Футбол

10 августа 2023, 11:00

«Жаль, не возглавил «Спартак». «Зенит» может делать что угодно, но красно-белые — народная команда!» Интервью Божовича

Игорь Рабинер
Обозреватель
Игорь Рабинер встретился с Миодрагом Божовичем.

Как, приехав на черногорский курорт Будву, не встретиться с самым известным в России черногорцем на его родине? С Графом Монтенегро, абсолютным рекордсменом РПЛ по числу лет и клубов для иностранных тренеров? Как написал бы Сергей Довлатов, это было бы искусственно.

Миодраг Божович, правда, обнаружился в Белграде, где он сейчас и живет. В роли... молодого отца. Его дочке от второго брака — всего месяц, и он весь в семейных хлопотах. Но, когда я ему позвонил, сказал, что через пару недель собирается в Черногорию. Там мы в конце концов и присели в хорошо знакомом Миодрагу рыбном ресторанчике близ старого города Будвы. Где он, правда, в отличие от молодых лет, теперь бывает редко, предпочитая прохладу гор. И проговорили почти четыре часа.

По его последним интервью мне казалось, что он, всегда веселый и жизнерадостный, когда-то обаявший Россию своей открытостью и раскованностью, вдруг рассердился на окружающий мир. Слава Богу, впечатление оказалось ошибочным — а может, коллеги сознательно вопросы ему соответствующие задавали, на желчь выводили. Но сейчас исполинского роста тренер снова вовсю острил — в том числе, как он это любит в общении с футболистами, на тему секса.

В Сербии готов работать только в «Црвене Звезде». В «Партизан» не пойду никогда

— Каково быть молодым отцом в 55 лет?

— Трудно! Уже и забыл, как это происходит. Теперь снова вспоминаю, что и как надо делать. Самое тяжелое — не спать по ночам. Обычно ложусь рано, часов в 10-11. Но сейчас дочка два-три раза за ночь просыпается, надо кормить, укачивать. Это сложно, но сладко!

— 55-летие громко отметили?

— Получилось так, что дочка, которую мы назвали Милой — как Мила Йовович! — родилась 22 июня, прямо в мой день рождения. И мы отмечали ее появление на свет. А юбилей потом отпраздную, позову старых товарищей! В том числе и из России, где у меня осталось много друзей.

— Мила — ваш третий ребенок?

— Да. Старшему сыну от первого брака в августе будет 24, младшему — 20. Оба учатся в Голландии, где живет их мама. Младший мечтает стать моряком, чем меня несколько удивил. Он у меня только что пять дней был, только сегодня утром улетел из Белграда в Нидерланды. А я — к вам, в Черногорию.

— Как отношения с первой женой, голландкой?

— Нормально, ради детей общаемся.

— Ваша вторая жена — сербка?

— Да. Третий год пошел, как поженились. Мне очень повезло, хорошего человека нашел!

— Учитывая, что развелись вы еще до приезда в Россию в 2008 году, я думал, что вы русскую жену найдете.

— Развелся в 2004-м. И думал вообще больше никогда не жениться! Хотел только детям внимание уделять. Зачем, думал, мне жена нужна? Я и сам могу постирать, приготовить... Но свою будущую вторую жену знал очень давно, у меня всегда были к ней симпатии. В какой-то день увидел ее после полугодичного перерыва, и что-то во мне изменилось. Это невозможно объяснить.

— Из-за рождения ребенка пока не до футбола или хотите в ближайшее время вернуться в тренерскую профессию?

— Я всегда хочу работать, но так получилось, что уже год сижу без дела. Больше не хочу тренировать любой ценой — возраст такой. Бесплатно работать могу, а любой ценой — нет!

— Неудачи на двух последних местах работы, в Самаре и Туле, показали вам, что к выбору нужно подходить более тщательно?

— Честно говоря, да. Предложения иногда возникают, но дальше слухов и разговоров не заходило.

— Дома работать готовы?

— В Черногории не могу работать, одного раза хватило. «Будучност» при мне шла на первом месте, но с руководством отношения не сложились, и пришлось уйти. В Сербии готов работать только в «Црвене Звезде», с которой уже выигрывал чемпионат.

— Если в «Партизан» позовут — не пойдете?

— Ни при каких обстоятельствах.

— Болельщики убьют?

