Хоккей

2 октября 2023, 09:00

Смертельная авария, сгнившая арена и бездарный менеджмент. НХЛ хочет вернуться в проклятый для хоккея город

Иван Богун
Корреспондент отдела хоккея
Неужели история команд Атланты, где когда-то зажигали Илья Ковальчук и Боб Хартли, повторится?

В последние несколько лет комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн одержим идеей захвата новых рынков, на которых можно продать свой продукт и получить крупный телевизионный контракт. Он пытался обуздать доковидный Китай. С фирменной ехидной улыбочкой втюхивает хоккей в Австралии. И как с писаной торбой носится с бесполезной «Аризоной», настаивая, что у лиги огромные перспективы в пустынном штате.

Похоже, до сих пор верит функционер и в идею успешного возвращения в Атланту — одну из крупнейший агломераций США и место, которое уже два раза успело отторгнуть большой хоккей. По крайней мере, его правая рука Билл Дэйли своими свежими комментариями вовсю намекает на желание своего босса вновь ступить на землю, где игра не приживается.

«Я думаю, что некоторые проблемы, которые были там в прошлом, можно преодолеть. Времена и демография этого рынка сильно изменились с тех пор, как мы были там. Сейчас в Атланте размещается много крупных предприятий.

Я также думаю, что расположение катка будет иметь важное значение при принятии любого решения о размещении франшизы в Атланте. Если вы возьмете в качестве примера бейсбольные «Брейвз», они, насколько я понимаю, боролись с посещаемостью в течение многих лет, хотя у них была очень успешная команда на поле. Их последний стадион находится в идеальном месте и регулярно заполняется.

Наша политика — это политика открытых дверей. Сейчас у нас нет конкретных планов по расширению, но все может измениться», — сказал в интервью ESPN вице-комиссионер пару недель назад.

В большом материале «СЭ» вспоминает команды, которые так и не смогли прижиться на юго-востоке США.

Вид на город Атланта.
Фото Global Look Press

«Атланта Флэймз» (1972-1980). Быстро вспыхнули и быстро сгорели

Возгласы «зачем вообще играть в хоккей на Юге?» звучали в НХЛ еще в середине прошлого века. В промежуток с 1966-го по 1970-й лига приросла сразу восемью командами («Филадельфией», «Сент-Луисом», «Миннесотой Норт Старз», «Лос-Анджелесом», «Оклендом», «Питтсбургом», «Ванкувером» и «Баффало») и не планировала разрастаться. Но тут на горизонте с мешками денег появились амбициозные предприниматели из Калифорнии Гэри Дэвидсон с Деннисом Мерфи, основавшие Всемирную хоккейную ассоциацию и провозгласившие ее убийцей замшелой НХЛ, и последней пришлось судорожно продолжить экспансию, развернув с дерзким новоделом войну за новые рынки.

Почти сразу тогдашний президент «националов» Кларенс Кэмбелл объявил, что расширение должно происходить за счет крупных городов с потенциально большой аудиторией, на которые конкуренты могут обратить внимание в первую очередь. Как итог, уже в 1972-м лига объявила появление в ней второй франшизы из бездонного Нью-Йорка, где власти округа Нассау не поверили в серьезность намерений Дэвидсона и не пустили на новенький «Нассау Колизеум» «Нью-Йорк Райдерс» — мертворожденное дитя, которое должно было стать флагманом ВХА и впоследствии не сумело навязать конкуренцию за зрителя «Рейнджерс». А одновременно с этим лига сыграла на опережение и впервые зашла в стремительно растущую Атланту, чье население в 1950-х увеличилось почти на 50 процентов.

Смущал всех лишь один маленький нюанс — исторически половину населения некогда сельскохозяйственного штата составляли афроамериканцы, которые никогда в жизни не видели шайбу и из-за перманентного стука баскетбольного мяча даже не слышали о хоккее. Однако тогда у энхаэловских функционеров, опешивших от наглости ВХА, запустившей крупную пиар-компанию и начавшей заваливать деньгами их звезд, просто не было времени на зондирование почвы и анализ местного рынка. Вдобавок ко всему владелец собранной с нуля «Атланты Флэймз» и один из крупнейших застройщиков США Том Казинс, некоторое время державший в собственности баскетбольный «Хоукс», мечтал как можно скорее погрузиться в некогда чуждый вид спорта и разместить свою новую игрушку на новеньком «Омни Колизеум».

Фото Rick Dikeman

Первой команде не хватало имен

Предок современного «Калгари», названный в честь сожжения Атланты генералом Шерманом во время Гражданской войны, здорово оправдал свое название — творение миллиардера, торговавшего крупной недвижимостью, ярко вспыхнуло и довольно быстро сгорело. За восемь лет в НХЛ «Огоньки» шесть раз попали в плей-офф. Правда, за всю свою историю не сумели выиграть в весенней части чемпионата ни одной серии — относительно молодая команда, собранная Клиффом Флетчером, сносно и стабильно выглядела на дистанции регулярки, но в предварительных раундах раз за разом рассыпалась.

Помимо больших командных побед не хватило франшизе больших имен. Канадcкий форвард Эрик Вэйл смог выиграть в 1975-м «Колдер Трофи», но настоящей звездой НХЛ так и не стал. Боб Макмиллан брал «Леди Бинг» и один раз выбил 100 очков за сезон, но стремительно погас. Лучший бомбардир в короткой клубной истории и второй номер драфта 1973 года Том Лысяк, уехав в «Чикаго», снискал славу как неплохой универсал и сейчас неожиданно известен молодому поколению как двоюродный дядя Кэйла Макара. По-настоящему загорелись в Джорджии лишь Ги Шуинар, который в одном из сезонов покорил элитную отметку в 50 голов за регулярку, и швед Кент Нильссон, заискривший в последний сезон короткого существования клуба.

Фото Rick Dikeman

Что погубило «Флэймз»

Впрочем, первые сезоны существования «Флэймз» получились вполне удачными в плане коммерции и давали надежду на яркое будущее хоккея в южном африканском штате. Уже на второй год средняя посещаемость домашних матчей «Огоньков» составила приличные 14 тысяч зрителей, и владельцы рассчитывали на планомерное увеличение этого показателя. Только к этому моменту команда впала в безнадежную кубковую стагнацию, и через три года цифры упали до совсем никудышных 10 тысяч. Финансовая ситуация в 1976-м стала настолько патовой, что игрокам и местным бизнесменам пришлось покупать билеты за свой счет и бесплатно распространять среди населения.

В попытках вернуть болельщиков на трибуны в последний сезон своего существования клуб решился на подписание взятого в четвертом раунде драфта Джима Крэйга — голкипера олимпийской сборной США, сотворившей в 1980-м «Чудо на льду». Флетчер рассчитывал, что национальный герой и вчерашний студент, остановивший монструозную сборную СССР, повысит интерес к протухшей франшизе. Однако к тому моменту привлекательность клуба уже вовсю летела в тартарары.

Усугубляли ситуацию и проблемы с ареной. Только-только построенный «Омни Колизеум» к моменту сдачи в эксплуатацию оказался морально устаревшим с точки зрения технического оснащения и уступал большинству арен НХЛ по количеству ВИП-лож, приносивших значительную часть дохода клубам в то время. Поэтому она банально не могла вмещать стабильно возраставшее в городе количество «больших кошельков», не желавших сидеть вместе с пивной челядью.

Помимо этого, проектировщики не учли субтропический влажный климат Атланты, из-за которого атмосферостойкая сталь никогда не переставала ржаветь, и металлоконструкции моментально подверглись коррозии. В какой-то момент в стенах стадиона и вовсе образовались дыры, через которые протискивались безбилетники, наносившие клубу приличный финансовый урон. Окончательно же добивала новорожденного старика протекавшая крыша, не справлявшаяся с постоянным конденсатом. Все это привело к тому, что в 1997-м, спустя всего 26 лет после постройки, многострадальный «Омни Колизеум» был взорван — не спасло его даже удачное расположение и близость к штаб-квартире CNN.

А вот испытавший проблемы с основным бизнесом из-за кризиса рынка недвижимости Козинс до 1990-х тянуть не стал и после очередного вылета из плей-офф весной 1980-го продал «Флэймз» канадской группе инвесторов, которая сразу же перевезла их в куда более хоккейный Калгари. Чуть позже миллиардер признается — на хоккее в Атланте он куда больше терял, чем зарабатывал, а последней каплей для него стала невозможность заключить выгодный контракт на трансляцию матчей.

Илья Ковальчук в составе «Атланты».
Фото Александр Вильф, архив «СЭ»

«Атланта Трэшерз» (1999-2011). Один плей-офф за 11 лет

Как бы ни был печален пример «Флэймз», инвестиционная популярность Атланты для желающих запустить здесь клуб НХЛ не падала. Население и телевизионный рынок в столице Джорджии росли. Это еще сильнее подогревало интерес к городу не только у бизнесменов, но и у лиги, которая после прихода к власти Гэри Беттмэна стала смотреть на теплые демографически сильные регионы с еще большим энтузиазмом.

Между переездом «Огоньков» в Канаду и новыми разговорами о возвращении НХЛ в Атланту прошло чуть меньше десяти лет. Первым решительную попытку возродить большой хоккей в штате в середине 1990-х предпринял Тед Тернер — медиамагнат и основатель крупнейшего телеканала страны CNN. К тому времени он уже имел опыт управления спортивными клубами в регионе — бейсбольным «Брейвз» и баскетбольным «Хоукс», и был известен как идейный вдохновитель Игр доброй воли. Причем «Ястребов» он купил в 1977-м все у того же Козинса. Однако ему сразу обозначили вступительные условия — лига не даст новому проекту играть в убогом «Колизеуме» и не предоставит ему права на расширение до тех пор, пока он не даст гарантии строительства новой арены.

Помимо одиозного миллиардера, прославившегося в спортивном мире махинациями с контрактами в MLB и скандальной попыткой стать тренером «Брейвз» во время затяжной серии поражений, о возвращении НХЛ в Атланту мечтали также муниципальные власти. А потому после вялотекущих обсуждений предоставили Тернеру землю для ультрасовременной «Филипс Арены» — ровно на том самом месте, где несколько лет назад снесли «Омни Колизеум».

Дон Уодделл.
Фото Getty Images

Провал генменеджера

На этот раз название клубу выбирали путем народного голосования. «Как назвать новую команду? Конечно же, как старую!» — подумали болельщики и массово притопили за старую добрую «Флэймз». Вот только Беттмэн эту идею не оценил и не позволил Тернеру плодить на его территории еще одних «Огоньков», а победителем выбрали вариант «Трэшерз», занявший второе место и отдававший дань почтения коричневому пересмешнику — певчей птичке и официальному символу Джорджии.

Новая «Атланта» залетала в лигу очень даже стильно — с одним из лучших логотипов лиги, красивой формой, состоящей сразу из шести цветов, великолепным домом и масштабной пиар-кампанией, которую медиамагнат со всем имеющимся ресурсом организовал по всем фронтам.

Формировать команду с нуля Тернер доверил американцу Дону Уодделлу — нынешнему боссу «Каролины» и человеку, с именем которого связана почти все клубная история «Трэшерз». На момент назначения он считался вполне перспективным менеджером и имел большой опыт управления в Интернациональной хоккейной лиге, а непосредственно перед переездом в Джорджию выиграл Кубок Стэнли вместе с «Детройтом» в качестве ассистента Кена Холланда.

Уодделл сразу провалил первый же драфт новичков в 1999-м, на котором он получил первый пик в результате трехстороннего обмена с «Тампой» и «Анахаймом» и потратил его на Патрика Штефена. Нужно ли напоминать, что чешский нападающий сразу же провалился в НХЛ и наряду с Александром Дэйглом и Наилем Якуповым стал одним из худших первых номеров драфта в истории? В молоко ушел и выстрел во втором раунде в защитника Люка Селларса, сыгравшего за «Атланту» всего один матч. Единственным же игроком с того распределителя, пригодившимся команде тренера-дебютанта Курта Фрейзера, стал невероятно жесткий домосед Гарнет Экселби, выбранный в мусорном восьмом раунде.

