Бокс/ММА

1 декабря 2023, 11:00

«Хабиб позвал Тибау в ресторан и закрыл его для посетителей». Интервью с тренером Царукяна по БЖЖ

Никита Горшенин
Корреспондент отдела единоборств
Он учит русский язык.

В ночь на 4 декабря Арман Царукян (20-3) подерется с Бенилом Дариушем (22-5-1) в главном событии UFC Austin в Техасе.

В преддверии боя мы поговорили с тренером ATT по грэпплингу Маркусом Паррумпой, человеком, который так давно и вдумчиво работает с бойцами из России, что даже подучил русский.

Он рассказал нам историю про то, как Хабиб пригласил в России своего бывшего соперника Глейсона Тибау в ресторан, объяснил, в чем уникальность Царукяна и Мовсара Евлоева, и вспомнил работу с Петром Яном.

***

— Есть мнение, что гард это уже давно не позиция 50 на 50, потому что все научились работать сверху. И если ты на спине, ты проигрываешь бой. Что вы думаете по этому поводу?

— Если мы говорим об ММА, не чистом джиу-джитсу, то тут в гарде уже нет шансов 50 на 50. Все научились джиу-джитсу, все понимают, как нужно работать. Но я бы не сказал, что у человека на спине всего 20% шансов против 80. Думаю, дело ближе к 70 на 30 или даже 60 на 40. Зависит от того, кто именно работает со спины, кто сверху, нужно учитывать класс двоих, все принимать во внимание. Иногда бывает, что человек повалил, сел сверху, но не понимает, что делать в этой позиции. И вот такого можно взять на прием. Бывает, что человек перевел, выбросил пару ударов сверху и сразу вернулся на ноги, не хочет лезть к вам в гард. А вот если сверху Ислам Махачев или Арман Царукян, или Ренато Мойкано, ребята, которые понимают ГНП, джиу-джитсу — вот под такими бойцами находиться — это не лучшее решение.

— Вы работаете с Арманом Царукяном уже 8 боев, и он себя лучше проявляет в граунд-энд-паунде, чем атаках сабмишенами. Почему так?

— Арман такой боец — он очень быстро учится новому. Несколько боев назад я начал прививать ему ГНП, чтобы он был очень опасен сверху. И ГНП как раз открывает позиции, где можно будет провести сабмишен. Но дело в том, что Арману так нравится ГНП, он финиширует им оппонентов, поэтому сабмишены как-то и не требуются. Но мы все равно работаем над ними, и за последние полгода он сильно вырос в этом компоненте. Не забывайте, что он дерется против топовой оппозиции, а таких ребят тяжело финишировать приемом, легче работать ГНП.

Но мы работаем над этим, Арман переехал во Флориду и теперь мы можем тренироваться с ним каждый день. А до этого было так, что 3-4 недели мы работаем, потом он возвращается в Россию, потом снова приезжает ко мне на 2-3 недели. В таком режиме было тяжело сосредоточиться. Но теперь он живет во Флориде и за последние полгода сильно прибавил. Я думаю, Арман лучше Дариуша во всем: у него лучше борьба, лучше ударка. В джиу-джитсу они примерно равны, но когда Арман сверху, он пытается финишировать за счет агрессивного ГНП, хороших локтей. Он закрепляется в хорошей позиции, а потом начинает разбивать. Так же было в его прошлом бою, он пробрался в маунт и оттуда уже работал.

— В чем вас Арман больше всего удивляет?

— Несколько вещей. Во-первых, то, как быстро он учится. Ты что-то показываешь ему, и он сразу же внедряет это на тренировке. Во-вторых, он очень обучаемый, мы хорошо сработались, он делает все, что я говорю ему. В бою это очень важно, когда человек сразу же следует тому, что ты говоришь. Я впечатлен его обучаемостью. В-третьих, его атлетизм. Он очень-очень хорош. Вот эти три вещи я бы назвал, это самые важные его стороны.

«Евлоев — еще ребенок в джиу-джитсу, но при этом его практически невозможно поймать на прием»

— Я бы хотел вам предложить блиц из быстрых вопросов и ответов. Из ребят, с которыми вы работали, у кого лучшая гильотина?

— У Магомедкеримова и Педро Муньоса. У Педро больше сетапов, через Д'Арс, анаконду и так далее. А у Магомедкеримова именно гильотина очень сильная.

— У кого лучшее удушение сзади?

— У Ренато Мойкано. Он выиграл уже 6 боев в UFC удушением сзади. Он очень любит работать над этим приемом, у него длинные и такие очень плотные руки, сразу сильный замок идет, тяжело защищаться. Алешандре Пантойжа тоже примерно на одном уровне с Мойкано.

— У кого лучший треугольник?

— Вы знаете, я не припомню прям мастера треугольника, потому что сегодня в ММА очень тяжело работать со спины. Очень тяжело провести треугольник.

— У кого лучший армбар?

— У Кайлы Харрисон. У нее очень хороший армбар.

— Кто быстрее всего схватывает материал и быстрее учится новому в грэпплинге?

— Арман Царукян. Очень быстро учится новому.

— Кто лучший позиционный грэпплер? Сильнее всего в транзишнах, понимании позиций?

— Натан Шульт.

— У кого самый сильный хват?

— Арман Царукян и Натан Шульт.

— У кого был огромный потенциал к грэпплингу, но он его не реализовал?

— Эдсон Барбоза. У него настолько сильная ударка, что не было мотивации очень серьезно браться за джиу-джитсу и грэпплинг. Честно, Эдсон — один из самых дисциплинированных бойцов, с которыми я когда-либо работал. Очень ответственный, очень систематично тренируется, семьянин, никогда не гуляет, не пьет, никаких вредных привычек. Поэтому в 37 лет он все еще в топ-10. Но потенциал конкретно к джиу-джитсу у него был огромный, он очень хорошо его понимает.

— У кого лучшая защита от сабмишенов?

— Мовсар Евлоев. Он все еще ребенок в джиу-джитсу, у него хорошая борьба и хорошая ударка, но в джиу-джитсу он совсем зеленый, я пытаюсь плотно учить с ним этот момент. Он примерно на уровне синего пояса, при этом его практически невозможно засабмитить, потому что у него сильная защита и способность спасаться. По этой способности он точно на первом месте среди всех, кого я видел в нашем зале.

— Я хочу спросить еще об одном вашем бойце, Тьяго Мойзесе. Его когда-то называли бразильским Хабибом, он даже смог перевести Ислама, но потом что-то пошло не так.

— Ислам чемпион не просто так, он чрезвычайно хорош. Тьяго стал вторым человеком, кто перевел Ислама, после Армана, и единственным, кто смог так перевести его — соединить руки и так амплитудно поднять и бросить его. Он забрал спину Ислама, но не смог финишировать его, потому что слишком засуетился, поторопился. Мы не справились со способностью Ислама постоянно идти вперед, поднимать темп, Ислам выигрывал раунды и не делал больших ошибок, которыми мы могли воспользоваться. Он делал неточности, но не ошибки.

— Что делать, если Ислам оказался сверху в партере. Какой бы вы дали совет?

— Не отдавать ему спину, постоянно пытаться восстановить гард, быть лицом к лицу. Нужно завязать его в гарде, а потом оттолкнуть, создать пространство и встать. Точно нельзя отдавать спину.

— Вы работали с Петром Яном и к первому, и ко второму бою со Стерлингом. В первом бою он не отдавал спину, вставал из партера. Во второй раз он пролежал в бэк-маунте соперника два раунда. Почему?

— К первому бою со Стерлингом я работал с Петром четыре недели. Стерлинг прошел 14 раз и Петр защитился 13 раз. И единственный тейкдаун, который у него прошел, Петр встал из партера через 30 секунд. Ко второму бою мы работали с Петром всего 6 дней. Всего 6 дней! Я не смог помочь ему, как в первый раз. При этом я все равно думаю, он выиграл бой. Ему просто не хватило специальных тренировок со мной конкретно под эту позицию, под грэпплинг, ситуативных отработок. И в бою он допустил ошибку, отдал спину. Нужно было восстанавливать гард, быть лицом к лицу со Стерлингом и пытаться встать.

