Фигурное катание

28 февраля 2023, 08:20

«К шоу невозможно было готовиться». Авербух — о болезни Костомарова

Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Продюсер проекта «Ледниковый период» рассказал о деньгах для Романа, ажиотаже вокруг фигурного катания и допуске россиян на Олимпиаду.

Весенний сезон шоу в России открыл Илья Авербух еще в конце зимы — 24-25 февраля прошли два «Ледниковых периода» в Череповце и Ярославле. Среди участников были настоящие звезды — Анна Щербакова, Евгения Медведева, Виктория Синицина / Никита Кацалапов и признанные ветераны. Но среди них не было одного — впервые за много лет оно прошло без Романа Костомарова, борющегося в больнице.

Корреспондент «СЭ» поговорил с Ильей Авербухом и о восстановлении олимпийского чемпиона, и о том, из-за чего российские звезды охотно идут в шоу — отстранении и возвращении на международные соревнования.

Валерия Ланская и Роман Костомаров на шоу «Ледниковый период». Фото Александр Федоров, "СЭ"
Валерия Ланская и Роман Костомаров на шоу «Ледниковый период».
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Мы не открывали никакой фонд в поддержку Костомарова и не собираем деньги

— Илья, началось ваше турне с двух полных залов в Череповце и Ярославле. Но, наверное, настроение немного другое по сравнению с предыдущими годами...

— Год начался для нас тяжелейшим образом, это правда. Очень сложные чувства. Произошел сильный удар для моей семьи, для всей ледовой семьи. С Оксаной Домниной я нахожусь каждый день на телефонной связи, утром и вечером, обмениваемся СМС, созваниваемся. Я слышу ее голос, она держится большим молодцом, очень сильная женщина. Восхищаюсь ей, ее любовью, каждый день она едет в больницу и проводит время с Ромой. Я полностью владею информацией, общаюсь с врачами. Верим, что Рома справится с этим ударом судьбы, по-другому это назвать нельзя.

— Тогда можете какую-то надежду дать? Новости далеко не всегда позитивные.

— Могу говорить, что мы молимся, что Рома справится. Луч надежды, безусловно, есть, но ситуация действительно очень сложная. Иногда она перекручена журналистами. Просто хочу, чтобы было как можно меньше инсинуаций и как можно больше искренних слов поддержки. В каждом из городов тура проходит акция в его поддержку, мы поставили специальные боксы, чтобы зрители могли написать несколько слов поддержки от руки. Все эти письма будем передавать.

— Были новости о некоем сборе средств, но так понимаю, не совсем верные.

— Да, я еще раз подчеркиваю, что мы не занимаемся сбором средств. Мы не открывали никакой фонд, никаких спекуляций на эту тему нет. Только слова поддержки и аплодисменты — все, что мы собираем для Ромы. В Ярославле мы запустили новую программу «Письма любви», очень много писем пришло в его поддержку.

— Вы наверняка видели разговоры и комментарии про «пиар на имени».

— Понимаю, у многих может быть свое мнение. Я как организатор знаю ситуацию досконально и изнутри и рассказываю, как оно есть на самом деле, без домыслов. Я говорил с Оксаной — мы решили продолжить работать, представлять шоу для людей, дарить радость. Но я не хочу педалировать — мол, ради Ромы купите билеты, теперь придется и на Авербуха сходить. Мы не просим помощи, а просто распоряжаемся своей выручкой, часть из которой отправим на финансовую помощь, конечно. Разумеется, если человек купил билет — часть средств мы направим на помощь Роме и его семье.

— У вас нет в гастрольном туре Москвы. Почему?

— Мы планировали, была зарезервирована дата 4 марта, но когда год начался с таких трагических событий, мы были заняты другим. Я понял, что не могу в таком состоянии делать шоу, невозможно готовиться. Мы отменили московское шоу. Тур готовился заранее, в нем много городов, где проводят промоутеры, и отменять другие шоу было нереально. Но то, что я мог — отменил, так как невозможно проводить в такой ситуации шоу. Москву я отменил. Мы прорабатываем программу к 9 Мая, сейчас ведем работу над этим, пока не решили до конца. Точно состоится шоу в Санкт-Петербурге. Хочу показать такую программу в Москве, есть наработки, но решение пока не принято.

Илья Авербух. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Илья Авербух.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Я проехал до Череповца семь часов на машине

— Давайте про спорт. Можно вопрос от диванного скептика — я видел в Череповце Коляду, он в прекрасной форме, но не выступает на соревнованиях. Это вы его из спорта в шоу перетянули?

— Нет, все не так. (смеется) В первую очередь это решение Миши, и как раз Алексей Николаевич [Мишин] попросил меня поддержать его и взять на выступления. Потому что он много болел, пропустил, из-за этого не мог набрать форму. Первым раздался звонок Мишина мне еще перед новогодними представлениями. Попросил взять его в том числе в тур, чтобы он не прозябал, потому что никак не может набрать форму из-за череды болезней. Я рад этому сотрудничеству, потому что Миша — очень талантливый фигурист. К нам после финала Гран-при присоединится Марк Кондратюк, я стараюсь поддерживать всех фигуристов, где-то будет Саша Самарин, Андрей Мозалев. Нет, я не просил Мишу завершить карьеру ради наших шоу. Через несколько городов к нам вернется Леша Ягудин.