Куда более критичной оказалась слабая работа на драфте расширения, из-за которой «Атланта» окончила дебютный сезон на последнем, 28-м месте и одержала в регулярке выстраданные 14 побед, а по итогу на несколько лет застряла в подвале таблице, расширившейся до 30 команд. При этом постоянные поражения не отпугивали болельщиков, соскучившихся по хоккею, и посещаемость команды весь сезон держалась на отметке в 17 тысяч зрителей.

Илья Ковальчук.
Фото Александр Вильф, архив «СЭ»

Звезды «Трэшерз»

Выбраться со дна и взлететь вверх «Трэшерз» должны благодаря высоким позициям на драфте: в 2000-м они вторым пиком зацепили Дэни Хитли, который, сам не желая того, через пару лет усилил клубный кризис, а через год сделали судьбоносный выбор и получили под первым номером Илью Ковальчука — абсолютно лучшего игрока в бесславной истории «Пересмешников». Два топ-проспекта в 2002-м зарубились за «Колдер», в итоге доставшийся канадцу, и начали выбивать очки в НХЛ так, что ни у кого не было сомнений, что на этот раз Уодделл получил настоящих талантов, вокруг которых можно собирать команду для больших дел.

Но все старания янгстеров перечеркивали остальные шаги генменеджера. Уодделл не умел находить качественных юниоров за пределами первого раунда — он всего один раз разыскал в восьмом раунде бриллиант в обличии миниатюрного шведского защитника Тобиаса Энстрема. Постоянно оказывался проигравшим в обменах и слабо работал на рынке свободных агентов, тащив в команду откровенный неликвид вроде Бобби Холика. Все это привело к тому, что к 2002-му посещаемость начала стремительно падать, а Тернер после четырех лет без плей-офф наигрался в спортивного функционера и незадолго до начала сезона-2003/04 продал в одном пакете «Трэшерз» и «Хоукс» холдингу Atlanta Spirit, куда входили инвесторы из Атланты, Бостона и Вашингтона.

Новые владельцы с оптимизмом смотрели на будущее клуба, где в дополнение к двум звездным вингерам появился крайне перспективный финский вратарь Кари Лехтонен. Но всего через восемь дней покупки произошла трагедия, так или иначе оказавшая влияние на судьбу «Атланты»: 29 сентября Хитли, управлявший Ferrari 360, на скорости 130 км/ч выехал на встречную полосу, не справился с управлением на извилистой дороге и вместе с нападающим Дэном Снайдером, сидевшим в пассажирском кресле, влетел в ограждение одного из частных домов.

Столкновение с каменным столбом с железным забором стало для Снайдера смертельным — он получил тяжелый перелом черепа и спустя несколько дней скончался в больнице от сепсиса. Хитли же отделался переломом челюсти, ушибами легкого и почек, сотрясением мозга и разрывом связок колена. На суде форвард признался, что употреблял небольшое количество алкоголя перед поездкой, полностью признал свою вину и получил три года условно за непредумышленное убийство второй степени.

Уже мало кто помнит об этом, но незадолго до смертельного ДТП Хитли и Снайдер ужинали в компании Ильи Ковальчука, которому Дэн перед последней поездкой в своей жизни бросил фразу: «Пока, Кови! Увидимся завтра!» Чуть позже мать погибшего нападающего отдаст россиянину ремешок от часов сына и попросит его вести команду за собой.

Как бы руководство, болельщики «Атланты» и даже семья Снайдера ни поддерживали виновника трагедии, Дэни уже не мог находиться в Джорджии. Восстановившись после многочисленных травм, Хитли вернулся на лед в том же сезоне и отыграл 31 матч в регулярке. Но после проведенного в Казани локаутного сезона-2004/05 он запросил обмен, желая подальше уехать от места трагедии и сменить обстановку. В «Трэшерз» чинить препятствия не стали и провернули трейд с «Оттавой», получив Мариана Хоссу и Грегга Де Вриза.

