Новости Статьи Матч-центр

Футбол, вернись!

Несломленные
Футбол   //  ТИНЬКОФФ РПЛ 

Игорь Шалимов: «В «Спартаке» Глушаков был сильнее. Но в «Ахмате» у него другая жизнь — он должен быть лидером»

Сергей Егоров
Сергей Егоров
Заместитель главного редактора
45
30
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Большое интервью главного тренера клуба из Грозного

Нашим сложно играть дважды в неделю

— Что произошло с российским футболом? Почему мы так плохо выступаем в еврокубках в этом году? — начинаем разговор с Шалимовым с обсуждения провала российских команд.

— Проще всего посмотреть на физическое состояние игроков. Получается, что нашим клубам сложно играть два раза в неделю. Причина в этом. Я проходил это вместе с «Краснодаром». И могу сказать, что должна быть серьезная ротация на уровне трех-четырех человек. А сейчас у наших команд, которые выступали в еврокубках, нет достойной ротации. Нельзя поменять три-четыре позиции и не потерять в качестве.

— Уровень чемпионатов Австрии, Чехии намного ниже нашего. Почему «Зальцбург» и «Славия» на равных рубятся с «Ливерпулем» и «Боруссией», играя в атаку, а наши уступают, играя в автобус?

— Если одна чешская команда сыграла два матча удачно, это не значит, что наш чемпионат хуже. Что касается автобуса: сколько команда готова владеть мячом, создавать моменты и не уставать от этого? Обороняться, конечно, легче, потому что вся твоя работа идет без мяча. Ты объясняешь игрокам, как перестраиваться, какие зоны перекрывать и при перехвате ты не так долго владеешь мячом. Это намного проще, чем построить процесс таким образом, чтобы команда не уставала владеть мячом. Команда ведь должна понимать, чем она будет заканчивать атаку. Это гол, штрафной, угловой, но никак не потеря мяча и контратака в свои ворота. Сложная тема, над которой надо работать. Особенно тяжело перестраивать команды, которые привыкли играть без мяча. Хотя «Зенит» и «Краснодар» в нашем чемпионате действуют первым номером. А когда приезжают туда, то сталкиваются с тем, что не готовы играть без мяча. Владеть инициативой и создавать моменты в еврокубках наши команды пока не очень готовы, потому что сопротивление может быть другое — более мощное и жесткое. Там соперники быстрее тебя накажут, чем у нас в чемпионате. А если ты им позволишь держать мяч, включая такие команды, как «Лудогорец», они тебе просто так его не отдадут. Придется его отбирать. А в нашем чемпионате многие команды строят свою игру так, что наоборот отдают его тебе и ждут, что из этого получится.

«Осень-весна»

— Андрей Аршавин сказал о том, что система «осень-весна» ничего не принесла, а вторая лига умерла. Вы за какую систему?

— Сейчас нет смысла возвращать все назад. И говорить об этом тоже. Да, у второй лиги проблемы. В ФНЛ более-менее нормально. Если мы говорим о каких-то плюсах — чемпионат начинается на хороших полях и заканчивается.

— Так он и заканчивался бы на хороших полях, потому что это вопрос технологии, а не погоды.

— Нет. Он заканчивался бы в ноябре.

— Вам не кажется, что если останется нынешняя система, то через несколько лет вторая лига просто вымрет? А дальше будет вымирать первая.

— Не знаю. Я об этом не думал. Может быть такое, потому что вымирание второй лиги видно по количеству команд. Их все меньше. И интереса там меньше.

Но я сейчас ничего не трогал бы, потому что об этом надо было думать раньше. А если ты сделал шаг — назад идти не надо. Обещали всем манежи, условия во второй лиге. Но этого не случилось. Может, нужно на это обратить внимание.

Проблемы с атакой

— Поговорим о вашей команде. Что думаете по поводу усиления атаки «Ахмата»? Собирается ли клуб покупать игроков?

