«Понимал, что нокаутировать его не получится». Немков — о железном Дэвисе, советах Федора и ошибках

Единоборства / ММА   /  ММА 
9
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Илья Андреев
Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Вадим Немков: «Понимал, что нокаутировать его не получится»»
№ 8422, от 19.04.2021
Интервью с чемпионом Bellator в полутяжелом весе Вадимом Немковым. В субботу рано утром он победил единогласным решением судей Фила Дэвиса в реванше и вышел в полуфинал "Гран-при" Bellator. В первом бою между ними, в ноябре 2018-го, тоже выиграл Немков — раздельным решением судей.

«Соперник неудобный, корявый, неуступчивый»

— Вы были в больнице, где вам зашили бровь. Насколько серьезное рассечение?

— Обычное рассечение — три-четыре шва. Просто долго все это происходило. Доктор пришел, посмотрел, ушел и потерялся. Зашил буквально за 5 минут, а ждать его в больнице пришлось примерно два часа.

— Все-таки в больнице зашивали, а не на арене?

— Нас отвезли в ближайшую больницу. Примерно минут 10 езды на машине.

— Тот самый случай, когда интересно узнать про план на бой. Какой у вас был геймплан?

— План состоял в том, чтобы работать передней рукой — и в целом работать больше руками. Просто в бою не получилось до конца расслабиться, приходилось заряжаться. Ну и соперник такой — неудобный, корявый, неуступчивый. Мою правую руку он отключал своими защитными действиями. Но, в принципе, что мы планировали, то и произошло.

— Вам в перерыве после первого раунда сказали в углу, что вы закрепощены. Почему не удалось подраться в более расслабленном состоянии, как, например, в бою с Бейдером?

— Честно, я не знаю. Не получилось... Бывает такое, что ты вышел — и тебе хочется хорошо попасть. Я сам понимаю все это в голове и... Ну, не получилось.

— Вы сами довольны тем, как провели поединок?

— Да, я рад. Впервые подрался всю дистанцию из пяти раундов. По ходу боя и я попадал, и он. Были и борьба, и обмены ударами в стойке. В целом я доволен.

— Вы не ставили перед собой задачу пройти всю дистанцию, прочувствовать, так скажем, что это — пять раундов? Например, Хабибу два года было интересно посмотреть, как он проведет 25 минут в клетке.

— Нет, такой задачи не ставил. Была задача нокаутировать либо провести болевой. Это именно то, что хотят увидеть зрители. Но, если честно, я понимал, что нокаутировать его не получится и придется биться все пять раундов.

— Почему так думали?

— Исходя из первого поединка, я знал, что у него хорошая защита. Руки постоянно держит вместе. Он неудобный и корявый соперник. И, несмотря на пропущенные удары, он все равно постоянно идет вперед.

— Тем не менее во втором раунде вы смогли оформить нокдаун...

— Ну да, попал, но не добил.

— Вы почувствовали, что он поплыл? Вы сразу набросились на него — кинулись в партер.

— Я не почувствовал, что попал. Легко кинул руки — попал в подбородок. Он упал, и я по инерции на него пошел. Не ожидал, что попаду.

«Главная ошибка — не расслабился в бою»

— По поводу пяти раундов. Как оцениваете свою функционалку?

— В принципе, продышал нормально, но можно было бы и получше — в четвертом и пятом раундах.

— В комментариях, заметил, люди пишут, что вам стоило бы подтянуть дыхалку. Что скажете на это?

— Ничего не скажу. У каждого есть свое мнение, и прислушиваться к мнениям фанатов, которые смотрят бои по ту сторону экрана, не участвуют в них, комментируют только... Мы сами с командой выявим ошибки и проведем работу над ними.

— На пресс-конференции после боя вы сказали, что у вас были ошибки. А что это за ошибки?

— Одна ошибка — это то, что я заряжался в удары. Другая — не расслабился в бою, и это главная ошибка.

— Заряжался в удары — то есть когда промахивались? Было несколько раз такое.

— Левым попадал вроде неплохо, а удары правой рукой — их было видно издалека. Также у Дэвиса хорошая защита — сложно по нему попасть правым прямым. А правый прямой — это моя коронка.

— Правые прямые, джебы заходили хорошо. А расскажите про свои хуки. Работаете над ними на тренировках?

— Работаю над всеми ударами. Стараемся все подтягивать. Но все равно же есть свои коронки, сильные стороны.

— Считается, что удары ногами более энергозатратны, чем удары руками. Тем не менее мы увидели два удара с разворота в вашем исполнении в пятом раунде. Вы хотели попасть по Дэвису или хотели его на дистанции подержать?

— Если честно, я больше хотел обозначить работу и подержать его на дистанции.

— Еще заметил, что в начале боя вы активно пробивали лоу-кики, но потом начали реже наносить их. С чем это связано?

— Связано с тем, что я увидел, как он хочет встречать лоу. Я нанес несколько киков прямо ему в блок, поэтому были неприятные ощущения. Нога очень сильно болела, и я не стал дальше ее добивать, ведь впереди было пять раундов. Важно было, чтобы ноги были в порядке. Он ставил блоки, и удары попадали кость в кость. Очень неприятно было.

