографии Тереза напрямую обвиняет федерацию лыжного спорта Норвегии в покрывательстве случаев употребления запрещенных веществ. Какая теперь будет реакция от FIS, МОК и ВАДА?

Тереза Йохауг. Фото Global Look Press
Тереза Йохауг.
Фото Global Look Press

Терезе предлагали жить и тренироваться, как будто ничего не произошло

На днях Тереза Йохауг вместе со своим мужем Нильсом Якобом Хоффом презентовала автобиографию и рассказала журналистам о важной главе книги, где она без прикрас выдает детали допингового скандала конца 2016 года. Отдельные отрывки работы под многообещающим названием «Вся история» мы читали еще летом, сейчас же полная версия доступна в Норвегии, а также есть у представителей медиа. И последних сильно шокировали рассказы Йохауг. 16 октября 2016 года стало известно, что у Терезы положительный результат на анаболический стероид клостебол. Для Йохауг новость стала шоком и настоящей трагедией. Но еще большим шоком для норвежки стало предложение норвежских чиновников... просто умолчать о случившемся. Идея была такая — собрать пресс-конференцию, где спокойно рассказывать о планах на будущий год, чтобы отвлечь внимание от ситуации и выиграть время.

Пауза, очевидно, помогла бы руководству федерации лыжных гонок Норвегии найти возможность если и не вытащить Терезу из этого допингового скандала, то хотя бы минимизировать последствия. Мероприятие планировали проводить перед началом сезона. Выбрали даже место, знаковое для норвежского спорта, — Холменколлен. Однако, как рассказывает Йохауг, она не могла себе представить ситуацию, в которой врет перед десятками телекамер. «Я не могла сидеть и делать вид, что ничего не произошло, и говорить о своих целях на предстоящий сезон», — пишет Тереза. В ответ лыжные чиновники предложили Йохауг отказаться от участия в пресс-конференции, но при этом выбрать достойную причину. Не нужно было вызывать подозрений, ведь слухи о провале допинг-теста уже просочились в СМИ. Терезе предлагалось написать в соцсетях, что она заболела и поэтому не смогла прийти на командную встречу.

Вместо сокрытия допинга Йохауг выбрала максимальную публичность

«Я едва могла поверить в то, что услышала, — вспоминает лыжница. — Неужели федерация лыжных видов спорта Норвегии только что предложила мне сделать вид, что ничего не произошло, чтобы не мешать их планам? И что я должна лгать о том, почему меня там не было?» Тереза справедливо напоминает о том, как развивалось дело Мартина Сундбю (его поймали на передозировке сальбутамола) и считала молчание худшим вариантом из возможных. Спасением из истории могла стать только честность и открытость. Поэтому Йохауг собрала пресс-конференцию, где сообщила о положительной допинг-пробе. В федерации решение Терезы не поняли, и она получила несколько резких телефонных звонков. На которые отвечала не менее решительно. «Разве они не понимали, что и мое, и их доброе имя и репутация полностью зависят от того, насколько мы действуем открыто и честно?» — заявляет спортсменка в своей книге.

Представители федерации лыжного спорта Норвегии, а также олимпийского комитета страны пока что отказываются от комментариев. С заявлением выступил только руководитель по связям с общественностью федерации Эспен Графф. «Встреча с Йохауг после того, как мы узнали о положительном допинг-тесте, действительно была. Но мы не собирались ничего скрывать, наоборот, хотели рассказать все как есть. Только сделать это правильно. Как взрослые и мудрые люди хотели собраться и принять совместное решение. Так и получилось — пресс-конференцию отложили». Однако позиция Терезы совсем иная. По ее словам, чиновники федерации настаивали на своем, а защищал ее право поступать по совести только будущий супруг Хофф. На той самой встрече с руководством Нильс ударил кулаком по столу, отодвинул его и произнес мощную речь о том, как важно говорить правду. «Он был в бешенстве и едва контролировал себя. Но я не могла держать себя в руках вообще», — добавила Йохауг.

Тереза Йохауг. Фото Global Look Press
Тереза Йохауг.
Фото Global Look Press

Обвинения в адрес федерации — новый эпизод пиар-стратегии

О том, как о допинге узнала сама Тереза, мы слышали еще из раннего отрывка книги. Йохауг пишет, что увидела сообщение на электронной почте от Антидопинговой службы Норвегии. В теме письма — положительный тест. «Первая мысль была, что это недоразумение. Должно быть, они отправили не то сообщение не тому человеку, — писала лыжница. — Но в электронном письме говорилось, что образец мочи, взятый во время допинг-контроля во внесоревновательный период, содержал клостебол». Тереза закрыла ноутбук, посмотрела на себя в зеркало и закричала. Так громко, что яростный крик, вероятно, слышали не только соседи, но и прохожие на улице. Следующие пару часов — как в тумане. Йохауг просто стояла, оцепенев от ужаса, и долго не могла прийти в себя. Так день, который начинался максимально невинно — с приготовления булочек с корицей, завершился тяжелейшим скандалом в карьере, который лишил ее Пхенчхана-2018.

Дальше следовали несколько месяцев ада и суровый приговор. Правда, насколько справедливый и была ли Тереза действительно виновна в употреблении запрещенных веществ — вопрос до сих пор дискуссионный. Сама спортсменка утверждает, что клостебол содержался в креме для лечения ожогов на губах. А эту мазь ей назначил врач команды во время сборов в Италии. Кроме того, она указала в документах факт применения препарата, подтвердил историю и врач сборной Фредрик Бендиксен. Но даже три победы на Играх в Пекине не смогли до конца снять с нее шлейф допинговой истории. Так как девушке, которая случайно использовала не ту мазь для губ, сочувствуют мало. И она могла выбрать другую стратегию и выставить себя борцом за правое дело, раскрывающим всю подноготную норвежского спорта. Только вот снимает ли это ответственность с самой спортсменки?