— Только «Рубин» забил меньше нас. Хотя мы моменты создавали. Не по пять-шесть за игру, но по два-три точно. Если мы находимся на предпоследнем месте по забитым мячам, то, конечно, у нас есть проблемы с атакой и с качеством. Это касается всей команды. Потому что моменты создаются не только за счет нападающего. Нападающему моменту создают.

Нужно уметь качественно подать, прострелить качественно. Наносить удары из-за штрафной. Ты должен правильно начинать атаку, пока есть зоны, пока все не закрылось. То есть очень много завязано на всей команде, включая вратаря, который может быстро ввести мяч в игру или взять паузу.

Реализация моментов... Да, она у нас хромает. С «Динамо» на 93-й мы пропустили, а за минуту до этого могли забить второй мяч. И с тем же «Рубином»: выход один в один, а через тридцать секунд получили обратку.

— Как вы оценили бы прошедший период работы с командой? Есть ли удовлетворение от работы?

— Удовлетворения нет, потому что нужен результат. И, конечно, самое обидное из всего, что произошло — это матчи с «Динамо» и «Рубином».

— Имеете в виду момент, когда Митришев мог забить?

— Именно это. Когда Митришев мог забить, но пропустили мы. И потеряли два очка. И когда Садулаев мог забить, а через тридцать секунд мы пропустили. Это четыре очка. Если прибавить к имеющимся 19, то шли бы на другом месте, было бы все намного спокойнее и комфортнее.

Мы будем искать причину. Ее надо найти. В тренере ли дело или в качестве игроков. Наверное, мы где-то не дорабатываем на тренировках. Мой подход сильно завязан на качестве тренировок. Начиная от простых передач. Я все время обращаю внимание на качество. У нас есть теория, макет, видео и поле. Мы доносим до футболистов, что надо быть внимательными во всех этих вещах. Тогда у нас будет качественный сдвиг.

У нас пока не очень получается. На тренировках много подобных моментов, когда мы в простых ситуациях не забиваем. Нужен качественный сдвиг. К занятиям тренеры относятся по-разному. Для кого-то главное — создать позитивный фон, посмеяться, просто поиграть. У меня другой подход. Как началась тренировка, с пробежки и разминки, должно все быть сконцентрировано. К этому мы идем.

Конечно, мы где-то недоработали. Но большая надежда на усиление некоторых позиций и на зимние сборы. Они очень важны. Как мы их проведем и как подойдем ко второй части чемпионата. Максимум усилий приложим, чтобы все было качественно и правильно.

Меркулов и Ильин, Шиманьски и Соболев

— Говорят о возможном переходе Меркулова и Ильина. Правда ли это?

— Есть эти разговоры, но как все закончится, я не знаю. У них летом заканчиваются контракты. Мне хотелось бы видеть этих ребят в команде, потому что это качественные игроки.

— Планируете ли вы досрочно возвращать в команду Умаева, который находится в аренде в «Химках»?

— Посмотрим. За всеми, кто принадлежит нам, внимательно следим.

— Почему футболист сборной Польши Шиманьски после вашего прихода не сыграл ни в одном матче?

— Шанс мы дали всем. Из тех, кто входит в обойму, не сыграл только Шиманьски, потому что когда мы пришли, он получил травму. У него серьезные конкуренты. В середине поля у нас Швец, Глушаков, Силва, Иванов... Большой ротации мы не делали. Выбирали из тех, кто есть.

Футболист должен сыграть неудачно. Тогда ты его меняешь. Если выходящий на замену играет удачно, тогда он выигрывает конкуренцию. У него такой ситуации не было, потому что те, с кем он конкурирует, играли удачно.

Место в составе надо заслужить. И выход на замену тоже. И должно так сложиться, чтобы ты вышел и был лучше того, кого заменил. Нам не нужны люди, которые просто в футбольчик поиграют. Здесь серьезные вещи — премьер-лига, и ситуация у нас не простая.

— Когда вернется Раванелли?

