Футбол

16 февраля, 00:00

«Наша сборная порой напоминала школьника»

Аксель Вартанян
Историк/статистик
Летопись Акселя Вартаняна. 1985 год. Часть пятая.

Минувшей осенью сборная СССР неудачно разыграла дебют отборочного турнира и, понеся серьезные материальные потери, оказалась в роли аутсайдера. Беззубая игра в гостях вынудила усомниться в концепции тренера Малофеева, сторонника футбола активного, наступательного, искреннего.

Со сборной что-то не получалось. Три потерянных очка с командами посредственными вызвали в обществе недовольство, а на вопросы специалистов и болельщиков о причинах невнятной игры, в частности на чужих полях, несвойственной командам Эдуарда Васильевича, вразумительного ответа не последовало. Обещания тренера извлечь уроки, сделать выводы и вернуться к игре наступательной можно было проверить на поле в предстоящем матче с лидером группы Швейцарией на ее поле.

Генеральная репетиция

Наша сборная, вы знаете, выиграла зимой международный турнир в Индии, потренировалась в Италии и вернула игроков клубам незадолго до начала чемпионата страны. Не прошло и месяца, как протрубили очередной сбор для подготовки к матчу с Австрией, ставшей генеральной репетицией перед очень важной с турнирных позиций встречей в Берне.
Австрия, об этом мы в прошлый раз говорили, соперник для нас непростой, что и цифры, бесстрастные и беспристрастные, подтверждают. В 11 предыдущих встречах преимущество наше в победах и мячах небольшое: +5=2-4, 15-13. О проблемах австрияков в своей отборочной группе и смене тренера говорить не буду, у нас своих хватало.

Наша сборная прибыла в Тбилиси за пять дней до игры. Накануне спортивный обозреватель русскоязычной партийной газеты «Заря Востока» Дмитрий Мчедлидзе побеседовал с Малофеевым. Выбор соперника тренер объяснил сходством стиля со сборной Швейцарии. Главная цель предстоящего в Тбилиси матча — проверка психологического состояния игроков «Днепра» и минского «Динамо», покинувших еврокубки. «Кроме того, — добавил тренер, — применим некоторые комбинации, над которыми работаем».

Среди 19 футболистов, вызванных на сборы, не оказалось Чивадзе, Оганесяна, спартаковцев Черенкова и Родионова, киевлян Бессонова и Блохина. «Почему?» — недоумевал журналист. «Мы следим за ними, — успокоил тренер собеседника, — но пока отдаем предпочтение нынешней сборной, так как, на мой взгляд, в ней собраны сильнейшие игроки». Мчедлидзе не решился спросить, за какие заслуги приглашены шесть минчан, никак не проявившие себя в поединках с «Железничаром», и долго болевший Стукашов.

Отсутствие звезд, в их числе Чивадзе, неплохо себя проявивших в мартовских календарных играх, безусловно, сказалось на посещаемости: 80-тысячный стадион заполнили тбилисцы на четверть. Зрители, по словам автора отчета Виктора Понедельника, «громче обычного недоброжелательно встречали промахи наших футболистов» («Футбол-Хоккей» № 13).

Первый тайм проходил во взаимных выпадах. «Прямых угроз воротам вратаря Консилиа наши футболисты до перерыва почти не создали», — сообщали из Тбилиси Г. Акопов и Ю. Сегеневич. Лишь решительное вмешательство киевского защитника Демьяненко в ход вялотекущей игры и его хлесткий удар разбудили прикорнувшие на табло нули — 1:0. Второй тайм наши провели более осмысленно, и Протасов установил окончательный счет — 2:0.

Ничего запоминающегося больше не произошло. Обозреватели никого не отметили — ни сформированную преимущественно из минчан среднюю линию, ни инертного Стукашова, ни заменившего его Кондратьева... Упрекнули защитников, их грубыми ошибками гости не воспользовались. Заметил их и Малофеев.

