Фигурное катание

4 июля 2023, 10:10

Авербух и Глейхенгауз делят рынок. Сколько стоят постановки российских фигуристов

Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Есть ли шанс проявить себя у новых хореографов в России?

Лето в фигурном катании — пора постановок и оттачивания программ перед новым сезоном. И на хореографическом рынке идет разборка не менее принципиальная, чем среди фигуристов. Кто на нем главные игроки, есть ли конкуренция и сколько постановщики берут за свою работу?

Ключевые персоны

На протяжении последних лет рынок российских хореографов довольно стабилен. Если брать женское одиночное катание, тут все просто — девушкам в «Хрустальном» ставит Даниил Глейхенгауз, немногочисленные лидеры из других групп пользуются услугами Ильи Авербуха (это главный конкурент Глейхенгауза, но чаще заочный, так как ставит в основном мужчинам) или Никиты Михайлова. Фигуристкам из «Ангелов Плющенко» ставит сам Евгений со штабом.

В мужском одиночном и конкурирующих групп побольше, следовательно, и хореографов. Добавляется Денис Лунин, который готовит программы Андрею Мозалеву и в этом году, Петру Гуменнику в прошлом помогали Николай Морозов и даже Елена Чайковская. В группе Мишина активно работают Татьяна Прокофьева и Елизавета Навиславская.

В парах двумя основными группами становятся клуб Тамары Москвиной и «Хрустальный», а значит, работает штаб Москвиной вместе с Николаем Морошкиным и приглашенными специалистами из театра балета Бориса Эйфмана, а с другой стороны — Глейхенгауз. Но пары из обеих школ прибегают к услугам танцевальных хореографов, например, Александра Жулина. Он практический монополист теперь в танцах — после того как собрал у себя внушительную группу. Но до недавнего времени активен был Николай Морозов и, разумеется, Ирина Жук из противоборствующего штаба.

Хореограф Даниил Глейхенгауз.
Даниил Глейхенгауз.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Экспансия Авербуха и Глейхенгауза

Фамилий прозвучало много, но если брать топ сборной, то рынок поделен практически надежно. Так, известно, что Илья Авербух поставит программы к этому сезону как минимум:

— Елизавете Туктамышевой

— Евгению Семененко

— Матвею Ветлугину

— Николаю Колесникову

— Наталье Хабибуллиной/Илье Княжуку

Ну и, скорее всего, кому-то из юниоров своей группы. То есть перед нами уникальный случай, когда хореограф за сезон поставит программы во всех четырех видах фигурного катания. Если все реализуется.

Даниил Глейхенгауз также расширил свои хореографические владения — в этом году с ним начал сотрудничество, возможно, лучший фигурист прошедшего сезона Петр Гуменник. Из того же клуба Москвиной в межсезонье переехали на Профсоюзную Александра Бойкова/Дмитрий Козловский. Произвольную ребята оставят за авторством тренера танцоров Анжелики Крыловой, но короткую, вероятно, будет творить Даниил.

В ноябре 2022-го я спросил у Глейхенгауза на пресс-конференции перед «Битвой школ», сможет ли он назвать все свои программы за сезон, на что он с улыбкой ответил, что их от 10 до 15 и «пока творческого кризиса нет, когда он появится, я сообщу».

Михайлов — хореограф, чьи постановки еще год-полтора назад казались новым веянием и штучным товаром, но сейчас и он стал получать больше заказов, и почерк уже узнается. Ставит он хорошие, качественные программы, сошлись во мнении все наши собеседники, но сейчас на рынке появляются еще более новые имена.

Хореограф Илья Авербух.
Илья Авербух.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Сколько это стоит?

«СЭ» опросил несколько источников среди активных в мире фигурного катания людей, как тренеров, так и фигуристов. Говорить конкретные цифры затруднительно — стоимость постановок варьируется от 50 до нескольких сотен тысяч рублей в зависимости от имени хореографа, фигуриста, потраченного времени и дружеских отношений.

Так, по оценкам опрошенных экспертов, можно выделить пул хореографов-звезд, куда входят Глейхенгауз, Авербух и Жулин — их программа может стоить в диапазоне 200-300 тысяч рублей в зависимости от того, короткая это или произвольная. Но, разумеется, постоянным клиентам скидки. А Глейхенгауз за работу со своими подопечными в «Хрустальном» денег напрямую не получает. Но существуют другие способы оплатить работу — в конце концов, он есть в списках тренеров сборной России на ставке в Центре спортивной подготовки и получает зарплату в школе.

Далее идут хореографы следующего блока. Никита Михайлов еще недавно брал за программы всего 100 тысяч рублей, благодаря чему к нему потянулась очередь из спортсменов. Сейчас, по нашим сведениям, ценник постепенно повысился до 150 тысяч.

Молодые или еще менее известные хореографы берут по 40-50 тысяч. Среди примеров — Сергей Плишкин или (как раз новые имена) Артем Федорченко. Ставят также и недавно ушедшие фигуристы, в основном танцоры — Бетина Попова, Анастасия Скопцова, Елена Радионова. В этой же группе был Сергей Комолов, но сейчас он уехал в Дубай. У них ставятся те, «у кого нет денег на Глейхенгауза или Авербуха», как сформулировал один из источников. А это костяк российского фигурного катания — одиночники не из топовых групп и большинство юниоров. Так что рынок хореографов в России сейчас расширяется, туда идут бывшие фигуристы.

Фигурист Евгений Семененко.
Евгений Семененко.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Будет ли разнообразие?

Другое дело, что перейти из когорты подающих надежды в группу лидеров сложно — школы, привыкшие выигрывать, имеют штатных хореографов или добра от добра не ищут. Да и сама работа хореографа даже более специфическая, чем тренерская, и в идеале требует образования балетмейстера или как минимум большой насмотренности.

В последние сезоны наметилась еще одна приятная тенденция — ставить стараются и сами фигуристы. И там, где тренеры не мешают, получается интересно. Евгений Семененко сам придумал идею с кей-попом и был автором разных движений и связок, Матвей Ветлугин произвел фурор своей пародийной темой на турнире шоу-программ.

Но все же пока, особенно в женском одиночном катании, хореография довольно однообразна. Это не только и не столько вина того, кто создает программу. Как утверждают источники «СЭ», многие фигуристы и сами не прочь ехать по накатанным рельсам, оставаясь в привычных образах. Особенно если благодаря правилам это приносит им нужные баллы. Если судейский корпус такое поощряет — ничего удивительного.

Фигурист Адам Риппон.
Адам Риппон.
Фото Global Look Press

Что за рубежом?

Интересно, что иностранцам всегда платят больше. По нашей информации, еще несколько лет назад там, где русскому хореографу заплатили бы 100 тысяч, иностранцу клали на стол 300. Плющенко в свое время признавался, что за программу Ше-Линн Бурн для Алены Косторной выложил «большую сумму». Тогда, по нашей оценке, речь шла о нескольких миллионах рублей.

Если говорить о конкретных авторизованных цифрах, то можно обратиться к бронзовому призеру Олимпиады американцу Адаму Риппону. Он говорил: «Самая дешевая программа, которую я когда-либо делал, стоила 3500 долларов. Что касается самой дорогой, то полностью сделанная программа обошлась бы вам в 10 тысяч долларов». Примерно столько берет и та самая Бурн.