Хоккей

12 февраля, 15:00

«Не пытаюсь сделать Кучерова более медийным. Он говорит на льду». Откровения хоккейного агента Дэна Мильштейна

Агент Мильштейн рассказал о характере лучшего бомбардира НХЛ Кучерова
Игорь Рабинер
Обозреватель
Первая часть большого интервью.

В североамериканских рейтингах, которые расставляют по местам агентов НХЛ согласно общей сумме действующих контрактов их клиентов, Дэн Мильштейн идет на пятом месте примерно из двухсот человек с 501 миллионом 690 тысячами долларов. В следующем году эти внушительные цифры станут еще больше на 86 с половиной миллионов. Менее чем за десяток лет он превратился из представителя одного гения, Павла Дацюка, в абсолютно доминирующую фигуру среди агентов российских энхаэловцев. От суперзвезд «Тампы» Никиты Кучерова и Андрея Василевского до сенсационного новичка «Анахайма» Павла Минтюкова, от двукратного обладателя Кубка Стэнли в составе разных клубов Ивана Барбашева до автора 39 голов в дебютном сезоне в НХЛ Андрея Кузьменко, от скалы в воротах «Айлендерс» Ильи Сорокина до ведущих защитников «Тампы», «Лос-Анджелеса», «Айлендерс» и «Оттавы» Михаила Сергачева, Владислава Гаврикова, Александра Романова и Артема Зуба, от разговорчивого Никиты Задорова до безмолвного Александра Барабанова — все его.

Мы познакомились в конце 2017 года, когда Мильштейн помог организовать встречу в Москве с мамой и первым тренером Кучерова, и так страна узнала о том, какие перипетии сопровождали рост в России и отъезд за океан лучшего ныне нашего хоккеиста. Все эти годы я вынашивал идею большого интервью с человеком, во многом решающим судьбы большинства российских игроков лучшей хоккейной лиги мира. Десятки историй о них — перед вами.

Вечером после подписания восьмилетнего контракта Кучеров отказался от десерта. Потому что утром надо было выходить на тренировку

— Как прокомментируете, мягко говоря, нестандартное поведение вашего клиента Никиты Кучерова на конкурсах недавнего Матча звезд в Торонто, вызвавшее свист канадских трибун? — начинаем с актуального.

— Никита — самый техничный и мастеровитый игрок современной НХЛ, лучший, на мой взгляд, хоккеист мира. При том что он очень не любит обсуждать свою результативность, и мы с ним никогда этого не делаем, он идет в этом сезоне на 140 очков. Для него главное — победы, и то, как он в каждом матче отдается игре, никому не придет в голову ставить под сомнение.

Все это намного важнее того формата, в котором Никита решил общаться с фанатами на конкурсах Матче звезд. Да и в нем ничего страшного нет. Никто не запомнит, что делали многие другие на этих конкурсах, а его запомнили все! All-Star Game — шоу, а в шоу что главное? Придумать что-то необычное. То, что врежется людям в память. А на следующий день он вышел на сам матч, забил первый гол, потом отдал передачу — и вообще был одним из лучших среди лучших игроков мира. То есть проявил уважение к болельщикам в Торонто, которым и махал не раз.

— Сейчас уже Кучеров находится на таком уровне, когда неизвестных историй о нем очень мало. Порадуйте какой-нибудь.

— Вспоминаю, как он летом 2018 года подписывал долгосрочный контракт с «Тампой» за год до истечения предыдущего. Все переговоры проходили в условиях строгой секретности в Мичигане, потому что Стив Айзерман, на тот момент генеральный менеджер «Лайтнинг», жил под Детройтом, как и я. Он приезжал ко мне домой, обсуждали условия. Поставив подпись, Никита сказал: «Мне надо написать сообщение Айзерману».

Тут вернусь в 2011 год на комбайн (слет самых перспективных участников будущего драфта, где они проходят физические тесты и собеседования с руководителями клубов НХЛ. — Прим. И.Р.). На очень жестких тестах, которые юные игроки там проходят, будущие звезды почти никогда не занимают первые места, и у каждого есть какие-то недочеты. Кто-то из хоккеистов не дружит с велосипедом, у кого-то другие минусы. Айзерман всегда хотел, чтобы у Никиты были лучше показатели в прыжках. Но в НХЛ, в отличие от других лиг и стран, тебе предлагают варианты — если не идет, условно, с подтягиваниями, ты работаешь над той же группой мышц другими упражнениями.

И Кучеров написал сообщение: «Стив, большое спасибо за контракт. Выше я не прыгну, но Кубок Стэнли тебе выиграю». И выиграл, причем два подряд и став в обоих лучшим бомбардиром турнира. Правда, Айзермана к тому времени в «Тампе» уже не было.

Не забуду и того, как вечером после той эсэмэски Никита за ужином отказался от десерта, поскольку наутро ему нужно было выходить на тренировку. В начале июля, за два месяца до открытия тренировочного лагеря! В день подписания восьмилетнего контракта! Абсолютно типичная для него история. Кучеров — человек, который сделал себя сам и продолжает делать каждый день.

Хоккеист Никита Кучеров
Никита Кучеров.
Фото USA Today Sports

— Меня поражает история, как два года спустя он сделал операцию, пропустил из-за нее весь регулярный чемпионат, а потом вышел на плей-офф и стал в нем второй раз подряд лучшим бомбардиром.

— Одна из моих любимых фраз — настоящие чемпионы выигрывают на темных холодных катках, где нет ни одного человека, а на большую арену при свете и полных трибунах приходят забрать свои медали. Надо было видеть, как он работал в тот год на полу у себя в гараже, где бесконечно делал растяжки и другие упражнения. Восстанавливаться после травм намного труднее, чем играть, и он отдавался этому процессу не жалея себя. Поэтому и совершил потом это чудо.

— «Тампу» тогда многие начали обвинять в лукавстве — что придержали Куча до конца регулярки, а потом выпустили на плей-офф, пользуясь дырами в регламенте.

— Ирония судьбы, что в 2015 году «Тампа», уступившая в финале Кубка Стэнли «Чикаго» (Кучеров тогда уже играл), обвинила соперника в том же — тогда так поступил Патрик Кейн. Операция Никите была необходима — это все видели и понимали.

Первоначально ему давали минимум девять месяцев на восстановление, но благодаря той работе, о которой я сказал выше, он вернулся раньше, чем предполагалось. И хотел как можно быстрее выйти на лед. «Тампа» однозначно не смогла бы вписать его под потолок зарплат, но Никита так любит хоккей, что легко мог сказать: «Не буду сидеть и ждать плей-офф. Вы хотите завоевать Кубок Стэнли? Дайте мне играть сегодня, чтобы я набрал форму».

— У Кучерова сумасшедший сезон. Вы видели предпосылки, что он будет именно таким?

— Нормальный сезон! Никита взял летом всего неделю отпуска и работал не покладая рук. Он не хоккеист, а ученый. Никита выходит на лед сам с собой и работает над тем, что другим кажется мелочами. Угол отскока от бортов при определенном движении шайбы — он должен точно знать все! После того как в 2019 году «Тампа» вылетела 0-4 в первом круге плей-офф от «Коламбуса» после сезона с рекордным числом очков для клуба и 128 баллами у самого Никиты, для него личная статистика перестала иметь какое-либо значение. Как-то звоню ему после игры, в которой он набрал четыре или пять очков. И он все равно недоволен, считает, что мог помочь команде больше.

После феерического празднования Кубка Стэнли Кучеров подписал контракт с пивной компанией

— Вы пытались сделать Кучерова более медийным?

— Нет. Мы с Никитой общаемся на разные темы, и я понимаю, что у каждого есть свой характер и приоритеты. Кучеров говорит на льду. И я его полностью в этом поддерживаю. Каждому свое.

— Но в свое время он был вполне общительным. А потом вдруг полностью закрылся. Что случилось?

— Выбить 128 очков и проиграть в первом раунде всухую «Коламбусу» было очень болезненно. Он рассудил, что лучше радовать болельщиков на льду, чем толкать речи с броневика. А вот одержав победу, можно устраивать феерическое празднование.

Причем в первый год они же победили в пузыре, и во время чествования был масочный режим. В тот день мы плавали на лодках, а вечером были в Тампе на стадионе команды НФЛ. Фанаты по-настоящему узнают Никиту, уже когда он выиграл и все доказал. Тогда он раскован. Он там обнимался и отбивал пятюни всем людям, несмотря на пандемию! Я ему пытался говорить: «Никита, ну пожалуйста, перестань бушевать, ты же сейчас ковидом заболеешь». Но это было бесполезно. И что вы думаете? Заболел я, который стоял в стороне. А он остался здоров.

Во втором году «Тампа» взяла Кубок на домашней арене, где была его семья. И там празднование было еще более мощное. Люди увидели только минимальную его часть.

— После фиесты на праздновании вы же Никите еще и контракт со знаменитой североамериканской пивной компанией подписали.

— Ха! У меня уже был аналогичный опыт с суповой компанией и Ильей Михеевым. И после такого спонтанного празднования стало понятно, что по михеевской схеме нужно будет найти пивную компанию, рекламным лицом которой станет Кучеров. У сообщения в моем твиттере о подписании соглашения с ними было более четырех миллионов просмотров!

Иногда бывают недопонимания, связанные с контрактами, по которыми у игроков есть обязательства. Например, пришлось отменять пресс-конференцию Василевского в Уфе. У него был контракт с компанией по спортивной экипировке, и первое интервью по приезде в Россию он был обязан дать изданию, у которого имелось соглашение с этой фирмой. А уфимцы, не зная этого и не посоветовавшись со мной, собрали журналистов в детской хоккейной школе, куда приехал Андрей. Он просто не имел права с ними разговаривать, а получилось так, будто он сам отказался от общения.

Хоккеист Андрей Кузьменко
Андрей Кузьменко.
Фото USA Today Sports

Подписать Кузьменко мне порекомендовал мой главный скаут. По фамилии Кучеров

— «Ванкувер» обменял Андрея Кузьменко в «Калгари». Вариантов что-либо доказать системному тренеру Рику Токкету у него уже не оставалось?

— Такие нюансы обсуждать не готов. Главное, что в «Калгари» у Андрея будет много игрового времени, первая бригада большинства, свобода в атакующих действиях — все, что ему нужно. Ничего плохого про «Ванкувер» говорить не стану, наоборот, Андрей ему безмерно благодарен. Но настало время идти дальше. Мы перевернули эту страницу.

Уверен, в «Калгари» он обретет стабильность, которая была у него в прошлом сезоне в «Ванкувере». Его гол на пятой минуте в первом же матче с паса Джонатана Юбердо дает надежду и на это, и на то, что у них получится отличная связка. О чем я после игры сказал генеральному менеджеру «Калгари», и это подтвердилось во втором матче, когда Андрей забил снова.

— Еще никто не забыл блистательного дебютного сезона Кузьменко в НХЛ. А как он вообще оказался именно в «Ванкувере» в качестве свободного агента?

— Это интересная история, но сначала расскажу, как мы начали вместе работать. Ему 20 лет, его никто не задрафтовал (эта процедура предусмотрена только для хоккеистов с 18 до 20 лет. — Прим. И.Р.). Три года, 27 раундов, поскольку тогда в лиге была 31 команда, 837 попыток. Август, Кубок мэра Москвы, на котором выступал ЦСКА. Мой самый главный скаут по всему миру звонит и взахлеб начинает: «Там такой парень — Кузьменко, срочно подписывай его! Звони Айзерману в «Тампу», он может играть в НХЛ прямо сегодня!» Знаете, как зовут этого главного скаута?

— Я где-то слышал эту историю, поэтому знаю разгадку. Кучеров.

— Верно. После этого звоню руководителю скаутского отдела нашей компании Александру Тыжных, и он подтверждает: Кузьменко и Константин Окулов могут играть в НХЛ хоть сейчас. Так Андрей стал нашим клиентом. Когда у него закончился контракт в КХЛ, в его подписании была заинтересована 31 команда НХЛ из 32. Мы беседовали с очень многими через Zoom, а потом выбрали пять клубов и побывали в каждом из них.