— Наверное, нет, но это всем было бы неприятно. Кто играл или тренировал в «Црвене Звезде», не пойдет в «Партизан» — и наоборот. Потому что после этого без охранников по городу уже не сможет передвигаться.

— Как относитесь к тому, что главный спонсор «Црвены Звезды» — «Газпром», притом что у ее фанатов давние дружеские отношения со «Спартаком»? И к ситуации со Страхиней Эраковичем, который был одной ногой в «Спартаке», но «Зенит» воспользовался правом преимущественного выкупа и взял его себе?

— К тому, что «Газпром» — спонсор клуба, отношусь положительно. Потому что хорошо помню то время, когда я был главным тренером «Црвены Звезды», и у нее не было ни морозильного аппарата, ни кофемашины, игрокам были должны зарплату за несколько месяцев, а автомат со льдом мне пришлось покупать за свои деньги. Так что хорошо, если «Газпром» будет давать еще больше!

А насчет Эраковича — когда я слышу про «Спартак», всегда начинаю плакать. Кто им мешает платить более высокие зарплаты? Кто им мешает купить хороших иностранцев? Сколько я ни работал в России, столько же «Спартак» всегда стартовал хорошо, говорил о чемпионстве, а потом начинал проигрывать и жаловаться на судей. При этом мои команды судьи больше всего убивали в матчах со «Спартаком»! Судья Москалев всегда ему помогал. Со всеми своими командами я приезжал в Москву, и он их убивал!

— Пять лет чемпионства «Зенита» подряд — не стагнация?

— Почему? А «Бавария» сколько лет уже чемпион Германии? Просто у них самые большие деньги, самые лучшие условия для футбола, самые сильные иностранцы, сильнейшие русские игроки. Пожалуйста, «Спартак», дерзай! Покупай лучших! Будут работать — будут выигрывать. Посмотрите, сколько хороших иностранцев было в «Зените» за последние десять лет. А в «Спартаке» кого можно назвать?

— На дистанции — только Промеса.

— Одного!

— Вы наверняка знаете, что вокруг него в Голландии происходит. Что ему делать?

— Надо жениться на русской и оставаться в России! Дома его заберут (в тюрьму. — Прим. И.Р.), если он туда приедет.

— В одном из интервью вы сказали, что «Спартак» вас звал. Когда?

— Где-то в 2015-м, после «Ростова». Почему не договорились — не знаю. Две делегации от клуба, разные люди, со мной общались и разное предлагали. Когда-нибудь об этом в книге напишу.

— Жалеете, что «Спартак» не возглавили?

— Конечно, жалею! Это самый лучший клуб страны! «Зенит» может делать что угодно, но болельщиков «Спартака» больше, это народная команда. Как «Црвена Звезда».

— Как думаете, Эракович заиграет в «Зените»?

— Думаю, да. Он очень талантливый, у него хорошая голова.

Не жалею о том, что сказал про Спаллетти

— Почему у вас отлично получалось с командами «второго слоя» — «Амкаром», «Москвой», «Ростовом», в первый заход в «Арсенал», — а в «Динамо» и «Локомотиве» не покатило?

— Не дали поработать! В «Динамо» меня болельщики не приняли, скандировали постоянно: «Кобелев! Кобелев!» Я из маленькой страны приехал, кто я для них? То ли дело итальянцы! Вот Спаллетти — хороший тренер, кто бы спорил. Но как человек... Перед игрой с тобой обнимается. А потом выиграешь у него — так он тебя последними словами кроет! Кричит: «Vaffanculo!» («Иди в жопу!» — Прим. И.Р.) Ссорится с нашими игроками, тренерами. Но мы тоже за словом в карман не лезли!

— Не жалеете, что в нашумевшем интервью «РБ Спорт» назвали Спаллетти лысым гондоном?

— Нет. Тренер он замечательный, но нельзя так себя вести! Когда его «Наполи» проиграл «Спартаку» в Лиге Европы, Рую Витории руку отказался пожать. Как так можно? Повторяю — ни одного плохого слова о Спаллетти как о тренере не скажу. Что тут можно говорить, если он первый раз со времен Марадоны «Наполи» чемпионом сделал! Но человеческие качества — это другое.

— После тех цитат о Спаллетти, если честно, у многих было мнение, что вы давали его не очень трезвым.

— Абсолютная неправда! Сейчас скажу то же самое!

— Я в архивах нашел, что в конце 2009 года вы были его главным конкурентом за место главного тренера «Зенита». Это правда?

