ФОНБЕТ Чемпионат КХЛ. Статьи

11 апреля 2023, 11:10

«Думал, «Рейнджерс» разорвут «Магнитку» в клочья, но мы могли выиграть». Чемпион мира — о карьере

Михаил Скрыль
Корреспондент
Большое интервью защитника «Салавата Юлаева» Евгения Бирюкова.

Евгений Бирюков — один из самых опытных российских защитников, играющих в КХЛ. 36-летнему хоккеисту принадлежит рекорд по проведенным матчам в лиге.

За карьеру Бирюков лишь однажды сменил клуб: после сезона-2019/20 родной «Металлург» предложил уйти в тренерство. Евгений отказался и подписал контракт с «Салаватом Юлаевым», за который отыграл еще три года.

В интервью «СЭ» защитник высказался о вылете в первом раунде плей-офф от «Адмирала», вспомнил знаковые события богатой карьеры, рассказал об особенностях Майка Кинэна, Валерия Белоусова и Дэйва Кинга, а также поделился воспоминаниями о Кубке Виктории-2008 против «Рейнджерс».

КХЛ идет к выравниванию команд

— Вам непривычно завершать плей-офф в первом раунде? За карьеру это случалось редко.

— Мне приходилось вылетать в первом раунде, играя за «Металлург». И не раз. Сейчас команды выровнялись с введением потолка зарплат. Чемпионат стал интереснее, а плей-офф вообще непредсказуемый. Лига идет к выравниванию команд. Это сыграло свою роль.

— Непредсказуемость появилась с сезона-2022/23?

— Тенденция началась после введения потолка зарплат. В этом году непредсказуемость проявилась еще очевиднее.

— Для топ-клубов, полагаю, мало приятного, когда стало больше конкурентов.

— Нет, почему? Всем интересно играть в конкурентном чемпионате. Матчи стали более напряженными. Забивается больше голов. Многие команды играют в атакующий хоккей.

— Ваша жизнь усложнилась из-за того, что больше команд играет от атаки?

— Безусловно. Хоккей изменился за последние годы. Стал быстрее и более нацеленным на атаку. Работы нам добавилось. Тем и прекрасен спорт, что все меняется с каждым сезоном и становится только интереснее.

— Тяжело адаптировались к уменьшению площадок и увеличению скорости?

— Это постепенный процесс, а не быстрый рывок. Адаптация шла вместе с игрой. Пересматриваешь потом старые матчи и понимаешь, что хоккей стал совершенно другой.

— Сложнее всего было прилетать после европейской площадки в Ярославле на канадскую на Дальнем Востоке?

— Согласен. Неправильно было играть на площадках трех разных размеров. Сейчас оставили две площадки: финские и канадские. Все должны быть в равных условиях. Неважно, на какой площадке играть, главное, чтобы размер льда был одинаковым.

— Поклонники советского хоккея с переходом на канадскую площадку связывали утрату нашего стиля: комбинационного, размашистого. Мол, сейчас играют прямолинейно. Это правда так?

— Думаю, нет. Какое-то время так было, но сейчас идет тенденция на комбинационный стиль. Посмотрите на «Торпедо», которое играло в быстрый и атакующий хоккей.

«Салават Юлаев» старался играть от атаки. Понятно, что не весь сезон, но последние матчи чемпионата мы показывали комбинационный хоккей. То же самое в НХЛ. За океаном взяли лучшее от советского хоккея. В лиге много техничных, быстрых, умных игроков. И не таких габаритных. Раньше в НХЛ сложно было пробиться с ростом меньше 180 сантиметров. Сейчас — не так. Поменялись правила. Изменения подталкивают к другому хоккею: более скоростному и техничному. Любое наложение клюшки на соперника — это две минуты. А большинство и меньшинство — 50 процентов успеха команды. Техническая оснащенность игроков серьезно повысилась.

— Многие восхищаются игрой «Торпедо». Команда действительно задала новый тренд?

— Мне кажется, в «Торпедо» привили часть советского хоккея. Их тренеры — великие люди, которые играли в этот хоккей. Плюс сейчас добавилась скорость. «Торпедо», конечно, молодцы, но когда они добьются больших результатов — например, выйдут в финал, — тогда покажут, что метод работает в правильном направлении. Тогда, возможно, большинство команд лиги перейдут на такой стиль.

