«Только через 60 лет я понял, почему тогда пошел за ней». Великий борец — о магическом знакомстве с женой

Борьба 
15
24
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Никита Горшенин
Никита Горшенин
Корреспондент
Шел за ней от метро до подъезда.

22 июля 2020-го ушел из жизни олимпийский чемпион Токио-1964 по вольной борьбе и русский интеллигент Александр Иваницкий. Он закончил карьеру в 1967-м — после четырех побед на чемпионатах мира. Помимо успехов в вольной борьбе, у Иваницкого есть и бронзовая медаль чемпионата СССР по самбо.

Закончив со спортом, Александр нашел себя в телевизионной спортивной журналистике, больше 20 лет работал комментатором и редактором. По образу мыслей и поведению Иваницкий был человеком независимым, по вкусам и взглядам — носителем русской классической культуры: много читал, упирал на качество и глубину, богатый русский язык.

В эпоху советского ТВ такой, как сейчас говорят, набор навыков строго приветствовался, но в 21 веке подобная система ценностей с современным медиа-бизнесом уже абсолютно несовместима — в итоге Иваницкому из телевизора пришлось уйти.

«Чемпионат мира по легкой атлетике мы показывали в два часа ночи, чемпионат мира по борьбе — в три часа ночи. Я пришел к нашим руководителям: «Нужно вернуть спорт на достойное место». Мне ответили: «На достойное место мы будем ставить те программы, которые приносят рекламу». На что я сказал: «Тогда у публичной библиотеки нет никаких шансов выиграть у публичного дома». И получил волчий билет», — так Иваницкий объяснил уход из профессии в разговоре с «Радио Свобода».

К сожалению, интервью — большие и обстоятельные — с Александром Владимировичем делали крайне редко, а рассказчиком он был прекрасным. Пожалуй, лучшая из историй, рассказанных им в интервью, — это прекрасное воспоминание о знакомстве со своей женой Татьяной.

«... Я ехал в метро поздно вечером, вошла девчонка в куртке, с коньками, румяная, — рассказывал Иваницкий Youtube-каналу ОТР. — Она была настолько красивой, что на нее невозможно было смотреть. Я отвернулся и смотрел на нее в оконное стекло вагона. Мы вышли вместе на «Соколе», мне в одну сторону, ей в другую, но я почему-то решил сесть вместе с ней в троллейбус. Доехали до конечной остановки, она пошла — зима, по тропиночке, мы вошли в подъезд, и тут я понял, что не знаю, что делать дальше.

Я никогда в жизни до этого ни с одной девушкой не заговаривал на улице. Меня должны были или представить, или познакомить, я никогда не умел говорить, и выходило из меня в таких случаях всегда все дурацкое: «А скажите, который час? А как пройти туда-то?» И здесь я тоже был в полном недоумении — а что мне делать? Она обернулась вдруг, посмотрела на меня, и мне сама пришла в голову фраза: «Вы меня сюда завели, вы же меня и должны отсюда вывести».

Но все это случилось благодаря Пушкину. Послевоенный Ленинград, Лиговка, рядом барахолка. Отец ходит туда, чтобы купить каких-то продуктов, но не удерживается и тратит все деньги на книжки. И он принес как-то книгу — юбилейный сборник в честь 100-летнего юбилея с рождения Пушкина. Я тогда учился во 2-м классе и в тот момент заболел. Сижу дома и вдруг беру эту книжку и начинаю листать. Смотрю — и вдруг мне попадается женщина: тонкая талия, диадема за волосы, ну... божественное явление. А ведь это второй класс — во мне еще не бродят никакие гормоны, но я пролистываю-пролистываю книгу и снова возвращаюсь к этой женщине. Снова пролистываю и снова возвращаюсь, потому что ангельский образ.

Это была Наталья Николаевна Гончарова, ее знаменитый портрет. И когда я увидел свою Татьяну, я понял, что она один к одному была похожа на Наталью Николаевну Гончарову. Это был подарок Пушкина. Только через 60 лет я понял, почему я тогда пошел за ней, кто меня заставил... В меня была заложена эта программа, как бывают заложены программы. И она сработала неожиданно для меня, но тогда, когда должна была сработать. И когда я сейчас приезжаю в Михайловское, я кланяюсь Александру Сергеевичу Пушкину».

Никита Горшенин

vs
15
Офсайд
Игра миллионов
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Загрузка...