14 ноября 2023, 12:15

«Просто коммерческий турнир». Почему Игры дружбы — это не альтернативная Олимпиада

Олег Шамонаев
Шеф отдела спорта
В МОК считают, что имеет место «захват государством международного спорта».

Глава МОК Томас Бах снова раскритиковал проект «Игры дружбы», который в будущем году намерена возродить Россия. Причем опять сделал это при помощи намеков, не называя старты, а лишь уничижительно характеризуя их как «политические спортивные мероприятия». Выступая на Форуме международных федераций в Лозанне, немецкий функционер смешал в одну кучу и правительства, которые пытаются «нарушить автономию спорта», и попытки преодолеть железный занавес, установленный для российских и белорусских атлетов. Организаторы Игр дружбы уже подчеркнули, что олимпийское сообщество не должно воспринимать предстоящие старты как угрозу или альтернативу.

Роль олимпийского движения станет неактуальной?

Всемирные игры дружбы предполагается провести с 15 по 29 сентября 2024 года в Москве и Екатеринбурге (и, возможно, — в Минске) под лозунгом «обеспечения свободного доступа спортсменов к международной спортивной деятельности». На них будут приглашены спортсмены примерно из ста стран, которые смогут претендовать на солидный призовой фонд (40 тысяч долларов за первое место). На данный момент в программу включены 27 видов спорта — 22 олимпийских и пять неолимпийских. В июне этого года Бах уже выражал недовольство данными планами. «Российское правительство обвиняет нас в том, что мы нарушаем политическую нейтральность. В то же самое время это же правительство без стеснения пытается провести абсолютно политизированные соревнования», — говорил глава МОК.

Теперь олимпийский лидер продолжил гнуть свою линию, косвенно обвинив Россию в попытке захвата международного спорта. «Автономия мирового спорта под угрозой, — считает Бах. Разные политические силы пытаются взять на себя функции международных федераций. Некоторые хотят решать, какие спортсмены и в каких турнирах смогут участвовать. Другие пытаются указывать, где должны проходить соревнования. Третьи хотят организовать свои собственные политические старты. Все это, особенно последнее, означает захват государствами международного спорта. Если им это удастся, роль международных федераций и олимпийского движения станет неактуальной».

«Я не буду вступать в полемику с президентом МОК. Это его мнение. Он имеет право на него. Мы неоднократно подчеркивали, что Игры дружбы не ставят задачу стать альтернативой Олимпийским играм, — ответил на опасения немецкого функционера гендиректор оргкомитета Всемирных игр дружбы Алексей Сорокин. - Это просто коммерческий турнир, который тоже имеет право на существование, тем более что спортсмены нескольких стран поражены в правах в той или иной степени. Зря олимпийское сообщество воспринимает это как какую-то угрозу или альтернативу. Мы считаем, что это не совсем так».

Фото AFP

Любить спорт, а не себя в нем

Со стороны МОК очень странно сначала устраивать непреодолимые барьеры на пути наших спортсменов, а потом удивляться, что в России не закрывают свой спорт, а пытаются обойти санкции. Не было бы ограничений на допуск россиян и белорусов со стороны международных федераций, не появился бы и проект «Игры дружбы», который пройдет вне системы МОК. Это очевидно для любого. А вот дальше начинаются нюансы. Поскольку пока непонятно, на что Бах готов пойти ради того, чтобы удержать свою власть. Есть подозрение, что обвинения в «политизированности» Всемирных игр дружбы — это только начало. И заверения, что старты в Москве и Екатеринбурге дополняют Олимпиаду, а не заменяют ее, не успокоят бывшего фехтовальщика.

Первым делом стоит напомнить, что у МОК и Международных федераций нет монополии на мировой спорт. Существуют профессиональные и студенческие лиги в Северной Америке, баскетбольная евролига, промоушены в боксе и ММА, коммерческие серии в гольфе, шахматах и автоспорте, а также мультиспортивные старты (например, Армейские международные игры, Всемирные игры полиции и пожарной охраны, Исламские игры и прочее), которые вполне автономны. И Томас Бах никогда не обвинял их в «политизированности» и желании нарушить исконные права международных федераций. То есть ничего криминального в идее проведения стартов вне юрисдикции МОК нет.

Игры дружбы впервые были проведены в 1984 году в качестве компенсационных стартов для спортсменов из стран, бойкотировавших Олимпиаду в Лос-Анджелесе. Но в них принимали участие целых 50 сборных, в том числе те, кто выступал на ОИ в США. И тогдашний президент МОК Хуан Антонио Самаранч, понимая сложность ситуации, не истерил по поводу «незаконной альтернативы». Спокойно отнесся испанский маркиз и к проекту Игр доброй воли, которые с 1986 по 2001 год, по сути, тоже были своеобразной «коммерческой Олимпиадой» с ярко выраженным политическим уклоном. Однако, в отличие от нынешнего руководство МОК, Самаранч не беспокоился о целостности соревнований, а объединял вокруг себя тех, кто любил спорт, а не себя в нем.

Глава Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах.
Фото Global Look Press

Будут ли новые санкции?

Ключевое отличие нынешних Игр дружбы от Олимпиады — наличие призового фонда. МОК, как известно, до сих пор следует традициям любительских стартов и никаких гонораров на самые престижные соревнования четырехлетия не назначает. Коммерческих серий в мировом спорте огромное количество. Некоторые из них проводят федерации, некоторые — частные организации. И в большинстве случаев никаких проблем с появлением таких стартов не возникает. Изредка федерации устраивают хейт для «конкурентов», угрожая спортсменам и официальным лицам отъемом лицензий за выступления под крылом альтернативных структур. Но, как правило, такая «война» не длится долго. Обычно либо коммерческий проект загибается, либо федерация находит с ним компромисс.

Что имеет в виду Бах, когда называет Игры дружбы политизированными, сказать сложно. Вообще-то проект как раз предполагает противостояние политическим санкциям МОК. Возможно, речь о том, что, приехав выступать в Россию, иностранные спортсмены как бы выразят поддержку курсу руководства нашей страны. Но, во-первых, это домыслы, иникаких политических лозунгов старты в Москве и Екатеринбурге не предполагают. А, во-вторых, идею с отстранением россиян, как мы знаем, в мире разделяют далеко не все. И приезд в Россию — отличный способ поддержать российских коллег, ставших жертвами дискриминации по признаку паспорта. Другой вопрос, чем будет грозить иностранцам участие в Играх дружбы?

Нет никаких сомнений, что западные правительства запретят своим атлетам визит в нашу страну. А международные федерации, возможно, разошлют в национальные структуры письма с советом отказаться от Игр дружбы. Хотя не все атлеты прислушаются к этим рекомендациям, ведь приглашения планируется сделать индивидуальными. А дальше все зависит от санкций к участникам стартов. В свое время МОК уже отстранял иностранных атлетов за выступления в ЮАР и Индонезии (в странах, с которыми конфликтовал Международный комитет). Решится ли сейчас Бах на жесткие меры? Глава МОК уже заявил, что «никто не должен участвовать в политически мотивированных спортивных мероприятиях». Но пока это всего лишь слова.