— Выход в финал зависит не только от стиля, но и от возможностей клуба. С бюджетом «Торпедо» сложно рассчитывать на такую цель.

— Понимаю это. Все идет от бюджета и задачи на сезон. Все в совокупности определяет то, как команда играет и на что претендует.

Радость хоккеистов «Торпедо».
Радость хоккеистов «Торпедо».
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Вылет от «Адмирала»

— Почему «Салават Юлаев» не смог пройти «Адмирал» в первом раунде?

— Знаете, я прошел длинный путь в хоккее, но впервые столкнулся с таким опытом. В большинстве игр мы доминировали. Наносили много бросков, создавали много моментов. Но проигрывали матчи. Конечно, здорово сыграл вратарь «Адмирала». Серебряков вытянул серию. Ребята пластались. Своеобразный, конечно, хоккей они показали. Мы создавали намного больше моментов, но проигрывали. Это тоже опыт. Значит, что-то мы упустили, если такой результат в серии. В нашей команде много молодых ребят, которые еще не проходили через это. Они получили неоценимый опыт из серии. Будет очень хорошо, если они применят его в будущем.

— Согласны, что хоккеистам «Адмирала» удалось затянуть вашу команду в вязкую игру, которая им удобна? Вы создавали больше моментов, но Серебряков творил чудеса, а партнеры пользовались редкими шансами в вашей зоне.

— Возможно. Отвечу так. Вся тактика и схемы делаются для того, чтобы создать голевой момент. Команда, которая создает много голевых моментов, рано или поздно должна забить. Значит, все делается правильно. Я понимаю, если бы мы владели шайбой, доминировали, но не создавали угроз воротам и не бросали. Впервые столкнулся с таким за карьеру. Наверное, надо было создавать еще больше моментов и меньше пропускать. Классика.

— Леонид Тамбиев называл хоккей «Адмирала» противным. Подтвердите это?

— Конечно, противный. Неприятно доминировать весь матч и проигрывать. В своей зоне «Адмирал» играл плотно и выбрасывал шайбу. Она прыгает, скачет — защитникам тяжело ее ловить, особенно когда на тебя бежит нападающий. Конечно, такой хоккей неприятный, но каждый имеет право на свою тактику. Плохого результата не бывает. Для победы хороши все методы. «Адмирал» дал хороший бой «Ак Барсу», которому пришлось помучиться.

— В плей-офф много говорилось о факторе перелетов. Смена часовых поясов и долгое время в самолете сказывались на игре?

— Лететь один час или девять — большая разница. Но мы находились в равных условиях. Ссылаться на это не надо. Плей-офф — время, когда не стоит затевать разговоры про перелеты, травмы и другие трудности. Надо забывать обо всех проблемах и идти к цели. Плей-офф — время, когда выигрывает тот, кто выживает.

— Разница в часовых поясах влияет на игроков? Вам приходилось играть рано по уфимскому времени.

— На организм, наверное, влияет, но никто не обращал внимания. Мы жили по уфимскому времени. Даже не перестраивались. Ложились спать в пять часов в утра — в 12 по Уфе. Просыпались, завтракали, шли на собрание и сразу ехали на игру. Разговаривал с ребятами из «Адмирала». Они тоже жили с нами по уфимскому времени. Делали все так же, как и мы.

Евгений «Салавата Юлаева» Бирюков.
Евгений Бирюков.
ХК «Салават Юлаев»

Фишки Юшкевича и Федорова

— В составе «Салавата» было много молодых игроков. Замечали, что они волнуются или эмоционально перегорают в важные моменты? Это можно выделить как одну из причин поражения?

— Не сказал бы. Сейчас можно много о чем рассуждать. В команде это не чувствовалось. Никто не перегорел. Все игры складывались в одну-две шайбы. Накал держался до последнего. Ребята, наоборот, повзрослели по сравнению с прошлым сезоном. В прошлом плей-офф, когда уехали иностранцы, им дали шанс, и они здорово сыграли. Поняли, что такое плей-офф. В этом сезоне они сделали еще один шаг вперед: здорово играли и вели за собой команду. В будущем, если они с должным подходом будут относиться к играм, сезону и профессии, то из них вырастут очень хорошие хоккеисты, которые способны на многое.

— Чей прогресс из молодежи можете выделить?

— Каждый сделал шаг вперед. Тот же Ярослав Цулыгин, с которым я играл почти весь сезон. У нас разница в возрасте 18 лет. Он серьезно прибавил. Правда, не играл в плей- офф. Если продолжит правильно относиться к профессии, из него получится очень хороший защитник. Останавливаться нельзя. Помню много игроков, которые переставали работать, думая, что всего достигли. Но нет. Потом ничего не получалось. Всегда надо двигаться вперед — неважно, какой ты игрок и сколько тебе лет.

— А в вашей карьере был момент, когда снизили требования, почувствовав, что все уже получилось?

— Честно, не знаю. Наверное, надо спросить не у меня. Явного провала не вспомню. А эпизодические моменты бывают у всех.

— Можно сказать, что вы, Григорий Панин, Николай Кулемин строили молодых ребят и держали раздевалку?

— Строить — слишком грубо сказано. Мы понимали нашу задачу — направлять ребят, подсказывать и передавать опыт. Пытались это делать.

— Что подсказывали Ярославу Цулыгину?

— Много моментов. В одном ответе не скажешь. Во-первых, чтобы он должным образом подходил к тренировочному процессу. Во-вторых, моменты на льду. Мы тоже учимся у молодых игроков. Нельзя стоять на месте — всегда надо идти вперед. Если человек не движется вперед, то он деградирует.

— Замечали, что к вашим советам прислушивались?

— Конечно. Наши ребята прислушиваются к советам. Поэтому они и прогрессируют.

— Если вспомнить время, когда вы только зашли в основу «Металлурга», вам тоже пришлось пройти подобный этап, как сейчас Цулыгину.

— Однозначно.

— В обороне с вами играли Атюшов, Варламов.

— Юшкевич еще. Королев. Когда мы пришли в команду, приехали ребята из НХЛ. Следили, как они готовились к играм, как вели себя в раздевалке и в жизни. Очень здорово, что мы попали с ними в одно время. Они многому научили нас. То же самое скажу про Сергея Федорова, когда он перешел в «Металлург». Смотрели за тем, как он тренируется, что говорит. За такими людьми всегда надо следить и брать что-то для себя. Колоссальный опыт! Повезло, что мы играли с ними.

— Вспомните фишку энхаэловцев, которая вам даже в голову прийти не могла? Мне рассказывали, как Сергей Федоров пользовался отдельной баней.

— Серега — да, экспериментировал. В день игры после раскатки мог пойти в тренажерный зал и хорошо позаниматься.

— В день игры?

— Именно. Или сходить в баню. Он не останавливался, постоянно экспериментировал. Казалось бы, столько лет человеку, а он ищет что-то новое. Помню, как разминался перед игрой Дмитрий Юшкевич. У нас как принято? Кто-то в мячик играет, кто-то растянется. Я захожу в зал, а Дмитрий приседает со штангой 100 килограммов. Я поразился! У Дмитрия, конечно, тело элитного атлета. Много общались с Игорем Королевым. Он говорил нам, молодым, что чем старше становишься, тем больше надо тренироваться. Тогда это не укладывалось в голове. В молодости мы за неделю до сборов побегали кроссы — и готовы к предсезонке. А чем старше становился, тем больше понимал, о чем говорил Игорь. Нужно постоянно держать организм в тонусе.

Хоккеист Евгений Бирюков в тренажерном зале.
Евгений Бирюков.
Федор Успенский, Фото «СЭ»

«Хочется первым покорить рубеж в 1000 матчей в КХЛ»

— В сезоне-2022/23 вы отметили юбилей — провели 1100 матчей в чемпионатах России. Такая цифра, что и не верится.

— Честно, не знал, что именно 1100 в чемпионатах России. Знал, что больше тысячи матчей, но чтобы 1100! Первый раз слышу от вас.

— Получается, вы не следите за статистикой?

— Сейчас слежу за статистикой КХЛ. Конечно, хочется первым покорить рубеж в 1000 матчей в КХЛ.

— Это ваша цель?

— Думаю, да. Было бы здорово сыграть 1000 матчей. Приятно, конечно, отметиться таким рекордом, но это не основная цель. С каждым годом осознаешь и ценишь время игровой карьеры. Понимаешь, что это любимое дело, которым ты наслаждаешься и зарабатываешь деньги. Это приходит с возрастом. Все равно понимаешь, что карьера заканчивается. Кайфуешь от хоккея еще больше.

— Наверное, 1100 матчей — это в первую очередь правильное отношение хоккеиста к работе и организму. Чтобы провести столько игр, надо избежать больших травм и стабильно получать предложения от клубов.

— Согласен. От травм никто не застрахован. Думаю, доля везения присутствует. Другая часть — гены и структура тела. Нужно бережно относиться к организму, держать уровень, к которому ты пришел, и всегда ставить новые цели. Без них игрок перестает развиваться.

— В каком возрасте почувствовали, что организм тяжелее принимает нагрузки?

— После 30 лет. Я не первый человек, который прошел через это. Как исполнилось 30, сразу начинаешь осознавать возраст. Утром встаешь: то болит, другое болит.

— Это наступило по щелчку?

— Не сказал бы. После 30 начинаешь четче замечать это. Разговаривал с ребятами — у всех примерно такая же история.

— Первое время в это не верится и хочется успокоить себя, что все пройдет?

— Просто начинаешь больше следить за восстановлением. Наступает время экспериментов. Ты вроде знаешь свое тело, но делаешь все, чтобы оно восстанавливалось лучше, оставалось выносливым и быстрым.

— Сергей Зубов как-то говорил, что был готов играть и после 40 лет, ведь защитник может играть по позиции. Согласны?

— Отчасти да. Но сейчас хоккей изменился. Возросли скорости. Чисто по позиции тяжело играть. Нужно двигаться, быть быстрее и мобильнее. Думаю, сейчас это не совсем применимо.

— Вы сможете играть до 40 лет?

— Так далеко никогда не заглядываю. Есть сезон — надо отыграть его хорошо. Ты же не Ванга. Жизнь идет. Какой смысл загадывать так далеко? Как будет, так будет. Спокойно отношусь к этому.

Хоккеист Евгений Бирюков.
Евгений Бирюков.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Кубок Виктории, «Рейнджерс»

— В чем секрет вашего спортивного долголетия?

— Любовь к хоккею и спорту. Отношение к работе. Думаю, все.

— Тем удивительнее, что «Металлург» предлагал вам закончить три года назад. Вы понимали из-за чего?

— Честно, не знаю. Лучше спросить об этом руководство «Металлурга». Я продолжил играть в хоккей. Повторюсь, самое важное — любовь к профессии, которой занимаешься.

— Вас шокировало предложение «Металлурга» стать тренером?

— Я нормально отнесся к этому. Шоком не стало. Такие ощущения, конечно, пришли впервые. Всю карьеру, включая детскую школу с 11 лет, играл в одном клубе. Посещали двоякие чувства. Произошел новый этап в жизни. Поменял город, адаптация прошла отлично. Был знаком со многими ребятами из «Салавата». Мы или играли вместе, или друг против друга. Знал персонал и тренеров. Все, что ни делается, — к лучшему. Получил новый импульс двигаться дальше.

— Думаю, если бы вам не предложили тренерство после сезона-2019/20, вы бы до сих пор играли за «Металлург». Это стало бы уникальным достижением!

— Уверен, мечта каждого — играть всю карьеру дома. Такие случаи, наверное, были, когда один человек играл в одном клубе. Сейчас с каждым годом это становится тяжелее. Из-за потолка зарплат не все клубы могут позволить всех игроков.

— За время в «Магнитке» вы были близки к переходу в другой клуб?

— Конечно. Это нормально, когда заканчивается контракт. Игроки изучают варианты на рынке. Обычный процесс переговоров. Такие моменты были, я оставался в родном клубе. 15 лет! Так как он был для меня в приоритете! Благодарен за это клубу.

— А клубы НХЛ выходили на вас?

— С конкретными предложениями — нет. После победного чемпионата мира-2012 можно было поехать за океан и попробовать. Но решил остаться в КХЛ — подписал долгосрочный контракт с «Магниткой». Конкретного предложения из НХЛ не поступало. Если бы пришла конкретика, я бы, наверное, попробовал. Шли только разговоры. Но я, честно, не жалею. Какой смысл ехать в НХЛ, если нет конкретного предложения?

