Бокс/ММА

30 ноября 2023, 07:00

«За столом обязательно спросил бы у Хабиба пару советов». Интервью с Арманом Царукяном

Никита Горшенин
Корреспондент отдела единоборств
Эксклюзив перед боем.

В ночь на 3 декабря Арман Царукян (20-3) подерется с Бенилом Дариушем (22-5-1) в главном событии вечера на турнире UFC Austin в Техасе.

Для армянского бойца из Краснодара этот поединок — прекрасный шанс выдаться вперед в качестве первого претендента на пояс. Он идет на 7-1 в последних 8 боях (при крайне спорном поражении от Гамрота), одолел несколько сильных оппонентов на длинных победных сериях, дерется ярко и динамично и имеет историю личного противостояния с чемпионом, Исламом Махачевым, которому он уступил в близком бою.

В преддверии поединка с Дариушем мы созвонились с Царукяном и обсудили потенциальный бой с Махачевым, советы от Хабиба, изучение испанского языка и исторический рекорд Мераба Двалишвили в 49 попыток тейкдаунов, которым армянин не впечатлен.

***

«В 18 я мог ночь не спать и нормально тренироваться. А в 27, даже если поспал всего 6 часов, я уже убитый»

— Не забросил занятия испанским языком?

— Забросил. Что-то нет времени, тренировок много. Если будет свободное время, снова начну. Очень хочу продолжать.

— Ты недавно говорил, что стал тренироваться меньше. В чем сбавил объемы?

— Протяжение тренировки. Раньше тренировался 2,5 часа, сейчас тренируюсь 1,5. Чувствовал перенагрузку. У меня в неделю выходных нет, можно сказать, каждый день работаю.

— Ислам Махачев недавно говорил, что чувствует большую разницу между 20 и 30 годами в плане восстановления. Тебе 27 — есть ли разница с 18-20-летним возрастом?

- Чувствуется. В 18-20 я мог всю ночь не спать, часик поспать, пойти на зарядку, потом на тренировку, потом днем поспать и в 17.00 на тренировку. И ничего страшного. А сейчас, если я даже всего 5-6 часов посплю, на утренней тренировке я уже убитый.

— Ты недавно выкладывал фото с Тибау, человеком, которого не смог перевести Хабиб с 13 попыток. Почему ему так сложно провести тейкдаун?

— Стоит очень сильно на ногах, очень сильные руки и ноги, и он видит именно проход, поворачивает тело в правильную сторону. Но если ты с ним работаешь, ты знаешь, как его можно перевести, есть определенный проход, который он пропускает.

— Какой?

— Не, а зачем я буду говорить, чтобы этим пользовались? Он же мой одноклубник.

Тибау и Царукян.
Фото Соцсети

— Кого сложнее перевести — его или Ислама Махачева?

— Я же не работал с Исламом уже пять лет, на данный момент не знаю, а если раньше — одинаково. Обоих тяжело.

«Мераб сделал 49 попыток прохода? Значит, у него не такая хорошая борьба. Нужно бороться, как Хабиб»

— В последнее время в легком весе всплеск финишей хайкиком. Махачев вырубил Волкановски с задней ноги, Гэтжи — Порье, и Оливейра начал решающую атаку с того, что потряс Дариуша правой ногой в голову.

— Не думаю, что какой-то всплеск, этот удар всегда был, Кро Коп всю жизнь вырубал с ноги в голову. Это один из самых крутых ударов, когда вы в открытой стойке — левша с правшой, то есть открытая сторона что у одного, что у другого.

— Ты сам вроде любишь бить хайкик с передней ноги больше?

— Мне нравится передней большей бить, но когда левша — правой ногой. Но ногой иногда много бить нехорошо, она очень много сил забирает, я это почувствовал с Гамротом. Чересчур переборщил с тем, что ногой пытался акцентированно ударить. Нужно бить 2-3 раза, но так, чтобы потрясти хорошо.

— Когда ты дрался с Гамротом, у клетки сидел Хабиб. Он тебе советы не кричал какие-нибудь?

— Нет.

— Ты вообще ему когда-нибудь писал, спрашивал что-то?

— Нет, поздравлял только, когда он бои выигрывал. У нас не те отношения, чтобы я писал, я же не друг его, не одноклубник. Если бы мы за столом сидели в одной компании, я бы обязательно спросил пару советов.

— Дариуш — первый твой топовый соперник с такой нестандартной, корявой манерой.

— Ну да, вот с такими и тяжело драться, непонятно, откуда, куда выкидывает удары. Все удары размашистые. Со стандартными легче драться. Мы с ним виделись уже два раза на неделе, он спокойный, никаких таких высказываний.

— Ассирийцы с армянами много общего имеют, в Армении они — третья по величине диаспора. У тебя нет друзей-ассирийцев?

— Нет.

— В легком весе появился новый интересный соперник, Мыктыбек Оролбай, победил сильного оппонента в дебюте, и он молодой, даже моложе тебя (25 лет).

— Я видел, только как он его задушил, по-моему (ущемил челюсть. — Прим. «СЭ»). Бой не видел. Пока надо ему перебить всех вне топ-15, а потом будет смотреть. Это занимает 3 года, чтобы в нашем дивизионе попасть в топы, это один из самых конкурентных дивизионов. Если я за каждым буду следить... мне надо сфокусироваться на тех, кто в топ-10.

— Мераб Двалишвили в бою с Петром Яном поставил исторический рекорд UFC по количеству попыток тейкдауна — 49 попыток. Для тебя насколько такая цифра звучит нереально?

— Ну это говорит, что у него не настолько хорошая борьба. Если посмотреть бои Хабиба, он за весь бой может перевести 3-4 раза и 5 минут удерживать. Вот так надо бороться. Но так — это, конечно, нереально круто, у него нереальная выносливость, я не знаю... Я смотрел его бой с Петей, он 25 минут не останавливался. Правильно выстроил геймплан, не наносил тяжелые удары, просто махал легкие удары ногами-руками, вообще не вкладывался и акцентировался на борьбу. Петя хорошо вставал, поэтому получилось столько попыток.

Мераб Двалишвили в бою с Петром Яном.
Фото Zuffa LLC

— Вот ради эксперимента ты смог бы 49 попыток за 25 минут сделать в бою.

— Я бы даже не пытался.

— Если ваш бой с Исламом состоится, кого ты видишь в качестве основного своего спарринг-партнера: левша, кикер и при этом хороший борец?

— В ATT очень много партнеров, одного бы не хватило. Нужно троих, чтобы каждый раунд менять. В одном раунде чтобы ударник выходил, ногами, руками, коленями, а другой борец, который сам бы проходил и не давал бороться. Тяжело найти человека, который и сам борется, и хорошо защищается, и при этом хорошо бьет.

— Ты пересекался с Алексеем Олейником. Он много кого Иезеекилю научил: и Магомедкеримова и Александра Волкова. Ты сам не перенял?

— Не, Иезеекиль мне вообще не подходит (смеется), я даже не понимаю, как можно так задушить. Я пытался кулак засунуть, как они делают, но это не мой удушающий вообще. Я люблю Д'Арс, просто голову забрать, задушить. Но думаю, если бы Олейник прям поработал со мной, у меня бы получилось.