Дэни Хитли.
Фото Getty Images

Вывести в плей-офф сумел лишь Хартли

После очередного мрачного старта чемпионата и увольнения зимой 2002-го с поста главного тренера Курта Фрейзера, никогда не работавшего до «Трэшерз» в НХЛ и изначально не готового к работе с собранной с нуля командой, Уодделл решил сделать ставку на коуча поопытнее. Первоначально основным кандидатом называли Терри Мюррея — динозавра, имевшего в резюме работу с «Филадельфией» и «Флоридой», где он запомнился натянутыми отношениями с Эриком Линдросом и Павлом Буре. Но в конце концов вакантное место досталось 40-летнему Бобу Хартли, уже хранившему на полочке Кубок Стэнли с «Колорадо».

Апологет жесткой пахоты, никогда не веривший в голый талант, с ходу принялся менять ментальность «Атланты». Он отмечал, что увидел в команде молодую россыпь игроков, которые не верят в свои силы и выглядят потухшими. Хартли с фирменной дотошностью начал водить игроков по льду за ручку, учить правильно располагать коньки и проводить часовые индивидуальные разборы. Разумеется, больше всего времени бывший стекольщик из Квебека возился со своим русским сыном Ковальчуком, чья игра в обороне, дисциплина и рабочая этика совсем не устраивали его.

«Я говорил ему: «Кови, давай заключим сделку. Вариант первый. Ты на сто процентов выкладываешься при игре «пять на пять» — возвращаешься в оборону, до конца идешь на ворота, не теряешь шайбу, в общем, играешь так, чтобы дать нам возможность победить. В этом случае я в каждом большинстве даю тебе возможность играть все две минуты.

Если я после первой минуты в большинстве сажаю тебя на скамейку — это сигнал задуматься: «Тренер мной недоволен». Если ты в большинстве проводишь на лавке все две минуты — это повод для мысли: «Тренер в полнейшей ярости от моей игры». Он согласился. Думаю, на этом во многом и зародилась наша с ним химия», — вспоминал тренер в 2020-м в воистину монументальном интервью Игорю Рабинеру.

Только общекомандный результат пришел не сразу. При Хартли «Атланта» перестала быть мягкотелыми мальчиками для легкого набора очков, но в следующие два сезона вновь пролетела мимо плей-офф, несмотря на великолепный год Хоссы и игру ментально повзрослевшего Ковальчука, который в 2004-м настрелял 52 шайбы за регулярку и выиграл свой единственный «Морис Ришар».

Ростки честного труда и активной работы Уодделла, сумевшего укрепить команду Петером Бондрой, Бобби Холликом, Грегом де Вризом и Никласом Хавелидом, прорезались лишь в сезоне-2006/07, когда «Трэшерз» финишировали первыми в юго-восточном дивизионе и впервые в истории пробились в кубковую часть чемпионата. Правда, уже в четвертьфинале «Востока» их всего за четыре матча отправили в отпуск ниже «сеяные» «Рейнджерс» c Яромиром Ягром и его чешской бандой. Больше в плей-офф команда из Джорджии никогда не выходила.

Фото Getty Images

«Трэшерз» умерли с уходом Ковальчука

От команды ждали поступательного движения наверх. Но на старте следующей регулярки «Атланта» словила затяжную серию поражений, и Уодделл уволил Хартли, самостоятельно заняв его место. Исправить ситуацию этот бездумный ход никак не помог — «Трэшерз» закончили регулярку на 28-м месте в общей таблице.

Примерно в то же время по миру ударил мировой финансовый кризис, во время которого цены на жилье в США улетели в космос. Это не могло не отразиться на кошельках фанатов, которые отныне не видели смысла покупать абонементы на откровенно слабую и серую команду, не приносящую никого удовольствия. Оттого и собрать на трибунах 80% от вместимости свеженькой «Филипс Арены» бедовому проекту было за счастье.