— Да.

— Обидно было, что финальную гонку выиграл Лучано?

— Обидно. Не знаю, как там ситуация развивалась, агенты все мутили. Но я был близок. Беседовал с Дюковым, Митрофановым, и разговор был хороший. У меня был день рождения, и я прилетел к ним. Спортивным директором тогда был Игорь Корнеев, он мне звонил. «Зенит» был хорош для карьеры. После «Зенита» можно работать везде.

— В том же интервью вы сказали: «Я — легенда российского футбола, а меня убили, потому что я — серб, маленькая фигура». Кого вы имели в виду?

— Судей. Сухину, обоих Егоровых. Я с «Амкаром» занял четвертое место. Это дорогого стоит. Но как все уничтожали нас! Малый, Гвардис, Безбородов. Все!

— Кто лучший и худший судья в вашей карьере?

— Лучшего не было. А худших было много! Мой самый тяжелый момент в карьере — поражение в финале Кубка России 2008 года с «Амкаром» от ЦСКА. Тот матч судил Сухина. Армейцы нам второй гол из офсайда забили, и всю игру судья их тянул.

И все равно счастье было рядом! 2:0 вели и играли очень хорошо. И в дополнительное время были в порядке, но проиграли в серии пенальти. Мы были ближе к победе. После игры я закрылся в туалете и плакал. А Сухину я до сих пор ненавижу.

— Уверены, что он вас прибивал?

— Сто процентов! Сейчас можно ВАР посмотреть, а тогда нельзя, и он этим пользовался. Маленькая команда из Перми выигрывает Кубок — это было бы такое счастье для города, для его людей! Когда мы играли последний тур того чемпионата с «Химками», был полный стадион, и это на Урале в начале зимы. Болельщики фонарики на телефонах зажгли, газеты поджигали. Весь стадион горел, настолько они были счастливы четвертому месту! «Амкар» и Пермь навсегда остались в моем сердце. И вспоминаю я именно это. И хороших, порядочных людей. А негодяев не будем вспоминать!

Когда думаю о России, больше всего думаю о маленьких городах. Или даже не о маленьких, но не о столицах. Вспоминаю Пермь, Тулу, Ростов, Самару. Не могу сказать, что в Москве нет хороших людей, но Москва — это другое! В маленьком городе ты можешь пешком пойти в магазин за продуктами, люди тебя узнают, улыбнутся и спросят: «Ты точно Божович?» Никто не верит, что Миодраг может зайти в «Пятерочку»! Доброжелательные люди. Как ни странно, такими часто бывают люди, у которых тяжелая жизнь. И у нас в Черногории так. Видишь бабушку, которая не может внукам ничего купить, и чувствуешь боль. Говоришь себе: «Как же мне повезло в жизни!»

— Российский судейский корпус недавно возглавил серб Милорад Мажич. Как вы к нему относитесь, были ли у вас конфликты? Сможет ли он поправить ситуацию с судейством в России?

— Думаю, не сможет. Он — болельщик «Партизана», удалил меня. Мы кубковую игру проиграли — 1:5. Мажич показал мне красную, а я несколько минут сидел на скамейке, не хотел уходить. А еще он судил финал Кубка Сербии «Партизан» — «Црвена Звезда», когда уже не я работал. И не свистнул железный пенальти в ворота «Партизана». Он такой же, как и любой судья. Если нужно, может отсудить хорошо. А если нужно — закопать.

— Ну хоть один хороший судья в вашей карьере был?

— Мажич был хороший арбитр, когда судил в Европе. Но не в Сербии. Его «отец» — Томислав Караджич, президент сербской футбольной федерации. Он был болельщик «Партизана». И хорошо почувствовал, что у Милорада есть нужные качества.

— Вы со многими тренерами-иностранцами за 11 лет работы в России пересекались. Кто по человеческим качествам лучший?

— Адвокат. Замечательный человек! Спокойный, культурный. Когда мы в Перми с «Зенитом» 1:1 сыграли, меня удалили на 15-й минуте. После игры с ним встретились, он говорит: «Быстро они тебя». И поддержал. Он в хороших отношениях с моим товарищем Желько Петровичем, и через него я познакомился с ним, когда Адвокат с ПСВ чемпионом Голландии стал. И с чувством юмора у него все в порядке. Дика как-то спросили: «Вы просматриваете противников?» — «Да, первые 15 минут». — «Почему 15?» — «После этого засыпаю!»

И Хиддинк классный. Общался с ним, когда он в «Анжи» был. Один раз был в Голландии на курсах физподготовки, которые вел Раймонд Верхейен, который был у Гуса в сборной России на Евро-2008. Хиддинк сидел в первом ряду. Меня увидел — место уступил! Говорит: «Садись сюда, я подальше сяду, все уже слышал!»

— Манчини кажется высокомерным. Такой же, как Спаллетти?

— Нет, Манчини — хороший! Всегда элегантно одет, перед игрой поздравляет, после игры поздравляет. Притом что мы у Манчини с «Арсеналом» выиграли! Парфюм хороший. Типичный итальянец!

— Как вам тогда удалось решить вопрос с выходом на поле арендованного из «Зенита» Дзюбы? Он действительно сам заплатил?

— Хотел заплатить. Но в итоге заплатил клуб. А недавно Дзюба сделал большую ошибку. Когда он поехал в Турцию, его «Црвена Звезда» хотела. Я ему звонил, а он не поднимал трубку.

— Как так можно — вы же для него и в «Ростове», и в «Арсенале» столько сделали!

— Но и он для меня тоже много сделал. Хорошо играл, забивал. Он был бы героем «Црвены Звезды»! И клубу был нужен такой нападающий. Но он выбрал Турцию. Баранину, наверное, хотел покушать.

— Вы с ним два раза работали, и получилось — супер. В Ростове Кубок выиграли, после «Арсенала» он на чемпионат мира поехал. Хоть спасибо он вам сказал?

— Не сказал, но он думает об этом! Дзюба ведь и сам, повторяю, нам помог. Так что все взаимно.

— В Туле у вас был Лука Джорджевич, ваш земляк-черногорец, тоже играл в «Зените». Но вы ставили не его, а Дзюбу. Тяжело было принять такое решение?

— Тяжело, потому что пацан тоже бился и играл. Но это два разных игрока. Джорджевич больше подходит для контратак, а Дзюба — для давления. Джорджевич из 17 единоборств выигрывал пять. А Дзюба — 25 из 33. Наши игроки знали, что, если дают Дзюбе мяч, то он его сохранит. Они росли — и команда росла. А у Луки было очень много потерь, с каждой из которых команда теряла уверенность, а это очень важно. Поэтому играл Артем.

— Вы говорили, что к Дзюбе надо относиться честно, и никаких проблем с ним не будет. Что ж, выходит, Карпин, Эмери, Манчини, Семак в последний сезон — все относились к нему нечестно?

— Не знаю. Он много болтает. Предполагаю, что не всем это нравится. Но Артем приносит пользу! Он может говорить и делать что угодно, но я знаю, что в игре он отдаст все силы.

Черчесов его изначально не хотел. Но кто-то, видимо, на него надавил. А получилось так, что Кокорин травмировался, Смолов плохо сыграл с Саудовской Аравией. Черчесов бросил в бой Дзюбу, и тот начал забивать. Черчесов — жесткий тренер, а Дзюба такое не любит.

— Но в итоге все у них сложилось хорошо. А вы его, слышал, всегда подкалывали, тренеришкой называли?

— Всегда!

— Как-то Дзюба сказал: «В моем личном рейтинге только Божович может со Слуцким поспорить».

— Молодец!

Первый раз пошутил о сексе в Перми, когда два месяца не давали зарплату

— Вы знамениты в футбольной среде шутками про секс. Что бы сказали ему, посмотрев известное видео?

— «Иди работай на тренировке, а не дрочи!» И еще одно, что уже говорил: «В сексе только одна вещь странная. Когда нету секса!»

— Из просмотра шоу Дзюбы со Слуцким становится понятно, что ваш юмор Артем должен был поддерживать активнее всех.

— Я это не смотрел. Но знаю. Лучше бы Слуцкий тренировал, ха-ха!

— Игроки рассказывали, что ни одна тренировка у вас не обходилась без шуток «про это». Как пошутили о сексе в первый раз и как поняли, что с футболистами это здорово работает?

— Это было в Перми. У нас два месяца не было зарплаты. Выхожу на тренировку — все хмурые. Спрашиваю: «Что такое?» Белоруков отвечает: «Моя жена спрашивает — когда будет зарплата?» — «Жена спрашивает? Какой ты счастливый человек!» — «Почему?» — «Меня спрашивает тот, кто трахает мою бывшую жену: «Когда будут алименты?» Они все упали со смеха и начали бегать по кругу. Никто больше не спрашивал про зарплату.

— Это была чистая импровизация?

— Да, само как-то в голове возникло.

— Из того, что я читал в вашем исполнении, запомнилось: «Футбол — как секс. Ты должен быть на высоте здесь и сейчас, а не рассказывать, в каком порядке был два года назад».

— Да, это я всегда говорил! Нет работы, которая была когда-то. Ты должен все доказывать здесь и сейчас! Всегда говорил ребятам — вы должны играть каждый матч так, чтобы он стал лучшим. Это как секс. К тебе жена приезжает, ты спрашиваешь: «Помнишь, как классно я тебя трахнул два года назад?» — «Не помню. Но ты можешь сейчас!» А если не можешь, то однажды придешь домой и увидишь перед воротами кроссовки 45-го размера. А у тебя 42-й, ха-ха!

— В России реакция на такие шутки как-то отличается от той, что вы видите в Сербии? Или это везде работает?

— Везде!

— Игроки вас всегда любили. Но в России есть такая тренерская поговорка: «Куда футболиста ни целуй — везде жопа». Согласны?

— На 95 процентов — правда! Очень мало игроков, которые пытаются тебя понять. Подавляющему большинству есть дело только до себя. И к этому надо относиться нормально. Они не обязаны вникать в то, что и почему ты делаешь.

— С кого футболистам надо брать пример?

— С Акинфеева. Великий! Он всем задал задачу — как играть столько лет на высоком уровне, вообще без потери качества.

— Кто и почему придумал вам прозвище Граф?

— Журналисты Белграда. Я всегда носил пиджак и галстук. Меня спрашивали: «У тебя какое-то мероприятие? Свадьба?» — «Нет, игра!»

— Вы действительно самый высокий футбольный тренер в мире?

— Один из.

— А кто еще?

— Ван Гал! (рост Луи ван Гала — 185 см, Божовича — 196, так что преимущество Миодрага в этой категории неоспоримо. — Прим. И.Р.).

— Когда вы во второй раз пришли в «Арсенал», многие заметили, что вы как-то резко осунулись. Люди стали волноваться за ваше здоровье. Все нормально?

— Я тоже заволновался. Думаю, что все это из-за Макса Беляева!

— Это почему еще?

— Мы играли с «Химками», для нас это была очень важная игра. Наш игрок падает на поле, ему нужна помощь. Футболисты «Химок» мяч не выбивают и чуть не забивают нам гол. Мяч у Макса Беляева, можно начать острую атаку. А он зачем-то выбивает в аут! Вот тут-то я поднимаюсь со скамейки и ору как сумасшедший: «Макс!» Видимо, я так выглядел, что меня спрашивают: «Ты что, с ума сошел?!» Вот в такие секунды можно и поседеть, и облысеть, и что угодно!

У Соболева хорошее сердце, Хлусевич — работяга, а Джано мог стать как Модрич

— Вы работали с Александром Соболевым в «Крыльях Советов». Он рассказывал, что и после его перехода в «Спартак» созванивались.

— Да, всегда поздравлял его, когда он забивал. Я болею за Сашу! Удивился, когда у него случилась эта ситуация с Виллианом Рошей. Да, Соболев импульсивный, но сердце у него хорошее.

— При этом в Самаре у вас с ним были проблемы?

— Он был молодой. Мы отправили его в аренду в «Енисей». Он ушел с одной головой, а вернулся с другой. Это пошло ему на пользу.

— Соболев сказал так: «Когда тренер игроку хорошо делает, то он для него лучший. Когда плохо — худший. Когда меня Божович в аренду отправил, то был худшим. Когда вернул — стал лучшим».

— Такое с игроками бывает. Но он вообще молодец! Вернулся в «Крылья» заряженным, сразу начал играть хорошо. И недаром в «Спартаке» закрепился и стал одним из лидеров.

— Вы сказали еще в прошлом сезоне, что если Гильермо Абаскаль останется в «Спартаке», то ему будет по силам конкурировать с «Зенитом». Сейчас ушли Малком и Кузяев. Думаете, есть у красно-белых шансы на чемпионство?

— Думаю, есть. Если только сами себе не помешают. Смотрел матч с «Оренбургом» — мне игра понравилась! Очень рад за Хлусевича, мы с ним чуть-чуть поработали в Туле. Работяга! У него отец был спортсменом и, видимо, сильно повлиял на его развитие. Он был в «Арсенале» лучшим игроком, когда мы его продали. И, уверен, хоть это и его первые голы за «Спартак», он еще будет забивать.

Помню, как приметил Зиньковского (он играл у Божовича в «Крыльях Советов». — Прим. И.Р.). Он в «Спартаке» играет на 40 процентов своих возможностей! Жду от него дальнейшего прогресса. Не знаю, чего ему не хватает, — может, уверенности в себе. По качеству — топовый игрок! Все зависит от него. Есть какой-то внутренний барьер, который Антон должен в себе преодолеть.

Помню еще, как увидел в хабаровском СКА Ерохина, когда мы в переходных играх с «Ростовом» против них играли. Он был лучшим на поле. Сказал руководителям ростовчан: «Забирайте этого человека!» Забрали через год, уже без меня. И он до сих пор — один из самых сильных русских игроков, самых качественных и полезных.

— Знаменитый болельщик «Спартака», покойный ныне певец Александр Градский говорил, что красно-белым нужно было одновременно покупать Зиньковского и Соболева. Первый бы навешивал, второй — замыкал.

— Соболев быстрее раскрылся. А за Зиньковским нужно бежать и говорить: «Давай, Зина!» Он обижается и отвечает: «Зачем за мной бежишь?» Да потому что ты можешь!

— За кого из не реализовавших себя игроков, помимо Ребко, вам обидно?

— За Джано. Классный игрок! По своим данным он как Модрич. Мог быть на его уровне. Все в футболе знал, все понимал! Была интересная статистика — по Instat, он практически не вступал в единоборства. Не потому что боялся борьбы. А потому что все решал раньше. Видел, где надо оказаться и куда пас отдать.

— Малком уехал, получив до этого вне очереди российское гражданство. Как вы к этому относитесь?

— Тогда я подумал, что они с Клаудиньо долго будут играть в России. Эта история показывает, что россияне с большим уважением относятся к иностранцам. Но те, как и все люди, бывают разные. Мы, черногорцы и сербы, всегда чувствовали себя в России братьями. А других она привлекает тем, что дает очень хорошие деньги!

— «Краснодар» сейчас возглавляет — и лидирует вместе со «Спартаком» — серб Владимир Ивич. Вы его знаете?

— Болеем за него! Я играл в «Црвене Звезде» с его братом Илией, с ним знаком больше. А Владимир играл в «Партизане». Хороший тренер, очень талантливый.

— Почему в «Локомотиве» ничего не получилось у Славена Билича, а в «Динамо» — у Славиши Йокановича?

— Потому что в «Локомотиве» только у Юрия Палыча получилось! Легенда! Могут говорить что угодно, но, когда он работал, команда добивалась результата. Ну да, еще у Марко Николича получилось. Он спрашивал у меня о «Локомотиве», прежде чем туда пойти. И пару раз до этого я предлагал ему разные команды в России. Думаю, Николич — хороший тренер, что он и доказал. Его успех меня не удивил. А в «Динамо» ни у кого не получилось. И не получится.

— Почему?

— Жена этого тренера (Александра Севидова, которого незаслуженно уволили в 80-х. — Прим. И.Р.) так сказала!

— Почему Николич пару лет после своего успеха в «Локомотиве» не работал?

— Ждал предложений из «большой пятерки» и думал, что они будут. Но шанс на это у тренера из Сербии, который там не играл, очень маленький.

— Йоканович после отставки даже не попрощался с командой. Игроки сильно обиделись.

— Могу сказать про Йокановича, что это самый лучший человек из всех тренеров, которые были в России. Но он немного странный.

— Почему?

— Характер такой.

— Видимо, русским футболистам нужен более эмоциональный тренер.

— Может быть. Йоканович из Воеводины, а там люди спокойные, медленные. Он очень интересный парень. Но его менталитет — не для России.

Всегда буду благодарен Рахимову за «Амкар», который он мне оставил

— Как так получилось, что вы смогли стать рекордсменом среди тренеров-иностранцев в России? 11 сезонов, семь клубов.

— Как получилось — не знаю, но очень горжусь этим! В российском футболе ведется такая статистика, и благодаря ей меня никогда не забудут. Думаю, что жизнь у меня удалась.

— Хотите еще поработать в России?

— Никогда не знаешь, что будет дальше.

— Давайте вспомним, как все начиналось. Вы рассказывали, что вас посоветовал президенту «Амкара» Валерию Чупракову знакомый строитель из Сербии.

— Лука Обрадович. Он живет в паре часов отсюда. Держит две заправки. Он меня и порекомендовал. Лука был знаком с Чупраковым, и тот ему сказал: «Рашид Рахимов уходит в «Локомотив». У тебя там кто-то есть в Сербии без работы?» И тот вспомнил меня. А я работал — тогда с «Борацем» был на четвертом месте в Сербии. Для такого клуба это был очень сильный результат. Прилетел Хасан Биджиев, спортивный директор «Амкара», и мы поговорили. Сначала ехать не хотел, но договорились. Сейчас с Хасом общаемся. Хороший человек! А Чупраков — просто лучший мой руководитель за все время в российском футболе! Отличный человек во всех отношениях.

— До сих пор не понимаю, как вам с «Амкаром» в 2008-м удалось оказаться выше «Зенита», который в том году выиграл Кубок УЕФА и Суперкубок.

— Это была сказка! Если бы нас не убивали, мы были бы первыми! Ну, хорошо, не первыми, но вторыми точно. Команда была великолепная. Моя заслуга лишь в том, что я им не мешал. У Рашида Рахимова была схема 4-4-2, как часто играет мадридский «Атлетико». Я только немного подвинул игру вперед, больше ничего не трогал. Иногда менял схему. А в целом оставил все как было. И всегда говорил ему: «Рашид, спасибо тебе!»

— К чему сложнее всего было привыкнуть в российском футболе?

— К перелетам. И к дороге из гостиницы в аэропорт. Пять-шесть часов в пути, потом теория, ужин. Работа-работа, отдыхать вообще некогда! Когда в первый раз полетел в Хабаровск на Кубок — о-о-о! 11 часов перелета! Прилетели за день до игры, потренировались. Вроде заряженные, готовые. А выходим на матч вялые, еле-еле выиграли по пенальти. После этого со всеми своими командами прилетал на Дальний Восток в день игры. И всегда все было хорошо, никогда не проигрывали!

Кроме Чупракова, лучший мой руководитель — Игорь Дмитриев в «Москве». Жаль, давно не общались. Мы с ним эту команду сделали. И он для меня очень много сделал. Они с Чупраковым — настоящие футбольные люди! Делали для команды все, что надо, и никогда не лезли в мои чисто спортивные дела. Только если дополнительные премиальные нужно было дать.

— Доводилось слышать мнение, что в российский футбол вы пришли революционером со свежими идеями и всколыхнули наше болото, но потом попали под влияние агентов, в частности Олега Артемова. Что вы ответите людям, которые так думают?

— Изначально я не знал Артемова, когда брал их игроков. Но то, что это были его футболисты, говорило о том, что этот человек понимает футбол. Познакомились уже позже и до сих пор в дружеских отношениях. Это очень умный и воспитанный человек. А когда говорят подобные вещи, мне это слышать не обидно, потому что разное говорят обо всех, кто работает. У нас с Артемовым были просто правильные профессиональные отношения.

— Экс-президент ФК «Москва» Юрий Белоус говорил даже так: «Божович успешно паразитирует на российском рынке. Нигде, кроме «Ростова», не задерживался больше чем на сезон. Да и «Ростов» бросил на последнем месте». Есть что ему на это сказать?

— Нет. С ним я встретился, когда говорили про «Ростов». Возникло впечатление, что я вижу очень серьезного человека, который хорошо выглядит для своего возраста. Это все, что я могу про него сказать. А то, что он из одной встречи со мной делает такие выводы, — это его дело. Не могу с ним согласиться, что я — паразит российского футбола. Результаты у меня до последнего времени всегда были хорошие. Никому я себя не навязывал и не навязываю. Кто мне хочет — тот и звонит. Если же он говорит о деньгах, то большую часть заработанных в России денег я в России и потратил.

— А действительно, почему вы нигде не работали больше двух лет?

— Только в «Бораце» из города Чачак работал с перерывами четыре года. Жалко, конечно. Думаю, что, если бы работал долгое время в одном клубе, то дал бы хороший результат.