— Он приезжал, поставил визу, потренировался с командой. Нога его пока поправляется, «кресты» — это серьезная операция и серьезные последствия. У него нога сейчас даже тоньше другой в том месте, где делали операцию. Он улетел в Бразилию, там работает с тренером по физподготовке. 8-го числа соберемся в Турции, уверен, что Раванелли с этого момента начнет полноценно работать с командой.

— Не считаете ли, что нападающему Соболеву будет лучше в «Ахмате», чем в «Крыльях Советов»?

— Не знаю.

— Вам нравится этот игрок?

— Он начал забивать, но... Всегда говорил, что нужна стабильность. Не важно, нравится он кому-то или нет. Когда футболист стабилен, тогда можно говорить о его высоком уровне, рассуждать о перспективах в сборной или отъезде за границу в топ-чемпионат. Не знаю, что случилось, почему он перестал забивать, но с Шомуродовым из «Ростова» то же самое. Дзюба, тем временем, как опытный игрок, потихоньку их обоих опередил. Нужна стабильность, да и команда, конечно, влияет. Когда мы говорим о «Крыльях», идущих предпоследними, понимаем, что важно и окружение нападающего. Нужно снабжать форварда, сейчас мало таких, кто на ровном месте способен обыграть троих и создать момент из ничего. Наверное, сейчас так может только Месси. У нас Соболев, может, забивал бы еще больше, раз мы выше в таблице. В «Спартаке» больше, чем у нас, а в ЦСКА — еще больше, чем в «Спартаке».

— Много ли будет новичков в «Ахмате»?

— Мы работаем над усилением атаки и определенных позиций. Не будем менять половину команды. Осталось 11 матчей и есть риск, что новые люди не впишутся. Тем более, если будем брать игроков издалека, например, из Бразилии. Нам нельзя ошибаться. И не все так плохо и печально. Будем отдавать приоритет тем футболистам, которые уже адаптировались в нашем чемпионате. Три позиции закроем точно. Может, четыре.

— Значит, это Меркулов и Ильин из «Урала», если клубы договорятся, и...

— Центральный нападающий еще.

— Соболев и...

— И Шомуродов (смеется). Сейчас россиянина взять сложно. К тому же, ни Соболев, ни Шомуродов, скорее всего, не согласятся идти к нам, да и цена на них будет высокой. Нам надо двигаться по другому пути.

Глушаков

— Как оцениваете уровень игры Глушакова? Можно ли назвать его лидером команды, и как на нем отражаются семейные передряги?

— Я не вижу, чтобы ему это мешало. Глушаков на самом деле очень позитивный человек. Начинаешь с ним общаться и задумываться, что было до этого, проблемы в семье и с болельщиками... Наверное, многое было не так, как представляли.

Лидерами обычно кто является? Опытные игроки, те, кому 30-31 год. У нас этот костяк есть. Глушаков в него входит. По тренировкам к нему вопросов нет. Он является примером для молодых, для тех, кто обижен, что не имеет возможности сыграть. Он им показывает, что я сейчас в основном составе, и по тому, как я тренируюсь и играю, у вас шансов нет. Для команды это нормальная ситуация в плане конкуренции.

— Сравните уровень его игры в «Спартаке» и сейчас.

— Мне тяжело сравнивать. Во-первых, окружение. Я не говорю, что наши ребята хуже. Но если взять год, когда спартаковцы стали чемпионами, то окружение у него было другое, Когда ты попер, начинаешь выигрывать...

У нас сложность в чем? Печально, что все время думаю о том, что могло бы быть, если бы мы выиграли матчи. Как все было бы хорошо. И игроки тоже думают. А когда, наоборот, на 93-й минуте забил — это другое настроение. Всю неделю живешь иначе. Глушаков и жил в той команде совсем по-другому. Если бы мы те два матча выиграли, наверняка все было бы намного лучше. И мы не проиграли бы последний матч «Уфе».

Конечно, в «Спартаке» он был сильнее. Но здесь у него другая жизнь, он должен быть лидером.

