Новости Статьи Матч-центр

Бородатый хоккей

Спартак Знарка

Футбол

Игнашевич раскачивается, но с лавки не встает. Голышак сходил на «Торпедо»

Футбол  >  Олимп - ФНЛ
18
10
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Юрий Голышак
Юрий Голышак
Обозреватель
Статья опубликована в газете под заголовком: ««Торпедо» душило «Томь» как Хабиб»
№ 8030, от 23.09.2019
Репортаж с матча, в котором черно-белые победили «Томь» (2:1).

Олимп-ФНЛ. 14-й тур
«Торпедо» (Москва) — «Томь» (Томск) — 2:1
(1:0)
Голы: Рязанцев, 36 (1:0). Плетнев, 65 (1:1). Сергеев, 69 (2:1).
«Торпедо» (Москва): Кеняйкин, Шоркин, Божин, Шишкин, Галоян (Татаринов, 73), Самошников, Рязанцев, Магаль (Багаев, 90+2), Калугин (Орехов, 90), Лебеденко (Самсонов, 81), Сергеев (Шустиков, 86).
«Томь» (Томск): Вавилин, Горбатюк, Каккоев (Плетнев, 46), Пенчиков, Мануйлов, Эдиев, Казанков (Каленкович, 90), Талалай, Киреенко (Сасин, 60), Калинский, Житнев (Тлупов, 81).
Предупреждение: Божин, 90+1.
Судья: Жабченко (Краснодар).
21 сентября. Москва. Стадион ««Торпедо» им. Э. А. Стрельцова».

Какой же сладкий вечер! Солнечно, прохладно — самое оно, чтоб ностальгировать. В местах собственной юности. Вспоминать, как ходил на «Торпедо» 80-х — и каждый штришок того футбола делал «Торпедо» особенным.

— Выноси! — голосил самый модный тренер советского футбола Валентин Иванов. Голосил так, что галстук подпрыгивал.

И Саша, наш прекрасный Саша Полукаров выносил так, что мяч прыгал по Восточной улице.

Ах, какая это была команда! Я до сих пор помню тот состав по фамилии — включая значимых дублеров. Вроде человека по фамилии Зоря, который забивал по два в каждом дублерском матче — но в основу так и не прорвался...

Каждый нынешний приход на «Торпедо» — словно прощание. Может, в последний раз вижу старый стадион. А может, еще доведется. Закроют и начнут сносить 23 ноября. Захожу и вспоминаю, как пришли навестить свой стадиончик в новогоднюю ночь Стрельцов с Ворониным. Поставили посреди заснеженного поля елку, открыли шампанское. Будь моя воля, я бы простился со старым «Торпедо» точно так же.

— У нас много идей, как проститься со стадионом, — рассказывают мне в торпедовской пресс-службе. Кстати, милейший. — Может, кресла будем раздавать. Как обломки берлинской стены. А может, еще что придумаем. Но придумаем обязательно!

***

Я захожу через центральные ворота — и девочка-стюард долго-долго ищет фамилию в списках на служебном входе. Первый лист, второй, пятый... С таким количеством желающих посещать торпедовские матчи команда не пропадет. Даже играя на запасном поле Лужников или в Химках. Как хотелось бы Сергею Николаевичу Игнашевичу, столько выигрывавшем в этом городе с ЦСКА.

Даже в VIP-ложе здесь как-то по-домашнему. Все знакомые, все прекрасные люди — поэт Александр Шаганов, прозаик Александр Ухов. Нет торпедовского болельщика Александра Ширвиндта, жаль. В 85 матч с «Томью» позволительно пропустить. Будут встречи поважнее, еще придет.

Я натыкаюсь глазами на магнит с Шустиковым-младшим, Сергеем Сергеевичем. Покупаю! Вспоминая, как с папой его, Сережей, сидели в скверике неподалеку. Вспоминали, как мог перейти Серега в мадридский «Реал», интерес был серьезный. Но... Не перешел. А с дедушкой нынешнего торпедовского капитана, легендарнейшим Виктором Михайловичем, вспоминали, глядя вполглаза какой-то матч, его «Москвич» из 60-х. На котором ездил в зону к Стрельцову, вез мячик. Шустиков-старший был первый автолюбитель в том поколении. Без Шустиковых «Торпедо» — не совсем «Торпедо»...

Три года «Торпедо» будет играть где-то — что не мешает открывать клубный музей прямо сейчас. Принципиально — до отъезда.

***

— Черно!.. — несется справа от меня. С того яруса, откуда я смотрел когда-то победу над «Спартаком» 2:0. Гол Юры Савичева и бессильно лежащего на спине Дасаева. Двухрублевый билет позволял разглядеть все в подробностях.