Кстати, когда читаю в российской прессе новости о том, что таким-то будущим свободным агентом интересуются 15 или 20 клубов НХЛ, то мне хочется спросить — а почему не 30? Ведь интересоваться — не значит подписать. Значит, скаутские службы этих клубов недорабатывают. Так же, как я сам бываю зол, когда о каком-то перспективном игроке узнаю не от скаутов нашей компании, а со стороны.

Поначалу Андрей больше всего хотел в «Эдмонтон». Генеральный менеджер «Ойлерз» Кен Холланд приезжал к Кузьменко четыре раза. Дважды — еще когда он руководил «Детройтом» и дважды — «Нефтяниками». Играть с Коннором Макдэвидом было мечтой Кузьменко, хотя мы все пытались его отговорить: ставку на одного хоккеиста никогда делать нельзя, ведь неизвестно, как с ним сложится «химия». А если нет, что тогда? Но было и видеосообщение от Макдэвида и приход на встречу с руководства клуба с ним Уэйна Гретцки...

— Что?!

— «Эдмонтон» подключил все доступные ему ресурсы. В раздевалке потрясающей арены «Ойлерз», лучшей сейчас в мире, для Андрея накрыли прекрасный завтрак, и там также был один из заметных нападающих команды Зак Хайман. Но мы с игроком и его отцом взвесили все за и против — и приняли другое решение. На это повлиял и разговор Андрея с его будущим партнером по «Ванкуверу» Ильей Михеевым.

— Что за разговор?

— В начале июня 2022 года Михеевы семьей отдыхали на нашей яхте в Майами. Приехал туда и Кузьменко, потому что у нас до перелета в Канаду была встреча с руководством «Флориды». Андрей ломал голову, не знал, какую команду выбрать. Почти все шесть часов на яхте он рассказывал про варианты. Илья, сам не зная, где скоро окажется, говорит: «Кузя, по тому, что ты рассказываешь, я бы на твоем месте выбрал «Ванкувер». А через три недели сам Михеев выбирает тех же «Кэнакс»! Хотя на момент того разговора они даже не обозначались, было еще рано, поскольку клубы получают право разговаривать со свободными агентами только с 1 июля. На тот момент он еще принадлежал «Торонто».

— Чем Андрея так впечатлил «Ванкувер»?

— Еще до полета в этот город у нас была встреча с руководством «Косаток». Мы остановились на один день у меня в Детройте — и, узнав об этом, из Торонто пять с половиной часов на машине к нему ехал тогдашний главный тренер Брюс Будро и примерно столько же из Пенсильвании — генеральный менеджер Патрик Альвин. Такое не могло не произвести впечатление на игрока.

Из Эдмонтона мы с ним полетели как раз в Ванкувер на последнюю, пятую встречу — до того еще были «Флорида», «Анахайм», «Вегас». «Кэнакс» делали для него презентацию еще в январе. Генеральный менеджер, швед Патрик Алльвин, президент по хоккейным операциям Джим Рутерфорд перешли туда из «Питтсбурга», они хотели заполучить Кузьменко еще туда и следили за ним много лет. Клубный офис — в высотке, прямо соединяющейся с ареной. Пока ждем встречи, его спрашивают: хотите что-то попить? Андрей: «Мне, пожалуйста, воду с лимоном». Мы все засмеялись — это же не ресторан, а офис клуба, откуда у них лимоны? Он привык, что в России у всех руководителей есть секретари, которые обеспечивают такой сервис, но в Америке принято по-другому. Произошло маленькое забавное недопонимание.

Целый день провели с ними, и пришло время принимать решение. Мы с моим помощником Владом Спектором говорим: «Правильнее места, чем «Ванкувер», чтобы за год зайти в НХЛ, не найдешь». С учетом того, что Кузьменко предлагал контракт 31 клуб, он мог ошибиться 30 раз. Все команды присылали майки с 96-м номером и его фамилией — думаю, они в Москве, и при желании можно целую комнату из них оформить. Звоним его папе — он тоже за «Кэнакс». А Андрей никак не может решить.

Договорились с клубом, что посмотрим город, а к пяти часам дня вернемся. В районе трех Кузьменко принимает-таки решение в пользу «Ванкувера». Я покупаю бутылку шампанского, и Андрей с Владом идут в магазин и покупают мешочек с пятью лимонами в шутку, потому что эта тема обсуждалась постоянно. Поднимаемся в высотку, договариваемся, что во время беседы он наденет на себя майку «Кэнакс» и вручит им шампанское и эти лимоны. Заходим в офис — а там стоит громаднейшая ваза, доверху набитая лимонами! Мы просто выпадаем в осадок и начинаем хохотать.

Была еще история в «Питтсбурге». В какой-то момент там поменялось руководство клуба — Рутерфорд с Альвином перешли в «Ванкувер», пришли Брайан Бурк и Рон Хекстолл, сейчас уже уволенные. Последний, став генеральным менеджером, посмотрел скаутские отчеты и подтвердил желание подписать Кузьменко. А Бурк, которого взяли президентом, вообще понятия не имел, что в клубе происходит. Во время Олимпиады в Пекине мы с Хекстоллом договорились о Zoom-конференции. Андрей долго не хотел ни с кем общаться, пока шел сезон в КХЛ и были шансы сыграть в Китае. Потом с Олимпиадой все стало понятно, возникла пауза, и тогда мы организовали разговор.

Хекстолл хорошо оделся, показывал схемы, все шло гладко. Вдруг в его офис на наших глазах влетает Бурк — рубашка наполовину расстегнута, галстук висит почти на боку. Влезает в Zoom-разговор, перебивает генерального и начинает ни с того ни с сего рассказывать Андрею, какое у «Пингвинз» классное развитие в АХЛ. Хекстолл в столбняке, Кузьменко понимает, что там творится что-то непонятное. А так бы он мог и там оказаться.

— С учетом характеристики от Кучерова не было возможности увезти Кузьменко как раз к Никите в «Тампу» — ведь у вас хорошие отношения с генеральным менеджером этого клуба Жюльеном Брисбуа?