«Я постоянно учу новые слова на русском, хочу подсказывать своим бойцам из России на языке, который понимают только они»

— Я всегда был впечатлен тем, как чисто вы произносите русские слова, когда даете подсказки бойцам из России. Как получилось, что вы взялись за язык, подучили какие-то слова?

— Это часть моей эволюции как тренера, я стараюсь развиваться каждый день. Я давно работаю с бойцами из России, мой первый российско-дагестанский боец — Рашид Магомедов. Мы много лет работали с ним, потом был Омари Ахмедов, потом Магомедкеримов, Мовсар Евлоев. Мовсар учит меня больше всего новым словам. Учит значению, произношению. Если я могу создать вот такое преимущество во время боя, говорить своим бойцам подсказки, которые кроме них никто больше не поймет — это очень хорошо. Конечно, я не могу пока сесть и поговорить с вами по-русски. Но все мои команды бойцам, которые я употребляю в боях, я прогоняю их в зале, стараюсь учиться больше и больше. У меня столько ребят из России, Дагестана, Ингушетии, Казахстана, я пытаюсь учиться у них как только могу. Я записываю новые слова в телефон и разучиваю их.

— Какие русские слова вам особенно нравятся?

— Части тела. «Голова», «плечо», «локоть», «колено, «нога», «кисть», «кисть-control». «Дави, дави его». «Тяжелый, тяжелый» — это значит, оказывай давление сверху. «Один-два-три, 30 секунд, 20 секунд, 40 секунд, минута осталась, минута прошла». Я стараюсь произносить так, чтобы они понимали меня.

Маркус Паррумпа с Александром Шаблием.
Фото Соцсети

— Какие у вас воспоминания о работе с Сергеем Морозовым и Жалгасом Жумагуловым? Сергей вроде закончил карьеру.

— Да, Сергей закончил. У него какие-то проблемы с ущербом голове из-за пропущенных ударов. Он не чувствовал себя комфортно из-за этого, может быть, он возьмет паузу и потом вернется, никто не знает. На данный момент он закончил. Жалгас будет драться 3 декабря в Казахстане, непростой соперник. К сожалению, я не смогу поехать, потому что Арман Царукян дерется в этот же вечер. Но мы на связи с Жалгасом, с его другом Денисом, который помогает мне с переводом. Хочу сказать, что ребята из Казахстана — одни из самых скромных людей, которых я когда-либо видел. Жалгас, Нурбек, Сергей Морозов — эти ребята, как мои сыновья, всегда относились ко мне с таким уважением. Я всегда говорю, что мне очень нравится работать с ребятами из этого региона, Казахстана, Ингушетии, Дагестана, России, потому что они очень скромные. В основном они мусульмане, кроме Царукяна, Шаблия и Павловича. Очень приятные, очень скромные и очень дисциплинированные люди. Я очень люблю работать с ними.

— Вы работали с Глейсоном Тибау, я слышал про него только хорошее. Дастин Порье говорил, что Тибау — самый позитивный человек, которого он видел, даже во время адских весогонок он смеется и улыбается.

— Один из лучших людей, с которыми я только работал. Настолько позитивный, улыбчивый, всегда помогает людям, всегда шутит. Все любят Тибау, даже его соперники. Я не знаю ни одного человека, кто бы дрался против Тибау и не симпатизировал ему. Даже Хабиб, когда Тибау был в России, пригласил его в ресторан. Тибау ездил туда угловым, помогал то ли Антонио Сильве, то ли еще кому-то, это было где-то 4 года назад. И Хабиб через общих знакомых организовал встречу в ресторане, пригласил Тибау, закрыл ресторан от других посетителей, и они там сидели, общались, кушали. Я не был там, но Тибау рассказал, что его очень тепло приняли, что они много общались с Хабибом, обсуждали их бой, обсуждали много разных вещей. Хабиб тогда еще сам выступал.

Хабиб и Тибау после боя в 2012 году.
Фото Соцсети