Новости
Меню
Фигурное катание

16 января, 23:00

«Плющенко вообще топовый. За что его можно критиковать?» Русский азербайджанец Литвинцев — о тренере и прыжках через боль

Корреспондент
Владимир Литвинцев выбил личный рекорд на чемпионате Европы по фигурному катанию, несмотря на обезболивающие.

20-летний ухтинец в Таллине выступил на пределе своих возможностей — во всех смыслах. Он набрал 244,70 балла, обогнав итальянца Франджипани и чеха Бжезину, совсем немного проиграл сильному французу Эмозу. В 2018-м он перешел в сборную Азербайджана и с тех пор стал постоянным участником главных турниров года, но продолжил кататься в Москве, в «Самбо-70» с Алексеем Четверухиным.

В начале 2021 года Литвинцев неожиданно перешел в «Ангелы Плющенко», а затем и вовсе ушел вместе с Сергеем Розановым в малоизвестное «Динамо». Но на чемпионате Европы оказалось, что и Розанов исчез где-то на этой извилистой дороге.

«СЭ» расспросил об этих метаморфозах и выступлении на чемпионате Европы, а Владимир, несмотря на то что в микст-зоне дали несколько минут, рассказал очень живо и весело.

Откуда скрытность про Розанова? Придумайте другие вопросы!

- В Google последние ваши слова — «остаюсь с Розановым». Сейчас его здесь нет. Можете объяснить?

— Я уже перешел. Недавно это сделал, два месяца назад. Так сложились обстоятельства, я решил, что так будет лучше. Все. Больше ничего по этому поводу не буду говорить.

— Почему?

— Ну, вот потому, что так. Мы с Сергеем Александровичем в хороших отношениях, он мне многое дал за тот маленький период, но решил, что к другому тренеру уйти, вернуться будет лучше.

— В «Ангелах Плющенко» же вы нормально работали.

— Но это была школа, где Сергей Розанов работал.

— То есть это связано с условиями, с тем, что «Конек Чайковской» — школа сильнее, чем «Динамо», куда уходил Розанов?

— Не с условиями, нет.

— Но это же самое интересное. Откуда такая скрытность?

— А вот так. Придумайте другие вопросы! (Смеется.)

— Про Сергея Розанова просто всегда отвечают витиеватыми фразами.

— Ну вот так сложилось, значит.

Кататься со стрессовым переломом иногда очень тяжело. Но у девушек, думаю, еще жестче

— Как вам выступление на чемпионате Европы?

— Хороший результат, 244 балла. Мой рекорд! Откатал нормально, но за последний дедакшн очень обидно. Жалко, вроде бы чисто катаю — делай последний прыжок и иди дальше. Но упал. Все остальное сделал, неплохо.

Выпил три обезболивающие таблетки

— Дальше что в планах?

— Теперь Олимпиада, к ней надо готовиться. Лайфхаков особых нет, надо работать. Главное, чтобы со здоровьем все было в порядке. Я катаюсь с травмами все время, только что три таблетки обезболивающих выпил.

— В чем проблема?

— Травма неприятная, у меня был стрессовый перелом. Она постоянно беспокоит, может до двух лет болеть. Вот здесь (показывает на лодыжку). Когда тулуп прыгаешь, кость как бы бьется о ботинок, ты чувствуешь это. Иногда очень больно. И потом синяк, и ты будто по синяку долбишь. Такие дела.

— Стрессовые переломы — модная штука в фигурном катании, с ним и девушки некоторые катают.

— О да.

— Не включается ли инстинкт самосохранения?

— Есть такое. Когда сильно болит, то да, ты не можешь зайти в прыжок. Иногда мешает. Техника прыжка меняется, ты хочешь сделать не так, чтобы не было неприятных ощущений. Из-за этого прыжок другой. По сути, ты подстраиваешь под боль свой прыжок. И это часто происходит. Много попыток, всегда в одну точку нагрузка. Если бы был обычный перелом, все понятно. А здесь сама структура кости меняется. Вообще она должна зарасти. Такой перелом опаснее и неприятнее обычного даже, мне кажется.

— Стрессовый перелом был у Медведевой, сейчас ходят слухи, что он и у Трусовой. Неужели у фигуристов не возникает мысли, что дальше еще как-то жить?

— Да нет (смеется). Мысль такая — соревнования рядом, надо по-любому как-то подготовиться, и пофиг, что там дальше будет. Потом посмотрим. У меня так. Думаю, у них еще жестче.

С Плющенко приятно общаться

— Плющенко многие критикуют в России, вы с ним работали. Что скажете?

— О, могу сказать! От Плющенко у меня очень положительное впечатление. Меня поддерживал, подсказывал. Вообще не знаю, как и за что можно его критиковать. Я таких людей не понимаю! Лично с ним они не знакомы. Я с ним катался два-три месяца и могу отозваться только позитивно. Я ему симпатизирую, даже так.

— А его поддержка в каких-то конкретных действиях выражалась?

— Да. Помню, я готовился к чемпионату мира. К сожалению, тоже катался с травмой и выступил там плохо. Но перед турниром он ко мне подошел и говорит: «Володь, иди сюда. Понимаю, что у тебя травма, что болит. Ты поаккуратнее, должен сам к себе прислушиваться. Если чувствуешь, что больше не можешь, то не надо. Лучше подожди, прислушайся к ощущениям. Выступишь с травмами — будешь долго лечиться». А Сергей Розанов достаточно много упражнений дает, нагружает.

Это я к тому, что он не являлся моим тренером. Я просто мимо проходил, он подозвал. Тем более сам Евгений Плющенко (улыбается)! И так спокойно со мной разговаривает. Он вообще человек приятный, с ним общаться приятно.

— То есть Сергей давил, давал нагрузку, а Плющенко немного придерживал?

— Да, можно так сказать. Но это нормально, амбиции тренерские.

— Вы были в «Ангелах Плющенко», когда шли Instagram-батлы с командой Тутберидзе. А эта сторона процесса как вам?

— Не знаю, думаю, это пиар-ход какой-нибудь. Нацеленный на популяризацию. Короче, Плющенко вообще топовый, ребята. Мне он очень нравится (смеется).