— Но против команды НХЛ вы все-таки сыграли, когда «Металлург» встречался с «Рейнджерс» на Кубке Виктории-2008. Что помните об этом матче?

— Только крутые воспоминания. Исторический матч! Хотелось попробовать свои силы против команды НХЛ. Посмотреть на их игроков. Мы могли выиграть и дали хороший бой. Воспоминания на всю жизнь.

— Помните, против какой тройки «Рейнджерс» выходили?

— Нет. Раньше вообще не использовали наложение смен и звеньев на конкретные тройки. Точно помню, за «Рейнджерс» играли Доус, Друри, Гомес, Дима Калинин, Коля Жердев, а Майк Пелино работал помощником главного тренера. Когда мы пересеклись в «Металлурге», он нам рассказывал о том матче.

— Что рассказывал? Ваши ошибки в обороне?

— Нет-нет, зачем же? (Улыбается.) Говорил, что руководил «Рейнджерс» против нас.

— Игра против «Рейнджерс» — это запредельный уровень?

— В том-то и дело, что нет. Все почувствовали, что можем легко играть с такими командами. Такие же игроки. Думал, выйдем, и «Рейнджерс» разорвут нас в клочья, но мы играли здорово. Вели почти весь матч, но пропустили в самом конце.

— Я пересматривал матч перед интервью. Больше всего запомнился первый гол Платонова. Как же классно Денис бросил.

— Да, здорово он дал. Притормозил, бросил и попал в ближний угол Лундквисту.

— Думаю, Лундквист тогда не знал, кто такой Платонов.

— Возможно, «Рейнджерс» недооценили нас. Думаю, так и было. Но гол, конечно, получился крутой.

— Перед игрой руки не тряслись?

— Не сказал бы. Мандраж был. Но это нормально, когда такой ажиотаж. Если нет мандража, то игроку просто по барабану, как пойдет матч. Но руки не тряслись, и ноги не подкашивались.

— Поражение от «Рейнджерс» стало ударом?

— Было обидно. Мы могли выиграть такой уникальный матч. Сделали все для этого, но череда событий не позволила победить. Это, конечно, досадно. Но времени грустить не было. Продолжался сезон, плюс мы играли в Лиге чемпионов.

— Игры с европейскими или энхаэловскими командами — полезный опыт?

— Безусловно. Мы сравниваем свои силы с лучшими командами других стран. Это полезно для роста игроков и развития карьеры. Но сейчас такая ситуация.

— Есть команда НХЛ, против которой вам хотелось бы сыграть?

— Конкретной — нет.

— Может быть, «Питтсбург» с Евгением Малкиным?

— Только если против команд с нашими игроками. Да, с тем же «Питтсбургом», например.

Хоккеист Евгений Бирюков.
Евгений Бирюков.
Никита Успенский, Фото архив «СЭ»

Белоусов — отличный человек и большой психолог

— «Салават Юлаев» сохранил тренерский штаб. Что это значит для вас?

— Это хороший шаг. Штаб не стоит на месте, а развивается. Тренеры полностью справляются со своей задачей и сделали большой шаг вперед. Их ждет большое будущее.

— За последние годы вы застали молодых тренеров. Илья Воробьев в «Металлурге», Виктор Козлов в «Салавате». Что отличает тренеров, которые делают первые шаги?

— Понятно, если ты работал с великим и опытным тренером, а потом приходит молодой тренер, отличия заметны. Заметно, что он только начинает путь. С другой стороны, они привносят новые веяния в подготовку, в игру. Подстраиваются под современный хоккей, смотрят вперед и развиваются. Не копируют шаблоны предшественников, а только берут лучшее и добавляют что-то свое.

— Хотели бы тренировать после завершения игровой карьеры?

— Посмотрим. Надо все попробовать, чтобы понять. Без этого никак. Одного желания мало. Надо попробовать на практике. Не все хорошие игроки становятся классными тренерами. Мне бы хотелось остаться в хоккее и поделиться опытом. А в какой роли — время покажет.

— На Кубке Виктории «Металлургом» руководил Валерий Белоусов. Когда вы только росли в детской школе, он приводил «Магнитку» к чемпионству. Позже у вас получилось поработать с Белоусовым вместе. Что чувствовали при первом знакомстве?

— Это невероятные ощущения. В детстве мы с ребятами ходили на все тренировки «Металлурга». Для нас круто было посмотреть тренировку первой команды, а поработать с ней — вдвойне круто. Белоусов — отличный человек и большой психолог. Он находил подход к каждому игроку, и они показывали лучшие качества. Он не тренер-мотиватор, который держит команду в ежовых рукавицах. Белоусов обладал другими качествами, которые помогали ему строить большие команды.

— Получается, при Белоусове вы закрепились в основном составе «Металлурга».

— Скорее это произошло годом ранее. Самый тяжелый сезон — сезон после того, как ты перестал считаться лимитчиком. Место в составе надо завоевать, а не играть только из- за возраста. Это было самое сложное время. Потом уже каждый сезон доказываешь, что готов играть в первой команде.

Евгений «Салавата Юлаева» Бирюков.
Евгений Бирюков.
ХК «Салават Юлаев»

Кинг, Кинэн и Пелино

— Канадец Дэйв Кинг для молодого игрока стал открытием?

— Конечно. Мы смотрели на Кинга с открытым ртом, когда только вошли в первую команду с Колей Кулеминым, Ринатом Ибрагимовым и Женей Малкиным. Мне нравилось, что Дэйв относится одинаково и к молодым, и к опытным хоккеистам. Как ты выкладываешься на тренировках и играх, такое и отношение к тебе. Кинг дал нам дорогу в жизнь.

— В чем это выражалось?

— Мы понимали, что все зависело только от нас. Как ты работаешь и тренируешься, так и будешь играть. Мы не думали, что нужно сделать что-то особенное, чтобы попасть в состав. А просто выходили и делали то, что нужно, на максимум. Мы находились в равных условиях. Помню, как с Колей Кулеминым лупасились на тренировках. Казалось бы, друзья с детства. Но мы понимали, что это нужно. Кингу нравилось, что ребята делали все возможное, чтобы попасть в состав.

— Книгу Кинга не читали?

— Честно, нет. Хочется прочитать. Видел только фрагменты, но полностью не читал.

— Какие-то поступки Кинга казались выходящими за привычные рамки?

— Дэйв досконально объяснял нам, как надо играть. Постоянно показывал видео, говорил, как ставить клюшки и коньки. Такое мы увидели впервые. Поразило, как Дэйв бегал каждое утро кроссы. Каждый день! Неважно — снег, дождь или лед. Это его принцип: каждый день начинать с пробежки. Слышал, что он до сих пор бегает. И его жена, когда приезжала в Магнитогорск, тоже бегала с ним.

— Ничего себе.

— Вот-вот. Мы тогда играли во Дворце Ромазана. А бегал Дэйв на территории новой арены, где еще ничего не построили. На пробежках он подкармливал бездомных собак. Помню, кому-то из травмированных игроков команды сказали побегать кроссы. Вроде это был Женька Гладских. И во время пробежки его чуть стая собак не съела. (Улыбается.) Дэйв вот так прикормил их.

— Кинг — фанат хоккея?

— Однозначно. Это понятно по поведению и дисциплине вне льда. Он такой человек по жизни.

— Опытным игрокам «Металлурга» методы Кинга не казались странными? Приехал тренер из Канады и учит, как ставить клюшку или коньки.

— Для кого-то это стало новым опытом. Игроки НХЛ были знакомы с этим. Все видели наш результат. Думаю, это ответ на все вопросы.

— Майк Кинэн в сравнении с Кингом — совсем другой тренер?

— Конечно. Майк — больше мотиватор с таким бэкграундом.

— Многие игроки рассказывали, что волновались перед первым знакомством с Кинэном. Все-таки в «Металлург» ехал сам Железный Майк!

— Такое было. Все так думали. В клуб пришел тренер, который столько проработал, столько выиграл. Никогда не знаешь, чего ожидать. А когда познакомились, поняли: не такой уж он и железный. Майк просто требовал, чтобы игроки отдавали все, что есть. Безразличие на площадке он не прощал.

— Помните случай, когда Майк проявил железный характер?

— Таких моментов много. Мусорки летали в раздевалке, клюшки и планшетки ломались. Помню самую короткую утреннюю раскатку перед игрой в карьере. Три минуты! На первом же упражнении что-то не получалось. Майк сказал один раз, второй, а потом послал нас и выгнал всех со льда: «Увидимся вечером!» Мы на лед выйти не успели, как раскатка закончилась.