— Белые! — подхватывает левый ярус. Отсюда я глядел, как высаживали «Манчестер» и «Севилью». Обморозился так, что до сих пор вспоминаю — вздрагиваю.

Кто-то рвет душу и перепонки через мегафон:

— «Торпедо», вперед!

Кажется, вот-вот вылетит мембрана либо из мегафона, либо из моей головы. Второй вариант — крайне нежелателен. К чему нам соболезнования от «СЭ»?

..."Торпедо" душило «Томь», словно Хабиб. Не знаю, за кого переживал в комментаторской кабинке Валерий Петраков. Если за «Торпедо», команду собственной юности — ему должно было понравиться. «Томь» выскальзывала из захвата чудом. Смущало, что удавалось раз за разом. Схватились за лицо, кажется, по очереди все футболисты «Торпедо». Снова мимо! Снова вратарь!

Не я один горячился, вспоминая минувшие дни.

— Семшова продали — и что?! — восклицал кто-то глухим басом.

— Да ты кто такой? — женский голос переходил на личности. — Да никто!

Мои домашние дискуссии на футбольные темы завершаются обычно так же.

До перерыва «Томь» не додержалась. Рязанцев, обозлившись на себя и всех вокруг, мячом чуть сетку не порвал. Он умеет. Теперь знает это не только голкипер Вальдес — еще и Денис Вавилин.

В перерыве иду знакомиться с президентом «Торпедо» Еленой Еленцевой. Двух слов достаточно, чтоб отныне переживать за «Торпедо» с удвоенной силой. Волна обаяния, доброжелательности. Чудесная женщина.

Я переживаю за ту стену, что расписана лицами легендарных торпедовцев. Переживет ли реконструкцию, сохранится ли.

Елена Васильевна корреспондентскую боль за стену разделяет и поощряет:

— Саму-то эту лестницу едва ли удастся сохранить, но граффити будет и на новом стадионе. Это я вам обещаю. Рисовал эти портреты прекрасный художник Миша Тетрадь, все повторит и на новом стадионе «Торпедо». Кстати! Вы знаете, что это самое большое граффити в Европе на футбольном стадионе? Ох, не зря я заходил в VIP-ложу.

***

«Торпедо» тем временем продолжало давить, а «Томь» прекрасна была на выходе из собственной штрафной. На большее не хватало.

Что-то Сергей Николаевич сидел смирненько на лавочке. Не вставал вообще. Даже покачивался с оглядкой.

— Еще бы, — отвечают мне. — За матч с «Армавиром» прилетел штраф — 500 тысяч рублей на клуб и 100 тысяч на него лично. Вот и сидит.

Мне бы такой штраф пришел — я бы собственные штаны клеем намазал. Больше и на пресс-конференции Игнашевич не ходит. Значит, в Воронеже летом мне повезло — там застал в пресс-центре самого Сергея Николаевича. Смущающегося и подбирающего слова. После на беседы ходил только Николай Савичев, обладатель нужной лицензии. В Воронеже, как выяснилось, Савичев хворал. Вот и пришлось Игнашевичу отдуваться всем нам на радость. Но после болезнь Николая Николаевича отступила.

Вспомнился анекдот золотых спартаковских времен. На пресс-конференцию явился внезапно сам Олег Романцев. Оглядел корреспондентов:

— Вы извините, Грозный заболел...

За этими размышлениями и застал внезапный гол «Томи». За авторством Дмитрия Плетнева, недавно побывавшего на просмотре в «Торпедо». Вот так фокус.

Даже это не заставило Игнашевича приподняться хотя бы на сантиметр.

— Что, замерзли? — ехидно заметил кто-то с трибуны.

Каждую секунду «Торпедо» наносило удар. Оббивая очередную томскую голову или коленку. В злости эта команда не уступает «Лудогорцу». Безусловно проигрывая в везучести.

Лишь умница Сергеев так обработал мяч в штрафной да двинул в угол, что и Вальдес не вытянул бы — 2:1! Уж теперь-то «Торпедо» счастья своего не упустит. Не те собрались здесь мужики, чтоб чудить. А для надежности и Сергея Сергеевича Шустикова выпустили за пять минут до конца. Чтоб и зрители отогрелись, размяли ладошки. Только Шустикову на этом стадионе аплодируют с такой страстью.

ФНЛ: новости и статьи, календарь игр, турнирная таблица, обзоры матчей

Юрий Голышак
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
18
Офсайд
Пред. статья След. статья
Новостная рассылка «Вечерний Спорт-Экспресс»
Только на самые главные новости и важные материалы из мира спорта