— Про отношения Глушакова с Массимо Каррерой говорят разное. А как строятся ваши отношения с Денисом?

— С некоторыми футболистами были индивидуальные беседы, но с Глушаковым мы глубоко не разговаривали. Не вижу в этом смысла. С его стороны все четко. Если возникли бы какие-то проблемы, то я с ним поговорил бы. А сейчас надо больше общаться с игроками, которые в состав не попадают. Это психология.

Что касается Карреры... Я не знаю, что там было. Лайки, не лайки. Я этого вообще не понимаю.

— А если он поставит лайк под сообщением, которое вам не понравится, где будет содержаться критика в ваш адрес?

— Я его увижу и скажу: «Денис, ты что?» Но это надо делать в шутку. А если не в шутку и он действительно так думает, то мы снова поговорим. Он должен сказать: «Я обижен».

На меня он не может быть так обижен. С Каррерой он не играл. Тот его не ставил в состав. И он его закопал по каким-то причинам.

Он может поставить лайк в шутку под какой-то критической историей в мой адрес, если он в составе играет. Все равно я это восприму как шутку. Проще всего разрулить таким образом.

Он четко знает, какие требования у тренерского штаба к игрокам, к его позиции. Если справляешься — молодец. Ты в составе, и у команды все хорошо. Если плохо справляешься, то либо ты будешь сидеть на лавке, либо мы не будем выигрывать, и тогда станем думать, как менять не его, а вообще любого игрока.

Глушаков — имя для «Ахмата», для Грозного, болельщиков. Об этом не надо забывать. Он лидер во всем. Его прошлое тоже играет в этом роль. Если бы он со «Спартаком» не выиграл чемпионство, конечно к нему так не относились бы. Но надо идти вперед. Никого не волнует то, что было два или три года назад. В футболе важно, какой ты сегодня.

Швец и Адиев

— Почему вы зачехлили Швеца? Каково ваше мнение об этом футболисте?

— Он, насколько я знаю, вырос в Испании. Культурный парень... Может, дело не только в Испании, но и в характере... Его не зачехлили, просто получилось так, что мы пришли — а у него три матча дисквалификации. Отбыл, потом получил еще одну.

Я разговаривал с Антоном, все объяснил. Мне важно, чтобы все чувствовали себя комфортно и понимали, почему не играют. Понимали, что где-то они виноваты, а не кто-то извне. Будут думать о ком-то извне — не смогут ничего поправить. Если не играют, то должны понимать, что причина в них. Если у меня, например, будут виноваты только футболисты, руководство и так далее, то у меня ничего не получится. Это значит, что я не вижу своих ошибок.

Если говорить по игре, то Антон и Исмаэл — опорники, а нам нужен еще один такой же, как Глушаков, чтобы подключался вперед. Мы разберемся с этим, Антон много пропустил из-за дисквалификаций и травм. Сейчас проведем предсезонку, все в обойме, но нужно выиграть конкуренцию. По-другому никак.

— Что у вас произошло с Магомедом Адиевым? Он ушел практически сразу после того, как был назначен в «Ахмат» вашим помощником.

— Попрощались мы хорошо, пожали друг другу руки. Я не ожидал, что Магомед примет такое решение. У него был разговор с президентом клуба. В двух словах, углубляться не буду, вижу, что для Адиева непростая тема, он ведь сам из Чечни и принимает все близко к сердцу. Думаю, он так решил, чтобы не развивать тему «Адиев должен быть главным тренером».

Остался бы Адиев — после нашего поражения от «Уфы» началась бы раскачка лодки, причем не от него, а от моих «доброжелателей». На мой взгляд, Магомед повел себя порядочно не по отношению ко мне или себе, а по отношению к клубу. Он мне прислал поздравления после нашей победы над «Оренбургом». Когда увидимся — обнимемся, спокойно поговорим. Отношения остались хорошие.

— Какие функции в вашем тренерском штабе выполняет Равиль Сабитов?

— Функции расписаны. У нас есть три помощника плюс тренер по физподготовке. Все прописано до мелочей, вплоть до того, чтобы посчитать игроков в автобусе или на теоретическом занятии. Кажется, что это ерунда, но все совсем не так. Эти вещи важны, нужно, чтобы команда чувствовала себя комфортно. Нужно, чтобы все было организованно. Мелочей в таком организме, как футбольная команда, не бывает.

Ари и дисциплина

— Правда ли, что, несмотря на мягкий характер, вы — сторонник жесткой дисциплины? В «Краснодаре» Ари опаздывал на тренировки, а Олег Кононов ему это прощал. Вы же ему сказали: «Еще раз опоздаешь — выгоню из команды, отправлю в дубль». И правда, что так поступили, когда бразилец вновь не явился по расписанию?

— Такого не было. В клубах есть штрафы. Но они должны быть ощутимыми в сравнении с зарплатой. Тогда не надо никого воспитывать. Опоздал — заплатил штраф и все. Если штраф будет серьезным, то люди задумаются и перестанут так поступать.

— Ари штрафовали?

— Да, его штрафовали, и еще нескольких игроков. В основном за опоздания на тренировки.

— Не было ли желания пригласить в «Ахмат» Мамаева?

— Когда он оказался в «Ростове», у меня еще не было разговоров насчет «Ахмата».

— И все же, хотели бы себе такого игрока?

— Не знаю. Не думал об этом.

Кадыров

— Общались ли с Рамзаном Кадыровым? Какое впечатление?

— Пока не общались. Он человек занятой, еще до нашего приезда в «Ахмат» перестал ходить на стадион на какое-то время. Не знаю, с чем это связано. Надеюсь, не с плохими результатами. Кадыров делает для «Ахмата» все, есть финансирование, поддержка. Думаю, не один раз в неделю он общается по поводу команды с президентом Магомедом Даудовым. Надеюсь, что и глава республики, и болельщики вернутся на стадион. По крайней мере, мы сделаем для этого все возможное.

— «Ахмат» уходит на перерыв на 12-м месте. Можно ли, исходя из весеннего календаря, бороться за нечто большее, чем выживание?

— Пока у нас борьба за выживание. Календарь тяжелый, три последние игры: «Зенит», «Спартак», «Краснодар». Последние две — на выезде. Нам надо, во-первых, выбросить из головы матчи с «Рубином» и «Динамо», не вспоминать о потерянных очках. Будем надеяться, что все сложится хорошо, но нам в любом случае надо жить от игры к игре. Первая игра весной — с «Ростовом», надо изучать соперника и добиваться положительного результата.

Конечно, нам не хочется вылетать, «Ахмат» никогда не оказывался в том положении, в котором он сейчас. Команда всегда чувствовала себя спокойно, находилась ближе к пятерке, чем к зоне вылета. Будем работать, ничего другого не остается.

Грозный

— Куда бы вы посоветовали сходить в Грозном? Какую кухню?

— В Грозном все идеально для того, чтобы заниматься футболом. Там есть огражденная территория, на которой расположен отель «Грозный». В нем проживает команда. Ребята питаются, им все стирают и так далее. Если у кого-то семья — рядом есть дома, в которых можно снять хорошие квартиры. Рядом с домами есть парочка хороших ресторанов. При желании, можно куда-то съездить, посмотреть мечети или красивые места. Горы, например. Глушаков ездил, выставлял фото у себя в Instagram. То, что отличает Грозный — люди все воспитанные, скромные, город на удивление чистый. Об этом городе ходили и ходят разные разговоры, но могу сказать, что это неправда. В Грозном все комфортно и там есть все для футбола, для занятия любимым делом и достижения результата.

— Ваша семья тоже живет в Грозном?

— Нет, в Москве. Семья еще не была там, но очень хочет приехать. Думаю, на игру приедут как-нибудь, а жить будут в столице. В любом случае, лететь всего два часа, я всегда смогу прилететь в выходные при надобности. Не будем так уж менять жизнь, дочка ходит в школу в Москве, у нее тут друзья-подруги и так далее.

Дзюба

— Как относитесь к хейту в адрес Дзюбы? Понимаете, за что его критикуют?

— Речь о всех этих криках? Понимаю, за что критикуют Артема. За прошлое, за то, что ушел из «Спартака», где-то некорректно высказался по отношению к фанатам команды.

Непонятно, когда такое происходит на матчах сборной. Артем ведь был лидером на ЧМ-2018, результат был положительный.

Вообще, у болельщиков свой мир, своя жизнь, они общаются о том, о чем мы даже и не знаем — я говорю о причинах критики Дзюбы. Осуждать их я не буду. Пройдет это, забудется, и все станет нормально. Мы ведь так же и про расизм говорим, в той же Италии подобное происходит. Кричат этим бедным ребятам... Артему тоже кричат, только в иной манере.

Думаю, Дзюбе нужно быть спокойнее, не раздражать никого, не выходить ни на какую борьбу, а просто отпустить эту историю и сделать так, чтобы это быстрее забылось.

— «Отпустить» — это в каком смысле?

— Не высказываться, не идти против огромной армии болельщиков, принявшей такое решение. Пойдешь в штыки — не поборешь.

— В итоговом опросе «СЭ» за 2019 год вы назвали Дзюбу лучшим футболистом. Почему?

— Я назвал пятерых игроков и расставил их по местам. В этом году Дзюба играл ярко, не могу назвать никого, кто был бы ярче. Голами, голевыми передачами, игрой за сборную, высказываниями.

Кононов

— Поддерживаете ли вы отношения с Кононовым? Вы ведь поссорились после того, как он высказался на месте захоронения Федора Черенкова.

— Я никогда и не поддерживал с ним отношений. Просто вместе поработали полгода, на этом все закончилось. Не знаю, где он.

— Не жалеете о своем высказывании в адрес Кононова?

— Нет, это эмоции... Мы с ним — коллеги, я не говорил про его тренерские возможности, хотя я про них знаю. Мне не понравилось его действие — высказался. Не жалею об этом, мне 50 лет, последние лет 20-30 не жалею ни о чем, потому что перед тем, как поступить каким-то образом, задаю себе вопросы: «Ты уверен? Точно? Не будешь потом жалеть? Подумай хорошенько». Если ответ на каждый из них «Нет», то принимаю решение.

— А что, если Кононов полезет в драку с вами?

— Ну, значит, будем драться.

— Кто победит?

— Откуда же я знаю? (Смеется).

— Вы упомянули тренерские способности Кононова. Что имели в виду?

— Я же полгода работал с ним, у меня есть представление о способностях Кононова. Не буду говорить, хорошее или плохое. Хвалить, скажем так, конкурента я не буду, но и рассказывать, какой он плохой, тоже. Мало ли, может, мне завтра играть с его командой. Вдруг проиграю? Что тогда буду говорить сам себе?

Судейство

— Как оцените судейство в этом сезоне?

— Без ВАР у меня больше всего вопросов вызывали моменты с назначением пенальти при игре рукой. Когда была формулировка «рука в естественном положении», когда с трех метров били по воротам и попадали в руку, которая находилась в естественном положении. И после этого давали пенальти. Тогда не было никакой четкости.

Сейчас пошла тенденция, что когда мяч попадает в руку от какой-то части тела, то 11-метрового нет. Это мне понятно. И если игрок падает, облокачивается на руку, то пенальти тоже нет.

Я изначально говорил, что проще будет разобраться, когда определят формулировку, за что пенальти не дается. А не за что дается. В этом плане для меня стало более-менее понятно.

Я смотрел, как судят в Англии, Испании, у нас. Если фол происходит в центре поля, вне штрафной, и ты за это не дал бы пенальти, то и не свисти. Если ты за такие фолы в центре поля даешь штрафной, то назначай потом и пенальти, когда фол в штрафной. Но я за то, чтобы игра была жестче.

Когда появился ВАР, у меня возникло много вопросов. Надо чтобы это все шло быстрее, нельзя такой фол, как был в случае с Ари, рассматривать пять минут. Я имею в виду фол в центре поля. Там явно человек подставлялся, никто не нарушал правила. Скорее, Ари нарушал. Я первый раз посмотрел и сразу сказал, что никакого фола со стороны защитника не было. Арбитрам надо быстрее адаптироваться и не ошибаться. Когда есть экран — вообще никаких ошибок быть не должно.

Но у нас еще мало судей, которые работают ВАР. В Европе в каждом матче есть квалифицированный арбитр и такой же ВАР. У нас столько судей пока нет. Конечно, плохо, когда в туре восемь матчей, а ВАР работает только в трех.

— В РПЛ идет борьба с матом, в связи с чем наказали Виктора Гончаренко. Как вам удается себя сдерживать и не материться во время трансляций?

— Во-первых, у Гончаренко я, если честно, мата не услышал. Что касается себя, то стараюсь, конечно, следить и не допускать таких слов. У нас были две игры, когда мы ругались матом и говорили на повышенных тонах. Думаю, главное — не ругаться как сапожник. Я против мата, тем более, при детях, они не должны этого слышать.

— У Гончаренко прозвучала фраза в отношении судей, ставшая крылатой: «Лицо попроще». Что вы говорите арбитрам в подобных случаях?

— Это сказал Гончаренко. То он и имел в виду, просил сделать лицо попроще.

— Что же, у судей такие сложные лица?

— Не знаю, надо у Гончаренко спрашивать. К арбитрам отношусь корректно. После игры, если расстроен, могу сразу уйти в раздевалку, а так, если все нормально, подхожу к судьям, жму руку, благодарю и желаю удачи. Как бы они ни судили.

— Не считаете, что нужно приглашать иностранных арбитров, потому что наши не справляются?

— Ни в коем случае. Иностранцам по большей части все равно, да и качество их работы вызывает вопросы. Я слежу за всеми чемпионатами, особенно за итальянским. То, что там наворотили в первых турах, даже при ВАР, у нас бы за такое... Лучше избегать подобных вещей, в общем. Все судьи ошибаются. Пусть лучше они ошибаются у себя в чемпионатах, в Лиге чемпионов или Лиге Европы. Не надо к нам привозить рефери, которые отсудят, и с лицом совсем не попроще поедут обратно, забыв, что здесь делали. Наши, если ошибаются, понимают, что есть определенный пресс, ответственность, нужно объяснять свои действия, или кто-то должен объяснять за них. Дискуссии помогают проанализировать ошибки и больше их не допускать. А так, иностранец приедет, отсудит у нас, накосячит и поедет домой, и что ему за это сделать? Я против подобной практики.

ВАДА и санкции

— Как относитесь к санкциям, которые раз за разом на российский спорт накладывает ВАДА?

— Это не спортивные вещи. Это предвзятость. Даже не хочу это обсуждать. Как с этим бороться? Мне кажется, никак. Это все очень несправедливо. К нам относятся не так, как ко всем. Нашу страну отдельно берут и глушат, закрывая глаза на все остальное.

— Вы считаете, что это политическая история?

— Да.

— В чем?

— В том, что, например, если так же копнуть под Америку, то там тоже надо всех дисквалифицировать. Вот и все. Или кто там у нас астматики, на лыжах бегают и выигрывают.

Что это такое? Разве не политическая история? Конечно, политическая.

Чемпионат России по футболу: турнирная таблица РПЛ, расписание и результаты матчей

Сергей Егоров
Все материалы автора

Результаты опроса
Это худший евросезон в истории российского футбола?
Да, однозначно
80.0%
Нет, было и хуже
20.0%
проголосовало: 9190
Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
45
Офсайд
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта