Новости Статьи Матч-центр

Хоккей   //  Чемпионат мира 

Алексей Жамнов:
"Макаров говорил нам с Козловым – не смейте играть на меня, делайте все сами"

Марат Сафин
Марат Сафин
Шеф отдела хоккея
0
1
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях

ЧМ-2016. ВКУС ЗОЛОТА

Глава селекционной службы сборной России, генеральный менеджер "Спартака" и один из лучших российских центрфорвардов 90-х годов вспоминает свой первый чемпионат мира

Нападающий московского "Динамо" Алексей Жамнов дебютировал в сборной СССР в 20 лет. В апреле 1991 года он отправился на свой первый чемпионат мира, проходивший в Финляндии. Тогда национальная команда Советского Союза переживала смену поколений. Часть игроков уже играли в НХЛ. В частности, из-за выступления в Кубке Стэнли не смогли приехать главные звезды нашей сборной: Игорь Ларионов и Владимир Крутов. Молодые звезды – Александр Могильный и Сергей Федоров – не могли приехать по известным причинам, так как попросту совершили побег из страны.

ДАВАЛИ КЛЯТВУ, ЧТО БУДЕМ БИТЬСЯ

– С 90-го года я уже постоянно ездил со сборной, – вспоминает Жамнов. – В те годы в сборной шла смена поколений, главный тренер Виктор Тихонов стал привлекать молодых ребят. Перед чемпионатом мира были тяжелые сборы. Тогда чемпионат страны заканчивался за месяц до чемпионата мира, и весь этот месяц мы готовились. Фактически это была еще одна предсезонка.

– Кто помимо вас был из "Динамо"?

– Поехали Андрюха Трефилов, который провел успешный сезон, Андрей Ломакин, Саша Семак и Владимир Мышкин.

– Большая ли была конкуренция на место в окончательную заявку?

– Обычно окончательный состав наигрывался уже за две недели до начала турнира. Под вопросом были максимум одна-две кандидатуры. Все нюансы уже, к сожалению, не помню.

– С кем играли в тройке?

– С Сергеем Макаровым и Славой Козловым.

– Было ли ощущение переходных времен из-за того, что не все ведущие наши игроки смогли приехать?

– Нет. Когда к сборной присоединились Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов, мы, молодые, на них смотрели, как на дяденек. Но атмосферы это не портило, она была просто замечательной. Перед чемпионатом мира было собрание: только игроки, без тренеров. На нем каждый высказывался перед командой, можно сказать, давал клятву, что будет биться изо всех сил, чтобы победить. Это осталось в памяти надолго. Традицию эту сохранили ветераны, она уходила корнями еще в старые советские времена.

У МАКАРОВА БЫЛО ЧЕМУ ПОУЧИТЬСЯ

– Первая часть турнира была пройдена относительно ровно: шесть побед и ничья с будущими чемпионами мира шведами – 5:5.

– Первый этап шведы играли очень тяжело. Все время проигрывали по ходу матча, сравнивали на последних минутах. При этом много решающих голов у них забивал восходящая звезда Матс Сундин.

– Кто был лидером нашей сборной помимо Фетисова и Касатонова?

– Первая тройка: Быков – Каменский – Буре. Нам со Славкой Козловым повезло, что у нас в звене был Сергей Макаров. Михалыч тогда уже играл в "Калгари". У него, конечно, было чему поучиться! Он не ругал нас, не строил, а очень сильно помогал. Он вообще очень спокойный по жизни человек. Говорил – не вздумайте играть на меня, делайте игру сами и не бойтесь ошибиться. Считаю, мне очень повезло, что удалось сыграть в одной команде с таким нападающим и с таким человеком.

– Не было вокруг разговоров, что вот-вот все уедут, и наш хоккей начнет разваливаться?

– Пока еще нет. Единственное, было понимание, что открылись в ворота в НХЛ, и каждый рано или поздно может уехать. Конечно, после скандальных побегов Сереги Федорова и Саши Могильного было немало шума. Не утихли еще страсти и после уезда Фетисова. Но мы, игроки, с детства мечтавшие попасть в сборную, понимали, что появляется шанс себя проявить на международной арене для дальнейшего развития карьеры.

МАТЧ СО ШВЕДАМИ БЫЛ ЗОЛОТЫМ

– Во время чемпионата мира подходили скауты из НХЛ?

– Да, контакты были. Но не так много. Если в Хельсинки еще была возможность как-то пересечься, то в Турку мы жили за городом, выйти или выехать из того места, где мы базировались, было очень тяжело. Да и хоть времена были переходные, перестройка шла полным ходом, все равно за нами следили представители безопасности сборной.

– Какой матч стал решающим?

– Второй со шведами. Понимали, что эта игра за золотые медали. В какой-то момент пошел открытый хоккей, и шведы то и дело ловили нас на контратаке. Гол, сравнявший счет, снова забил Сундин. Этот турнир стал целиком его имени.

– Как встретили дома с третьим местом?

– Откровенно говоря, не знаю. Четверо динамовских игроков: я, Ломакин, Трефилов и Семак на следующий день улетали с "Динамо" в Италию, и мы приехали поездом на день раньше. А что касается какого-то негативного отношения, то сейчас уже не помню деталей.

– Было ли ощущение, что форму сборной СССР вы надеваете в последний или предпоследний раз?

– Совсем нет. После чемпионата мира и небольшого отдыха мы начали готовиться к Кубку Канады. Только когда прилетели из Финляндии, где проводили товарищеские матчи со сборной этой страны в августе, увидели на Ленинградском шоссе танки, то тогда уже поняли, что-то не то, и страна в том виде, в котором она была, доживает последние дни. На Кубке Канады была сборная СССР, а на Олимпиаде 1992 года в Альбервилле – уже СНГ, или, как мы официально назывались, просто "Объединенная команда".

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
0
Офсайд
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта