Футбол

26 января 2023, 10:15

«В перерыве Моуринью заорал. И швырнул в стену здоровенную банку вазелина». Истории про великого тренера

Сегодня Жозе Моуринью — 60.

Жозе Моуринью — один из самых титулованных тренеров в истории мирового футбола. И единственный, кто выиграл все еврокубковые турниры. В его активе победы в Кубке УЕФА («Порту», 2003), Лиге Европы («Манчестер Юнайтед», 2017), дважды в Лиге чемпионов («Порту», 2004; «Интер», 2010). Ну а в прошлом году с «Ромой» победил в Лиге конференций. Этот трофей стал 26-м в карьере Особенного. И вряд ли последним...

В 2016 году у экс-полузащитника «Челси» и сборной России, чемпиона Англии-2005 Алексея Смертина вышла книга «Сибирский резидент. От Алтая до Альбиона», литературную запись которой сделал обозреватель «СЭ» Александр Кружков. Публикуем отрывок, посвященный знаменитому португальскому тренеру.

Победы

В июле на первом собрании Моуринью обратился к команде с вопросом:

— Я вижу здесь классных футболистов, но кто из вас хоть что-нибудь выиграл?

Все опустили головы.

Жозе выдержал паузу и, наслаждаясь эффектом, продолжил:

— Я пришел сюда за трофеями. Запомните — они важнее хороших контрактов. С этого дня начинаем побеждать! В каждом матче! Если не думать о победах постоянно, ничего не выиграете.

Его слова стали отправной точкой для самого успешного сезона «Челси» за полвека. До этого клуб пятьдесят лет не мог взять золото. А с Моуринью сразу выиграл чемпионат, набрав 95 очков. Завоевал Кубок лиги. Дошел до полуфинала Лиги чемпионов.

Моуринью не волшебник. Даже не гений. Просто профессионал высочайшего класса. Именно так однажды Валерия Лобановского назвал Олег Базилевич, его друг, многолетний ассистент, создавший с ним в киевском «Динамо» легендарную тренировочную систему. И добавил: «Гении — это удел писателей, музыкантов, артистов, ученых. А я говорю об обычной профессии спортивного работника. Безусловно, есть выдающиеся тренеры в футболе, боксе, легкой атлетике. И все же мы занимаемся слишком прозаическим делом, чтоб нас причислять к гениям...»

На середнячков и аутсайдеров Моуринью всегда настраивал сильнее. Потому что на лидеров настраивать не надо. Перед встречей с «Манчестер Юнайтед», наоборот, сбавлял накал, говорил о слабых сторонах команды. Что Гиггз не играет правой ногой, а Скоулзу не хватает скорости. Зато накануне матча с «Бирмингемом» твердил, что победа — вопрос жизни и смерти. Возвеличивал противника изо всех сил.

— Ваши техника и мастерство нивелируются, если не будет такой же самоотдачи, как у соперника, — повторял Моуринью. — Дома они костьми ложатся, на поле готовы умереть.

Футболистам передавался его настрой — никто не позволял себе расслабиться, играя с клубами из нижней половины таблицы. Характерная особенность всех команд Моуринью — невероятная стабильность. Поражения, разумеется, случаются. Но серий из двух-трех неудачных матчей не бывает.

Жозе Моуринью на тренировке "Челси". Фото Getty Images
Жозе Моуринью на тренировке «Челси».
Фото Getty Images

Тренировки

Другая его «фишка» — вся работа исключительно с мячом.

На первой же тренировке мне вспомнился фильм «Старик Хоттабыч», когда с неба на игроков посыпалось множество мячей. Так и здесь, кажется, собрали все, что были на базе «Челси», накачали, вынесли на поле.

Ребята удивленно переглядывались. Каждому вручили по мячу, с ними начали разминаться. Затем «квадраты», удары, five-a-side — «дыр-дыр». Никаких кроссов, тестов, гладкого бега. Даже в тренажерный зал специально не загонял. Если кто-то ходил, то по собственной инициативе.

Физически чувствовали себя прекрасно, сезон прошли без спадов. Выносливость повышали через упражнения с мячом. Все очень интенсивно, в игровом ритме. Могли отрабатывать рывки, прыгать через барьеры, но любое упражнение обязательно заканчивалось ударом по воротам.

Тренировки Моуринью нравились еще тем, что проходили азартно, увлекательно. Он старался любым способом разогнать скуку, уйти от рутины. Допустим, обычный «дыр-дыр». Ты с мячом, атакуешь. Свисток. Жозе или кто-то из ассистентов кидает мяч сопернику, уже на другой половине поля. Ты обязан мгновенно сориентироваться, бросить свой мяч, бежать назад, обороняться. До следующего свистка.

Или вот упражнение. На четверть поля. В центре с мячами стоит Моуринью, две пятерки напротив друг друга за линией. Каждому игроку присваивается номер с первого по пятый. Жозе кричит: «Two!» Подбивает мяч вверх. «Двойки» несутся к нему. Кто первый на мяче, должен обыграть соперника и пробить по воротам. Чаще боролись один в один. Но иногда Моуринью командовал: «Three! Four!» Выбегали «тройки», «четверки». Тут уже начинался по сути «дыр-дыр».

Двусторонок на все поле, как практикуют российские клубы, в «Челси» не было. Бывало, играли восемь на восемь или девять на девять, но все равно на ограниченном пространстве, напоминавшем бешеный «муравейник».

Жозе Моуринью в объективах фотокамер. Фото Getty Images
Жозе Моуринью в объективах фотокамер.
Фото Getty Images

Образ

В Англии традиции незыблемы. Одна из них — отсутствие предматчевых сборов. Футболисты приезжают за полтора часа до игры. Моуринью хотел ввести карантин, как в «Порту». Ему объяснили, что это невозможно. Максимум, чего добился, — накануне еврокубковых матчей собирались вечером в гостинице.