Начал он послематчевую пресс-конференцию за здравие: «Общее впечатление от игры у нас радужное». Завершил на минорной ноте: «У нас, тренеров, есть претензии к защитникам, допустившим досадные промахи. И конечно же, нападающим и полузащитникам предстоит серьезно поработать в своих клубах». Все звенья (кроме вратаря) не удовлетворили тренера, однако настроение его осталось «радужным»

В центральной и спортивной прессе острые углы обходили, незрелую, неубедительную игру, несмотря на положительный результат, старались не замечать, дабы не травмировать хрупкую, неустойчивую психику игроков и их тренера.

СССР — Австрия — 2:0 (1:0)
Голы: Демьяненко, 40 (1:0). Протасов, 49 (2:0).
СССР: Дасаев (к), Сулаквелидзе, Боровский, Балтача, Демьяненко, Алейников, Гоцманов (Зыгмантович, 63), Литовченко (Шавло, 76), Гаврилов, Протасов, Стукашов (Кондратьев, 57).
Австрия: Консилиа, Месслендер, Обермайер, Браундер (Лайнер, 46), Пеццай, Вебер, Гизингер (Дегеорги, 46), Прохазка (к), Шахнер, Оберрахер, Яра.
Предупреждены: Месслендер.
Судьи: Пешель. Хеннинг, Штенцель (все — ГДР).
27 марта. Тбилиси. Стадион «Динамо». 21 500 зрителей.

Акт первый

В Берн сборная отправилась со скудной «авоськой», болталось в ней единственное очко. Швейцария после двух встреч «отоварилась» по максимуму — четыре очка. Вторую победу одержала над фаворитом группы, Данией, одной из лучших в Европе сборной — 1:0.

Тренер Пауль Вольфисберг высказался в прессе о принципах работы со сборной. Приведу небольшой отрывок в надежде, что будет интересен и современникам: «В сборной не бывает футболистов, одинаково угодных тренеру. Есть способные в футболе люди. И их высокие показатели (в силу ли природной одаренности, в силу ли упорства на тренировках) дают им право на место в сборной Швейцарии, независимо от того, удобен ли этот игрок для тренера или неудобен, покладист или строптив. Мое дело объединить их всех, заставить поверить, что они сегодня сильнее соперников, предложить им верный тактический план на матч».

Малофеев придерживался иных взглядов. Оставил в обойме всех участников матча с Австрией, исключая двух-трех травмированных.

Ажиотаж перед игрой небывалый, старожилы такого энтузиазма болельщицких масс припомнить не смогли. На улицах Берна разгуливали толпы людей, прибывшие со всех концов страны, вооруженные флагами, трубами, трещотками. Матчем года назвал предстоящую игру швейцарский тренер.

Советская сборная прибыла в Берн спецрейсом за день до матча. Отдохнув, ребята отправились на стадион «Ванкдорф», состоянием зеленого газона остались довольны и провели интенсивную тренировку.

«Да, их сборная на подъеме, она блестяще обыграла недавно сборную Чехословакии, но мы будем стремиться нагнетать темп, атаковать и не давать передышки сопернику», — обещал Малофеев..

Трибуны, как и ожидалось, переполнены, билеты, все до единого, были распроданы задолго до игры. С первым свистком шотландского арбитра Валентайна последовали взаимные атаки, доведенные до ударов по цели. Увы, неточных. Обе команды играли разнообразно, сочетая скоростные комбинации с индивидуальными действиями.

Первую половину игры журналисты охарактеризовали боксерским термином — «ближний бой». Умение ориентироваться в ближнем бою продемонстрировал Гаврилов. Он за доли секунды принимал оптимальные решения, умно, со знанием дела руководил партнерами, при случае и сам угрожал воротам. Он создал удобные позиции для обстрела Гоцманову и Литовченко. Ребята торопились, попадали в оборонцев, самоотверженно ложившихся под удар. Когда же мяч отскочил к Гаврилову, он сделал паузу, протолкнул мяч себе на ход мимо ошеломленных такой наглостью защитников и отправил швейцарцев в нокдаун — 1:0.

Хозяева быстро пришли в себя, атаковали яростно, настойчиво, в наступлении принимали участие и защитники. Чередуя удары по воротам с опасными навесами, выводили из равновесия Дасаева. Незадолго до перерыва Ринат рискованно выбежал из ворот (ситуация того не требовала) и бросился в ноги Бреги. Тот упал, и судья, не раздумывая, показал на белую точку. Пострадавшим не рекомендуется приводить в исполнение «расстрельные» вердикты. Бреги был выше предрассудков, негласным правилом пренебрег и хладнокровно реализовал пенальти — 1:1.

