Хоккей

20 апреля 2013, 00:30

"Коламбус" готовит сочинский десант

Собственный корреспондент "СЭ" в Северной Америке побывал в расположении команды НХЛ "Коламбус Блю Джэкетс", в составе которой играют четверо россиян

Слава МАЛАМУД
из Коламбуса

БОРЕМСЯ СО СТЕРЕОТИПАМИ

Массивная дама в свитере "Авангарда" шла сквозь толпу фанатов, как ледокол. В ее гражданской принадлежности не было никаких сомнений, несмотря на рекламу российских компаний на плечах и животе, гордую надпись "Омская область" на копчике и фамилию Никиты Никитина на спине. Веб-сайты, продающие свитера клубов КХЛ (или в большинстве случаев – их подделки разной степени качества), зарабатывают в Америке приличной длины доллар. В Вашингтоне тоже нынче полно "динамовцев", в Питтсбурге – "магнитогорцев", и даже в АХЛовском Херши пара-тройка фуфаек "Кузни" в честь Дмитрия Орлова непременно найдется.

Но обрусение Коламбуса, о существовании которого до недавних пор по другую сторону океана даже и не догадывались, – тема особая. Тот факт, что в составе "Блю Джэкетс" сейчас четыре россиянина и все они вполне могут поехать в Сочи, обеспечив "Синим мундирам" перворазрядное олимпийское присутствие, не укрылся ни от кого. А ведь еще недавно…

– Когда наши набрали русских, народ за голову хватался, – заявил мне коллега из местного издания. – Все стереотипы, которые ходят в Северной Америке о российских хоккеистах, тут знали наперечет. А все из-за Жердева с Филатовым…

О, да! Несостоявшиеся русские звезды НХЛ, жертвы Кена Хичкока, сосланные в АХЛ, бросили тень на имидж российского хоккея в американской глубинке. Даже великий Сергей Федоров не поправил ситуацию, потому что надолго не задержался и играл в период полнейшего убожества "Мундиров" (также известный как "почти вся их история").

– Федора Тютина еще неплохо приняли, – продолжил объяснения коллега. – Потому, что благодаря ему мы избавились от Жердева. К Никитину тоже особых претензий не было. Разве только имя и фамилия всем напомнили о Филатове. Но когда оказалось, что россиян у нас четверо, включая вратаря, народ запаниковал.

Коллега мне все это не зря рассказывает: он пришел на раскатку "Мундиров" с целью написать статью о крахе русских стереотипов. Пообщался с Артемом Анисимовым и Федором Тютиным, попытался разговорить Сергея Бобровского, зачем-то пошел к Нику Фолиньо. Этот-то здесь причем? Ах, он, оказывается, сын тафгая "Баффало" Майка Фолиньо, который играл вместе с Александром Могильным! Что ж, крушить русские стереотипы, так крушить. Под корень!

Тот факт, что Бобровский дает интервью по-английски, меня удивил. Парень он приветливый, умный, даже интеллигентный, но не из тех, кто очень уж охотно раскрывается прессе. Не видит в этом большого смысла.

– Ну у меня на все один ответ, – признался Бобровский, хитро подмигнув. – Я, мол, шайбу ловлю. Вот и все.

"БОББИ – ЖЕЛЕЗНЫЙ ПЕРВЫЙ НОМЕР!"

Бобровский, наверное, одна из главных сенсаций сезона. Если его не будет в числе финалистов на "Трофей Везины", ваш корреспондент самолично обязуется написать обличительную статью о русофобии в НХЛ (в которую, русофобию, никогда сам не верил). Интересно, согласно ли со мной руководство "Коламбуса"?

– Меня Боб не удивил, – отвечает президент клуба Джон Дэвидсон. – Я следил за тем, как он играл в Санкт-Петербурге, – у него там сезон складывался отлично. Я лишь надеялся на то, что тут он продолжит в том же духе. В НХЛ ведь хоккей другой – коробки не такие, шайба двигается не так. Но он быстро адаптировался, и… Что сказать? Очень-очень-очень хорош. Впрочем, надо сказать, что команда ему тоже помогает. Мы контролируем отскоки и очень редко позволяем соперникам выйти вдвоем или втроем на одного.

– Какие из его личных качеств бросаются в глаза?

– Очень скромный парень, кропотливо работает на тренировках.

– "Везину" в этом году возьмет?

– Не знаю. Я ведь не голосую…

– Раньше голосовали, когда были генеральным менеджером. Опыт есть.

– Да, раньше голосовал, но сейчас я только смотрю на расписание и надеюсь, что он выиграет нам большинство оставшихся матчей.

Если Дэвидсон прогрессу российского вратаря не удивился, то для тренера Бобровский стал откровением.

– Сюрприз ли это для нас? Ну да, я бы сказал, что сюрприз, – ответил Ричардс. – Сергей нам нравился в "Филадельфии", но мы не были уверены в том, на какой уровень он готов выйти. Сможет ли он стать первым номером? Сможет ли стабильно поддерживать высокий уровень игры? Думаю, он доказал, что может. И это было для меня приятным сюрпризом. Отличным сюрпризом!

Но если внимательнее присмотреться к Бобби, узнать получше его характер, понять, как он тренируется, как много отдает хоккею, то на самом-то деле удивляться особо нечему. Это человек, который инвестирует в хоккейную карьеру все. Он делает все необходимое для того, чтобы к нему пришел успех. Но поначалу – да, никто не знал, как пойдут дела и кто в итоге станет первым номером – он или Стив Мэйсон.

– Тот факт, что Мэйсона в итоге обменяли в "Филадельфию", – это знак доверия Сергею?

– Да, можно так сказать. Сергей доказал, что он – наш первый вратарь и будет им в будущем. Но мы также хотели помочь и Стиву. Сменить атмосферу, начать с чистого листа – это часто помогает. Все поняли, что Бобби – "железный" первый номер, и никто ведь не мечтает о том, чтобы быть дублером. Особенно если ты раньше считался первым. Так что мы дали возможность Стиву попробовать вернуть утраченные позиции в другом месте.

– Если Бобровский приведет команду в плей-офф, можно будет говорить о том, что он – кандидат на MVP сезона?

– Ну, это для вас тема. Титулы присуждают журналисты, так что вам все это и обсуждать. Для нас он – очень большой игрок. Не назову его MVP нашей команды, но он, без сомнения, один из тех, кто повел за собой и помог преобразить этот сезон. Может, еще рановато говорить "преобразил историю клуба", но… Благодаря ему мы идем в правильном направлении. Самое главное сейчас для Бобби – сможет ли он остаться на том же уровне.

"ВРАТАРЮ НУЖНА ПЛОХАЯ ПАМЯТЬ"

– Все замечательно. Команда хорошая, люди прекрасные. Все нравится, – резюмирует свои впечатления от "Коламбуса" сам Бобровский.

– В Филадельфии-то наверняка тяжеловато было. Вот и Илье Брызгалову непросто. Народ там ничего не прощает…

– Как сказать… Я в принципе не сильно зацикливаюсь на том, кто что обо мне говорит. Стараюсь концентрироваться на своем деле. Мое дело – ловить шайбу и не думать о том, кто какого мнения о моей игре.

– Даже когда вас обожают, как сейчас в Коламбусе? Рев-то на трибунах какой стоит, когда ваше имя объявляют…

– И это тоже. Нельзя зацикливаться ни на плохом, ни на хорошем, надо думать только о том, как шайбу ловить. Все остальное – лишнее и только мешает.

– Вы, похоже, из тех вратарей, которые живут в своем микромире.

– По большому счету да.

– То есть полный антипод Брызгалова – главного хоккейного экстраверта?

– Точно. Я – больше "вещь в себе"… Мы с Ильей на днях общались. Понимаю, как ему трудно. В Филадельфии тяжело, это правда.

– Вам, получается, повезло: приехали в тихий, спокойный город, стали первым вратарем.

– Я просто играть хотел, и здесь мне дали такой шанс. А приехал – начал настраиваться на тяжелую работу.

– Мне показалось, что в этом году у вас уверенности в себе прибавилось. Ну и выросли в профессиональном плане. Движения стали экономнее…

– Это безусловно. Я же работаю над собой как раз для того, чтобы расти каждый год. Рост вратаря – долгосрочный процесс. Всегда считал, что никогда нельзя ставить точку: вот, я хороший вратарь. Или: вот, я плохой вратарь. Такие оценки только по окончании карьеры можно давать. А пока думаю об этом так: я в длинной поездке, длиной во всю мою карьеру. Впереди еще много чего, и нет предела совершенству.

– Ваш бывший партнер по сборной Семен Варламов играет в клубе, где нет постоянного тренера вратарей. В таком возрасте, когда самое время учиться и расти, это кошмар на самом-то деле…

– Учиться всегда надо, в любом возрасте. Правда, в этом сезоне и мне трудно что-либо новое учить. Матчей предостаточно, надо только успевать на каждом сосредоточиться, а потом восстановиться для нового. Нет времени пробовать новые вещи.

А вот в Питере много разных новых элементов выучил. Там я хорошо поработал с Юсси Парккилой. Это очень хороший специалист. Тут тренер вратарей тоже хороший, но при таком расписании в этом сезоне можно только поправлять какие-то нюансы, не больше. В общем, работа идет…

– Месяц назад я написал в твиттере, что Бобровский должен быть в фаворитах на "Везину", и надо мной смеялись все эксперты. Теперь официальный сайт НХЛ говорит о том же. Сейчас думаю про "Харт" написать – пусть еще посмеются…

– Это, конечно, приятно, но сейчас рано чем-то довольствоваться. У нас сейчас битва за плей-офф, и эта задача для меня главная.

– Еще один источник стресса. Молодой вратарь тащит в плей-офф команду, которая за всю свою историю там была только один раз.

– Да не я это тащу. Все ребята бьются, под шайбу ложатся, забивают. У нас самоотверженная команда.

– На вас ответственности больше, чем на других.

– Тем не менее… Потому ребята меня и поддерживают. А как без этого-то? Все играют друг за друга.

– "Коламбус" – самая русская команда лиги…

– Это, безусловно, помогает. И жене моей проще – она общается с супругой Артема Анисимова.

– За СКА-то наблюдали в плей-офф?

– Смотрел моменты матчей в интернете. Был поражен тем, что так все закончилось.

– У СКА каждый год так.

– Но в этом году я побывал внутри коллектива, увидел, что эта команда на самом деле собой представляет. Так что результат меня сильно удивил… А за финалом уже и не слежу особо.

– Через год – Сочи. Тренеры наверняка уже составляют тройку для сборной…

– Задумываюсь ли я об этом? Где-то в глубине, наверное, да. Но жить надо в "сейчас" и думать только о главном. Главное же на данный момент – выход в плей-офф.

– Есть в НХЛ форвард, которого вы боитесь?

– Никого не боюсь. Наоборот – надо хотеть выходить на лед против звезд. С ними интересно. Они к игре хитро подходят и могут по-настоящему показать тебе твой уровень как вратаря.

– Тот матч плей-офф, в котором Малкин, Кросби и товарищи вам с Брызгаловым забросили на двоих десять шайб, в страшных снах не является?

– Забыл о нем напрочь. Я все такие матчи забываю. Вратарю нужна плохая память.