— И как сыграли в тот день?

— Не помню. Помню, как мы смеялись в раздевалке, что нам нужно зацепиться за эту раскатку. Наверное, мы все-таки проиграли. Если бы победили, всегда была бы такая раскатка на три минуты.

— Майк Пелино полностью отвечал за тактику в штабе Кинэна?

— Не только он. Тактика была на Пелино и Илье Петровиче. А Кинэн отвечал за эмоциональную составляющую. Пелино — фанат хоккея. В штабе Майк брал на себя роль доброго полицейского. Досконально относился к деталям. Практически спал с компьютером, разбирая игры.

— Представить Пелино ломающим планшетку вы не можете?

— Нет. Но не сказал бы, что Пелино такой пушистый и мягкий. Он мог и прикрикнуть. Но в штабе Кинэн отвечал за эмоциональную часть, а Пелино — за техническую.

Тренер Дэйв Кинг.
Дэйв Кинг в «Металлурге».
Андрей Серебряков

Сборная, Кошечкин

— Кинэна можно сравнить с Олегом Знарком?

— Отчасти да.

— Вы пересеклись со Знарком на чемпионате мира-2015.

— Да, когда сборная заняла второе место в Чехии. Правда, я сыграл очень мало. Мне сломали челюсть. Мы с Данисом Зариповым, который тоже получил травму, ходили поддерживали команду.

— Тяжело приехать на турнир и вылететь из-за травмы в самом начале?

— Конечно. Мы столько готовились к чемпионату мира. С «Металлургом» вылетели во втором раунде от «Сибири», после чего продолжили тренироваться. Почти месяц! Невероятно обидно попасть на чемпионат мира, столько готовиться и получить травму.

— Помните момент травмы?

— Матч со Словенией. Боролись на пятаке с игроками. Анже Копитар щелкнул от синей линии. Из-за игроков сразу не разглядел шайбу и увидел ее только возле лица. Прилетела прямо в челюсть. Сломалась в трех местах.

— Долго восстанавливались?

— Месяц. Ходил со скобками, кушал, а точнее, пил через трубочку. Хорошо, что это был конец сезона и я получил время на восстановление.

— Какая ваша самая яркая игра за сборную?

— Финал со Словаками на ЧМ-2012. Помню классный матч со шведами, когда мы проигрывали 1:3. Шведы принимали турнир и собрали дрим-тим из НХЛ: Хедман, Зеттерберг, Бэкстрем, Лундквист, Карлссон. Мы проигрывали 1:3, отыгрались и победили.

— Недавно Василий Кошечкин завершил карьеру. Расскажите историю, отражающую его как человека.

— Вася — уверенный в себе вратарь. Это очень важное качество. Стабильный в психологическом плане. Конечно, вратарь должен быть хорошо обучен. Но важно быть устойчивым. Без разницы, какую шайбу он пропустил. Вася не обращает внимания на это. Всегда спокоен как танк.

— Ваш сын играет в хоккей. Рождение ребенка изменило вас?

— Конечно. С рождением ребенка становишься ответственнее. Понимаешь, что на тебе ответственность перед детьми. Все отцы становятся взрослее. Осознаннее смотришь на жизнь.

— Вмешиваетесь в хоккейную карьеру сына?

— Я подсказываю какие-то моменты, которые вижу. Не ругаю, а именно направляю. И всегда говорю, чтобы слушал тренера. Главная проблема детского хоккея в том, что родители лезут в тренировочный процесс. Это неправильно. Есть профессиональные тренеры, которые видят все изнутри и никогда не пожелают плохого ребенку. Я помогаю сыну, подсказываю. Но бывает, что после подсказки он скажет: «Папа, у меня есть тренер, я буду слушать его».

— Сын сам выбрал хоккей?

— Конечно. После каждой игры постоянно заходил в раздевалку. Автоматом надел коньки. Я не заставлял его и не буду. Могу только направлять и подсказывать. Отговаривать его точно не хотел. Понимаю, что в этой профессии могу ему что-то подсказать. Опыт позволяет. Если нужно, я смогу помочь ему, но заставлять сына играть в хоккей точно не буду.