Футбол

23 февраля, 00:20

Зыков: «Думаю, Маслов, Аничкин и Еврюжихин продали золотой матч в Ташкенте в 1970-м»

Александр Кружков
Обозреватель
Юрий Голышак
Обозреватель

Экс-капитан московского «Динамо» и бывший защитник сборной СССР Валерий Зыков, ставший героем «Разговора по пятницам», рассказал о переигровке 1970 года за золото чемпионата СССР с ЦСКА.

— После поражения 3:4 Бесков говорил, что Маслов, Аничкин и Еврюжихин матч продали. Ни один динамовец эту версию не поддержал.

— А я думаю, действительно продали!

— Ого.

— Никому бы то «Динамо», ведя 3:1 за 20 минут до конца, не проиграло бы. Как-то сказал Пильгую: «Чувствую, продал Анюта...» — «Да нет, не может быть. Я-то вратарь. Наверное, со мной поговорили бы?» Но я на поле, все вижу близко.

— Что видели?

— Я Аничкина страховал. Он прямо передо мной. Вроде промахивается мимо мяча — и сбивает Володьку Федотова. Пенальти!

— Это какой гол ЦСКА?

— Третий. Еврюжихин вообще перестал бегать за Истоминым, которого держал. Маслов тоже бросил играть. Вот так и сложилось мое мнение. До этого-то все нормально было. В середине второго тайма Щелоков, министр МВД, для нас уже стол накрыл.

— Теперь еще обиднее за те 3:4.

— А как закончился матч, распорядился: убрать на хер. Ну не могли мы проиграть — а проиграли!

— Картежники, про которых говорил Бесков, существовали?

— Конечно. Они, думаю, все и организовали. А трое наших заработали.

— Подозрения Бескова пошли с чего? Заметил, что Маслов в Ташкенте с кем-то из картежников разговаривал.

— Вот вам и ответ на все вопросы. Ко мне-то они не подошли. А к Валере подошли.

— Вы тоже картежников видели?

— Нет. Но знал, что Маслов с ними общается.

— После матча поговорить с этой троицей не пытались?

— А смысл? Поезд уже ушел. Да и никакого желания с ними объясняться.

— В команде их потом сторонились?

— Да не особо. Играть-то надо. Всех троих Бесков в «Динамо» оставил.

— Значит, кроме Константина Ивановича, никто Маслову, Аничкину и Еврюжихину обвинение в лицо не бросил?

— Нет. Только я Анюте сказал: «Кричал же тебе, что страхую!» — «Я не слышал...» Как можно не услышать? Я прямо за тобой! Этот мяч я бы точно или выбил, или отдал бы Пильгую. Никакой нужды фолить.

— Федотов-то играл сильно?

— До перерыва его видно не было. Маслов ему кислород перекрыл. А во втором тайме бросил — делай что хочешь!

— Бесков со скамейки это видел. Мог же заменить?

— Мог. Не знаю, что за мысли были у Бескова в голове. Мы с ним к тому матчу никогда в разговорах не возвращались.