А на чемпионате на стадион съезжались за четыре часа до стартового свистка. За это время Жозе проводил два собрания с перерывом на обед. Причем макаронами и курицей меню не ограничивалось. Подавали всё — от любимого Петером Чехом говяжьего стейка до клубники с молоком, на которую налегал Клод Макелеле. Перед игрой!

В Англии у футболистов абсолютная свобода. Хоть гвозди ешь и пивом запивай. Главное — отыграй 90 минут так, чтоб не было претензий.

Первое собрание Моуринью посвящал видеопросмотру. Второе — стандартным положениям. Как мы исполняем, как соперник. Расписывалось досконально — кто в какой точке находится, кого опекает. Кто при штрафных встает в стенку, а кто при угловых — на ближнюю штангу... Все-все-все.

На моей памяти Моуринью единственный раз вышел из себя в раздевалке, когда в матче с «Арсеналом» на последних секундах первого тайма пропустили нелепый гол от Анри. Был штрафной, никто почему-то не встал перед мячом — хотя до игры это четко оговаривалось. Повернулись к нему спиной, сооружая стенку. А он пробил без разбега — попал.

— Я же предупреждал, что Анри горазд на такие фокусы! — заорал Жозе в перерыве. И швырнул в стену здоровенную банку вазелина. Разлетелась вдребезги. В вазелине были все. Кому-то угодил в лицо, кому-то — на одежду...

Но обычно воздействовал на игроков без крика и угроз. Журналисты недолюбливают Моуринью. Хотя на публике это один человек. С футболистами — совершенно другой. Без высокомерия, эпатажа. При включенных софитах тут же менялся. Будто входил в роль, которая помогала внушать окружающим чувство, что они общаются с тренером-победителем. Все его маски — эдакая форма защиты от внешнего мира. Своих игроков Моуринью никогда не критиковал публично. Это закон. Зачастую, чтоб вывести их из-под удара, умышленно отпускал колкие фразы в адрес соперника, арбитра, корреспондентов.

Жозе Моуринью. Фото Getty Images
Жозе Моуринью.
Фото Getty Images

Шутка

Он умеет находить баланс в жизни и футболе. Тонко чувствует команду, знает, когда натянуть вожжи, когда — отпустить. Был, например, в том сезоне тяжелейший отрезок, когда за неделю должны были сыграть три выездных матча. Да каких! В 1/8 финала Кубка Англии с «Ньюкаслом», в плей-офф Лиги чемпионов с «Барселоной» и в финале Кубка Лиги с «Ливерпулем».

В Ньюкасле все было против нас. Промозглая погода, снегопад, из-за которого матч чуть не отменили, пропущенный на четвертой минуте гол. В перерыве Моуринью провел тройную замену. Спасать игру вышли Лэмпард, Дафф и Гудьонсен, которым перед битвой на «Ноу Камп» собирался дать передышку.

Едва начался второй тайм, как Бридж столкнулся с Ширером. С переломом лодыжки нашего защитника унесли на носилках. Минут за двадцать до конца захромал Дафф, потом Галлас. Оба на поле остались — замен-то нет. Но как отыграешься ввосьмером? А на 90-й еще и вратаря Кудичини удалили! В рамку, натянув перчатки, отправился защитник Джонсон. Два опасных удара отразить успел.

В Лондон возвращаться не стали. Заночевали в Ньюкасле, оттуда на следующий вечер планировали вылететь в Барселону. Днем провели легкую тренировку на каком-то забытом богом стадиончике.

Сидим мрачные в раздевалке. И тут Моуринью заметил у своего ассистента трусы в горошек. Дико смешные. Тайком подозвал Терри, указал. Ассистент куда-то отлучился, а Терри, вижу, бродит по раздевалке, ищет зажигалку. Нашел — и поджег эти трусы у всех на глазах.

Смотрел я, как они полыхают, и думал — рискнул бы кто в «Локомотиве», например, поджечь трусы Владимира Хазраиловича Эштрекова... А в Англии — пожалуйста. Настроение поднялось. И «Барселону» прошли, и Кубок у «Ливерпуля» отжали.

Алексей Смертин и Жозе Моуринью. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Алексей Смертин и Жозе Моуринью.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Память

Моуринью и надо мной однажды пошутил — на пресс-конференции в Лондоне перед матчем Лиги чемпионов с ЦСКА. Журналист спросил, мол, с какими чувствами выйдете на поле против соотечественников. Я наигрывался в стартовом составе, начал бойко отвечать. Вдруг Жозе мрачно поправил:

— Если будешь играть!

Я осекся.

— Да-да, конечно, если буду играть...

Взглянул на Моуринью — в ту же секунду он расплылся в улыбке, хлопнул по плечу:

— Испугался?

...В 2014 году, уже в должности заместителя исполнительного директора московского «Динамо», я приехал в «Челси» на стажировку. Два дня беседовал с руководителями различных департаментов клуба. Перед игрой спросил генерального директора:

— Можно поздороваться с Жозе?

— Конечно.

Провел в тренерскую на «Стэмфорд Бридж». До стартового свистка оставалось минут пятнадцать. Хотя отработал с Моуринью всего год, был далек от роли лидера, он встретил радушно. Успели обсудить и российский футбол, и Диму Аленичева, о котором Жозе всегда отзывается уважительно, и мой сезон в «Челси».

— Я помню твой дебют, — сразил меня Жозе. — Первый тур, матч против «Манчестер Юнайтед». Ты отыграл 90 минут в центре с Макелеле и Лэмпардом. Победили 1:0, забил Гудьонсен.

Вот это память!