— Вы согласны с судейскими записками, что не 4-1 по раундам, а 3-2 в вашу пользу?

— Согласен с тем, что три раунда забрал стопудово. Четвертый отдал. В этом раунде, понимая, что забрал три раунда, думал подвигаться, силы сэкономить. А пятый раунд либо был равный, либо отдали ему из-за того, что он в конце прижал меня к клетке.

«Приехал в гостиницу после боя, а Федя уже спит»

— Какие подсказки Федор Емельяненко давал вам в перерывах?

— Главные подсказки — чтобы я расслабился и бил правый прямой, а не боковой. В принципе, все остальное получалось. И просил, чтобы я не застаивался — так как я двигался, а потом останавливался. Я контролировал свои силы, ведь надо было драться пять раундов. Угол надо слушать, но нужно и прислушиваться к своему организму.

— Во время поединка Федор сказал про Дэвиса что-то вроде: «Сейчас он станет другим человеком». Это про что он?

— Это было, когда Дэвис поборолся со мной, попытался перевести, попытался меня поднять. И Федя тогда сказал, что он после этого станет другим человеком. Понятное дело, что, когда ты борешься и стараешься на «второй этаж» поднять, у тебя ноги и руки отекают.

— Еще Федор, если не ошибаюсь, в конце третьего раунда сказал: «Вадя, он встал». И после этого, по-моему, вы провели тейкдаун.

— Я провел тейкдаун в третьем раунде, а в четвертом... Ну да, Федя говорил, что он встал, но, все равно — в четвертом раунде Дэвис активизировался, попытался, наверное, бой досрочно завершить. Наверное, его геймплан состоял в том, чтобы подвымотать меня и забрать победу в последних двух раундах. В четвертом он взорвался, а в пятом у него силы уже иссякли.

— Как Федор оценил бой?

— Сразу после боя я уехал в больницу. Приехал, а Федя уже спит, поэтому еще не разбирали поединок.

— Когда я с вами общался после боя с Бейдером, Федор присутствовал рядом. И тогда он сказал, что счастлив. После этого боя таких эмоций у него уже не было?

— Я думаю, что Федя все-таки счастлив. Есть ошибки после каждого боя — без них никак. Не бывает идеально проведенных боев. Где-то косячишь... Я сам эти ошибки знаю, и я буду устранять их на тренировках.

— Сечка, которую получили в начале второго раунда, мешала?

— Да я и не знал, что она есть вообще (улыбается). Думал, что синяк, а про сечку не знал даже.

— Даже в пятом раунде не чувствовали?

— Нет-нет. Совсем не чувствовал.

«Меня вообще не пугает, что Ромеро был борцом олимпийского уровня»

— Теперь вашим оппонентом станет победитель пары Йоэль Ромеро — Энтони Джонсон. Кто из них был бы для вас более удобным оппонентом?

— Они оба, если честно, не подарки. К ним обоим надо подбирать свои ключи, готовиться. Они оба бьют, оба борются. Посмотрим, как они выступят. Один давно не дрался, а другой — перешел из другой весовой категории. Только после боя можно будет сделать выводы. Заранее не сказать, кто из них выиграет. Ромеро — бывший борец-олимпиец? Меня вообще не пугает, что он борец олимпийского уровня, потому что, во-первых, это было в 2000-х годах. Во-вторых, он возрастной боец. В-третьих, я и сам могу бороться и защищаться от борьбы.

— Что касается Джонсона, то в таком случае, я думаю, вам будет посложнее расслабиться, чем с Дэвисом. Учитывая, какая у него плюха... Все-таки он один из самых страшных нокаутеров за всю историю ММА.

— Посмотрим, каким он вернется.

— Также сегодня был бой у Виктора Немкова. К сожалению, не удалось ему выиграть у Альбректссона. Внутри вас нет желания выйти и, наконец, победить шведа (Вадим проигрывал ему раздельным реением судей в 2016 году. — Прим. «СЭ»)? Понимаю, что в ближайшее время не получится, так как вы участник «Гран-при». Но тем не менее...

— Время покажет. Желание выйти против него и выиграть, конечно же, есть. Он тоже непростой соперник. Свои сильные стороны у него есть.

— Как Виктор воспринял это поражение?

— Он переживает очень сильно, поэтому особо и не обсуждали. Говорит, что не пошло просто. В первом раунде на удушающий взял, вследствие чего подотек и не успел восстановиться.

— Скотт Кокер на пресс-конференции заявил, что Федор проведет два боя, которые у него остались по контракту. Вы бы какого соперника хотели для Федора?

— Честно, я даже не знаю, кого ему там предлагают.

— Сейчас называются имена Джуниора дос Сантоса, Алистара Оверима. Достаточно большие звезды.

— Честно, не знаю. Все соперники — тяжелые и сильные. Легкой прогулки не будет.

— Федор, наверное, и не хочет, чтобы была легкая прогулка...

— Не знаю...

— Федору все-таки в этом году будет 45. Не будет ему слишком сложно, если ему дадут, например, дос Сантоса, который моложе него и совсем недавно бился с топами?

— Если Федор чувствует, что у него есть силы, и если он готов провести еще боя два, то я только за. Думаю, что он хорошо подготовится и выиграет.

Илья Андреев

vs
9
Офсайд
Загрузка...