Статьи

Газета № 7690, 25.07.2018
Керлингист готов признать свою вину.

Запрещенный мельдоний, обнаруженный в организме российского керлингиста Александра Крушельницкого в Пхенчхане, стал одной из главных тем прошедших Олимпийских игр. Ситуация казалась абсурдной во всех смыслах. Во-первых, каждый наш атлет прекрасно понимал, что будет в Корее под микроскопом антидопинговых служб. Во-вторых, ну какой допинг в керлинге? В-третьих, принимать мельдоний после истории с Марией Шараповой, о которой знают даже бабушки на лавочках, просто безумие. А у Крушельницкого концентрация мельдония в организме была просто лошадиная.

Но все каким-то образом совпало. В итоге российский керлинг остался без первой в истории олимпийской медали, а судьба Крушельницкого и его очаровательной напарницы Анастасии Брызгаловой подвисла в воздухе.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕВИНОВНОСТИ НЕТ

Версий произошедшего было очень много. Самая популярная: подстава. Президент Федерации керлинга России (ФКР) Дмитрий Свищев обещал поднять на уши всех, кого можно, но доказать невиновность спортсмена. Были запрошены записи с видеокамер со всех мест, где накануне Олимпийских игр находился Крушельницкий, предпринимались отчаянные попытки найти каких-либо свидетелей допингового криминала. Одно время по Олимпийскому комитету России (ОКР) даже ходила версия, будто кто-то признался приятелю, что подсыпал мельдоний в кружку Александра в одном из японских баров, а приятель слил информацию дальше. Но все это так и осталось на уровне слухов.

И вот сегодня Свищев признался: никаких доказательств найти не удалось, а, значит, и упираться дальше смысла нет. Скорее всего, Крушельницкий теперь пойдет на сделку с Международной федерацией керлинга (WCF), полностью признает свою вину – и за сотрудничество со следствием получит два года вместо возможных четырех.

Александр КРУШЕЛЬНИЦКИЙ и Анастасия БРЫЗГАЛОВА. Фото AFP
Александр КРУШЕЛЬНИЦКИЙ и Анастасия БРЫЗГАЛОВА. Фото AFP

– Хочу, чтобы пришло понимание, что это решение международной федерации керлинга не является внезапным, – сказал Свищев корреспонденту "СЭ" Петру ГРИГОРЕНКО. – Долгое время мы боремся за оправдание и смягчение наказания для Александра. К примеру, в апреле после чемпионата мира мы встречались с президентом федерации Кейт Кетнесс. Во время долгих переговоров мы еще раз подчеркивали и демонстрировали факты, доказывающие наше неприемлемое отношение к допингу и то, как мы стремимся раз и навсегда решить эту проблему. Также мы привлекли несколько экспертов, которые научно доказывают бессмысленность и бездейственность того препарата, что был найден в организме Александра. Но это все лишь может послужить и, как мы видим, уже послужило смягчающими обстоятельствами, но никак не оправдывающими. Оправдать нас может либо то, что ты не употреблял, и, если не употреблял – иди доказывай, либо, если мы найдем негодяя, который подставил Александра и приведем его в суд.

– Какие ваши дальнейшие действия?

– Сейчас решается вопрос о принятии или непринятии Александром предложения о дисквалификации на два года в досудебном порядке. Крушельницкий сейчас общается с адвокатами, и пока склоняется к тому, чтобы принять это предложение. Хотя изначально мы были против этого, но из-за затягивания судебного процесса, который должен был состояться в июне, но был перенесен на 19 сентября, мы думаем согласиться.

Два года дисквалификации – это тоже немало, но в таком случае Александр хотя бы получит возможность сыграть с Брызгаловой на Олимпийских играх-2022 в Пекине.

Можно долго спорить, стоило ли идти на такой шаг, будучи полностью уверенным в невиновности. Но с точки зрения логики вопросов тут нет никаких. При любых раскладах меньше, чем за два года, рассмотрение дела вряд ли завершится. Только при этом придется тратиться на судебные издержки и нет никаких гарантий, что все в итоге закончится только двумя годами. А так – хоть какая-то определенность.

СЛУЧАЙ ЗАБЕЛИНСКОЙ

В спорте подобных примеров, когда суд и спортсмен сходились на промежуточном решении, было не так уж и мало. В велоспорте, например, Ольга Забелинская практически доказала ошибочность своего наказания. Ей вменяли в вину прием октопамина, способствующего похудению. Когда Международная федерация велоспорта (UCI) стала понимать, что дело пахнет жареным, россиянке предложили компромисс: она не оспаривает решение и не обращается в суды, а за это ее незамедлительно допускают до соревновательной деятельности и снимают все финансовые претензии. Забелинская, скрепя сердцем, согласилась, поскольку понимала, что в противном случае юридическая волокита займет годы и она останется без Олимпийских игр в Рио. Пусть ее бы потом наверняка и признали правой.

Вот и Крушельницкий выбрал меньшее из зол. Да, теперь он официально войдет в историю как человек, принимавший допинг и согласившийся с этим. Но зато теперь у него будет шанс перевернуть в Пекине-2022 темную страницу и открыть светлую. Забелинская в Рио-2016 завоевала заветную серебряную медаль – и теперь о своей сделке с судом ничуть не жалеет.

Газета № 7690, 25.07.2018
Перейти к комментариям
25
Загрузка...
Новости по теме