— А сложно вообще фигуристов завлечь в Череповец? Вы не слышали песню «Кровостока» про этот город?

— Не слышал, а что? Честно, даже удивительно слышать такой вопрос. Все фигуристы хотят выступать, здесь прекрасный ледовый дворец, мы не раз в нем выступали. Это наш 19-й тур, мы старейшины ледовой индустрии. У нас, наверное, самый масштабный тур — больше 25 городов получается. У ребят такого нет — «не хочется ехать». Все ребята хотят выступать, наша команда все-таки себя зарекомендовала за долгие годы. Я сам проехал оба города на машине, семь часов до Череповца и обратно, ребята прилетели. В Ярославле у нас солд-аут, 9 тысяч зрителей было.

— Вы не удивлены такому ажиотажу в регионах?

— Мне кажется, как раз играет роль репутации, 20 лет — это действительно очень много. Бренд узнаваем, каждое наше шоу — знак качества. А отличительная черта нынешнего тура — зрители видят плеяды спортсменов из разных поколений. Со многими ребятами я проехал все эти 19 лет — Маша Петрова и Алексей Тихонов, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, Оксана Домнина и Максим Шабалин, Албена Денкова и Максим Ставиский. Я храню наши отношения с людьми, которые однажды пошли за мной, и не собираюсь заниматься ротацией. Но понимаю аудиторию и стараюсь привлекать новых людей. Это уникальная история своего рода, визитная карточка тура — что зрители видят и давно любимых фигуристов, и действующих спортсменов, как Тарасова/Морозов или Коляда и тех, кто в переходном периоде, как Медведева или Щербакова, которая только начала ездить в шоу.

— И это без, так скажем, социальной поддержки?

— Никакой, чистые продажи билетов на шоу, действительно, очень хороший результат. В Санкт-Петербурге у нас тоже будет два шоу с хорошими продажами, несмотря на то что выступаем сразу после финала Гран-при. Города добавляются. Для нас нет проблемы выступать в самых разных местах, мы ездим в очень отдаленные точки.

— Какая самая экзотичная? Оленегорск?

— Я уже несколько лет работаю с Дудинкой, где проходит турнир по керлингу. Правда, пока фигуристов никак не довезу. Но и в этом году у нас богатая география.

Глава МОК Томас Бах. Фото Global Look Press
Глава МОК Томас Бах.
Фото Global Look Press

Постановка МОК вопроса об отсутствии поддержки СВО недопустима

— Евгений Плющенко резонансно выступил после юниорского первенства России — по поводу судейства, ухода его учениц под другие флаги. Что скажете?

— Я хочу прежде всего Женю поздравить — у него две очень яркие девочки, я был в Перми. Вероника [Жилина] и Софья [Титова] действительно большие молодцы. Они уже оформились именно как ученицы Плющенко. Тренер должен сражаться за своих учеников, это здорово. Женя показал действительно очень высокий уровень своих фигуристок, много ультра-си, четверных. Самое важное — что мы видели такое катание, а это все-таки еще юниорское первенство, не взрослое. Но его слова я не хотел бы комментировать, это его мнение.

— Нас, наоборот, тут собираются возвращать, пока без флага, правда. Здесь есть какой-то позитив? Или нейтральный флаг — это предательство, как у нас любят некоторые говорить?

— Очень деликатная тема. Конечно, я не согласен, мы должны выступать под нашим флагом. Но я прошу относиться всех с уважением к спортсменам. Их век крайне скоротечен, к сожалению. Художник может ждать. Певец может. Но пик спортсмена два — четыре сезона максимум. Из уважения к нашим спортсменам, к тому, сколько средств наша страна вложила в них — надо выступать. Хотя бы из понимания того, что нет людей, которые бы не знали, что выступает спортсмен из России.

Это все равно пропаганда российского спорта, возможность для нас оставаться в мировой орбите, отстаивать свою позицию. Конечно, у каждого свое мнение, есть ребята в единоборствах, кто радикально настроены, мол, пока не будет флага — не выступаем. Я его тоже уважаю. Но если будет принято такое взвешенное решение, что мы можем выступать, отстаивать нашу страну сначала под нейтральным флагом, я бы просил болельщиков с уважением относиться к тем, кто решит соревноваться.

— В объявлениях МОК присутствует еще один тонкий момент — про отношение к СВО.

— Вот если уже будет возникать вопрос, что ты должен еще и высказаться, условно, осудить спецоперацию — это уже недопустимо. Это абсолютное вмешательство в личную жизнь. Если добавляется условие, что спортсмен должен что-то высказать, выступления невозможны. Дело не в позиции человека, непозволительна сама постановка такого вопроса, само требование.