Из-за отсутствия результатов вполне логично начали поднывать звезды «Атланты», которым надоело проигрывать. Первым на выход отправился в 2008-м еще недавно набиравший под сотню очков Мариан Хосса, которого Уодделл вместе с Паскалем Дюпуи обменял в «Питтсбург» на ужасный «пакет» из трех человек: бестолкового проспекта Анджело Эспозито, ни разу не сыгравшего за клуб; быстрого и слишком мягкого центра Эрика Кристенсена; и крепкого, но прямолинейного вингера Колби Армстронга.

Глядя на это «великолепие», Ковальчук весной 2009-го не выдержал и прямо заявил прессе: «Мы должны подписывать свободных агентов. Мы должны тратить деньги на усиление состава. «Атланта» не должна просто бороться за плей-офф — она должна бороться за Кубок Стэнли». Уодделл вроде бы услышал своего фронтмена, сыгравшего за 7,5 года в Джорджии жалких четыре кубковых матча, и усилил одну из худших оборон лиги чехом Павлом Кубиной — основным защитником чемпионской «Тампы» — 2004, а также подписал с рынка Николая Антропова и по совету Ковальчука через просмотровый контракт взял деградировавшего в «Баффало» Максима Афиногенова.

Летняя селекция и неплохое начало сезона-2009/10 вселяли в игроков и болельщиков ощущение, что совсем скоро все наладится, — команда с новым тренером Джошем Андерсоном и русскоязычной тройкой Ковальчук — Антропов — Афиногенов играла в веселый атакующий хоккей и какое-то время шла первой в лиге по забитым голам, занимая пятое место на «Востоке».

Казалось, вот-вот и русский снайпер, чей контракт заканчивался следующим летом, подпишет новое долгосрочное соглашение. Но совсем скоро мираж рассеялся: «Трэшерз» вдрызг провалили декабрьский отрезок, выпали из кубковой восьмерки, а сторона русского снайпера в конце января отклонила последнее предложение Уодделла продлить контракт (101 миллион долларов за 12 лет). Всем стало понятно — Ковальчука нужно менять прямо сейчас, дабы не остаться с голой пятой точкой.

Менеджмент «Атланты» поджимал ранний дедлайн, сдвинутый из-за олимпийской паузы на начало марта. Вдобавок к этому босс «Пересмешников» хотел получить за истекающий актив у финальной тройки претендентов нехилую компенсацию: по информации TSN, у «Сент-Луиса» он просил набиравшего обороты Ти Джея Оши и пик первого раунда, а у «Филадельфии» — Клода Жиру.

Однако в конце концов Уодделл психанул: по уровню абсурдности он полностью отзеркалил трейд Хоссы «Питтсбург», упаковав Ковальчука в «Нью-Джерси» за «мешок шайб»: среднего защитника Джонни Одую, будущую легенду «Адмирала» Никласа Бергфорса и топорного молодого центра Патриса Кормье, также хорошо известного по выступлению в КХЛ, но так и не заигравшего в НХЛ. По сути, именно эта провальная сделка и стала контрольным выстрелом в голову клуба, который в последние годы существовал в вегетативном состоянии. Оставшись без хедлайнера, добрая часть болельщиков потеряла последнюю мотивацию регулярно ходить на домашние матчи «Атланты» и смотреть за мучениями команды, в которой шоу в заключительный год устраивал только темнокожий полузащитник Дастин Бафлин.

Окончательно же похоронил франшизу раздрай в группе ее владельцев. По слухам, ее крупнейший акционер Стивен Белкин рассорился с остальными членами Atlanta Spirit из-за взглядов на ключевые решения в управлении баскетбольным «Хоукс». В конце концов сошлись инвесторы лишь в одном: «Трэшерз» — живой овощ, которому необходима эвтаназия из-за потери на нем 130 миллионов долларов за последние шесть лет.

В феврале 2011-го они официально выставили клуб на продажу и уже в конце весны за 170 миллионов долларов завернули его компании True North Sports & Entertainment во главе с канадским юристом Марком Чипменом, который мечтал о возвращении НХЛ в родную для него Манитобу. Как и в 1980-м, хоккей уехал из теплой Джорджии в холодную Канаду, где ни у кого не возникает вопросов, нужны ли провинциальному Виннипегу по-прежнему бестрофейные правопреемники в лице «Джетс».