— О каких-то уходах жалеете?

— Из «Локомотива» перед финалом Кубка и из «Арсенала» после сезона-2017/18.

— У меня в голове не укладывается, как можно уйти самому, дойдя до решающего матча Кубка? Трофей от вас был в одной игре! Даже после очень плохого матча в чемпионате и безоговорочного поражения от ЦСКА.

— У меня был неприятный разговор с Ольгой Юрьевной, и я подумал, что лучше будет уйти. Да, мы попали в финал Кубка, и это уже был очень хороший результат. Но Смородской не понравилось, как я в одном интервью сказал: «Люди, которые меня взяли сюда, не будут за меня решать мою судьбу». И услышав о себе какие-то вещи, решил уйти. Но сейчас сожалею. Мог войти в историю российского футбола, выиграв два года подряд Кубок с разными командами — ведь годом ранее взял трофей с «Ростовом».

— Вам же медаль за победу отправили, верно?

— Да. Она в Подгорице, у мамы. Все три медали там — еще за чемпионство с «Црвеной Звездой» и за Кубок с «Ростовом». Жалко, что больше не выиграл. Надеюсь, это еще впереди.

— В «Ростове» вас сменил Курбан Бердыев. Какие с ним отношения?

— Очень хорошие. Думаю, он один из лучших тренеров в России за все время. Профессионал! Глубоко разбирается в футболе, понимает его и работает в нем. Я никак не мог у него выиграть!

— Смородская говорила, что переговоры с вами, когда вас назначали, были самыми легкими в ее жизни. Почему?

— Она спросила меня, хочу ли я быть тренером «Локомотива». Я сказал: «Хочу». — «Вот такие условия». — «Хорошо». И все, договорились. В «Локомотив» каждый день не приглашают. Надо использовать шансы.

— Я ее однажды спросил, заплатила ли она вам часть премиальных за победу в Кубке. Она ответила: «Нет». Считаете ли вы это правильным?

— Да, она не заплатила. Думаю, что это неправильно. Но ничего страшного!

— Мне всегда было интересно, насколько тяжело работать с российскими руководителями типа Смородской. Правда ли, что она входила в раздевалку и говорила что-то вроде «впереди играйте пошире, сзади — поуже!»?

— Я слышал это, но при мне такого не было. Тем не менее российские руководители, как и в любой стране мира, думают, что они все понимают в футболе. Но если бы все было так легко — приехал в Манчестер, посмотрел, как и что делает Гвардиола, сделал так же и выиграл Лигу чемпионов!

Но так не бывает. Футбол тем и прекрасен, что нельзя ничего знать заранее и рассчитать на компьютере. Футбол развивается и меняется. И я всегда был убежден и говорю, что футбол — это просто игра, которую нельзя загонять в жесткие схемы. У футболиста, когда он принимает мяч, есть несколько решений, и он должен выбрать самое лучшее. И классный мастер, как, например, Модрич, так и сделает. В этом — суть игры. Дать раскрыться в наибольшей мере футболистам, а не превращать их в роботов!

— Александр Шикунов, спортивный директор «Ростова», сказал, что Божовичу в Ростове надо памятник поставить.

— Саша — настоящий товарищ! Знаю это, хоть и общаемся сейчас нечасто. Какие там, в Ростове, были люди! Тимофей Калачев — несмотря на возраст, один из лучших. Саша Гацкан, который пойдет за тебя в любой бой и будет в нем рубиться до конца. Хорошим футболистом может родиться кто угодно. А хороших людей мало.

— В Перми на вас не обиделись после того, как вы после первого сезона ушли в «Москву»?

— Нет — вернули же! Потому что «Амкар» был в очень плохом положении, шел на последнем месте. Но после зимних сборов мы выиграли пять матчей подряд. И даже после этого оставались в зоне вылета. Как спаслись — не знаю. А в «Москву» оттуда ушел, потому что мне предложили большие деньги. В пять раз больше, чем в «Амкаре»!

В «Москве» мы даже на первом месте шли какое-то время. За три тура до конца еще были в тройке. Но тогда пошли слухи, что клуб разваливается, и это повлияло. Такую команду потеряли!

— Кирилл Набабкин до сих пор в основе ЦСКА играет.

— Легенда № 14! По нему было видно, что будет играть долго. Следил за собой. Всегда бился на сто процентов. Рад за него.

Продолжение — в ближайшие дни.