Отдохнув минут 10-15, наши преобразились, наконец сыграли так, как не раз обещал Малофеев. Могли, обязаны были выиграть, даже крупно, реализуй хотя бы часть созданных моментов Протасов (дважды), Кондратьев, Гоцманов... Игра раскрылась, что позволило и хозяевам несколько раз забить, но пыл их с каждой минутой угасал, чувствовалось — устали и на ничью были согласны.

Нарушил их планы чрезмерно активный и результативный защитник Демьяненко.: в чемпионате уже немало забил и за сборную продолжил. Затеял комбинацию на троих с участием Алейникова и Зыгмантовича. Получив обратный пас, обыграл, не снижая скорости, двоих швейцарцев, вышел в одиночестве на вратаря и шансов ему не оставил. Ведем — 2:1. Сомнений в том, что в последней десятиминутке победу не отдадим, не возникало. Однако у хозяев вопреки ожиданиям хватило воли и желания ситуацию изменить. Преодолевая усталость, побежали как на пожар спасать очко. Спасли на последней минуте — 2:2.

Вольфисберг вышел к журналистам с нескрываемым чувством глубокого удовлетворения: «В лице сборной СССР мы встретили сильную команду... Мы по-прежнему сохраняем неплохие шансы на поездку в Мексику».

Советская команда собрала пышный букет комплиментов. Заинтересованная сторона, тренер датчан Зепп Пьонтек: «Сборная СССР была на поле уверенной в себе командой, которую не испугал ни пропущенный гол, ни неистовая поддержка зрителей». Корреспондент французской газеты L'Equipe Виктор Сине: «Сборная СССР провела хороший матч. Игра ее отвечала высоким меркам».

Нас больше интересует мнение советских экспертов. Слово передаю самому из них объективному, строгому и справедливому — Льву Филатову: «Если сравнить недавний матч в Берне с двумя предыдущими, то шаг вперед заметен. Он прежде всего в том, что высокий темп поддерживался на протяжении всей игры, команда проявила немалую настойчивость в наступлении, отвергла комплекс чужого поля, не подстраивалась под соперника, а стремилась быть самой собой» («Советская Россия» от 21 апреля).

Заметил Лев Иванович и недостатки: «Во втором тайме захватили инициативу, получили преимущество, даже вымотала соперника. Однако из-за технических издержек и суетливости не сумели распорядиться своими завоеваниями. При счете 2:1 они по логике вещей должны были закрепить, развить успех, но им не хватило тактической сноровки, хладнокровия... Бросились в глаза неточности в передачах, несогласованность движений, неумелый, потому и грубый отбор мяча» (там же).

Швейцария — СССР — 2:2 (1:1)
Голы: Гаврилов, 36 (0:1). Бреги, 43 — с пенальти (1:1). Демьяненко, 80 (1:2). Эгли, 90 (2:2).
Швейцария: Энгель, Люди, Ин-Альбон, Эгли, Верли (к), Херманн, Гейгер, Барберис (Шеллибаум, 73), Бриггер, Бреги, Сина.
СССР: Дасаев (к), Ларионов, Вишневский, Балтача, Демьяненко, Алейников, Гоцманов, Литовченко (Зыгмантович, 71), Гаврилов, Протасов, Кондратьев.
Предупреждены: Бриггер; Ларионов, Гоцманов.
Судьи: Валентайн. Хоуп, Карнеги (все— Шотландия).
17 апреля. Берн. Стадион «Ванкдорф». 51 000 зрителей.

Акт второй

Перед московской встречей наши футболисты улучшили физические кондиции в календарных матчах. За неделю до игры Малофеев извлек их из обращения и приступил к подготовке. На сборы пригласил хорошо проявившего себя в чемпионате киевлянина Беланова.

При столь мощной поддержке вместительных трибун «Лужников» сборная нового образца не играла. Включились зрители не сразу, повода не было. Но после первого гола и ближе к концу тайма стадион ревел, ребята, преодолев земное притяжение, полетели и в течение шести минут к первому голу добавили еще три — 4:0. Счет крупный, убедительный, игроков, по всей видимости, удовлетворил, и они не сочли необходимым его увеличивать.

Первую турнирную победу сборной горячо приветствовали, команду хвалили, но с некоторыми оговорками. В целях воспитательных предостерегали ребят от излишней эйфории. Экс-форвард «Спартака» и сборной СССР Анатолий Ильин писал в футбольном еженедельнике: «Поводов для самоуспокоения после этой убедительной победы не вижу. Слишком много шероховатостей проглядывало в игре победителей». Лев Филатов напомнил: «До медных труб далеко, впереди испытание потруднее» («Советский спорт» от 4 мая).

СССР — Швейцария — 4:0 (4:0)
Голы: Протасов, 18 (1:0). Протасов, 39, (2:0). Кондратьев, 44 (3:0). Кондратьев, 45 (4:0).
СССР: Дасаев (к), Сулаквелидзе, Ларионов, Вишневский, Демьяненко, Алейников, Гоцманов, Литовченко (Беланов, 79), Гаврилов, Протасов, Кондратьев (Черенков. 72).
Швейцария: Энгель, Люди, Ин-Альбон, Эгли, Верли (к), Херманн, Гейгер, Барберис (Маттеи, 60), Бриггер, Бреги (Брашлер, 60), Шеллибаум.
Предупреждены: Люди.
Судьи: Схутерс. Ван Вольсем, Мадера (все — Бельгия).
2 мая. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 95 000 зрителей.

Акт третий

Дания? Отлично, надежный «клиент». Восемь встреч — восемь побед, тридцать голов им забили, всего пять пропустили. Не соперник — подарок. Время внесло коррективы, андерсеновский гадкий утенок находился в стадии превращения в прекрасного лебедя. Европа убедилась в этом прошлым летом, когда датчане получили бронзу Евро-1984. Правда, в отборе к ЧМ 1986 датчане выглядели не столь убедительно, проиграли швейцарцам, которых не так давно мы разгромили в Москве. Не исключаю, что это обстоятельство, тем более блестящий баланс личных встреч засел в подкорке игроков перед встречей в Копенгагене.

Малофеев столкнулся с серьезной проблемой: из-за травмы Боровского и Вишневского он пригласил из «Торпедо» Пригоду, не имевшего опыта игр за сборную. Для налаживания взаимоотношений с новыми партнерами нужно время. Его-то и не хватало. Пригода остался в запасе.

Малофеев вынужден был перестроить игру в обороне. Он поставил двоих футболистов на не освоенные ими позиции на самом ответственном участке: крайнего защитника Сулаквелидзе сдвинул в центр обороны, где Тенгиз никогда не играл. Балтаче тоже уготовил роль, для него непривычную, — свободного защитника. Когда же наспех совершенная реорганизация аукнулась четырьмя пропущенными мячами, все вокруг заголосили: мы ни в чем сопернику не уступали, проиграли из-за грубых ошибок защитников, которых плохо страховали партнеры. В мощном хоре солировал старший тренер.

Датчанин Пьонтек испытывал трудности иного рода. Почти все его футболисты выступали за рубежом, в бельгийских, голландских, немецких, английских и итальянских клубах. Не так-то просто на кратковременных сборах добиться согласия в друзьях, в нашем случае — единомышленниках. К тому же сезон в Европе только завершился. Необходимо привести в чувство измотанных длительным сезоном игроков, находившихся в разной игровой форме. Тревожила тренера и травма футболиста классного, ценного, забивного — Элькьяра Ларсена. А советская сборная подходила к пику формы.

Пьонтек — тренер с репутацией человека, правящего железной рукой в мягкой перчатке. В переводе на русский — в одной руке держал кнут, в другой — пряник. О значимости результата предстоящего матча и необыкновенного к нему интереса в широких футбольных кругах датского королевства говорить излишне. Билеты раскупили за месяц до игры. Описанию ее хода и перипетий внимание (в разумных пределах) уделю и ознакомлю с оценкой игры в советских СМИ с широкой амплитудой мнений.

Дебют партии, переходящий в миттельшпиль, за хозяевами, противостоять их напору наша оборона не сумела. К 20 й минуте горим — 0:2. Оба гола, успев залечить травму, забил Элькьяр. Комментарий голеадора: «Первый гол я считаю удачей. Мяч отскочил ко мне от защитника, оставалось точно отправить его в ворота. Во втором случае я не полагался на удачу. Атаковал ворота под острым углом и не надеялся, что переиграю вратаря такого высокого класса, как Дасаев. Тем не менее удар достиг цели».

Нелегко пришлось Дасаеву, ошибки защитников его нервировали, стараясь подчищать их огрехи, не всегда своевременно выбегал из ворот. Наши журналисты обвинили его в двух пропущенных мячах. Ринат признал один, описанный датским форвардом: «Сознаюсь, есть в неудаче команды и доля моей вины. Второй гол Пребена, конечно же, брался. Я среагировал на удар, почти уверенный, что возьму мяч. Но...» Оценка игры вратаря журналистами «Недели» (№ 24): «Яшин говорит: «Вратарь должен в каждой игре совершить маленькое чудо, взять мяч, который не берется». В матче с командой Дании Дасаев не баловал своих почитателей маленькими чудесами».

Попав в сложную ситуацию, ребята не скисли. Повел их за собой «вечный двигатель» Демьяненко. Его стремительный проход и удар в дальний угол с трудом парировал Квист. Примеру Демьяненко последовали партнеры, все чаще вторгавшиеся на датскую половину поля. Гаврилов, поначалу оттесненный к своей штрафной, вырвался из цепких лап сторожа, вышел на оперативный простор и пробил. Штанга. Вскоре ее прочность проверил Гоцманов. Выдержала. Протасов метил не в стойку, а в сетку, тоже попал — 1:2.

Игра на какое-то время выравнялась. Поняв, что шутки с нами плохи, датчане вновь вернули себе мяч и, следуя правилу — где тонко, там и рвется, все чаще стали пускать отравленные стрелы в уязвимую зону. Не раз прощали они грубые ошибки оборонцев, дважды вытаскивал мяч из-под перекладины Дасаев. До перерыва хозяева обстреляли наши ворота 12 раз, наши огрызнулись пятью.

Второй тайм стал копией первого, с той лишь разницей, что дубль сделал Микаэль Лаудруп. При счете 1:4 если и хвалить нашу команду, за то только, что рук не опустила, продолжала настырно лезть вперед и Гоцманову удался красивейший удар — 2:4. На том и разбежались.

Послушаем тренеров. Пьонтек не старался скрывать эмоций. Достаточно было взглянуть на его улыбающееся лицо. Пребывал в добром настроении, на комплименты в адрес соперников не скупился: «Сборную СССР я отношу к числу команд, которые прогрессируют от матча к матчу. Советские футболисты показали достойную игру в атаке, во многом благодаря их усилиям матч превратился в прекрасное зрелище». Малофеев: «Неудача, конечно, огорчительна. Но больно уж неуверенно провели матч центральные защитники. Сколько ошибок!.. Будем стараться эту проблему решить».

Юлий Сегеневич, он представлял наш журналистский корпус в Копенгагене, тоже взвалил вину за проигрыш на защитников, но, писал он в «Советском спорте» (от 7 июня): «Не следует перечеркивать и то хорошее, что показала команда... И в середине поля, и у ворот датчан игроки действовали довольно раскрепощенно и не раз ставили в тупик защитников сборной Дании. Сборная СССР не стоит на месте, ей все чаще и чаще удается свободная атакующая игра».

Оппонировал Сегеневичу заслуженный тренер РСФСР Николай Глебов в статье «Когда в товарищах согласья нет» («Комсомольская правда» от 7 июня). Небольшие фрагменты из сердитой, кому-то покажется жесткой, рецензии: «От проигрышей в спорте никто не застрахован... Бывают, однако, поражения, после которых обидно вдвойне: и проиграли, и игры достойной не показали...

Наша команда порой напоминала школьника, не выучившего урока. В ее игре не было главного, что отличает футбол от беготни: организации. Создалось впечатление, что футболисты не знали, кому отдать пас и от кого его ждать. Порядок в футболе бьет класс. А наша сборная уступила и в классе, и в порядке...

После перерыва связи между футболистами еще более распались, а на поле был не единый коллектив, а отдельные группки игроков. Так что счет в матче закономерен". Резюме. Автор задал один из исконно русских вопросов («Кто виноват?»), выраженный в несколько иной форме: «В чем дело?» У него на сей счет сомнений нет: «В тренерских недоработках и просчетах».

И по составу у Глебова были вопросы. Как и у Валерия Винокурова, который не мог взять в толк отчего, испытывая трудности в центре обороны, тренер не вызвал лучшего в стране на этой позиции тбилисца Чивадзе, «самого опытного и самого техничного, который может мастерски страховать партнеров и столь же мастерски начинать ответное наступление» («Советский спорт» от 11 июля).

Борис Федосов в «Известиях (от 6 июня) объяснил Малофееву, что сборная страны не частная лавочки. Выразился литературно: «Не лишними были бы на поле такие игроки, как Л. Буряк и О. Блохин. Конечно, симпатии к тому или иному игроку — дело вкуса, но в клубах-то эти игроки лучшие. А лучшие, как известно, приглашаются в сборную, которая, кстати, представляет интересы не одного или трех тренеров, а всего нашего футбола».

Волновалась, бурлила, негодовали даже огромная армия болельщиков. Потоки писем хлынули в редакции газет, преимущественно спортивных. У любителей футбола тоже возникли вопросы по составу. Они убеждены, что ставка на минских динамовцев (исключая Гоцманова) себя не оправдала, но Малофеев упорно вводит их в состав и в упор не замечает более достойных игроков. «Не секрет, что Чивадзе, Бессонов, Черенков, Блохин сегодня выглядят намного сильнее тех футболистов, что играют на их позициях в сборной», — уверен Шмаров из Казани. «Старший тренер уже не раз объяснял, что Чивадзе и Блохин не соответствуют модели игры, создаваемой им команды. Но каков же уровень и каково тактическое кредо сборной, если в ней находится место для Стукашова, Позднякова и Пригоды, которые в своих клубах ничем не выделяются, а для Блохина и Чивадзе места нет?» — попеняла тренеру группа студентов из Донецка. Поскольку отведенное мне место стремительно сокращается, ограничил себя (и вас) несколькими выдержками из опубликованных пятого июля в «Советском спорте» писем.

Дания — СССР — 4:2 (2:1)
Голы: Элькьяр Ларсен, 16 (1:0). Элькьяр Ларсен, 20 (2:0). Протасов, 25 (2:1). М.Лаудруп, 60 (3:1), М.Лаудруп, 64 (4:1). Гоцманов, 68 (4:2).
Дания: Квист, Берггреен, Буск, М.Ольсен (к), Нильсен, Лербю, Бертельсен, Й.Ольсен (Фриманн, 46), Арнесен (Андерсен, 78), Элькьяр, М.Лаудруп.
СССР: Дасаев (к), Демьяненко, Сулаквелидзе, Балтача, Поздняков, Алейников, Гоцманов, Литовченко (Зыгмантович, 23), Гаврилов, Протасов, Беланов (Кондратьев, 70).
Предупреждены: Сулаквелидзе.
Судьи: Брумайер. Коль, Форстингер (все — Австрия).
5 июня. Копенгаген. Стадион «Идретс Паркен». 45700 зрителей.

Не позволили нам датчане насладиться первым и столь крупным успехом. Проигрыш в Копенгагене отбросил нас на предпоследнюю турнирную ступень. Дания, набрав шесть очков после четырех матчей (остальные сыграли по пять), захватила лидерство. На втором и третьем местах Ирландия и Швейцария — по пять очков. Сборные СССР и Норвегии с четырьмя очками замкнули шеренгу. Вопрос касательно участия советской сборной на ЧМ 1986 не снят. Избавиться от него позволят победы в трех оставшихся домашних матчах. Времени для сдачи осенней переэкзаменовки — два с половиной месяца.