Новости
Меню
Футбол

18 декабря 2010, 00:40

Что общего у Свиридова и Сандри?

Имя спартаковского болельщика Егора Свиридова сейчас на слуху даже у людей, которые никогда не интересовались футболом. Такая ситуация внове для нашей страны, хотя в мировой практике массовые протесты, связанные со смертями фанатов, - не единичны.

Буквально за несколько дней до убийства Свиридова в международных СМИ промелькнуло сообщение о том, что офицер итальянской полиции Луиджи Спаккаротелла приговорен к девяти годам и четырем месяцам заключения. Это решение суда Флоренции - ответ на апелляцию арестованного стража порядка, недовольного первым решением, согласно которому за решеткой он должен был провести шесть лет.

Нынешний вердикт судей болельщики "Лацио", заполнившие зал, встретили овацией. Ведь в 2007-м именно Спаккаротелла застрелил их собрата по фанатскому движению 26-летнего Габриэле Сандри.

Тщательное разбирательство, суровый суд, справедливое возмездие. Картина почти идиллическая, не правда ли? Вот только то, что ей предшествовало, Италия забудет не скоро.

Если верить адвокатам полицейского, все произошло по нелепой случайности.

11 ноября 2007 года потерпевший Сандри ехал в Милан на матч  "Интер" - "Лацио". По дороге он остановился у бензоколонки неподалеку от города Ареццо.

В том же городке, в придорожном кафе, происходила потасовка между фанатами "Лацио" и "Ювентуса", разнимать которых прибыли полицейские, в том числе и Луиджи Спаккаротелла. Последний якобы выстрелил в воздух, потом еще раз, но пуля каким-то образом попала в Сандри, сидевшего в автомобиле и не принимавшего участия в стычке. Ранение оказалось смертельным.

Футбольные фанаты редко питают горячую любовь к стражам порядка. Наверное, руководство полиции это прекрасно понимало, но никаких адекватных действий по горячим следам не предприняло. Напротив, через прессу попыталось оправдать Спаккаротеллу, чем только подлило масла в огонь. Добавило резонанса и то, что убитый был не рядовым болельщиком, а известным в Риме диджеем, знакомым чуть ли не со всеми футболистами "Лацио" и представителями ведущих группировок фанатов. В общем, уже на следующий день по всей стране прокатилась волна акций протеста и погромов. Главной мишенью была выбрана власть и полицейские.

В Риме вооруженные камнями, битами, ножами и кусками арматуры фанаты не только поджигали автомобили, громили витрины магазинов, перекрывали дороги, но и нападали на полицейские казармы. Если в российской столице в эти дни все определяет национальность, то в итальянской три года назад врагов вычисляли по классовому признаку. Если работаешь в полиции – враг. В остальном все было похоже на наши реалии, а по масштабам апеннинские погромы даже превосходили российские.

На мой взгляд, параллелей много: в Италии в ноябре 2007-го болельщики "Лацио" и "Ромы" вместе кидали "коктейли Молотова" в полицейские ряды - у нас радикально настроенные фанаты "Спартака" и ЦСКА сейчас стоят по одну сторону баррикад; в Италии действия полиции разнесли в пух и прах в большинстве СМИ - у нас решение милиции, отпустившей большинство участников конфликта после убийства, вызвало недоумение даже у премьер-министра; в Италии внимание всего мира к проблеме взаимоотношений полиции и фанатов было привлечено только после учиненных погромов - у нас то же самое.

Италии потребовалось три года, чтобы самые агрессивные фанаты страны в зале суда рукоплескали его решению. А ведь после первого шестилетнего приговора реакция была прямо противоположной – судей освистали, а по улицам прокатилась новая волна беспорядков.

Есть у итальянской истории Габриэле Сандри и российской – Егора Свиридова и еще одна общая и, возможно, самая важная деталь.

Околофутбольные противостояния фанатов давно перестали быть смертельными битвами. "Подъездная война", ножи и топоры остались в 90-х. Ожесточенность уступила место игре по определенным правилам, и если вдруг случаются смерти, то они как правило случайны и являются общей трагедией. Фанатское братство – не миф. Скорбели же в красно-белом лагере по погибшим в автокатастрофе в августе 2007 года болельщикам ЦСКА.

Однако трагедии воспринимаются совершенно иначе, когда в них виноваты "чужаки": то есть, люди, не имеющие никакого отношения к футболу. Если это помножено на бездействие властей или вопрос является традиционно болезненным для страны, то беспорядки как самое доступное средство выражения гнева и привлечения внимания неизбежны.

Сандри был убит полицейским. Почему на Апеннинах не любят стражей порядка, итальянцы, думаю, разберутся сами. Возможно, они уже это сделали – дело Сандри, по крайней мере, закрыто.

Наша проблема, выплеснутая на улицы футбольными фанатами, имеет совсем не футбольные корни, а любая попытка назвать вещи своими именами сродни хождению по минному полю. Мы даже признать существование национального вопроса не в состоянии – все формулировки известных людей обтекаемы, а их настоящее мнение говорится только не под диктофон.

Три года, понадобившиеся Италии, - срок серьезный. В том, что нам за это время удастся сделать хотя бы шажок в сторону решения сложнейшей внутриполитической проблемы, уверенности, увы, нет. Неужели ее так и будут решать на улицах?

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