— Были более интересные варианты, которые лучше подходили под Андрея и его игру. Где бы он в «Тампе» выходил в большинстве, одном из лучших в лиге? Когда мы с Кузьменко приехали в Лас-Вегас, генеральный менеджер «Голден Найтс» сказал: «Андрей, мы тебя видели вживую 178 раз». — «Сколько?!» Открыли компьютер и показали количество файлов со скаутскими отчетами. Главный скаут действующих обладателей Кубка Стэнли — один из первых советских энхаэловцев Александр Годынюк, другие скауты, генеральный менеджер — реально просматривали его 178 раз.

Хоккеист Павел Минтюков
Павел Минтюков.
Фото Global Look Press

Первый день Минтюкова в Америке был на яхте с Кубком Стэнли, Кучеровым и Василевским

— В начале сезона сенсацию в НХЛ произвел 19-летний защитник «Анахайма» Павел Минтюков. Как он к вам попал?

— Декабрь 2019 года, я в Москве. Мне звонит Александр Тыжных и говорит: «У тебя есть один шанс из миллиона встретиться с семьей Павла Минтюкова». Я вдрызг больной, с температурой, чувствую себя странно, не понимаю, что происходит. Тогда еще никто не знал, что такое ковид, а это точно был он.

Звоню его отцу и прошу о встрече, они с женой и сыном приезжают ко мне в «Ритц-Карлтон». Родители на тот момент видели развитие Павла в России. И тут 16-летний Паша вдруг их перебивает: «Моя мечта с детских лет — играть в НХЛ, и я сделаю для этого все. Хочу, чтобы вы были моим агентом, и хочу уезжать в канадскую юниорскую лигу, потому что буду ближе к своей мечте».

— Родители это приняли?

— Да, надо отдать им должное. Паша принял решение, мы поставили его на юниорский драфт, и он прилетел в Майами в октябре 2020-го. Так совпало, что в этот день наша яхта выходила оттуда в Тампу на чемпионский парад по случаю победы «Лайтнинг» в плей-офф.

Пашин первый день в Америке был на яхте Gold Star с Кубком Стэнли — вместе с Кучеровым, Василевским и Сергачевым. Представляете, что это для него было? При этом, будучи совсем мальчишкой, он не дотронулся до Кубка, поскольку это плохая примета — касаться трофея, пока его не выиграл. Настолько не по годам взрослый парень. Не сомневаюсь, что он — будущая суперзвезда. Если «Анахайму» выпадет при жеребьевке следующего драфта второй номер, то он возьмет белорусского защитника Артема Левшунова, и они вдвоем много лет будут кошмарить лигу. А история Саши Романова!

— Как в таких случаях любят говорить мои коллеги по «СЭ» Юрий Голышак и Александр Кружков: «Так расскажите же!»

— Вы знаете, что дед защитника «Айлендерс» — Зинэтула Билялетдинов, а отец — Станислав Романов, который играл в КХЛ и сам стал известным агентом. Они довели сына и внука до профессионального уровня.

Драфт был в Далласе, и Сашу перед ним даже не пригласили на комбайн, в котором участвуют сто самых перспективных участников драфта. Его не было ни в каких рейтингах. Звоню ему за два месяца и говорю: «Саша, нужно, чтобы ты приехал на драфт. Тебя надо засветить, ты разговариваешь на хорошем английском, из интеллигентной семьи и приличной школы, произведешь приятное впечатление». — «А если меня не возьмут?» — «Возьмут, не переживай. Просто надо, чтобы ты приехал».

Он вздохнул: «Ну ладно. Если не возьмут на драфте, так хоть кроссовки себе в торговом центре куплю!» С этими словами я купил ему билет на самолет в Америку, где его взял «Монреаль» во втором раунде под 38-м номером. И сейчас он — в лидерах в «Айлендерс» по времени на льду.

ХоккеистИлья Михеев
Илья Михеев.
Фото USA Today Sports

Полуголый Бэбкок в шесть утра стриг лужайку у дома. Помахал в телефон Михееву: «Илья, я хочу с тобой работать!»

— Как возник вариант с подписанием рекламного контракта Ильи Михеева с компанией, производящей супы?

— Когда у Михеева был драфтовый год, он даже не знал, где и когда проходил этот драфт. Он поздно развился и заиграл гораздо позже других талантливых сверстников. Для молодого Ильи пределом мечтаний были база сборной в Новогорске, красные шаровары, куртка с гербом национальной команды и шапочка с помпончиком. И попал он туда только в 22-23 года.

Незадолго до этого я ему позвонил: «Илья, я такой-то, хочу с тобой работать. Ты — игрок НХЛ». То, что все — правда, он понял в конце августа на турнире Николая Пучкова в Санкт-Петербурге, когда мы к нему в один день привезли генерального менеджера «Вегаса» Джорджа Макфи, его коллегу из «Чикаго» Стэна Боумэна и директора по селекции хоккеистов «Торонто» Джима Палиафито.

С Михеевым мы познакомились в мае на чемпионате мира, а к августу я организовал вокруг него маркетинговую движуху. К клубам, которые не видели его на ЧМ, мы пошли сами по принципу «если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе». И к турниру Пучкова за ним уже стояла очередь.

Боумэн пришел с иголочки — пиджак, костюм. Полностью подготовленный, изложил свое видение, как Михеев будет играть в «Блэкхокс». Палиафито был в майке «Торонто» — и у него был козырь в рукаве. Главным тренером тогда был Майк Бэбкок. Встреча проходила в гостинице «Коринтия» в Питере — и в какой-то момент он по видеосвязи звонит Бэбкоку, о чем Илья еще не знает. В Америке — шесть утра. Полуголый Бэбкок, единственный в мире тренер — член Тройного золотого клуба, косит траву у себя дома на лужайке. И машет ему в трубку: «Илья, я Майк Бэбкок. Хочу с тобой работать, и ты будешь у меня играть». Останавливает свою косилку и начинает рассказывать, где его видит и как именно будет использовать. Три такие встречи в один день!

— С трудом представляю, как у парня крыша от такого не поехала.

— Илюша — это, наверное, единственный энхаэловец, который летом возвращается в Россию, чтобы поехать в деревню к бабушке вскопать ее огород (зарабатывая по пять миллионов долларов в год. — Прим. И.Р.). Самый простой человек в мире! Прослушав три эти презентации, он тут же встал со словом «Торонто». Я ему: «Не спеши, у нас еще целый год для выбора впереди». — «Нет, «Торонто» — и все». И через год, когда закончился его контракт с «Авангардом», поехал к Бэбкоку.

