Бокс/ММА

25 ноября 2023, 18:20

«Звонил его родственникам, вытаскивал на встречу». Мирзаев рассказал свою версию конфликта с Лахмой, который обернулся избиением

Также выяснилось, что никакого заявления в полицию Расул не подавал.

Конфликт известного бойца Расула Мирзаева и блогера Камиля Аллахвердиева по прозвищу Лахма начался в 2017 году, а получил новое дыхание летом 2023-го, когда Лахма опубликовал видео, целью которого было вскрыть всю правду о той ситуации. Аллахвердиев рассказал, из-за чего произошла стычка в клубе, которая заставила его вломиться в квартиру к Мирзаеву в компании друзей и избить Расула. Спустя полгода на подкасте URF MEDIA боец изложил версию событий со своего ракурса.

«Я, Алишка [Али Багаутинов], Гусейн Гасанов, Лобов были в «Облаках», — начал Мирзаев. — Я периодически отключался [отвлекался], потому что у меня еще один друг был, Артур, он на втором этаже сидел, я к нему поднимался, с ним сидел. Потом спускаюсь, и Алишка мне говорит: «Смотри, тут ситуация была, Гусейна могут побить». Я говорю: «Кто? Что?» Наши земляки на Лобова лезли, потому Гусейн перевел все в шутку, и пошло-поехало, эти на него озлобились. Я говорю: «Ну, хорошо». И в этот момент за столом сидим, смотрю: Гусейн звонит. И что-то резко начал ходить, искать его. Поднялся вверх, [спустился] вниз, смотрю: Камиль [Аллахвердиев] его выводит на улицу под руку. Я не понимаю, когда этот человек со мной... Понимаешь, о чем я?

Хватаю руки, говорю: «Куда?» И он такой резко меня за руки хватает. А я не понимаю, когда незнакомый человек меня за руки хватает. Я резко перевел на локоть, дал с локтя. Он покатился назад, шатается такой. Я говорю: «Слушай, иди своей дорогой. Мне проблемы не нужны». Он стоит, такой подкошенный смотрит и ушел. Или увели его, не помню.

До этого я говорил охраннику, чтобы они иногда приглядывали за нашим столом, я начал разговаривать [с охраной], и тут мне со спины прилетает удар. Разворачиваюсь, смотрю — Камиля друг, высокий такой же, как и он. Его охрана сносит, как в боулинге. Он как шарик влетает в столб и лежит такой. Я забегаю туда, не даю бить его, отталкиваю всех, поднимаю его, у него все в крови. Он на пьяную голову мне кричит: «Ты кента моего...» Вижу, что пьяный, разговаривать не о чем. Понял, что тот вниз спустился и пошел вниз — к Камилю, получается. Вижу, он возле стоянки. Подхожу и говорю: «Пойдем, поговорим».

Отхожу, начинаю с ним разговаривать, и опять мне со спины удар прилетает. От того же самого — боулинг. Тут я резко начинаю... Зная, что я могу сделать, у меня руки дрожат... У Камиля был пистолет тогда еще, он пистолет направил на меня, его охрана обезоружила. Я посидел, подумал. Чтобы не продолжать конфликт, сел в машину и уехал, а Алишка с Гусейном еще остались в клубе.

Через пару дней мне начали звонить знакомые, типа: «Что за ситуация?» Я говорю: «Я готов с ними двумя выйти, поговорить, встретиться». Начал потом его родственникам звонить, его вытаскивать на встречу. В итоге все пропали, и все, тишина. Потом, как я понял, они за месяц начали готовиться к этой ситуации [избиению в квартире]. Там что-то про честь говорит — там честь вообще не была задета, моя даже больше была задета тем, что продолжения конфликта [не было], я даже его не продолжил.

Я взрослый, понимаю ответственность, у меня уже были очень серьезные примеры в жизни, после которых я все переосмыслил. Когда у меня бывали ситуации в клубе, я всегда просто разворачивался и уходил. Через что я прошел, мало кто проходил. Проходили, может быть, но не так явно, как я. Конечно, после этого я буду думать обо всем, как я делаю и что я делаю. Для меня это уже табу такое, из-за этого я всегда ухожу, и все остальные думают, что это выглядит по-другому».

 

Также ведущая подкаста не обошла тему с заявлением в полицию, из-за которого Лахма уехал из России, живет в Стамбуле и уже семь лет не может вернуться на родину, где у него остались все родственники и друзья.

«Давайте на эту тему я лучше скажу, — взял слово президент команды United Russian Fighters Роланд Кавали. — Потому что я встречался и с Камилем на эту тему. Многие мои юристы занимаются как раз делом, чтобы было примирение двух сторон, потому что, во-первых, Расул никакого заявления не писал, оно было возбуждено, потому что Расул пролежал в больнице 21 день. Тут автоматически возбуждается уголовное дело. Даже когда мы начали вести диалог о примирении двух сторон, Расул со своей стороны написал, что никаких претензий не имеет, но, к сожалению, в нашем государстве просто заявление от Расула, что он ничего не имеет, не может повлиять на ход уголовного дела.

Это имеет какую-то роль, но, к сожалению, так у нас уголовные дела не закрываются, поэтому в любом случае, наверное, будет или суд, или доследственные мероприятия. Этот вопрос, наверное, второй. Первый вопрос — должна быть закрыта вообще сама ситуация между ними, потому что она тянется уже долгое время. Не буду говорить за Камиля, но знаю, что Расула эта ситуация сдерживает постоянно, мешает ему. Она есть, она на поверхности, и при каждом удобном или неудобном для Расула случае задают провокационные вопросы по поводу этой ситуации».

Мирзаев же добавил, что избившего его Аллахвердиева он прощает. Боец хочет, чтобы эта тема была закрыта, а вопросы насчет Лахмы ему больше не задавали.

«Я прощаю ради Аллаха, — сказал боец. — Эта ситуация и все, что было, остались позади, в прошлом. Сейчас прошу всех не дергать меня, не говорить, не спрашивать по этой ситуации, потому что она осталась в прошлом. Будет возможность, я съезжу еще раз на святую землю и еще раз попрошу Всевышнего, как в прошлый раз, чтобы это спокойно там и осталось».