«Не знаю, как сложится после карьеры, но на данный момент мой дом — Москва». Рублев — о жизни в Барселоне, футболе и борще

Теннис   /  ATP 
6
11
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Интервью одного из лучших теннисистов России.

Андрей Рублев на этой неделе отдыхает после турнира в Барселоне и готовится к следующему «мастерсу» в Мадриде. В перерыве между тренировками он уделил немного времени и корреспонденту «СЭ». Мы поговорили о визите на стадион «Барселоны», о вакцинации, психах на корте и дружбе с шоуменом Александром Гудковым.

— Андрей, на прошлой неделе на турнире в Барселоне вы дошли до четвертьфинала, но все равно были злы на себя. Говорили, что «отключили голову». Что произошло?

— Много факторов: усталость после Монте-Карло, где я проиграл финал Циципасу, какие-то еще ситуации вне корта, которые немного давили. Как ты себя чувствуешь вне корта, так же будешь себя чувствовать и на игре. Если у тебя плохое настроение, невозможно выходить на матч и делать вид, что у тебя все хорошо.

— А что был за кровавый селфхарм в Барселоне в четвертьфинале против Синнера: разбитое ракеткой колено?

— В Барселоне я достаточно себя сдерживал. Понятное дело, что все было неидеально, но из всей недели, что мог выжать в плане контроля над собой, в матче с Синнером я сделал, наверное, максимум, что мог. Что по поводу коленки, то со стороны это выглядело больнее, чем было на самом деле. Там не было сильного удара, просто струна проехалась по коленке и рассекла ее. Мне не было больно, я ничего не почувствовал. Потом уже увидел, что идет кровь.

— Работаете ли со спортивным психологом?

— С настоящим психологом — нет. Мне в этом плане помогают люди, которые меня окружают. Мы вместе над этим работаем.

На знакомство с Шакирой не напрашивался

— Вы выглядели несколько подавленным на прошлой неделе, но все же был проблеск позитива в эфире YouTube-канала «Барселоны» перед их матчем с «Хетафе». Потом вас пригласили на «Камп Ноу», и президент каталонского клуба вручил вам именную футболку.

— Это было во вторник. Скорее всего, визит на «Камп Ноу» случился благодаря одному из тренеров, который сейчас работает на Кубке Дэвиса. Гало Бланко сотрудничает с Жераром Пике. Я не спрашивал, но почти уверен, что всю информацию давал он. Думаю, Гало Бланко договорился, чтобы мне показали стадион. Когда должно было это случиться, сказали, что в итоге будет еще президент клуба Жоан Лапорта, что он хочет познакомиться, так и случилось.

— А почему на футболке только фамилия, без номера?

— Не знаю. Футболка была сюрпризом. Не ожидал, что мне ее подарят.

— Часто сами бываете на футболе, ходите на матчи? Следите за «Барсой» в Ла Лиге, в еврокубках?

— На играх «Барселоны» был раза три-четыре, на самом «Камп Ноу» — раза два или три, точно не помню. Каждый раз, когда Жерар (Пике, защитник «Барселоны» и глава промоутерской компании Кубка Дэвиса. — Прим. «СЭ») доставал билеты, приходил. Не люблю напрашиваться. Когда набиралась компания, были билеты, тогда и посещал стадион. Если какой-то большой матч, то обязательно слежу.

— Знакомил ли вас Пике с Шакирой?

— Нет. Наверно, если б я напрашивался, то знакомство состоялось бы без проблем, потому что он хорошо ко мне относится. Но не хочу этим пользоваться.

— Влияет ли как-то на психологию теннисистов то, что вы живете в «пузырях», постоянно в отелях?

— Я к этому немного по-другому отношусь. Учитывая всю ситуацию в мире, нам нереально повезло, что мы можем летать, когда границы закрыты, можем заниматься своей любимой работой. Если бы и теннисистов закрыли, было бы тяжело. Но когда ты знаешь, что людям во всем мире сложно просто найти работу во время пандемии либо зарплаты урезали, им ни на что не хватает денег, то начинаешь смотреть на всю ситуацию по-другому.

— Энди Маррей недавно привился от коронавируса и призвал теннисистов это делать, чтобы жить нормальной жизнью. Вы сами собираетесь ли привиться?

— В зависимости от ситуации. Если есть выбор, я бы не вакцинировался. Если скажут, что это вакцина необходима для перелетов, для участия в турнирах либо какие-то страны поставят такое условие, чтобы въехать в них, то выбора не будет. Всегда же, когда раньше появлялась вакцина от того или иного вируса, у человека было право выбора, отказаться или же все-таки сделать ее.

— Переживаете, как вакцина повлияет на вашу спортивную форму?

— Возможно, да. Больше страх, что она может не усвоиться или даст какие-то побочные эффекты. Насколько я знаю, мне в детстве никаких прививок не делали. Но я всегда нормально себя чувствую, особо не болею. Да, боюсь. Не дай бог, будет какое-то осложнение, а если еще это будет во время сезона, может, выпаду на пару месяцев перед тем, как все наладится.

Был бы нормальный рейтинг — стал бы примерно третьим

— Из-за пандемии очки, из которых формируется рейтинг ATP, списываются частично. Александр Зверев ранее говорил, что это нечестно. А вы как считаете?

— Если бы был нормальный рейтинг, то мне кажется, что я был бы где-то третий. Думаю, ответ на этот вопрос простой. В этом случае — согласен с Сашей. В целом стараюсь не следить за количеством очков, сколько их у меня, кто впереди, кто позади. Не знаю разрывы между местами. Понятное дело, что знаю свою позицию, потому что это отмечают в интернете или вижу на турнирах. Поздравляли недавно с тем, что поднялся на седьмое место, поэтому не могу об этом не знать. Но кажется, что рейтинг я не открывал уже где-то с 2018 года.

— Если будете близки к вылету из восьмерки (топ-8 играет на Итоговом турнире в конце сезона. — Прим. «СЭ»), вам тогда кто-то намекнет: «Андрей, сейчас будь чуть внимательнее, поезжай на те и те турниры»?

— Такого никогда не было. Просто где-то напишут, что я вылечу из топ-10.

— На следующей неделе вы будете впервые принимать участие на турнире «мастерс» в Мадриде. Многие уже снялись с него, в том числе и Джокович. Есть какая-то цель на Mutua Madrid Open?

— Я играл в Мадриде Кубок Дэвиса на харде. Цель — показать все от себя возможное и контролировать эмоции так, как это было в Монте-Карло. А дальше как сложится, так сложится.

— На этой неделе полноценно отдыхаете от турниров?

— Да, тяжело быть постоянно в напряжении, переживать перед матчами, которые ты играешь каждый день-два. Когда турниры, ты просто проводишь небольшие тренировки, чтобы почувствовать корт и привыкнуть к нему. Сейчас просто тренируюсь, чтобы подойти к Мадриду в максимально оптимальной форме.

— Для вас «Ролан Гаррос» — наиболее приоритетный «Шлем». Вы как-то говорили, что грунт — это самый настоящий теннис?

— Вообще нет. Каждый «Шлем» по-особенному прекрасен и невероятен. На каждом из «Больших шлемов» абсолютно разные эмоции, свои какие-то прикольные ощущения, у каждого города своя энергетика.

— Между «Ролан Гарросом» и «Уимблдоном» небольшое количество времени. Руководство ATP хочет добавить в календарь проведение травяного «мастерса» за неделю до шлема в Англии. Правильно делают?

— С одной стороны, это логично, такого турнира не хватает, потому что на всех других покрытиях «мастерсы» есть. Но с другой стороны, травяной сезон очень короткий. Если ты играешь до конца «Ролан Гаррос», то у тебя есть две-три недели перед первым матчем на «Уимблдоне». Если доходишь до четвертьфинала во Франции, то не будешь играть на траве первую неделю, чтобы чуть-чуть отдохнуть. По крайней мере, я сыграю только один турнир на траве в Халле уже после «Уимблдона». Травяной «мастерс» — это будет тяжело для теннисистов. Руководству ATP нужно думать, как перестроить календарь.

Сейчас Аслан понимает, что, помимо таланта, нужно реально пахать

— В июле предстоит Олимпиада в Токио. Отличается ли настрой на нее, учитывая, что за нее не дают очков, или тут уже руководствуетесь тем, что выступаете за страну?

— Да, это абсолютно разные эмоции и чувства. Турниры проводятся каждый сезон по определенному графику, а Олимпиада раз в четыре года — это что-то не связанное с теннисным сезоном, что-то совершенно особое. Тебе очень везет, если ты там хоть пару раз сыграешь. Неважно, есть ли флаг или нет, ты все равно знаешь, что играешь за свою страну.

— Помимо вас, нашу страну на Олимпиаде будут еще представлять Медведев, Хачанов и Карацев. Можете оценить прогресс Аслана в этом сезоне?

— Я его знаю с детства. По своему возрасту он всегда был одним из первых в России. Когда у нас были сборы и командные соревнования, мы виделись. Просто мне кажется, что в детстве он думал, как и все талантливые дети, что все само сложится, что не надо для этого ничего делать. Потом, когда время шло и он не реализовывал ожидания, возможно, Аслан стал все по-другому воспринимать, больше работать. Насколько я понимаю, у него были травмы, из-за которых он пропускал турниры. Возможно, эти травмы связаны с тем, что, когда он был молодым и нужно было правильно развивать свое тело, он этого не делал, думая, что все само разрешится. Полагаю, к нему пришло понимание, что, помимо таланта, нужно реально пахать. Из этого складывается прогресс, который он сейчас и показывает.

— Что для вас намеченный на октябрь «Кубок Кремля»?

— Это лишние полторы недели дома в Москве, это турнир, на котором я находился с утра до вечера еще совсем маленьким, иногда играл с другими ребятами, бесился. Смотрел, как играет поколение, на котором я рос. Плюс это домашняя публика, с которой совершенно другие ощущения, когда играешь, нежели за границей. Понятное дело, что за границей бывают русскоязычные фанаты, которые болеют за тебя, но дома это ощущается по-другому. У нас всего два турнира в стране — в Питере и в Москве, не так, как в Америке, в которой очень много турниров. Некоторые можешь пропустить, потому что знаешь, что остается еще много.

— До «Кубка Кремля» вы не собираетесь в Россию?

— Собираюсь. Всегда, когда есть три-четыре дня свободных, сразу приезжаю.

— Большую часть времени вы все равно проводите в Барселоне. Чего русского вам не хватает в Испании? Может, еда, рестораны.

— На самом деле я не так много нахожусь в Барселоне, больше — на турнирах. Если этот год брать, то, мне кажется, что я больше времени провел в Москве. Вот сейчас я провожу в Барселоне всего первую полноценную неделю в этом году. После Австралии жил неделю в Москве, потом почти сразу улетел в Роттердам, оттуда — Доха, Дубай, Майами, после два-три дня в Барселоне, потом — Монте-Карло. В плане еды мне всего хватает, тут, как на турнирах, все равно везде ресторанная еда.

— Не устали от отельно-ресторанной еды? Борща не хочется?

— Когда в Москве, периодически его ем. Но от отельной еды не устал, тоже нормальная.

— Понимаю, что вы еще молоды, но, может, задумывались, после завершения карьеры вернетесь в Москву?

— Да я и не уезжал по сути. В плане жизни меня все равно все связывает с Москвой. Только в плане тенниса удобнее в Барселоне — из-за климата, из-за перелетов, условий для тренировок. Вот сейчас европейский грунтовый сезон, между перелетами два-три дня — удобнее оставаться в Барселоне, а не добираться по четыре-пять часов в Москву в зависимости от того, откуда ты летишь. А еще в Москве сейчас холодно: в теннис не поиграешь. Не знаю, как все сложится после карьеры, но на данный момент мой дом — Москва.

Гудков поздравил после победы над Надалем

— Удается ли в перерывах между турнирами заниматься вашим хобби — писать электронную музыку?

— Из-за того, что везде «пузырь», вечера иногда получаются свободными, потому никуда не пойти, нигде не поужинать, кроме отеля. Сериалы в последнее время не смотрю, поэтому учусь играть музыку. Минимальный прогресс есть.

— Вам для этого нужен только ноутбук или еще какой-нибудь диджейский микшерный пульт?

— Только ноут. Диджейский пульт — это другое, это уже не создание музыки, а ее воспроизведение. Но у меня он тоже есть. Просто я учусь именно создавать полноценные треки.

— Нельзя не упомянуть вашу очень крутую фотосессию и небольшой скетч с шоуменом Александром Гудковым и телеведущим Николаем Дроздовым. Общались ли после этого с Александром и согласитесь еще на подобные предложения?

— Если это будет что-то, что будет делать Саша, и он меня позовет, то, конечно, соглашусь на сто процентов, потому что все, что он делает, — это что-то невероятное. Периодически списываемся. Бывает, что он меня поздравляет с победами. Написал мне и после матча с Надалем.

— В этом сезоне для вас матч с Рафой — самый запоминающийся? Такой, о котором вы могли бы сказать: «Я молодец, я это сделал».

— Смотря с чем сравнивать и по какому критерию оценивать. Если в плане значимости и титулованности игрока (а Надаль — один из лучших теннисистов в истории), то, понятное дело, да. Если в плане усталости, когда я преодолевал себя через не могу и выиграл матч, то с Надалем я чувствовал себя хорошо физически, эмоционально и в плане игры. Мне не надо было через себя переступать, потому что у меня все достаточно хорошо получалось. Если в плане турнира, то я выиграл в Роттердаме, а в Монте-Карло — нет, поэтому тут тоже уже другие эмоции.

— Имела в виду конкретный матч, который вы могли бы поставить в виртуальную комнату достижений.

— Если говорить об эмоциях, то да — самый запоминающийся. Я получил совсем другое внимание со стороны общественности и медиа.

— Евгений Кафельников, когда смотрел этот матч, сразу же написал в Twitter, что в течение следующих двух лет вы обязательно возьмете «Шлем».

— Посмотрим. Не хочу загадывать.

Екатерина Звенигородская

vs
6
Офсайд
Загрузка...