— Который долго там не проработал.

— Но то, что он дал ему за те три месяца, Михееву пригодилось до сих пор. Бэбкок помог ему стать хоккеистом, которого ценят в лиге. Майк сказал ему в той беседе: «Илья, ты будешь играть в топ-звеньях. Но начнешь в третьем. Я спокойно построю тебе трамплин, чтобы ты с него взлетел».

Ближе к приезду я сказал ему: «Илюша, тебе нужно выучить английский». Представь, что в твой «Авангард» пришел китаец, без русского языка и переводчика. Что будет с этим китайцем у вас в раздевалке? Он: «Я тебя понял». Я убедил его, что нужно приехать в Америку в середине июля. «Торонто» предоставило ему репетитора. И он заговорил за очень короткое время! Не идеально, конечно, но нормально.

Первая игра, у него 1+1, первая пресс-конференция. Выводят Илью, все спрашивают о впечатлениях. Журналистка Лина хочет переводить, он от ее помощи отказывается и выражает готовность отвечать по-английски. И на вопрос «Как тебе в Канаде?» отвечает уже знаменитой тирадой: «Я люблю суп. Ем суп — и мне хорошо. Не знаю, почему вы в Канаде не едите супы».

Все засмеялись. А я, как это услышал, в ту же секунду подумал: «Блин, я тебя сейчас озолочу!» Потому что никто лучшей рекламы супа не делал! Наутро я дал инструкции моим маркетинговым ребятам обзвонить с этим клипом все компании, производящие супы. И самая большая фирма в мире сделала Михеева своим главным суп-офицером. Он получил деньги с рекламного контракта, по-моему, еще до того, как пришла первая зарплата от «Торонто»! Потом еще сделали рекламу на русском языке, где он созванивается со своей мамой и ностальгирует по ее супу.

— Серьезные деньги?

— Сумму озвучить не могу, но ему было хорошо. Тем более для человека, который только что пришел в НХЛ.

Хоккеист Никита Задоров
Никита Задоров.
Фото USA Today Sports

Михеев и, возможно, Задоров сыграют за мой андоррский клуб в еврокубках

— Как вам такие идеи с рекламой вообще в голову приходят?

— Это моя работа. Смотрели «Слово пацана»? Я сделал и разослал всем своим клиентам в России шапки, какие носили герои фильма, с логотипом нашей компании. Кое-кто из ребят их в соцсетях поставил, всем это было по приколу. Я у себя в соцсетях ставлю все голы наших клиентов — ребятам тоже нравится. Маркетинг — моя тема. Объяснил нашим сотрудникам, чего хочу — они пошли и сделали.

В НХЛ клубы, арены, все стремятся заработать на всем — и это абсолютно здоровое стремление. Всего несколько лет назад на домашние матчи «Флорида Пантерз» никто не ходил. Трибуны заполнялись только на матчи с клубами Оригинальной шестерки, чьи болельщики из Торонто, Монреаля, Нью-Йорка, Бостона приезжают во Флориду на зиму греться. Осознав это, во «Флориде» поняли, что, если есть проблемы с посещаемостью, то надо зарабатывать деньги на рекламе, продавать под нее каждый сантиметр арены. Как думаете, кто может рекламироваться в писсуаре?

— Ну, допустим, врачи по проблемам, связанным с мочеиспусканием.

— Да, местный уролог. А в Детройте одним из направлений моей финансовой компании была установка банкоматов на спортивных аренах, одной из которых была «Джо Луис Арена». Мы получали по три доллара комиссии с каждой трансакции. Просматривал их потом — один и тот же человек трижды снимал по 20 долларов, чтобы взять пива и, получается, трижды платил нам по три, вместо того чтобы один раз снять 60 с комиссией втрое меньше. И таких было много.

Раньше перерыв в матчах НХЛ был 15 минут, а теперь — 18. Почему? Маркетологи подсчитали, что за 15 минут ты можешь, отстояв очередь, купить только одну банку пива, а за 18 — еще и вторую, чтобы взять ее на трибуну! Аналитика высшей категории, чтобы клубы могли зарабатывать. А мои способности к маркетингу, думаю, родились вместе со мной.

— Вы — владелец футбольного клуба «Санта-Колома» в Андорре, который в прошлом году пошумел в квалификации еврокубков, пройдя два этапа. Зачем вам это нужно?

— Клуб в Андорре импонировал мне, во-вторых, тем, что это райское горное место, где живет множество долгожителей, и в эту маленькую страну влюбиться очень легко. А во-вторых, тем, что, несмотря на ее размеры, они играют в еврокубках. Мне это было необходимо, чтобы я мог привозить туда футболистов постсоветского пространства и даже американцев, давать им шанс выступать в международных турнирах и развивать их в карьеру.

— Это вложения какого порядка?

— Любителей у нас нет. Все-таки речь идет о команде, которая играет одну из ведущих ролей в своей премьер-лиге и выходит в еврокубки. Поэтому наш бюджет — семизначная цифра в долларах. Это миллионы, а не сотни тысяч.

— Футбол же для вас штука не посторонняя.

— Да, я в детстве постоянно ходил на киевское «Динамо», что было намного интереснее, чем посещать матчи хоккейного «Сокола». Их соперничество со «Спартаком» было чем-то потрясающим. Прекрасно помню, как динамовцы в конце 1986 года побили рекорд СССР по числу золотых медалей, обыграв московских одноклубников в решающем матче на Республиканском стадионе. Не забуду круг почета футболистов вокруг поля, во время которого я вместе с другими болельщиками жег факелы из газет. Хотя и к «Соколу» я был неравнодушен — когда к друзьям моих родителей приехал вратарь Юрий Шундров, и я увидел его в подъезде, для меня это было впечатление на всю жизнь.

У меня был детский сезонный абонемент за два рубля. И неоднократно после матчей такие вот пацаны, как в «Слове пацана», у меня его отжимали. Но на футбол-то ходить хотелось — и приходилось брать у родителей деньги, идти и покупать новый. Это не было просто, но какие-то связи для этого у нас имелись.

Уехав в Америку, я на некоторое время отвлекся от футбола. Но сейчас, с приобретением андоррского клуба, живой интерес к нему снова появился. Даже раньше — ведь футболом интересуются очень многие мои клиенты, а значит, должен быть в теме и я. Поскольку мы — члены УЕФА, кое-кому я помог с билетами на финал Лиги чемпионов в Стамбуле. Но сказал им — в следующий раз дайте знать в январе, а не за пять минут до игры. Кстати, только на андоррском клубе я не остановлюсь.

— У вас в клубе успешно работал, а потом ушел в отставку Дмитрий Черышев. Как это было?

— Я ему благодарен, потому что мы пришли в клуб меньше чем за месяц до начала чемпионата Андорры, и у нас на тот момент было подписано всего два или три футболиста. Когда я приехал и увидел футбольное поле, по которому бегали петухи, то пришел в легкий ступор. Так мы познакомились с Димой, которого мне порекомендовали — он жил недалеко в Испании. Когда мы закрывали сделку, он был рядом с нами. И вместе ловили петухов, которые перебегали наше поле. С этого все началось.

И ровно через год мы в Нидерландах на большом стадионе клуба АЗ в ранге чемпионов Андорры играли в третьем круге квалификации еврокубков. Он смог собрать ребят, проделать с ними большую работу, стать чемпионами и впервые в истории этой страны вывести клуб в третий отборочный раунд. Да, он был жесткий тренер. Но ты должен ненавидеть своего тренера 364 дня в году, а на 365-й получить свой чемпионский перстень. Поэтому я благодарен Диме: он показал этим ребятам, что бывает после тяжелой работы на 365-й день.

— А почему с ним расстались?

— Это останется внутри команды, но ничего по-настоящему плохого там не было. Обычная в спорте ситуация, по которой мне даже пришлось посоветоваться за ужином с генеральным менеджером «Тампа-Бэй Лайтнинг». Все-таки я агент — но, став владельцем команды, увидел ситуацию с другой стороны. Советовался не только с Жюльеном Брисбуа, но и с другими генеральными менеджерами, оппонентом которых я как агент был со своими хоккеистами. Обсуждали это, а потом задавал вопрос уже как владелец футбольного клуба. Обрел опыт, который поможет мне и в агентской деятельности. У нас с Черышевым остались хорошие отношения, мы буквально вчера переписывались, он звал в гости в Ярославль. Буду в тех краях — обязательно к нему заеду.

Многие мои клиенты — большие фанаты футбола. Я видел, как играют Илья Михеев и Никита Задоров. Они однозначно помогут нашей команде. Очень хочу заявить их двоих на еврокубки. И не просто заявить, а они обязательно сыграют.

— И вот это точно прогремит на весь мир.

— Они этого достойны. Более того — уже второй год контрактное предложение есть и у Павла Дацюка, великолепно играющего в футбол. Очень надеюсь, что он выйдет на поле вместе с Ильей и Никитой. Только не уверен, что бюджет нашего клуба потянет его контракт, ха-ха!

Хоккеист Иван Барбашев
Иван Барбашев.
Фото USA Today Sports

Как Барбашев не играл даже в АХЛ, а через полтора года поднял над головой Кубок Стэнли

— Что сделало Ивана Барбашева двукратным обладателем Кубка Стэнли в составах разных клубов?

— Кстати, его в прошлом сезоне хотел взять не только «Вегас», но и «Бостон». Где хорошо помнят, что Ваня за хоккеист, поскольку он очень сильно приложил руку к победе «Сент-Луиса» над «Брюинз» в финале Кубка-2019.

Он кубковый игрок! Но путь к этому был долгим. За полтора года до того, как «Сент-Луис» завоевал Кубок, я находился в Коламбусе. Ноябрь, вечер пятницы. А тут необходимо предисловие, что Ваня был очень перспективным — капитанил в сборной России на МЧМ. На драфт его поставили в начале второго раунда, причем до него ушли многие хоккеисты, которые в НХЛ так и не сыграли.

Он заканчивает юниорку, едет в Сент-Луис. «Блюз» к этому времени уже провалили сезон, благодаря чему Ваня закончил регулярку в основе, в звене с Вовой Тарасенко. А приехал на следующий сезон — и его сразу отправили в АХЛ, где он и пробыл до ноября. И тогда позвонил мне. Мы не были знакомы. «Дэн, мне порекомендовали тебе позвонить. Я хотел бы с тобой работать».

Спрашиваю, что у него за проблемы. Он объясняет, что уже четыре матча вне состава даже в АХЛ и не понимает, что происходит. «А что сказал твой агент?» — «Я с ним четыре раза за три года разговаривал. Даже не знаю, кому звонить».

Звоню Дугу Армстронгу, генеральному менеджеру «Блюз». Тот ворчит: «Иван думает, что он Павел Дацюк. Но он не Дацюк, а форвард четвертого звена! Если он хочет быть в НХЛ, ему надо сделать это и это!» Перезваниваю Барбашеву, говорю: «Ваня, они считают, что ты — игрок четвертого звена и должен выполнять такие-то задачи. Если ты будешь делать в АХЛ это и это, то вернешься в НХЛ в течение 30 дней. Стань самым лучшим хоккеистом четвертого звена, а потом пойдем дальше».

Одна из задач агента заключается в налаживании коммуникации между игроком и командой. Три недели спустя его подняли в «Сент-Луис». При том что меньше месяца назад не выходил даже в АХЛ! А через полтора года спустя Ваня поднял над головой свой первый Кубок Стэнли как лучший форвард четвертого звена. Потому что это их тройка с двумя шведами, Сундквистом и Стином, вынесла соперников в трех раундах из четырех, включая финал с «Бостоном».

Многие ребята, когда растут, мечтают стать Месси и Дацюками. И у них есть на это основания — каждый из 23 хоккеистов заявки любого клуба НХЛ был капитаном или звездой своей детской, юношеской команды. Это сборная солянка лидеров. А в НХЛ у каждого своя роль, и многим обидно не играть на рояле, а таскать его. Барбашев вначале попал в ту же ловушку, но в итоге с блеском выбрался из нее. Если бы не было того разговора с Армстронгом, к которому Ваня отнесся со всей серьезностью, то он продолжал бы стандартно для хоккеистов в такой ситуации считать, что тренер — баран, не доверяет и так далее.

А потом он, как мы и говорили в той первой беседе, пошел дальше. В «Вегасе» стал форвардом топ-6, обладателем уже второго Кубка Стэнли и 25-миллионного контракта.

— У вас шесть вратарей НХЛ, из которых четыре российских — два топовых (Василевский, Сорокин) и два молодых (Кочетков, Аскаров). Те, кто помоложе, идут к вам, видя, к чему пришли старшие?

— Нет, у каждого своя история. С Ильей Сорокиным за год до его отъезда в НХЛ нас познакомил общий друг и мой клиент — Богдан Киселевич. Илья первым в истории лиги подписал с «Айлендерс» два контракта в один день: один — новичка, который тут же «спалил», и тут же — односторонний на два миллиона. Уникальная история, уникальное доверие, которого Илья полностью заслуживал!

У Пети Кочеткова не было абсолютно никакого общения с его предыдущими агентами. До того, как перейти ко мне, Петя мне звонил, поскольку играл в фарм-клубе вместе с моим клиентом Васей Пономаревым, которому я помогал по всем вопросам. И жили они в одном комплексе. Соответственно, помогал я и Кочеткову, насколько мог.

— Кочетков — харизматичный вратарь, темпераментный.

— Он играет, как когда-то Доминик Гашек, не похоже ни на кого. На льду — на своей волне. Может и подраться, и при буллите на полполя выбежать, клюшкой шайбу выбить. Не все этим бывают довольны. Но он молодчик, о нем говорят! Он вратарь будущего.

Аскаров с 12 лет котировался так, что у всех специалистов слюнки текли. Он всегда считался следующим Василевским. Сейчас в России вообще очень много талантливых голкиперов. Противостояние на юниорском уровне ребят 2007 года рождения — Фролова из Тольятти, Андреянова из ЦСКА, Мельчакова из Череповца и Левченко из Питера — это соперничество новой волны Василевских, Сорокиных и Шестеркиных. Североамериканцы в последние пять лет вообще не выпускают сильных новых вратарей, они провалили развитие голкиперов.

Когда мы с генеральным менеджером «Детройта» Стивом Айзерманом были на Zoom-звонке с одним из российских вратарей, он прямо сказал: «В НХЛ — 32 клуба, но не уверен, что есть 32 вратаря». В лиге есть около десяти твердых первых номеров. А россияне в этом плане — молодцы. Там в каждой юниорской команде на ставке есть квалифицированные тренеры вратарей. Поэтому Россия штампует классных голкиперов пачками, и поэтому даже за ребятами среднего класса бегает вся НХЛ.

— Михаил Мальцев рассказывал, что Владислав Гавриков зашел в кабинет генерального менеджера «Лос-Анджелеса» и легко договорился по каким-то моментам, связанным с его арендой в «Спартак» — такой у защитника вес в «Кингз».

— Влад и его жена Настя приехали в НХЛ с великолепным английским. Если есть закрытые ребята, то он — компанейский, командный. Его трудно не любить, и он быстро завоевал уважение хоккеистов сначала в «Коламбусе», а потом в «Лос-Анджелесе». Не могу сказать, что оппонентам доставляет удовольствие против него играть, но никогда не слышал, чтобы и из партнеров, и вообще о Владе кто-то сказал что-то негативное.

Дэн Мильштейн
Дэн Мильштейн.
Фото Федор Успенский, «СЭ»

Наших клиентов в России играет больше, чем в Северной Америке

— У вас репутация человека, который увозит российские таланты в Северную Америку. Насколько в связи с этим сложно работать в нынешней ситуации? В последнее время в России немало говорят о хоккейных дельцах, которым надо перекрыть кислород.

— Дельцов действительно много. Подразделяю агентов на два типа. Одни — как мы, вкладывают в этих мальчишек колоссальные ресурсы, чтобы у них был шанс заиграть в НХЛ. Я делаю это бесплатно — потому что получаю деньги только с энхаэловских контрактов. Иногда мы работаем с ребятами по десять лет до того, как они становятся платежеспособными клиентами. Юниорские лиги не платят агентам никаких денег, и мои клиенты, выступающие в них, — тоже. Мы берем всего от пяти до 15 ребят каждого года рождения, потому что работаем на их контракты в НХЛ, а не на что-то другое.

Другой тип агентов, которых действительно можно назвать дельцами, — те, кто забирает в Америку детей, которые заведомо не заиграют в профессиональных лигах, потом устраивают в команды непонятного уровня и наперед берут за это с родителей бешеные деньги. Если у ребят ноль шансов когда-либо дойти до НХЛ, но родители, введенные в заблуждение, продают свои квартиры, машины и отдают агентам последние деньги, чтобы их чадо поехало за океан, — это неправильно. Я не хочу видеть слезы родителей ребят, у которых изначально не было шансов. Мне не нужен поток. Мне нужно, чтобы все, с кем я работаю, как минимум попали на драфт.

Есть статистика, что в хоккей играют 1 миллион 700 тысяч человек. В НХЛ менее восьмисот рабочих мест, из которых 450 — постоянные. Нужно это понимать и не платить деньги агентам, которые трудоустраивают ребят в команды третьего или четвертого юниорского уровня в США, откуда подняться невозможно в принципе. Среди наших клиентов больше ребят выступает в России, чем в Канаде или США. На прошлогоднем драфте ушли 17 наших клиентов, и почти все продолжают играть дома. Мне не нужно забирать всех в Северную Америку сразу, у каждого свой срок.

Когда Родиона Амирова поставили на драфт в «Торонто», задолго до его болезни, он очень хотел через год, после истечения контракта с «Салаватом», уехать в Канаду. Мы смогли его убедить, что рано — достаточно посмотреть на первую шестерку форвардов «Мэйпл Лифс». Удалось договориться с обоими клубами, и впервые в истории «Торонто», подписав с игроком контракт, вернул его в аренду в свой же клуб. Мы настаивали, чтобы он еще два года остался в Уфе, поскольку считали, что для НХЛ и тем более «Торонто» он еще не созрел, и лучше, чем в родном клубе, ему нигде не помогут развиться.

— То есть вы не сторонник того, чтобы молодые хоккеисты при любых обстоятельствах ехали в Северную Америку?

— Нет. Ситуации бывают разные, и неоднократно случалось, что наши клиенты твердили: «Хочу уехать», а мы в агентстве видели, что они еще не готовы ни в игровом плане, ни в личностном. Понимаешь, чем дело закончится, приводишь аргументы, но не можешь убедить хоккеиста и его родителей.

Панарин, Зайцев, Зуб, Барабанов, Михеев — если бы все они приехали в 18, то через год-два, скорее всего, уже вернулись бы и никогда в НХЛ больше не отправились. С другой стороны, сейчас выходит на драфт белорус Артем Левшунов — атакующий праворукий защитник. Для него лучшим развитием был отъезд в Америку, и он выступает в NCAA, в университете Мичиган Стэйт. Все наши клиенты из числа российских вратарей в юниорском возрасте играют в России, потому что для них это в сто раз полезнее, чем в Северной Америке.

В этом году у нашего агентства в топ-10 драфта должно уйти три хоккеиста, и у них совершенно разные судьбы. О Левшунове я уже сказал, форвард Иван Демидов выступает в России, а канадский защитник Зэйн Перек выступает в канадской юниорской лиге, за клуб «Сагино Спирит», где еще недавно играл Минтюков. И Паша взял Зэйна под свое крыло, они провели сезон вместе и это на сто процентов поможет Переку.

— Не опасаетесь ввода ограничений в плане вывоза молодых хоккеистов из России за океан?

— Все может быть. Это компетенция государства и ФХР, и я туда лезть не буду. Но хочу заметить, что из наших клиентов единицы в возрасте от 16 до 20 лет играют в Северной Америке. Подавляющее большинство — в России.

Хоккеист Алексей Мельничук
Алексей Мельничук.
Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Мельничука в НХЛ подкосил ковид

— Допускаете, что после «дела Ивана Федотова» НХЛ начнет увозить игроков из КХЛ при действующих контрактах — ведь меморандума на бумаге сейчас нет, а российская сторона нарушила джентльменское соглашение первой?

— Мы уже видим, что НХЛ этого не сделала. Более того, есть один хоккеист (речь про защитника ЦСКА Артема Дуду. — Прим. И.Р.), взятый во втором раунде (не мой), который сюда приехал на год раньше окончания контракта с одним из ведущих клубов КХЛ. Так задрафтовавшая его команда НХЛ ничего с ним не подписала, хотя могла! Потому что это суперконсервативная лига, которая уважает контракты.

— Почему не получилось за океаном у вратаря Алексея Мельничука? Его историю вам, в частности, предъявляли ваши российские коллеги.

— По-прежнему считаю его великолепным вратарем. В том сезоне, когда он в сентябре стал вратарем месяца в КХЛ, у нас был план оставить его в России еще на два года. Но потом произошли изменения в его команде (СКА. — Прим. И.Р.), ставка была сделана на других вратарей, при этом появилось много предложений из НХЛ.

Посреди сезона Леша склонялся к «Колорадо». Но при этом тренером вратарей «Сан-Хосе» был Евгений Набоков, кумир Мельничука. Я ему позвонил, попросил на Алексея посмотреть и высказать свое мнение. Через полчаса Набоков перезванивает: «Я хочу с ним работать!» Он поговорил с Лешей, и тот переиграл «Колорадо», «Чикаго» и все остальные варианты на «Акул».

Начал он в Северной Америке очень достойно. Во втором сезоне его в январе заслуженно вызвали в НХЛ. Он приезжает туда с ковидом — и через два месяца, перед дедлайном, оказывается в Лиге Восточного побережья в системе «Тампы». Тогда и начался период неудач. Уверен, что его подкосил именно ковид. Я в Мельничука верю — так же, как верит один из лучших тренеров вратарей в России Рашит Давыдов, благодаря которому он оказался в Ярославле. У Леши есть все, чтобы блистать в КХЛ и вернуться в НХЛ.

— Есть клубы НХЛ, где целые партии ваших клиентов из разных стран. Это случайно так получается или из-за более теплых отношений с генеральными менеджерами?

— Стечение обстоятельств! Да, так получилось, что 40 процентов зарплат в «Тампе» у пяти наших клиентов, шесть человек у нас в «Калгари», по пять — в «Лайтнинг», «Вегасе» и «Виннипеге», четыре — в «Ванкувере», а уж по три можно перечислять половину лиги. Просто у нас много игроков — и не только россиян, но и всех остальных.

— Почему Задорова обменяли в «Ванкувер»?

— На тот момент было две команды, которые были у нас в приоритете («Ванкувер» — одна из них), где Никита сам хотел играть.

— Задоров же сам попросил обмена из «Калгари»?

— Да. Обычно агенты все делают за кулисами. Но если бы в данном случае мы не объявили все через прессу, то этого обмена не состоялось бы. «Калгари» не собирался его менять. Он клубу нравился, просто были некоторые нюансы, из-за которых нужно было форсировать ситуацию и проводить сделку максимально быстро. Мы не хотели ждать дедлайна, и это была одна из редких историй, когда мы пошли на такой громкий шаг.

— В России, говорят, вы из агентов сотрудничаете со Станиславом Романовым. Почему именно с ним?

— Я сотрудничаю со многими агентами. Мой бизнес — НХЛ. Что же касается Стаса, то он импонирует мне тем, что он как бывший хоккеист и отец, воспитавший игрока НХЛ, — за развитие ребят. Вижу, как он с ними работает. Он не отговаривает хоккеистов от Северной Америки: мол, ты уедешь, а я потеряю свои деньги. У него все четко: если ты готов ехать — надо ехать, если нет — не надо. Так же, как не было его и в случае с сыном. Он прошел этот путь не только как агент, но и как отец.

Во второй части интервью читайте:

  • как в «Детройте» отговаривали Павла Дацюка от возвращения в Россию;

  • почему «Ред Уингз» не стали драфтовать Евгения Кузнецова;

  • как развивалась трагическая история умершего от рака Родиона Амирова;

  • почему Мильштейн решил спродюсировать фильм «Русская пятерка».